Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 5. Законность, правопорядок и политическая демократия

Полная и беспрепятственная реализация права может иметь место только в условиях режима законности, под которым надо понимать такие социальные условия экономического и политического характера, такую морально-идеологическую атмосферу жизни общества, при которых точное и неуклонное соблюдение законов государства, неприкосновенность прав граждан, а также добросовестное исполнение юридических обязанностей являются принципом деятельности всех государственных и общественных организаций, должностных лиц и граждан.

Законность появляется вместе с законодательством, она порождена юридической формой общественных отношений, но сразу же получает ясно выраженную политическую окраску. Еще Аристотель считал законность признаком наилучшей государственной формы – политик, а его современник Эсхил писал, что если в государстве будут соблюдаться законы, то этим самым сохранится и демократия в противовес тирании и олигархии, которые основаны не на законе, а на произволе правителей. Детально разработанная система римского права и его кодификация были показателем известного уровня законности, во всяком случае в сфере имущественных отношений. В Великой Хартии Вольностей 1215 года было записано, что ни один свободный человек не может быть арестован, заключен в тюрьму, лишен владения, изгнан из страны иначе как по законному приговору и по закону государства. Хартия ограничивала произвол английского короля, хотя лишь в пользу феодальных баронов. Никто, конечно, не думал в рабовладельческом и феодальном обществе об интересах рабов и крепостных крестьян. В лучшем случае речь шла о правах свободного населения. Что касается требования соблюдения законов, то оно относилось прежде всего к трудящимся массам. Тем не менее в самой идее законности уже в те далекие времена было заключено прогрессивное начало. В период развития буржуазных отношений Монтескье и Руссо выдвигают принцип законности в противовес произволу монархов и законам феодальной власти, попирающим разумные и справедливые права людей. Утверждение капитализма сопровождалось возвышением роли буржуазного закона и требованием безусловного его исполнения. Законность была поднята буржуазией на щит, и это отражало интересы нового господствующего класса, а также потребности капиталистического производства. Для марксистов не составляет тайны классовый характер законности, но точно так же, как и демократия, режим законности оценивается как завоевание человеческой цивилизации и воплощение тысячелетнего опыта политической организации общества. В демократии и законности выражены принципы, ограждающие в той или иной форме,

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 235

в той или иной степени личность от произвола власти, массу людей от анархии личностей, общество в целом – от насилия со стороны меньшинства[1].

Законность как чисто юридический фактор, обеспечивающий связь между нормами права и их воплощением в правоотношениях, свойствен каждой нормально функционирующей правовой системе в любой общественной формации. Законность может быть поэтому различного типа, и каждый тип законности обслуживает интересы определенных господствующих классов, в конечном счете – выражает объективные потребности господствующего способа производства в существовании правопорядка.

Почему же проблемы законности не были, видимо, в центре политической жизни добуржуазных обществ? Очевидно, лишь потому, что само требование соблюдать законы не было всеобщим и не превратилось в то время в один из важнейших принципов деятельности граждан и всех государственных органов (должностных лиц). С установлением равенства всех без исключения перед законом законность из чисто юридической категории превращается, пусть сначала и формально (при капитализме), во всеобщий политико-правовой принцип деятельности любых участников общественных отношений. Идея законности оказалась резко противопоставленной произволу и беззаконию, нарушениям правопорядка и прежде всего своеволию и произволу самой политической власти, беззаконию, творимому органами государства и должностными лицами. Требование власти соблюдать ее законы превращается в политическое требование народа исполнять законы и самим представителям власти, в требование связанности государственных органов и должностных лиц действующим законодательством. Законность превращается в непременный элемент демократического политического режима.

Из спорадических призывов власти соблюдать ее законы законность превращается во всеобщий принцип, осуществление которого возможно только при демократическом политическом режиме и практическая реализация которого формирует в стране режим законности со всеми присущими ему признаками, отмеченными в начале изложения этого вопроса. Равенство всех перед законом и режим законности являлись с самого начала требованием широких народных масс, страдавших более всех от произвола монархов и тиранов, дворян и чиновников, церкви и офицерства. Будучи третьим сословием, при феодализме страдала от произвола и буржуазия. Идея законности как всеобщего принципа деятельности не возникла на пустом месте, она была в конечном счете порождена объективными

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 236

потребностями капиталистического способа производства с его принципом формального равенства (прежде всего в смысле отмены крепостного права и сословий) и свободы (прежде всего в смысле свободы частнопредпринимательской деятельности и торговли), с необходимым для капитализма исключением из жизни общества внеэкономического принуждения к труду, с «равенством» сторон в купле-продаже рабочей силы.

