Предыдущий | Оглавление | Следующий

ГЛАВА ПЯТАЯ. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРАВА

§ 1. Особая роль реализации права и специфика правового регулирования

Диалектико-материалистический подход ко всем надстроечным явлениям и формам-общественного сознания предполагает: 1) рассмотрение их в качестве субъективного фактора развития общества; 2) понимание материальной детерминированности идеологических отношений; 3) признание активного обратного воздействия надстройки на свой экономический базис и повышения роли сознательного влияния правовых, политических учреждений «а ход общественного развития. Последнее обстоятельство в принципе предопределяет внимание юридической практики и теории ко всем вопросам реализации права вообще, осуществления права в жизни социалистического общества в особенности.

В условиях развитого социалистического общества право оказывается серьезнейшим средством прогрессивно-творческого воздействия на развитие народного хозяйства, способно подтягивать экономические и организационно-управленческие отношения до уровня возросших производительных сил общества, закреплять плановое ведение всего хозяйства, обеспечивать защиту социалистической собственности, развивать производственную активность трудящихся, гарантировать соблюдение принципа социализма «от каждого – но способности, каждому – по труду», помогать внедрению ib производство научно-технических достижений и укреплению хозяйственного расчета на государственных предприятиях.

От довольно пассивного закрепления стихийно сложившихся экономических структур к активному влиянию на их формирование, развитие и совершенствование – таково общее направление развития юридической формы в истории общества, отражающее изменение характера ее влияния на производственные отношения и возрастание роли субъективного фактора в движений общественных отношений. Это изменение обусловлено в первую очередь глубоким преобразованием в ходе социалистического строительства самих производственных отношений, концентрацией в руках государства основных средств произ-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 200

водства, научным познанием объективных экономических законов развития социальных систем. Активное воздействие права на породившие его общественные отношения не ограничивается и не может ограничиваться сферой хозяйственной жизни страны, оно охватывает область государственной деятельности, определенные стороны развития культуры, науки, техники, идеологии.

Без права и законности нельзя себе представить нормальное и успешное осуществление государственных функций, развертывание политической демократии, развитие человеческой личности, удовлетворение ее растущих духовных и материальных потребностей, совершенствование социального обслуживания населения и т.п.

Однако внимание юридической науки к осуществлению права продиктовано не только общими коренными положениями исторического материализма об обратном воздействии надстройки на экономический базис, хотя они и имеют в методологическом отношении первостепенное значение.

Осуществление права всегда было и всегда будет, пока оно есть в обществе, особым способом жизни юридической формы общественных отношений. Осуществление права – способ его бытия, существования, действия, выполнения им своей главной социальной функции. Право ничто, если его положения не находят своей реализации в деятельности людей и их организаций, в общественных отношениях. Нельзя понять право, если отвлечься от механизма его реализации в жизни общества. В.И. Ленин не раз говорил, что издание декрета лишь начало дела, его надо провести в жизнь, фактически осуществить[1]. Стране важно иметь разумное и демократическое законодательство, но оно принесет мало пользы, если останется только записанным на бумаге. Недостаточно признать в конституции всеобщие права граждан, необходимо, чтобы эти права граждане могли реализовать, реально пользуясь теми социальными благами, которые предусмотрены в законе, а потому обязаны находиться под защитой государства.

Внимание к особому значению реализации объективного и субъективного права никак не умаляет роли законодательства, закрепленных им прав и обязанностей, но заставляет юридическую практику и теорию постоянно освобождаться от догматизма, волюнтаристских ошибок, от выводов и заявлений, не соответствующих действительности. Нельзя полагать, что сущность права сконцентрирована в его реализации, и считать юридический нигилизм благом. Но слово законодателя или решение суда не самоцель, а лишь средство для достижения социального результата. Если право не осуществляется в фак-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 201

тических отношениях, то извращается его сущность – какая же это возведенная в закон господствующая воля, если она остается только на бумаге?

С философской точки зрения правовые нормы являются лишь абстрактной возможностью и долженствованием по отношению к действительному поведению тех, к кому они обращены. Субъективное право – различные ступени конкретизации этой возможности и, собственно говоря, начальный и необходимый этап ее превращения в действительность; осуществление права в качестве завершившегося процесса знаменует переход от возможного (должного) к действительному (сущему). В непременной жизненной системе «общественные отношения – право» последнее выступает как одно из орудий превращения социальных потребностей и возможностей в действительность, как момент перехода первых во второе.

В генетическом плане осуществление права не всегда представляло практическую и теоретическую проблему, ее не было, когда защищенные силой фактические отношения на заре цивилизации являлись правом, ее не бывает или почти не оказывается, когда господствует обычное право и судебный прецедент. Осуществление права приобретает исключительное значение при развитой юридической форме, в условиях обширного законодательства. Чем активнее правотворческая деятельность органов государственной власти, тем более высокую степень актуальности приобретает реализация законов.

