Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 2. Правовые отношения, их содержание и форма

Важнейший социально-юридический смысл -правовых отношений состоит, томимо прочего, в том, что они предполагают дальнейшую конкретизацию прав и обязанностей в зависимости от юридических фактов.

В этом отношении Р.О. Халфина была права, когда писала, что ценность (понятия правоотношения заключается и в том, что оно обозначает конкретное, реальное общественное отношение, облеченное в форму права[1]. Не следовало только считать, как уже было показано, что вне правоотношений нет субъективного права. Совершенно верно и очень точно сказано в книге коллектива авторов «Марксистско-лениинская общая теория государства я права», что для применения норм права особо важно «не только констатировать юридический характер общественного явления, но и определить, кто является носителем прав и обязанностей, каков конкретный объект данного субъективного права, определить место и время возникновения и исполнения нрав и обязанностей для конкретных лиц», в силу чего и сложилось «понятие конкретного правоотношения как индивидуально-определенной связи управомоченного лица с обязанным лицом (или лицами), выражающейся в конкретных, корреспондирующих друг другу правах и обязанностях»[2].

Понимание правоотношения как индивидуально-определенной связи возникло в юридической науке не случайно. Оно верно отражает тот факт, что предметом непосредственного правового регулирования всегда являются общественные отношения определенного вида. Скажем, не вообще данный тип производственных отношений, а составляющие его экономические отношения между отдельными лицами[3]. Регулируя конкретные отношения, право способствует охране и развитию господствующего типа производственных отношений. Точно так же обстоит и с регулированием политических отношений. Право не регулирует отношения между классами вообще (отношения между ними выражает политика), оно подвергает непосредственному воздействию поведение людей определенного вида в политической сфере – отношения, связанные с организацией и функцио-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 207

нированием государственной власти (конституционные нормы) и отношения власти-подчинения, складывающиеся в области государственного управления (нормы административного права).

В той мере, в какой правовое регулирование касается всех возможных участников общественных отношений, вне зависимости от известных юридических фактов, речь идет о всеобщих правах или о всеобщих обязанностях, но и тут закон обращен к субъектам права персонально. Подобная связь, прав и обязанностей лишь потенциально предполагает возможность возникновения конкретных правоотношений, когда в силу деликта или спора о праве выявляется совершенно определенный (индивидуально-определенный) состав управомоченных и обязанных лиц. Когда правовое регулирование с самого начала предполагает конкретные права и обязанности, объем и характер которых, а также возможность их приобретения зависят от юридических фактов, тогда речь идет о конкретном правоотношении. Специфика правоотношений, в отличие от общего характера связей между всеобщими правами и обязанностями, состоит в том, что здесь общий масштаб поведения, заключенный в норме права, конкретизируется и по лицам, и в содержании правомочий (юридических обязанностей) в зависимости от совершенно конкретных обстоятельств. А это в свою очередь означает, что реализация объективного и субъективного права (правовое регулирование) в рамках такой особой связи приобретает оптимально специфичный для юридической сферы характер.

В конце концов реализация права вне правоотношений еще не обладает всей полнотой юридической специализации и конкретизации, но когда она сталкивается с необходимостью охраны со стороны государства, то тут непременно возникают конкретные правоотношения – оптимально специфическая форма осуществления права, полностью соответствующая его особым возможностям воздействия не вообще на общественные отношения, а именно на конкретные отношения соответствующего вида, не вообще на поведение, а на действия конкретных лиц (людей и их организаций). Государственная охрана при помощи правовых установлений распространяется не на общественные отношения вообще, а приводится в действие применительно к совершенно конкретным правовым отношениям (между прочим, тем принуждение в правовой сфере отличается от прямого насилия, которое в состоянии распространяться на любые отношения и на неограниченное число их участников, без заранее установленной и персонифицированной меры принуждения).

Не удивительно, что в нашей юрисдикции не найти ни одного решения суда неперсонифицированного характера, которое защищало бы права всех или на всех возлагало бы какие-то обязанности, ставило бы под защиту общественные отношения вообще. Разумеется, суд в принципе всегда защищает господст-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 208

вующий тип отношений, но защищает его в форме охраны конкретных правоотношений. Это как раз и является наиболее действенной и юридически специфичной формой защиты господствующего типа экономических и политических отношений.

