Предыдущий | Оглавление | Следующий

Взгляды на преступление и наказание

М. А. Бакунин против тоталитаризма: новый подход к оценке его учения в научной литературе.

 

После зачтения на конгрессе докладов Генерального Совета и комиссии конгресса начались прения. Мнения разделились. Хотя относительное большинство проголосовало за бакунинский

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.166

доклад комиссии, но требуемого абсолютного большинства делегатов конгресса не собрали оба доклада. Какого-либо решения по данному вопросу принято не было. Обнаружившиеся на Базельском конгрессе разногласия вскрыли серьезные теоретические расхождения марксистов и бакунистов, свидетельствовали о начавшейся внутренней борьбе в Интернационале двух идейных направлений.

Вместе с наследственным правом "в вихре революционной анархии", по Бакунину, должно исчезнуть и семейное право. Уничтожение официального брака – религиозного, гражданского будет служить, считал он, развитию "естественного брака", основанного на "взаимном человеческом уважении и свободе двух человек, мужчины и женщины, которые любят друг друга". Невмешательство государственной власти в оформление и расторжение этого естественного свободного союза Бакунин признавал важным условием для превращения отношений лиц, вступающих в брак в более верные и честные.

Закономерно вставал вопрос о формах воспитания детей и источниках их содержания. М.А. Бакунин и Н.И. Жуковский в совместной статье выступали сторонниками, в основном, общественного содержания, воспитания и образования детей. Источником средств для осуществления этих планов общественного воспитания должен был стать, по Бакунину, специальный общественный фонд, который мыслился как единственный наследник всех умирающих[1]. Отмена наследственного права, следовательно, должна была материально обеспечить отмену семейного права и официального брака, общественное воспитание детей.

И еще один момент. Не для того, чтобы упрекнуть лишний раз революционера за его непоследовательность, но для большей полноты и точности характеристики утопичности идей мыслителя, отметим, что Бакунин не считал себя связанным проповедуемыми идеями. Постоянно испытывая дефицит денежных средств, имея массу долгов, пользуясь помощью друзей, в последний год жизни Бакунин получил часть принадлежащего ему наследства[2].

Сугубо теоретический спор, имевший место в период Базельского конгресса в 1869 г., выходил по своему значению за пределы XIX в. Своеобразное продолжение он получил в революционно-романтическую эпоху "военного коммунизма" 1917-1918 гг. в России. Декретом ВЦИК от 27 апреля 1918 г. "Об отмене наследования"[3] отменялось наследование в РСФСР и по закону, и по завещанию. Движимое и недвижимое имущество

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.167

умершего переходило в собственность государства, за исключением имущества, не превышавшего по своей стоимости 10 тыс. рублей[4]. В соответствие с наследственным правом декрет "О дарениях" от 20 мая 1918 г. также признавал недействительным дарение на сумму свыше 10 тыс. рублей[5].

В литературе декрет от 27 апреля 1918 г. трактовался по-разному. Вскоре после его выхода он рассматривался, например, А.Г. Гойхбаргом, как содействующий искоренению частнособственнических инстинктов и имеющий цель полного уничтожения наследственного права[6]. Другие, позднее, с большим основанием полагали, что в 1918 г. наследственное право не отменялось, а уничтожалось лишь право наследования частной собственности[7]. В то же время нельзя не признать широкого распространения юридического нигилизма в период "военного коммунизма", когда распространились надежды на отказ от товарного производства и денег, ожидания скорой мировой социалистической революции[8]. Декрет от 27 апреля 1918 г. представлял собой некую смесь желаний ликвидировать наследственное право, перейти в будущем ко "всеобщему социальному обеспечению" и в то же время не допустить крайностей и несправедливости в отношении трудовой собственности на практике. Имело место радикальное ограничение наследственного права. Но в этом радикализме заметна преемственная связь не только с позицией Маркса (поскольку наследственное право полностью не отменялось), но и с позицией Бакунина (особенно в связи с субъективно ожидавшимися последующими мероприятиями и событиями мировой революции).

В период перестройки в бывшем СССР вновь активно дискутировались проблемы жесткого регулирования и либерализации наследственного права[9].

Исторический опыт показывает несостоятельность полной отмены или существенного ограничения наследственного права граждан, но и убедительно свидетельствует о необходимости оптимального для каждого конкретного исторического периода сочетания интересов общества и человека в правовом регулировании отношений по поводу наследования собственности[10].