С позиций научной социологии право органически включено в соответствующую общественно-экономическую формацию, порождено ею не только как форма выражения фактических отношений, но и в качестве формы сохранения (поддержания, развития) социальных условий, пригодных для нормального функционирования исторически сложившегося господствующего способа производства, распределения и обмена. будучи в гносеологическом аспекте явлением вторичным по отношению к экономическому базису, право благодаря осуществлению и только благодаря этому вплетается в важнейшие сферы человеческой деятельности. Проблема реализации права – это вопрос о6 особых путях обратного воздействия юридической формы на ее социальное содержание. Не правовые установления сами по себе, но их воплощение в деятельности людей, а потому и в общественных отношениях, способно двигать культурный и технический прогресс, влиять на политическую структуру и т.п.

В осуществлении права заключено мерило его действенности, которая зависит не только от совершенства самой юридической нормы, но и более всего от установки на ее соблюдение субъектов права. Поведение лица, его установки и ценностные ориентиры определяются в первую очередь социальными усло-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 202

виями жизни, обычными и привычными стандартами поведения, местом, которое занимает субъект в социально-классовой структуре, его ролью в производстве и потреблении социальных благ. Это не значит, что юридический закон наделяет правами и обязанностями не личность, а ее общественные функции, однако из этого следует, что правовое положение индивида (организации) определяется в конце концов фактическим положением, от которого во многом зависит также использование предоставленных прав и выполнение обязанностей.

Изменяются условия жизни и человек, соответственно меняется и его отношение к праву. С другой стороны, право само воздействует на условия жизни и на сознание людей. Выяснить то и другое можно, лишь подвергнув анализу процесс осуществления правовых установлений, в самих нормах ответ не заключен.

С политической позиции ясно, что именно осуществление права наиболее четко проявляет его классовую направленность, особенно, когда в реализацию норм вмешивается государство. Кроме того, оценивая политический режим, немыслимо игнорировать законность и правопорядок, но судить о них можно только по тому, как законы претворяются в жизни страны, как осуществляется на деле то, что провозглашено в качестве права. Связь между правом и политикой государственной власти вернее всего познается в осуществлении законов, в деятельности правосудия.

Наконец, в юридическом плане значение процесса осуществления права предопределяется тем, что без него не может быть правового регулирования общественных отношений, т.е. важнейшей функции права. Специфика правового регулирования состоит именно в том, что это такое воздействие на общественные отношения, которое связано с установлением юридических прав и обязанностей их участников, с использованием таких прав и выполнением этих обязанностей. Помимо осуществления права (объективного и субъективного) нет правового регулирования. Сейчас в советской юридической литературе уже никто не оспаривает интерпретацию права как регулятора общественных отношений. Иное положение было в годы, когда пришлось публиковать по этому вопросу первые исследования[2]. И это, несмотря на то, что общий смысл правового регулирования с позиций марксизма был раскрыт уже в работах П. Стучки и С.Н. Братуся[3]:

Впоследствии в монографии С.С. Алексеева проблеме

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 203

правового регулирования был придан универсальный характер[4]. Примерно с начала 60-х годов описание свойств правового регулирования вошло во все учебники по теории государства и права.

Однако в настоящее время наметилась тенденция к гиперболизации рассматриваемого вопроса. Это сказывается в стремлении все проблемы юридической формы рассматривать с точки зрения регулятивной функции права, включать в механизм правового регулирования и процесс правообразования, который на практике является предпосылкой и нормативной основой воздействия права на общественные отношения. Это так же нелогично, как включение законов в понятие законности.

Увлечение интерпретацией права в качестве регулятора отношений подчас приводит и к тому, что принцип обусловленности юридической формы объективными обстоятельствами оказывается в тени, а ее возможности в преобразовании фактических отношений преувеличиваются. Понимание относительной самостоятельности права искажается. Когда регулятивная роль права трактуется еще и целиком в аспекте управления, тогда вообще появляется опасность деформированной оценки роли права в обществе, сведения права и правового регулирования только к средству государственного управления. На неправильность подобной позиции приходилось уже обращать внимание.

Абсолютизируют правовое регулирование и в тех случаях, когда под него подводят любое воздействие юридической формы на общественные отношения. Во-первых, право влияет на деятельность людей и организаций, даже не наделяя их в определенные моменты правами и обязанностями. Это влияние можно условно назвать общеидейным, информативным. Такое воздействие имеет место и до осуществления юридического закона. По содержанию оно, конечно, специфично, играет большую роль в формировании правосознания и предотвращении правонарушений. Но в нем нет особенностей, которые свойственны правовому регулированию, и в этом смысле оно не отличается чисто юридической спецификой.

Информативное влияние права к тому же выходит за сферу правосознания, оказывает действие на формирование политических взглядов и нравственных убеждений, помогает познанию существующего общественного и государственного строя, его принципов и целей. Тут право предстает перед нами как своеобразная форма осознания общественного бытия.