С методологически-философской точки зрения понимание правоотношений как конкретных отношений особого свойства позволяет глубже понять их роль в жизни общества, начиная с древнего владения как простейшего правоотношения и вплоть до превращения в своеобразную форму реализации объективного необъективного права в государствах периода человеческой цивилизации.

Реальные правовые отношения следует отличать от юридических конструкций абсолютного и общего правоотношений. Можно спорить о значении этих теоретических абстракций для науки и практики, но считать их правовыми реалиями нет оснований. Д.М. Генкин и С.Н. Братусь показали, что само по себе абсолютное право собственности существует вне правоотношений и не нуждается в конструкции абсолютного правового отношения, реализуясь во множестве конкретных правоотношений[4]. Эта точка зрения никем не опровергнута. Искусственность конструкции общего правоотношения доказывается теми же доводами: если нельзя охватить правоотношением связь управомоченного с неопределенным кругом обязанных лиц, то тем более им не охватывается связь всех со всеми, которая служит причиной конструирования общего (общерегулятивного) правоотношения. Сторонники существования общих правоотношений вынуждены признать их наличие не только между гражданами как носителями всеобщих прав и обязанностей, но также между гражданами и государством[5]. Но тогда остается предположить, что государство в целом является непосредственно субъектом всех так называемых общих правоотношений внутри страны. Это давно известная и опровергнутая концепция трехстороннего правоотношения сводящая правоохранительную деятельность государства к юридической обязанности и недвусмысленно ставящая закон над высшей государственной властью. Казалось бы, такая интерпретация служит упрочению правопорядка и охране прав граждан. На деле достигается противоположный эффект: признание господства права над государством снимает его ответственность за состояние законодательства и любой произвол, прикрытый противоправным позитивным законом. Право гражданина требовать защиты его неприкосновенности, безопасности, свободы, корреспондируемое ко всему государству, а не к его компетентным органам, лишает

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 209

притязание какой бы то ни было определённости и конкретности, превращает субъективное право в ничтожную декларацию. Ответственность и обязанность государства вообще оборачивается безответственностью его учреждений и должностных лиц. Права граждан исчезают и остается мифическая обязанность власти, совершенно неперсонифицированная ответственность. Идея правового государства превращается в свою противоположность. За последнюю сотню лет история много раз подтверждала эту печальную истину. Не потому ли С.С. Алексеев, отстаивающий теперь конструкцию общего правоотношения, обходит вопрос об участии в нем государства, пишет, что субъектом общерегулятивного правоотношения является «всякий и каждый»[6].

Конструкция общерегулятивного правоотношения размывает четкое понятие реального двустороннего персонифицированного правового общественного отношения, отодвигает на задний план его роль в обеспечении конституционных прав каждого гражданина. Она чревата смешением субъектов политических и правовых отношений, юридизированием государства: отношение всего населения (классов, партий) к государству в целом – это политическое отношение, которое выражается в общей правовой связи граждан страны и государства и в правовом отношении отдельного гражданина с конкретным государственным органом (должностным лицом). С. С. Алексеев писал, что отношение и есть связь. Это неточно[7]. Правовые отношения отличаются от правовых связей как степенью конкретизации субъектов и их прав (обязанностей), о чем упоминалось, так и характером зависимости субъектов права. Вопреки традиционным представлениям, непосредственным содержанием правоотношений являются не права и обязанности субъектов, а их социальная деятельность, поведение[8]. Любое правоотношение имеет социальное содержание, оформленное соответствующими правами и обязанностями. Взятое целиком, правоотношение выступает как форма производственных и иных фактических отношений, но это не бессодержательная форма, не сделок экономики. Содержанием правовых связей также является поведение их субъектов в пределах предоставленных субъективных прав и юридических обязанностей. Но в правоотношении, в отличие от юридической связи, имеет место поведение взаимодействующих лиц, тесно взаимообусловленная деятельность. Тут субъек-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 210

ты и их поступки находятся в прямом общезначимом стабильном социально-юридическом контакте. При формальном подходе различия между правоотношениями и правовыми связями не существенны, сводятся к конкретизации субъектного состава, прав и обязанностей. Если учитывать главное – социальное содержание, то эти феномены правовой действительности далеко не тождественны, серьезно отличаются по структуре поведения и его характеру. В правовых отношениях очень ясно проступает особенность правового воздействия, сопряженного с влиянием на каждого в отдельности члена общества.