Взгляды на преступление и наказание

M А. Бакунин полагал, что каждый человек является производной от всей совокупности различных комбинаций бесконечного множества причин – географических, этнографических, физиологических, экономических, исторических, религиозных,

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.168

философских, юридических, политических, социальных[11]. Всякий человек, по его убеждению, есть "произведение веков" и "история причин, способствующих его образованию не имеет начала". Поэтому самый закоренелый преступник (если только у него нет, оговаривался Бакунин, "какого-нибудь органического дефекта") стал таким в силу влияния "социальной среды, в которой он родился и развивался". Не преступник, а окружающая его среда виновна в преступлении. "Все люди, – писал Бакунин, – без исключения, в каждый момент своей жизни бывают только тем, чем сделала их природа и общество"[12]. Из универсальной и бесконечной причинности Бакунин выводил, что каждый человек "в любой момент своей жизни" не может "разорвать или только прервать всеобщее течение жизни" и что поэтому человек стоит "вне всякой юридической ответственности"[13]. Сравнивая человека и животных, он признавал, что "с абсолютной точки зрения и животное и человек равно безответственны", но с относительной точки зрения, степень ответственности человека как существа, стоящего на более высокой ступени эволюции, значительно выше[14].

Бакунин старался подкрепить свои рассуждения данными уголовной статистики. Он обращал внимание, например, на тот факт, что в одном и том же городе за длительный отрезок времени – до нескольких десятилетий (если не происходило политических и социальных переворотов, "могущих изменять организацию общества") определенные преступления повторяются ежегодно, примерно одно число раз. И даже "способы совершения известных преступлений повторяются из года в год одинаковое число раз; число отравлений, убийств ножем или огнестрельным оружием, так же как и число самоубийств тем или другим способом всегда почти одинаково"[15]. Бакунин соглашался с выводом известного бельгийского статистика ЛА.Ж. Кетле: "Общество подготовляет преступления, а личности только выполняют их"[16]. В то же время Бакунин выступал против биологической (наследственной) предопределенности преступности, ссылаясь на результаты исследований Н.М. Сеченова. Теоретик анархизма останавливался и на вопросе о влиянии государственных форм на преступность. Он полагал, что "авторитарная репрессивная система не только не кладет предела преступности, но всё глубже и шире развивает ее в странах, зараженных ею..."[17].

Бакунин отрицал так называемую свободную волю в смысле независимости -человека от внешних влияний, природных и социальных закономерностей, способности его вырваться из

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.169

потока всемирной причинной связи. В целом позиция Бакунина в вопросе о причинах преступности и ответственности за преступления несколько противоречива. Здесь виден и определённый гуманизм Бакунина, протестующего против того, чтобы человека, как жертву эксплуататорского общества, преследовали за пороки, свойственные самому этому обществу и которыми человек поражается как его член. В своей критике буржуазного общества, он, например, как и П.Н. Ткачёв, примыкал к революционно-демократическому направлению в русской криминологической мысли 1860-х гг.[18], он выступал против затушёвывания, маскировки пороков общества официальными идеологами под предлогом "свободы воли" индивида. Но сам Бакунин, выступая в противовес идеалистической концепции "свободы воли" с позиций упрощённого социологизма и фатализма, фактически полностью снимал с индивида ответственность за его поступки.

Он был склонен рассматривать преступление как болезнь, а наказание, полагал, должно пониматься "скорее, как лечение, чем как возмездие со стороны общества"[19]. Для отдаленного будущего наказание, по Бакунину, в основном будет исключено. Его, считал он, заменит воспитание, образование и справедливая организация общества: "школа должна заменить собою церковь и сделать ненужным более уголовные кодексы, наказание, тюрьмы, палачей и жандармов". Тунеядство тогда будет исключено, редкие же его проявления будут "справедливо рассматриваться, как особого рода болезнь, от которой будут лечить в больницах"[20]. Но и тогда общество, по Бакунину, не должно быть совершенно безоружным и беззащитным "перед лицом паразитирующих злостных и вредных субъектов". Он допускал лишение политических прав неработающих лиц с возможностью в последующем восстановить их в правах. В 1866 г. Бакунин предусматривал в своих планах, в случае нарушения устоявшихся порядков новой общественной жизни, наказание, "положенное по местным законам", но не тяжелые и длительные наказания которые по его мнению в будущем отменят[21].