Нет оснований для сведения правового воздействия к правовому регулированию и еще по одной веской причине. На общест-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 204

венный и государственный строй, на вою совокупность производственных отношений, на отношения между классами, социальными группами и отдельными людьми оказывает воздействие не только собственно право, но и вся целиком правовая надстройка, в том числе сложившийся в стране правопорядок, система существующих правовых отношений, режим законности и состояние правовой культуры. Иначе говоря, на фактическую структуру общества воздействует не только право, но и все то, что сопутствует его осуществлению, в том числе и само правовое регулирование общественных отношений. Смешение всех форм воздействия правовых явлений и сущности правового регулирования чаще всего характерно для социологов, не считающих нужным отличать собственно право от всей юридической формы общественных отношений.

С другой стороны, продолжает бытовать представление, сводящее правовое регулирование только к воздействию юридических установлений через правовые отношения. Такой позиции придерживаются те ученые, которые связывают наличие субъективных прав и юридических обязанностей лишь с абсолютными и относительными правоотношениями[5]. В дальнейшем будет показано, что правовые отношения таковы по своей природе и функциям, что могут иметь лишь конкретный состав своих субъектов, не могут быть абсолютными. Конструкция абсолютного правоотношения представляется искусственной, но тогда еще более суживаются рамки правового регулирования, если; жестко связывать его с правовыми отношениями.

Необоснованность узкого понимания правового регулирования и вместе с тем стремление остаться на позициях традиционного понимания регулирования только через правоотношения, привели к мысли, что правовое регулирование осуществляется не только через относительные и абсолютные правоотношения, но также благодаря общим (общерегулятивным) правовым отношениям[6]. Вполне возможно, что конструкция общерегулятивного правоотношения еще менее оправдана, чем признание абсолютных отношений. Однако, и это важно подчеркнуть, при такой позиции объем, масштабы, специфика правового регулирования определяются верно и центр разногласий перемещается на понятие правового отношения вообще.

Признание возможности правового регулирования вне правоотношений становится в последнее десятилетие господствующим в советской юридической науке. И связано это прежде всего с убедительным доказательством существования субъек-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 205

тивного права вне правоотношений трудами С.Н. Братуся, Д.М. Геннина, С.Ф. Кечекьяна, А.А. Пионтковского, М.С. Строговича, А.В. Мицкевича, Ц.А. Ямпольской, П.Е. Недбайло и некоторых других советских ученых[7].

Вывод о том, что правовое регулирование выходит за рамки правоотношений, очень важен. Во-первых, он обращает внимание на принципиальное значение охраны всеобщих (чаще всего конституционных) субъективных прав граждан, которые есть и могут быть реализованы, использованы вне правоотношений. Во-вторых, этот вывод показывает, что правопорядок не сводится только « системе правоотношений, включает правовой статус людей и организаций. В-третьих, три такой трактовке вопроса уделяется внимание всем формам беспрепятственного осуществления объективного и субъективного права, полностью описывается механизм правового регулирования.

Итак, можно утверждать, что осуществление права и, следовательно, правовое регулирование происходят в двух основных формах – при помощи правоотношений и вне их. Вне правоотношений правовое регулирование связано с реализацией всеобщих « абсолютных прав, всеобщих юридических обязанностей, объем которых точно предусмотрен законом, иным источником права.

Вне правоотношений имеется, конечно, связь между оравами и обязанностями, но эта правовая связь не тождественна правовому отношению. По всей видимости, в правовой сфере деятельности людей мы столкнулись с известным различием между общественной связью и общественным отношением, но вопрос этот нуждается еще в дополнительных исследованиях, о чем уже упоминалось ранее.

Когда правовое регулирование происходит в правовых отношениях, то состав сторон, обладающих взаимными правами и обязанностями, известен; объем субъективных прав и юридических обязанностей, их характер не вытекают прямо из закона, во многом зависят от юридического факта и часто от волеизъявления сторон. Правовые отношения являются специфической разновидностью общественных отношений и особой формой правового регулирования.

Что является общим для обеих форм правового регулирования? Прежде всего то, что оно в любом случае имеет своим предметом деятельность субъектов права,— «помимо своих действий,— отмечал К. Маркс,— я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом»[8]. Регулируя поведение, право тем самым регулирует и те отношения, в которых находятся субъекты, обладающие правами и обязанностями.

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 206

Правовое регулирование всегда вводит фактические отношения в определенные рамки, стабилизирует, упорядочит, выставит под защиту государства.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Ленин В И. Полн. собр. соч, т. 36, с. 182, 185.

[2] См.: Явич Л. С. 1) Советское право – регулятор общественных отношений в СССР. Сталинабад, 1957; 2) Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961.

[3] Стучка П. Революционная роль советского права. М., 1931, с. 106; Братусь С. Н. О роли советского права в развитии производственных отношений. М., 1954, с. 12.

[4] Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М, 1966; Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972

[5] Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959; Стальгевич А.К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений.— «Советское государство и право», 1957, № 2

[6] Матузов Н.И. Личность. Права Демократия, с. 174 и сл; Алексеев С.С. Проблемы теории права, т. 1, с. 271 и сл.

[7] Подр. см: Явич Л.С. Право и общественные отношения. М, 1971.

[8] Маркс К и Энгельс Ф Соч., т. 1, с. 14.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.