При капитализме не осуществилось в полной мере и последовательно даже формальное равенство всех перед законом и не воплотилась в жизнь идея законности как принципа деятельности всех без исключения субъектов общественных отношений. Демократический политический режим и свойственная ему законность не стали единственной формой буржуазного государства, единственным методом осуществления власти. Антагонизм между трудом и капиталом, социально-классовые конфликты были спутниками буржуазного строя даже в период его расцвета. И каждый раз, когда власть имущих оказывалась в опасности, капиталистическое государство переходило к террористическим методам подавления трудящихся и попирало им же провозглашённые принципы демократии и законности. Уже в середине XIX века один из лидеров буржуазной реакции во Франции воскликнул: «законность нас убивает!». Эти слова, получившие широкую известность, стали символом отношения буржуазии к собственным законам, если они мешают ей расправляться с революционным движением. Период империализма ознаменовался резким обострением кризиса всей капиталистической системы и стремлением монополистического капитала к реакции по всей линии политической надстройки. Это означало и загнивание буржуазной законности, ее разложение и даже ликвидацию (при установлении фашистских режимов). Начало этого процесса было отмечено в трудах основоположников марксизма-ленинизма в конце XIX и начале XX вв. Буржуазия стремится избавиться от ею созданной и для нее же ставшей невыносимой законности. Напротив, пролетариат и все трудящиеся получают возможность использовать общедемократические завоевания и законность для легальной борьбы против монополий, реакции и произвола, подготавливаясь к завоеванию политической власти и ведя борьбу за свои жизненные права. Переход от капитализма к социализму означает установление нового исторического типа демократии и законности.

В. И. Ленин писал, что к социализму нет иной дороги, помимо политической демократии[2], что «социализм невозможен без демократии в двух смыслах: (1) нельзя пролетариату совершить социалистическую революцию, если он не подготовляется к ней борьбой за демократию; (2) нельзя победившему социализму удержать своей победы и привести человечество к отми-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 237

ранию государства без осуществления полностью демократии»[3]. Демократический политический режим – имманентно свойственная сущности социалистического государства внутренняя форма. Следовательно, идея социалистической демократии означает признание необходимости новой, социалистической законности не просто как требования соблюдения законов, а в качестве действительно всеобщего принципа деятельности государственных и общественных организаций, должностных лиц и граждан, иначе говоря, в виде особого режима, пронизывающего социальные отношения и общественное сознание.

В той мере, в какой политическая демократия из формальной и ограниченной превращается в фактическую власть большинства, в государственную власть рабочего класса и всех трудящихся, законность из формально всеобщего принципа деятельности превращается при социализме в реально осуществимый принцип, благодаря которому есть все основания считать социалистическое государство по своему существу и своей природе государством подлинной законности[4].

Понимание законности как господства закона в общественной жизни, как принципа, связанного с равенством всех перед законом, предложено в советской общей теории права И.С. Самощенко. Он писал: «законность как особое общественное явление означает не просто реализацию требований права в отдельных конкретных случаях. Это – господство закона в общественной жизни, господство его, в частности, в отношениях между властью и личностью»[5]. И.С. Самощенко считает, что законность как особое общественное явление появляется лишь при капитализме. В основном И. С. Самощенко рассуждает верно, но нельзя все же на прошлые времена распространять то представление о законности, которое сложилось значительно позднее. Можно различать законность как простое требование реализации членами общества юридических норм, соблюдения права и законность как политико-правовой режим и принцип деятельности всех без исключения участников общественных отношений. Законность в качестве юридической категории могла существовать в известные периоды и до появления буржуазного общества. Законность в виде политико-правового режима возникает лишь с провозглашением равенства всех перед законом и выходит за пределы юридической надстройки, образуя новое общественное явление. Это и есть законность в широком смысле. Она предполагает:

а) строгие гарантии прав граждан и их законных интересов,

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 238

недопущение каких бы то ни было проявлений произвола, в том числе со стороны должностных лиц;

б) неуклонное требование точного соблюдения законов государства всеми гражданами и организациями, решительное пресечение нарушений права и неотвратимость наказания за преступления;

в) осуществление всех властно-административных функций в полном соответствии с законом, подзаконность любой социально значимой деятельности.