Таким образом, правовые взгляды Бакунина в анархический период претерпели значительные изменения. Это выразилось прежде всего в его негативном отношении к потенциальным возможностям позитивного права как регулятора общественных отношений. Законодательство, полагал он, исчерпало свое предназначение и должно быть уничтожено в ходе революции. В то же время Бакунин признавал право в естественно-правовом смысле, стремился приспособить естественно-правовую доктрину

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.170

к учению анархизма. Естественно-правовая теория Бакунина являлась существенной составной частью его учения о государстве и праве. Правовым взглядам Бакунина характерны уравнительные тенденции. Имея конкретно-историческую направленность против аристократических привилегий и социальных контрастов периода формирования индустриального общества, они не были лишены односторонности, в частности, проявившейся в абсолютизации уравнительных начал. Концепция отмены наследственного права Бакунина, как показал опыт XIXXX вв., – один из утопических компонентов его правовых взглядов. Она явилась крайним выражением уравнительных тенденций и отражением интересов неустойчивых по своему социальному статусу групп и люмпенизированных слоев. Прогрессивными были его критика антирабочего законодательства, крепостного права; произвола и беззакония в правовой реальности XIX в., отстаивание прав и свобод человека, гуманистических идеалов:

М. А. Бакунин против тоталитаризма: новый подход к оценке его учения в научной литературе.

Подводя некоторые итоги современного значения идей Бакунина, отметим наиболее важные положения, нашедшие отражение в новейшей научной литературе после долгого почти сугубо критического рассмотрения его учения и негативных оценок.

С.С. Алексеев, размышляя "об обуздании негативных сторон власти", отмечает ее вездесущее стремление охватить "все и вся", несовместимость со всякой другой властью, превращение людей, "попавших в орбиту политической государственной власти в ее заложников", трансформацию в "зоне власти" ее негативных потенциальных свойств в качества личности, оказавшейся в этой "зоне власти". "Главное, – пишет С.С. Алексеев, – что в "зоне власти" возникает неукротимая жажда обладания ею, вспыхивает жесткая, подчас беспощадная и кровавая борьба за власть. И если все это завязывается на личность эгоистическую, честолюбивую, безжалостную да еще при отсутствии сдерживающих правовых и моральных факторов, жди беды – неумолимого сползания к личной диктатуре, к режиму самовластия, к тоталитарному правлению"[22]. "Коварные свойства политической государственной власти, – продолжает мысль С.С. Алексеев, – были подмечены уже давно. Издревле ведутся поиски противоядия, сдерживающих условий и факторов с тем, чтобы то позитивное, что может

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.171

принести власть в организацию жизни общества, не было перечеркнуто ее негативными свойствами.

Именно здесь, отойдя от стереотипов, хотелось бы сказать несколько добрых слов в адрес идеи анархизма (при всем принципиальном несогласии с ней)"[23]. Отмечая выдающуюся роль в разработке этой проблемы М.А. Бакунина – "нашего соотечественника, недостаточно оцененного нами", С.С. Алексеев справедливо замечает, что вместе с сугубо негативным смыслом, который был придан термину "анархизм", имело место "беззаботное игнорирование нами грозного предупреждения большого русского мыслителя"[24].

В исследовании Л.С. Мамута наряду с критикой анархических идей Бакунина, признается определенное познавательное значение некоторых из них. В частности, удачным признается проводимое Бакуниным размежевание анархизма (в коллективистском варианте) и либерализма. Признается также, что конструктивную роль в анализе политического сознания играет его "ясное понимание, казалось бы, странной связи между буржуазным индивидуализмом и этатистской идеологией"[25].

Как содержательная и многосторонняя оценена бакунинская критика политических прав и свобод при капитализме в работе В.Г. Графского. Здесь же обращено внимание на обоснованность критики Бакунина "в адрес сторонников прихода к социализму с помощью одного лишь юридического (в том числе конституционного) нормотворчества"[26].

Во втором издании фундаментальной книги философов А.А. Галактионова и П.Ф. Никандрова о тысячелетии русской философии было добавлено положение о том, что "в критике государства Бакунин высказал много справедливых суждений, особенно о централизме и бюрократизме, а также о формальности буржуазных свобод. Однако методологические его взгляды, как видно, весьма уязвимы"[27].