Открытие поведения (деятельности) как непосредственного содержания правоотношений позволило лучше понять механизм сцепления юридических и фактических отношений. Оно же дает возможность высветить социальную основу той грани, которая имеется между правоотношениями и правовыми связями. Содержание законодательства должно быть таковым, чтобы каждый субъект, наделенный всеобщими (конституционным) правами, имел возможность при желании и необходимости, вступить в конкретные правовые отношения, обеспечивающие реализацию его субъективных прав, их защиту и восстановление. Любое нарушение конституционного права вызывает к жизни охранительное правоотношение, юридическую персональную ответственность.

В зависимости от обстоятельств поведение сторон правоотношения может быть активным или пассивным, но оно всегда в пределах прав и обязанностей взаимно, а в итоге предопределяет динамичность всей системы, ибо это динамичность самой реализации объективного и субъективного права в жизни людей и их организаций. Если абстрактное право, даже наличные права и юридические обязанности в определенном смысле являются областью правовой возможности и долженствования, то правовые отношения – это уже область превращения возможности в действительность, должного в сущее. Правоотношения – единство социального содержания и юридической формы в двух аспектах: а) такие отношения суть юридическая форма производственных отношений и б) они же могут рассматриваться в виде единства непосредственного содержания (взаимной деятельности субъектов) и свойственной ему формированности при помощи правомочия и обязанности. Последнее означает, что в оболочку правового отношения вовлечено опосредуемое фактическое отношение не целиком, а только в той части, в том составе, который предусмотрен правами и обязанностями. Этот .вывод относится - к правовому регулированию существующих экономических и политических отношений. Есть отношения, которые вне юридической формы не существуют. Тогда они целиком и полностью совпадают с содержанием правоотношений. Но об этом еще придется говорить особо. Здесь важно подчеркнуть, что вне непосредственного социального субстрата правоотноше-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 211

ния не существуют, в то время как фактические отношения с отменой их регулирующего закона не исчезают.

Таким образом, правоотношения – это разновидность общественных отношений, которые по своей форме выступают в качестве индивидуально-определенной связи управомоченных и обязанных лиц, а по непосредственному содержанию оказываются взаимодействием этих лиц, реализующих свои субъективные права и выполняющих возложенные на них юридические обязанности.

В отличие от всех иных общественных отношений правоотношения: а) всегда носят волевой характер и относятся к области юридической надстройки над экономическим базисом; б) действия их субъектов осуществляются (должны осуществляться) в рамках субъективных прав и юридических обязанностей; в) возникают при наступлении соответствующих юридических фактов в зависимости от них они изменяются и прекращаются; г) являются особой формой проведения в жизнь того, что установлено в качестве возведенной в закон воли господствующих классов, формой реализации объективного и субъективного права.

Точно так же, как и субъективное право, правовые отношения нельзя рассматривать в качестве незначительного придатка права, понимаемого в виде совокупности юридических норм. Потребность в правоотношениях не порождается самим законодательством, а коренится в характере господствующих производственных отношений. Уже было показано, что в определенные эпохи или периоды истории правовые отношения в качестве конкретных фактических отношений, защищенных государством, возникают до того, как сформировались соответствующие нормы законодательства, или возникают параллельно с формированием норм обычного или прецедентного права. Правовые отношения потенциально соответствуют каждой правовой норме, а значительная часть этих норм вне правоотношений вообще не может быть осуществлена. В правовых отношениях регулирующая роль норм права находит свое наиболее действенное и стабильное, конкретизированное и обеспеченное юридическими средствами воплощение.