Исторический опыт подсказывает, что состояние законности зависит от целого комплекса социально-политических обстоятельств и от уровня культуры населения, в том числе и от того, как решительно защищают свое право граждане государства. Еще Р. Иеринг писал, что сопротивление личности неправу, то есть нарушению права, есть обязанность, долг; оно есть – долг управомоченного к самому себе, ибо таково веление нравственного самосохранения; оно есть долг по отношению к обществу, ибо необходимо для осуществления права[6]. В буржуазной теории и практике подобные рассуждения часто оставались только фразой, но в ней, пусть абстрактно, отражена роль каждого человека в борьбе за право и законность. Не будет преувеличением сказать, что по мере развития общества и человеческой личности значение этого фактора в состоянии законности всегда возрастало.

Наконец, еще одно замечание. В советской общей теории права справедливо обращается внимание на то, что законность должна охватывать не только исполнительную и судебную, но и законодательную деятельность государственных органов. Законность в сфере правотворчества призвана специфическими средствами обеспечить соответствие текущего законодательства конституции, твердый порядок разработки и принятия законов, который мог бы исключить принятие нормативных актов, являющихся позитивной санкцией произвольного решения правящей элиты (известно, что такие законы не единичны в эксплуататорских государствах). Процесс разрушения законности, и это подтверждено практикой империализма, чаще всего начинается с грубых нарушений демократических положений конституций, с принятия антиконституционных законов, нарушающих основные права трудящихся. Это произвол правящих групп и партий, исключающий законность во всех сферах общественной жизни. Законны должны быть все юридические нормы и прежде

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 239

всего сами законы. Отстаивая принцип соответствия законов конституции, марксистско-ленинская теория права существенно обогащает понятие законности, лишает требование соблюдения законов известной формальности, коль скоро ставит вопрос о содержании юридических норм, подлежащих исполнению. Этот принцип направлен своим острием против реакционного правотворчества, разоблачает правовую политику империалистических государств. Конечно, такой принцип имеет значение для трудящихся только в тех странах, где существуют демократические конституции.

Режим законности обеспечивает прочный правопорядок. Правопорядок – состояние общественных отношений, являющееся результатом фактического осуществления юридических норм и законности, обеспечивающее беспрепятственное пользование предоставленными правами и выполнение юридических обязанностей всеми членами общества. Правопорядок достигается не иначе, как через обеспечение законности. Он представляет «ту же законность, но уже реализованную, фактически осуществленную»[7]. Упрочение правопорядка должно осуществляться строжайшим соблюдением законности всеми правоохранительными органами. Стремление защитить правопорядок противозаконными средствами противоречит самой сути правового порядка в общественных отношениях и не достигает своей цели. Такова связь законности и правопорядка. И все же эти явления не тождественны. Правопорядок – это реализованная в общественных отношениях законность, он лежит в плоскости отношений, складывающихся в процессе осуществления правового статуса и компетенции, субъективных прав и юридических обязанностей и включает в себя систему стабильных правовых связей и отношений. Правопорядок можно считать конечным пунктом реализации права. В качестве разновидности общественного порядка он диктуется потребностями господствующего способа производства, обеспечивает его нормальное функционирование, ограждая от случая и произвола.