Н.М. Пирумова обращает внимание на позитивное значение идей Бакунина о естественных законах, о необходимости гармонического сочетания естественности и разумности в социальном мире, о "невозможности попыток "обуздать" природу"[28]. Думается, это можно отнести и к естественно-правовым идеям Бакунина.

Справедливости ради следует заметить, что многое позитивное, имевшееся в революционном учении Бакунина, не было каким-то исключительным его отличием. Здесь немало общего, например, с идеями К.Маркса. Кстати, существовавший долгое время стереотип их противопоставления, связанный отчасти и с

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.172

их личным конфликтом, не должен заслонять того общего, что имелось в учениях двух выдающихся представителей социалистической мысли XIX в. Еще предстоит критически проанализировать не только противоречия, "но и несомненную близость, родственный характер этих двух течений..."[29]. Одним из первых из числа современных авторов это обстоятельство констатировал А.И. Володин. Он писал, что Маркса и Бакунина, "как социалистов", "соединяло" следующее: "Как и Маркс, Бакунин видел в крайне централизованном, авторитарном государстве препятствие, противостоящее подлинной свободе и полному развитию человека. Как и Маркс, Бакунин отмечал тенденцию буржуазного государства к чрезвычайному усилению этого насильственного начала, связанного с крайним – не по формам, а по сути – подавлением личности, причем, не только политическим и экономическим, но и духовным, нравственным. Наконец, как и Маркс, Бакунин предостерегал против перенесения принципов буржуазной политики в будущее социалистическое общество"[30]. Впрочем, полного совпадения во взглядах двух мыслителей не было и по этим вопросам. Некоторая близость их воззрений не означала тождества. Тем не менее, современные попытки обвинить Маркса во всем, совершенном его некоторыми последователями в XX в., при более специальном рассмотрении оказываются во многом несостоятельными. Об этом говорит и определенная близость революционно-критических идей Маркса антибюрократическим, антиэтатистским, антимилитаристским идеям Бакунина. Можно согласиться с А.К. Исаевым, что Бакунин первым "нащупал слабые места" теории Маркса, имевшие серьезное значение на практике, а именно, – "недостаточную разработку вопроса о взаимоотношениях между пролетариатом и крестьянством в переходный период, отсутствие представлений о конкретных механизмах пролетарской власти и гарантиях от ее перерождения"[31]. В этом смысле произведения Бакунина представляют интерес и в плане переосмысления истории и теории марксизма, социалистической политической мысли.

Доктор исторических наук ВА. Дьяков, отмечая "жизненность той альтернативы" исторического развития, "наличие которой видел M А. Бакунин, но не учитывали К. Маркс и Ф. Энгельс", признает, однако, что "реальность, как теперь мы можем судить, оказалась чем-то третьим, включающим существенные элементы обоих тенденций, но не совпадающим ни с одной из них"[32].

Г. Волков, признавая, что в представлениях Бакунина о будущем обществе много от коммунизма уравнительного, утопического, пишет, что много в нем и такого, что близко и

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.173

понятно нам именно сегодня: "Это – убийственная критика Бакуниным этатизма, бюрократического централизма того, что мы называем сейчас командно-административной системой управления, унаследованной от периода культа личности и оказавшейся чрезвычайно живучей.

Это – поиски новых форм организации общества, новых принципов, взаимоотношений общества и личности на путях создания ассоциаций трудовых союзов, "социалистических кооперативов", "общин", что способствовало бы раскрепощению личности, полному проявлению личной предприимчивости и инициативы.

Это – поиски решения национального вопроса на основе свободного союза, автономии и федерализма"[33]. Г. Волков справедливо обращает внимание на популярность Бакунина и актуальность его идей как черту периода революционных изменений в разных странах. Международный аспект феномена Бакунина обнаружил себя, например, во Франции, ФРГ, США и других странах в 1960-х – начале 1970-х гг., когда эти страны, входившие в новый этап своего развития в связи с глубокой научно-технической, технологической, информационной и культурной революцией, пережили сильные социальные потрясения и значительную политико-правовую модернизацию.