Только по системе существующих в стране правовых отношений (главному элементу правопорядка) можно судить о том, насколько реально воплощается в жизни общества, в социальных отношениях то, что установлено в виде закона.

Вместе с этим развитая правовая система современных государств предполагает полное соответствие правовых отношений действующим правовым нормам законодательства. Правовые нормы предусматривают в своих гипотезах условия (юридические факты), при которых возникают, изменяются и прекращаются правоотношения, в диспозициях норм права закреплены субъективные права и юридические обязанности субъектов

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 212

правоотношений, а санкции этих норм определяют меры, применяемые к лицу, не выполнившему своих обязанностей. Действенность правового регулирования и состояние законности во многом зависят от соответствия между нормами права и правоотношениями. Модель правоотношения, заключенная в юридической норме, подлежит реализации и превращается в предметную человеческую деятельность, благодаря которой достигаются цели законодателя. Модель абстрактна и плоска, в то время как возникающее на ее основе реальное правоотношение наполнено жизнедеятельностью их субъектов. Если юридические нормы не отражают фактические отношения и их тенденции развития, то либо нормы остаются на бумаге, либо формируются правоотношения, весьма далекие от их модели. Расхождение между нормами права и правовыми отношениями могут быть обусловлены различными обстоятельствами, но когда оно налицо, то нельзя ожидать эффективности от законодательства.

В самом общем виде можно утверждать, что законодательство государственной власти, находящейся в руках прогрессивных классов, полнее реализуется в правоотношениях, чем нормы законов реакционных социально-классовых сил, часто не заинтересованных в осуществлении того, что установлено в качестве общей юридической нормы. Соответствие правоотношений законодательству – одно из свидетельств нормального функционирования юридической формы, но в классово-антагонистических формациях оно часто нарушается. Глубокие и стойкие нарушения такого рода приводят к появлению противозаконных правоотношений, что влечет деформацию правопорядка.

Эпоха империализма со свойственными ей тенденциями к реакции и произволу порождает многие по существу противозаконные правоотношения, опосредующие антиконституционные преследования прогрессивных организаций и граждан. Такие правоотношения попирают элементарные права и свободы, демократические институты, не поддерживают, а разрушают буржуазный правопорядок, заменяя его полицейским произволом. В этих услових те, кто считает правовыми отношениями любые фактические отношения, находящиеся под защитой государства, могут сами оказаться адептами реакции, хотят они этого или не хотят.

Однако в жизни классового общества, в том числе и буржуазного, могут существовать и существуют подчас иные обстоятельства, при которых появляются правоотношения, не противоречащие конституции и законам, принципам действующего права, но не предусмотренные сложившейся полностью и официально провозглашенной юридической нормой. Это связано с уже рассмотренным встречным правообразовательным процессом неэкстремального свойства, с восполнением пробелов в праве и со случаями, когда судебная практика обгоняет отставшее от потребностей жизни законодательство. Если мы

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 213

установили, что формирование субъективного права может идти параллельно с формированием объективного права, то соответственно могут образовываться и конкретные правоотношения.

В социалистическом государстве должны исключаться в принципе противозаконные правоотношения, и надо стремиться к такой законодательной деятельности, которая могла бы максимально сокращать круг правоотношений, обусловленных пробелами в праве, и т.п.

Правоотношения в социалистическом обществе глубоко отличны по своему социальному содержанию и классовой направленности от правоотношений в прежних общественно-экономических формациях, в том числе и от буржуазных правоотношений[9]. Они призваны обслуживать социалистические производственные отношения, исключающие частную собственность и эксплуатацию, способствовать упрочению социалистических демократических институтов и совершенствованию деятельности государства трудящихся, обеспечивать права и свободы граждан. Социалистический способ производства и интересы трудящихся требуют поддержания оптимального соответствия между нормами права и социалистическими правоотношениями. Вместе с этим надо иметь в виду, что и в социалистическом государстве объективные условия оказывают влияние на законодательство и его развитие не только непосредственно через нормотворческую деятельность органов власти, но и опосредованно – через конкретные правоотношения. В последнем случае в ходе практики применения юридических норм к изменяющимся социальным условиям, в процессе образования и развития правовых отношений происходит некоторая корректировка смысла ранее принятых нормативно-правовых актов, дается расширительное или ограничительное толкование действующим юридическим нормам, а какие-то нормы перестают выполнять свои регулятивные функции. Когда такие новеллы в регулировании принимают устойчивый характер, должны устанавливаться новые юридические положения. Правовые отношения в силу своего социального содержания весьма чутко реагируют на все изменения в общественных отношениях.