Дифференциация правопорядка в относительно самостоятельное юридическое образование произошла, видимо, сравнительно поздно, когда правом перестал быть фактический порядок отношений и появилось объективное право, выраженное в виде достаточно разветвленного законодательства государства. Но в современных обществах нет никаких причин для отождествления права и правопорядка, к которому часто прибегает в теории социологическая юриспруденция. Правопорядок нельзя смешивать с правом, как нельзя действительное поведение

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 240

людей отождествлять с должным и возможным поведением. Не только правоотношения, но и правопорядок составляют область реализации юридических установлений, имеют своим непосредственным содержанием реальную деятельность людей. Стихийное развитие экономики, классовая борьба, выражение в законах воли меньшинства, произвол и беззакония исключают существование в прошлых общественных формациях прочного и стабильного правопорядка. Положение коренным образом изменяется в социалистическом обществе, важнейшие устои которого создают объективные предпосылки для формирования незыблемого правопорядка. Это предопределяет то внимание, которое уделяет советская юридическая наука раскрытию путей и средств упрочения правовых начал в жизни социалистического общества. Наука раскрывает объективные закономерности развития законности и правопорядка, исходя из того, что они воплощаются в действительность не механически, а в процессе деятельности людей и государства. Если, например, социалистическому строю свойственна объективная закономерность упрочения законности, то, помимо борьбы за право, она в жизни общества не воплощается.

В центре внимания правоведения находится разработка системы юридических гарантий законности и правопорядка. К числу таких гарантий можно отнести:

а) закрепление основ общественного и государственного строя, важнейших прав и обязанностей граждан, принципов правовой системы в конституции страны;

б) соответствие текущего законодательства нормам конституции, верховенство законов по отношению ко всем иным актам государственных органов;

в) высокая юридическая техника правотворчества, кодификации и инкорпорации законодательства, ясность и доступность нормативно-правового материала;

г) централизованный прокурорский надзор за всеобщим соблюдением законов, единством их понимания и применения на всей территории страны;

д) независимость суда и подчинение его только закону, правосудие как высшая юридическая гарантия прав граждан и подзаконности административной деятельности;

е) безусловное право граждан на жалобу, возможность обращения за защитой в суд при нарушении конституционных гражданских прав, публичность судопроизводства;

ж) развитое правосознание населения, правовая культура работы государственного аппарата, учреждений и организаций, юридическая информированность граждан.

При всем значении юридических гарантий законности и правопорядка ясно, что в стране должны существовать еще и необходимые политические, экономические, культурные, идеологические и нравственные предпосылки престижа закона. Для

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 241

каждого типа законности это свои особые предпосылки, соответствующие ступени развития общества и данной формации. Совершенно новые общественные условия необходимы для формирования и упрочения социалистической законности. Переход от буржуазной к социалистической законности происходит только в результате революции. И если такую революцию не делают юридические законы, то сама революция является законным основанием прав народа[8]. Глубочайшее отличие революционной социалистической законности от буржуазной состоит в том, что она исторически призвана обеспечить те величайшие права и свободы трудящихся, которые завоевываются ими в революции и неизмеримо обогащаются с построением социализма. Будучи политико-правовым режимом, социалистическая законность предполагает обоюдное соблюдение законов как населением, так и государственным аппаратом[9], внедрение управления страной «на почве законов»[10]. Идеологической предпосылкой упрочения социалистической законности является демократизм и гуманизм теории научного коммунизма. Подлинные марксисты в любых исторических условиях выступают против всех форм экстремизма, анархизма и произвола. Для коммунистов не могут быть терпимы любые попытки отступления от законов социалистического государства, не могут быть терпимы и нарушения прав личности, ущемление достоинства граждан – это дело принципа[11]. Важнейшей экономической предпосылкой упрочения социалистической законности и правопорядка надо считать антиэксплуататорский характер производственных отношений, рост материального благосостояния народа, плановое ведение хозяйства, отсутствие кризисов, безработицы и нищеты. Что касается специальных (юридических) гарантий социалистической законности, то их уровень во многом зависит от состояния законодательства и тех разработок, которые осуществляет наука права.

Подчас считают, что специальной (юридической) гарантией законности является государственное принуждение. В действительности государственное принуждение никогда не было и не может быть гарантом законности. Напротив, законность является гарантией правомерности применяемого принуждения. Государственную принудительную охрану права и правопорядка не надо отождествлять с гарантиями законности.

Особое место среди факторов, влияющих на состояние законности, занимает политическая демократия. Многие считают, что между демократией и законностью нет прямой связи.