В октябре 1989 г. прошли научные чтения, посвященные 175-летию со дня рождения М.А. Бакунина. Они были организованы Комиссией Российской АН по творческому наследию П.А. Кропоткина. В конференции участвовали экономисты, историки, юристы, краеведы из Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Иркутска, Риги, Алма-аты, Донецка. И.И. Блауберг справедливо связывает интерес к идеям Бакунина и их актуальность "со спецификой переломного периода, который мы сейчас переживаем", а также с тем, что он одним из первых "начал борьбу против авторитетов, идейных стереотипов, способствовав историческому взлету русской культуры, росту свободомыслия, самостоятельности мышления"[34]. На конференции отмечалась актуальность, идей Бакунина в связи с критикой тоталитаризма, современными дискуссиями о моделях более гуманного, демократического и самоуправляемого общества, в связи с- поиском новых пропорций, соотношений между объективно необходимыми и взаимно дополняющими друг друга, централизацией и децентрализацией.

Ряд интересных наблюдений о злободневности проблем, которые ставил Бакунин, сделал Н.С. Столяров. К ним он относит разработку следующих проблем: 1) о приоритете

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.174

общечеловеческих интересов над классовыми, национальными и иными интересами; 2) о роли и месте бюрократии в социально-классовой структуре общества; 3) о возможности внутреннего перерождения демократической партии; 4) об опасности культа личности, обожествлении носителей власти[35]. Н.С. Столяров отмечает, что творчество Бакунина – открыло и ярко высветило "нечто очень важное для современности, а именно: противодействие бюрократическому централизму, авторитаризму, тотальному огосударствлению общественной жизни, последствия которых мы испытываем и, пожалуй, еще долго будем испытывать на себе"[36].

И.Х. Киртовский и ОА. Павук, отмечая справедливость критики анархизма за его отрицание государства, считают, что при этом незаслуженно игнорируются некоторые моменты учения анархизма, "имеющего общечеловеческую и гуманистическую направленность. В частности, русскими анархистами сделаны попытки теоретического анализа сущности самоуправления народа"[37]. В этом они видят и заслугу М.А. Бакунина, который, "отстаивая идею самоуправления, критикуя государство, указал на отрицательные стороны, которые несет с собой государственная организация общественной жизни. Мы не может не признать, что некоторые из его опасений подтвердились в последующем развитии общества, в том числе социалистического"[38]. Имеющей "известные основания" признается названными авторами критика Бакуниным "тех форм представительной демократии, которые не имеют продуманной системы, гарантирующей государственное управление, действительно выражающее интересы и волю управляемых"[39]. На современное значение идей Бакунина об общественном самоуправлении, его аргументов против "государственного социализма", авторитарных бюрократических методов управления и других обращает внимание В.Ф. Пустарнаков[40].

Особую актуальность наследия Бакунина отмечает и доктор исторических наук Н.М. Пирумова. "Предвидение Бакуниным путей и судеб государственного социализма, – пишет она, – пережитый рядом стран негативный опыт его заставляют по-новому взглянуть на принципы децентрализации, организации общества "снизу вверх", на федерацию как наиболее целесообразную форму объединения народов. Научное значение наследия Бакунина приобретает в наши дни подлинную актуальность. Однако не все в нем равноценно"94. Оговорки, характерные для оценок многих специалистов в области данной темы, не случайны. Воздавая должное мужеству революционера и прозорливости мыслителя, не следует переходить грань,

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.175

отделяющую объективный научный анализ, в том числе и признание ранее игнорируемых заслуг в сфере познания политических и правовых явлений, от необъективного принижения или превознесения. Констатируя историческую правоту и дальновидность Бакунина в ряде вопросов, не следует однако идеализировать его учение. Оно, как и многие другие, в XIXXX вв., имело свои недостатки; противоречия, несовершенства, конкретную историческую определенность, хотя и выходило на некоторые широкие исторические обобщения. Существенное значение имели утопические черты бакунизма. Критически подмечая ошибки, "слабые места" у других мыслителей, "высвечивая" непознанные стороны политических явлений, сам бакунизм не был и не мог быть конкретным практическим руководством в историческом движении общества. Несостоятельной оказалась попытка Бакунина спроектировать скорейший путь человечества к безгосударственному обществу. Однако, стремясь обосновать утопические идеи анархизма, он "выходит" также на ряд проблем политической жизни, ряд недостаточно изученных черт, свойств государства, теоретическое осмысление которых актуально и в конце XX века. Истории известны как негативные, так и положительные стороны деятельности государства как закономерной формы организации общественной жизни длительного исторического периода общественного развития. Критика государства Бакуниным, наряду с другими критическими теориями и идеями многих других мыслителей, помогает осмыслить определенные негативные черты государства и законодательства, возможные отрицательные последствия нарушения меры вмешательства государства в общественную жизнь, деформации вышедшего из-под надлежащего контроля общества государственного управления. Произведения Бакунина, возможно, в несколько метафорической форме предупреждают о негативных для общества, свободы и благосостояния его членов явлениях – сверхцентрализма, бюрократизма, крайнего этатизма (тоталитаризма), отсутствия местной автономии, отчужденности личности от власти, забвения нравственных начал в политике, государственном управлении, в законах и в применении законодательства, бесправия личности по отношению к государству и безответственности государства перед личностью и т.д.[41]. При этом Бакунин в значительной степени односторонен по отношению к государству и законодательству, абсолютизирует их негативные моменты, противопоставляет их соответственно обществу и "общечеловеческому праву", фактически исключает возможность выполнения государством общесоциальных, а не только узкоклассовых функций.

Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России - М., Форум-М, 1994. - С.176

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] М. Гесс и К. Либкнехт, остальные против. И.Ф. Беккер отсутствовал, но при голосовании по докладу комиссии был "за". См.: там же. С. 163, XX. 51 Бакунин МА. Избр. соч. Т. IV. П.; М., 1920. С. 191.

[2] См.: Народническая экономическая литература. Избр.произв. М., 1958. С. 121. Кстати, идея общественного воспитания содержалась и в программе последователей Гракха Бабефа. См.: Буонарроти Ф. Заговор во имя равенства, именуемый заговором Бабефа. Т. I. М.; Л., 1948. С. 375-376. я См.: Бакунин М.А. Полн. собр. соч. Т. I. С. 78.

[3] Подробнее см.: Карелин A.A. Жизнь и деятельность Михаила Александровича Бакунина. М., 1919. С. 50.

[4] См.: СУ РСФСР, 1918, ЛГ'34, ст. 456. При этом в инструкциях и постановлениях Наркомата юстиции РСФСР разъяснялось, что решающее значение в условиях девальвации денег имеет не стоимость наследства, а источник его приобретения.

[5] СУ РСФСР, 1918, W43. С. 525. Кстати, в неопубликованных ранее рукописях В.И. Ленина (октябрь 1918г.) ставился и вопрос "Об уничтожении документов частной собственности". С этой целью приказывалось тайно, без всяких постановлений "превратить в бумажную массу" все нотариальные акты. См.: Комсомольская правда, 12 февраля 1992 г. С. 2.

[6] См.: Гойхбарг А.Г. Социальное законодательство Советской Республики (введение). М., 1919. С. 45. Гойхбарг сравнивал право с религией и считал его ненужным. "Всякий сознательный пролетарий знает..., – писал он, – что религия – опиум для народа. Но редко кто... осознает, что право есть еще более отравляющий и дурманящий опиум для того же народа". См.: Гойхбарг А.Г. Основы частного имущественного права. М., 1924. С. 8.

[7] См.: Серебровский В.И. История развития советского наследственного права.-Вопросы советского гражданского права. Сб. I. М., 1945. С. 156-171; Гинцбург Л.Я. Гражданское право. В кн.: История Советского государства и права в трех кн. Кн.1. М., 1968. С. 314-323; Калинин Г.С. Создание основ советского права. В кн.: История государства и права СССР. Ч. II (Советский период). Изд. 2-е М., 1981. С. 83; Корчевская Л.И. Институт собственности и проблемы наследования //Советское государство и право, 1992, № 4. С. 117.

[8] Данный вопрос специально в литературе не исследовался, хотя представляет значительный интерес. Некоторые интересные замечания на этот счет см.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. 4.1. Л., 1975. С. 39-40; Исаев ИЛ Становление хозяйственно-правовой мысли в СССР (20-е годы). М., 1986. С. 34-37; Алексеев С.С. Право и перестройка. Вопросы, раздумья, прогнозы. М., 1987. С 42; Мальцев Г.В. Право и власть: к реформе политико-правовой сферы советского общества //Правоведение, 1988, №6. С. 14; Туманов ВЛ О правовом нигилизме //Советское государство и право. 1989, № 40. С. 20-27.

[9] Ср.: Роговин В. Наследство //Комсомольская правда, 7 июня 1985 г.; "Предъявите декларацию о доходах" //Комсомольская правда, 28 июня 1985 г.; Роговин В. Личная собственность //Комсомольская правда, 12 ноября 1985 г. (первый подход); Лисичкин Г. Зажиточный работник – процветающее государство //Известия, 9 августа 1989 г. (второй подход).