Динамизм правоотношений связан прежде всего с деятельностью их субъектов. Субъект права – одна из важнейших категорий юридической науки и практики. Без субъектов нет правовых отношений. Однако буржуазная юриспруденция, как правило, считает понятие субъекта (лица) чисто юридической конструкцией, порожденной правом или правопорядком и не связанной с экономическими и политическими отношениями, особенно,

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 214

когда это касается юридических лиц. Считали субъект права порождением только самого права К. Савиньи, Р. Иеринг, Н.М. Коркунов, Э. Дженкс, Р. Хеллмер, Ж. Морандьер, Г. Кельзен и другие. Ныне нет больших изменений по этому вопросу за рубежом, где не стесняются считать фикцией и эфемерной фигурой не только юридическое, но и физическое лицо, которое якобы имеет значение лишь в той мере, в которой служит средством осуществления правовых целей или является «объектом попечения» со стороны закона. Марксистской юридической науке чужд подобный подход к понятию субъекта права[10].

В действительности субъекты права волне реальные участники общественных отношений – отдельные люди или соответствующие их коллективы (общности, комплексы, организации). Юридическое призвание и организаций субъектами права является специфическим выражением и закреплением их фактического общественно-классового положения, их роли в данной организации труда, собственности и распределения, их места в политической и культурной жизни общества. Во всяком случае, история классового общества показывает, что правосубъектность в конечном счете всегда определяется господствующим способом производства, а непосредственно на нее влияет политический строй (бесправие рабов в рабовладельческом Риме; правовое неравенство при кастовом строе древней Индии или при феодальных сословиях во Франции; формально равная правоспособность в буржуазных США, закрепляющая фактическое неравенство и господство монополистического квинтала, и т.п.).

Правосубъектность в социалистическом обществе является юридической формой выражения и закрепления фактического положения людей и их коллективных образований в условиях господства социалистического типа производственных отноше-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 215

ний и политической власти трудящихся. Конечно, и при социализме нельзя отождествлять фактическое и юридическое положение субъектов общественных отношений, но главное в том, что тут правосубъектность носит антиэксплуататорский характер, направлена на юридическое обеспечение полновластия трудящихся.

Гражданин может быть участником правоотношений, лишь будучи наделен правоспособностью (и дееспособностью), которую мы понимаем как одну из форм субъективного права. Праводееспособностью обладают не только физические лица, но и организации. Наделенные правоспособностью, они могут быть участниками правоотношений так же, как и отдельные граждане. Однако не все коллективные образования (организации) могут быть признаны субъектами права. Во-первых, таковыми оказываются лишь те их них, чья деятельность объективно необходима при данном типе производственных и классово-политических отношений, является с точки зрения господствующей власти полезной или по крайней мере допустимой. Во-вторых, таковыми могут быть только такие коллективные (общественные) образования, которые обладают определенной структурой и внешней обособленностью, способностью вырабатывать единую волю и определять цели единой деятельности, выступать вовне в виде одного лица и нести ответственность за коллективную деятельность. В-третьих, ими являются лишь те организации, которые признаются субъектами права международной или внутригосударственными правовыми системами (законами, судебными актами, договорами, правовыми обычаями).

Участниками правоотношений могут быть, помимо граждан, государства, государственные органы, юридические лица, общественные объединения. От имени субъектов права-организации часто участвуют в правоотношениях должностные лица, их полномочия целиком определяются правовым положением (компетенцией) организаций.. Режим законности и правопорядок предполагают недопустимость превышения должностным лицом юридически закрепленной компетенции, а тем более злоупотребления служебным положением. Это особенно важно по отношению к должностным лицам, обладающим государственно-властными полномочиями.