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 242

С таким суждением позволительно не согласиться. В досоциалистических формациях эта связь не носила устойчивого характера. Демократические режимы не обеспечивали последовательной законности, а некоторые черты законности могли проявляться и вне демократических республик. Объясняется такое положение исторической ограниченностью демократии в условиях эксплуататорских обществ, множеством промежуточных форм между относительно демократическими и антидемократическими режимами, а также узкоклассовыми задачами законности в условиях господства эксплуататорских классов. Тем не менее утверждения, что законность могла существовать и якобы существует при любом политическом режиме, если он требует соблюдения законов, грешат сугубым формализмом. Подобные утверждения не учитывают того, что при деспотических формах правления и абсолютных монархиях, диктатуре военных хунт и фашизме, при тоталитарных режимах сами законы высшей власти оказывались и оказываются выражением произвола. Еще К. Маркс писал, что «при беззаконном режиме не может быть законных действий», «закон, карающий за образ мыслей, не есть закон, изданный государством для его граждан», «законы против тенденции, законы, не дающие объективных норм, являются террористическими законами»[12]. Подобные «законы» исключают даже видимость законности, но реакционные и антидемократические режимы только и держатся на этом, когда не прибегают к открытому военному насилию над массами и к физическому уничтожению прогрессивных элементов, минуя какие бы то ни было судебные формы. Определенную связь между демократией и законностью можно проследить в истории каждой страны.

В социалистическом обществе связь демократии и законности приобретает стабильность, обретает принципиально новые качества и свойства, ибо тут идет речь о высшем историческом типе государства и права, демократии и законности. Подлинная политическая демократия и законность выражают глубинную сущность социалистического строя. Социалистическая законность и социалистическая демократия неразрывны. Упрочение социалистической законности способствует дальнейшему развитию демократических институтов социалистического государства. Дальнейшее развертывание социалистической демократии укрепляет законность и правопорядок, обогащает права граждан и умножает их гарантии. Демократия и законность с социологической точки зрения взаимно дополняют друг друга, обеспечивая творческую активность и самодеятельность членов общества, в то же время повышая ответственность каждого перед другим и самодисциплину трудящихся, формируя

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 243

политическую систему, покоящуюся на принципах власти народа и господства ее законов, выражающих волю народа.

Связь демократии и законности предопределена их единой политико-юридической природой. О такой природе режима законности, законности в широком смысле, уже говорилось. Па поводу природы демократии советские теоретики пишут следующее: «Демократия имеет политико-юридическую природу: политическое содержание, облеченное в правовую форму. Без правовой формы невозможно твердое закрепление прав и обязанностей граждан, органов государства, предприятий; без неуклонного соблюдения норм права невозможны ни прочная защита прав, ни выполнение обязанностей в интересах общества»[13].

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Коммунисты и демократия. Прага, 1964, с. 7. Подр. см.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия, гл. 13.

[2] См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 16.

[3] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 128.

[4] Самощенко И. С. Ленинское учение о демократии и законности.— «Советское государство и право», 1971, № 4.

[5] Самощенко И. С. Охрана режима законности Советским государством. М., 1960, с. 14.

[6] Иеринг Р. Борьба за право. СПб., 1895. Интересно, что еще до Иеринга о борьбе за право писал В. Г. Белинский: «из него и для него длилась борьба патрициев и плебеев, за него волновался народ и умирали Гракхи; приобщения к нему добивались побежденные города и народы» (Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. 6, с. 294). Будучи революционным демократом, В.Г. Белинский связывал борьбу за право с массовыми движениями, а не только с отдельной личностью.

[7] Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. В 4-х т. Т. 1. Свердловск, 1963, с. 187. Подр. см.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия, гл. 14; Я в и ч Л. С. Социалистический правопорядок. Л., 1972.

[8] См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 760; т. 6, с. 120.

[9] См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 84.

[10] См.: Калинин М. И. Вопросы советского строительства. М., 1958, с. 231.

[11] См.: Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971, с. 81.

[12] См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 6, с. 62; т. 1, с. 14—15.

[13] Ленинское учение о демократии и законности и его значение для современности. Под ред. Д. А. Керимова, М. П. Лебедева и А. В. Мицкевича. М., 1973, с. 8.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.