[10] В литературе справедливо отмечается, что "появление новых объектов права собственности граждан (земельные паи и акции, доли в кооперативах и хозяйственных обществах и товариществах, акции акционерных обществ, инвестиционные вклады и т. д.) требует совершенствования правового регулирования наследственного преемства" (Корчевская Л.И. Институт собственности и проблемы наследования //Советское государство и право, 1992, № 4. С. 121). Важную роль должна сыграть оптимизация соотношения наследования по закону и по завещанию.

[11] Бакунин М.А.. Полн. собр. соч. Т. I. С. 18,160-162.

[12] Бакунин М.А.. Избр. соч. Т. ГУ. П.; М., 1920. С. 58. См. также: Бакунин М.А.. Поли, собр. соч. Т. I. С. 159-160, 172.

[13] Michel Bakounine. Oeuvres. Т. Ш. Paris, 1908, p. 259.

[14] Ibid., p. 246-248. Бакунин признавал и относительную ответственность животных, например, отмечая существование "своего рода домашней юрисдикции", которой наказываются непослушные домашние животные (Ibid., p. 247). 47 Бакунин М.А.. Избр. соч. Т. IV. П.; М., 1920. С. 58-59.

[15] Там же. С. 59.

[16] Материалы для биографии М. Бакунина. Т. 3. С. 44.

[17] См.: Бакунин М.А. Избр. соч. Т. IV. П.; М., 1920. С. 59-61.

[18] Об этом направлении см.: Остроумов С.С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1980. С. 115-116 и др.

[19] Материалы для биографии М. Бакунина. Т. 3. С. 45.

[20] Михаил Бакунин. Неизданные материалы и статьи. М., 1926. С. 96, 101, 103.

[21] См.: Материалы для биографии М. Бакунина. Т. 3. С. 44-45. В отличие от Бакунина, Прудон, размышляя о наказании в будущем обществе, допускал и смертную казнь. См.: Архив Маркса и Энгельса. Т. X. М., 1948. С. 33.

[22] Алексеев С.С. Перед выбором. Социалистическая идея: настоящее и будущее. М., 1990. С. 73-74.

[23] Там же. С. 74.

[24] См.: там же. С. 74-75.

[25] Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. Домарксистский период. М., 1989. С. 208, 209. 71 Графский В.Г. Бакунин. М., 1985. С. 81, 86.

[26] Галактионов A.A., Никам л рои П.Ф. Русская философия IXXIX вв. 2-е изд., испр. и доп. Л., 1989. С. 619. См. также: Галактионов А.А. Что видится из Ленинграда //Философские науки, 1989, № 9. С. 86.

[27] См.: Пирумова Н.М. Слушая свист огня //Родина, 1989, № 5. С. 29.

[28] См.: Пирумова Н..M. "Быть свободным и освобождать других..." //Встречи с историей. Вып. 3. М., 1990. С. 65.

[29] См.: Вопросы философии, 1967, № 12. С. 154.

[30] Исаев А.К. Оценка М А Бакуниным теории и программы "Государственного социализма". В сб.: Памяти М.А. Бакунина. АИ СССР. Институт экономики. М., 1990. С. 44.

[31] Дьяков ВА М А Бакунин и Ф. Энгельс о путях исторического развития Европы в XIX веке. В сб.: Памяти М.А. Бакунина... С. 64.

[32] Волков Г. Неистовый бунтарь //Коммунист, 1989, № 42. С. 93.

[33] Блауберг И.И. Анархизм: что мы о нем знаем? //Вопросы философии. 1990, № 3. С. 167.

[34] См.: Столяров Н.С. Современные проблемы социального управления в свете идей М А Бакунина. В сб.: Памяти МА Бакунина... С. 33-34.

[35] Там же. С. 36.

[36] Киртовский И.Х., Павук О.А Анархизм и современность. В сб.: Памяти МА Бакунина... С. 112.

[37] Там же. С. 114.

[38] Там же. С. 115.

[39] См.: Пустарнаков В.Ф. М.А. Бакунин. В кн.: Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М., 1989. С. 8.

[40] Пирумова Н.M. Социальная доктрина М.А. Бакунина. М., 1990. С. 304.

[41] См.: Ударцев С.Ф. М.А. Бакунин и М.А Кропоткин: две судьбы, две системы идей (краткий сравнительный очерк). В сб.: Памяти МА Бакунина... С 18-19.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.