При режиме законности создаются условия строгой регламентации деятельности агентов власти и каждому гражданину должно быть предоставлено право требовать, чтобы должностное лицо действовало в строгих рамках закрепленных за ним полномочий (правоотношения, опосредующие отношения власти-подчинения, также не исключают взаимные права и обязанности их субъектов).

Правосубъектность органов государства должна строго очерчиваться законодательством, подразделяться между видами государственных органов и должностных лиц различных

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 216

рангов, должна переплетаться с их юридическими обязанностями. Таким образом право и правоотношения обеспечивают слаженную работу государственного аппарата, подзаконность государственного управления (права и обязанности государственных органов и их должностных лиц реализуются только в правоотношениях) .

Юридические лица – специфические субъекты правоотношений, опосредующих имущественные отношения. В буржуазном обществе юридическими лицами являются в первую очередь капиталистические предприятия и объединения. Несмотря на антитрестовское законодательство, эпоха империализма характеризуется созданием крупнейших национальных и международных концернов, оказывающих определящее влияние на политику буржуазных государств.

В социалистическом обществе – правоспособностью юридических лиц обладают главным образом государственные хозяйственные предприятия (объединения), колхозно-кооперативные организации и другие коллективные образования, признанные по закону юридическими лицами и принимающие самостоятельное участие в социалистического гражданско-имущественном обороте. Субъектами правоспособности юридического лица могут быть и государственные бюджетные учреждения. В ряде случаев организации выступают одновременно как органы, наделенные властной компетенцией, и как юридические лица. Режим законности должен обеспечиваться не только в области государственного управления, но и в хозяйственных отношениях между юридическими лицами – этого требуют интересы развития народного хозяйства.

Правопорядок в стране существует тогда, когда все субъекты правоотношений действуют в пределах своих прав и обязанностей, когда юридическая ответственность возлагается за любое виновное нарушение прав и невыполнение субъектами правоотношений своих обязанностей.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Халфина Р.О. Методологический аспект теории правоотношений.— «Советское государство и право», 1971, № 10, с. 23—24.

[2] Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право, с. 500.

[3] См : Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 94.

[4] Генкин Д. М. Право собственности как абсолютное субъективное право.— «Советское государство и право», 1958, № 6; Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963.

[5] Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия, с. 176.

[6] Алексеев С. С. Проблемы теории права, т. 1, с. 272.

[7] Ср.: Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе, с. 147; Категории диалектики как ступени познания. М., 1971, с. 88—90; Гревцов Ю. И. Правоотношение – разновидность общественного отношения.— «Правоведение», 1975, № 2.

[8] Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940, с. 22—23. Подр. см.: Явич Л.С. Право и общественные отношения, с. 114—129.

[9] Подробнее об особенностях социалистических правоотношений см.: Общая теория советского права, гл 8; Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958, гл. 2—6.

[10] Критика буржуазных концепций субъекта права содержится, например, в книге А. В. Мицкевича (ом.: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М, 1962, с. 5—8). Особое значение имеет разработка в советской науке понятия юридического лица, основанная на материалистической трактовке коллективных образований (см.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность М.—Л., 1948; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М, 1950; Иоффе О.С. Развитие цивилистаческой мысли в СССР, с. 127—159). Теория коллектива как субъекта права принадлежит А.В. Бенедиктову и признается обоснованной большинством советских ученых. Юридическим лицом является коллектив людей, владеющих обособленным имуществом, обладающих организационным единством и самостоятельно участвующих в гражданско-имущественном обороте, а также самостоятельно несущих имущественную ответственность; именно самостоятельное участие в гражданском обороте образует содержание правоспособности юридического лица. Категория юридического лица не искусственная конструкция, а социально-правовое явление, обусловленное потребностями товарно-денежных отношений (критику концепций юридического лица в доктринах империализма см.: Иоффе О.С. Цивилистическая доктрина империализма. Владивосток, 1974, с. 19—26).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.