Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. Правовые системы

8 ходе исторического развертывания юридической формы отдельные правовые нормы группируются в каждой стране в структурированную совокупность, образующую целую правовую систему. Сейчас трудно воспроизвести в деталях этот процесс, но его конечным результатом оказывается наличие в любом государстве внутренне единой системы правовых норм, подразделенных на относительно самостоятельные образования, обладающие относительной автономностью. Такими автономиями (элементами) правовых систем являются институты и отрасли

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 125

права, а также большие группы отраслей (материальное и процессуальное право, .публичное и частное право). Строго говоря, правовые системы не сводятся к структуре, ибо последняя – лишь внутренняя форма определенного содержания, связь элементов[1]. Но общая теория права может осуществлять анализ правовых систем не только с их содержательной стороны, но и с точки зрения их структуры, отражающей структурированность лежащих в их основе общественных отношений. В этом смысле правовая система – это право каждой страны или международное право, рассматриваемое с точки зрения единства составляющих его норм, а также их подразделения на относительно самостоятельные малые и большие группы, обладающие устойчивой целостностью.

Формально-логически можно себе представить пирамиду, которая складывается из структурированных норм, группирующихся в отдельные институты права, образующие отрасли права, объединяющиеся в более крупные автономные образования, составляющие в своем единстве правовую систему государства. Имея в виду, что связь между нормами вполне реальна, такой подход отражает внешнюю сторону объективного права вполне адекватно и хорошо подчеркивает нормативность правового регулирования. Глубокий анализ структуры права показывает, что она (как внутренняя форма) является непременно структурой содержания – господствующей воли, в свою очередь определяемой в конце концов системой господствующих производственных отношений. Структурированность объективного права – свидетельство высокой организации его содержания, средство внутреннего обеспечения единства и общеобязательности его норм. Но общеобязательность и единство юридических норм «е могут покоиться только на логической связи, на собственной структуре права. Они определяются, внешними связями права с экономической и классово-политической структурой, с государством (организованным принуждением). Это означает, что структурность права своими корнями уходит в область социальных структур, имеет конечное обоснование вне права.

Правовая система, как и любая система, предполагает элементы содержания, находящиеся в такой взаимосвязи, которая сама влияет на характер и функции каждого элемента. Это, в частности, означает, что не только отдельная юридическая норма, но также отдельный правовой институт или даже отрасль права не показывают всех качеств и функций, которые они проявляют в единой правовой системе. Отсюда следуют два вывода: 1) законодатель должен при установлении нового нормативного акта достаточно ясно представлять, как будет этот акт действовать в рамках данной правовой системы, ее

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 126

институтов и отраслей; 2) исследователь добьется успеха лишь в том случае, если он изучает нормы и институты права с учетом всей правовой системы, ее отраслей и иных подразделений.

Эти положения тривиальны, но на практике и в науке весьма сложно охватить в каждом отдельном случае вею действующую в стране правовую систему. Отсюда возможность ошибок в законодательной деятельности и при научном исследовании. Но главное в том, что внутреннее единство всех правовых норм в стране постоянно нарушается: стихийностью экономического развития, порождающей притязания, мало считающиеся с ранее закрепленными юридическими правами и обязанностями; условиями классовой борьбы, выдвигающими насущные политические задачи, которые на второй план отодвигают вопросы согласованности правовых установлений. Однако разрушаемые сложными перипетиями социальных отношений единство и согласованность между нормами права должны быть непременно восстановлены, ибо нельзя регулировать общественные отношения противоречащими друг другу нормами.

Внутреннее единство всех действующих в государстве норм права обусловлено единством лежащей в его основе системы производственных и господствующих классово-политических отношений, а также единством классовых интересов тех, кто осуществляет власть и выражает свою волю в праве. Такое единство, согласованность действующих в стране норм права являются одной из закономерностей развития и функционирования объективного права. Это внутреннее единство норм, образующих национальную систему права, находит свое выражение: а) в органическом единстве основных правовых идей, понятий и принципов регулирования, юридической техники и терминологии; б) в конкретизации наиболее общих норм (например, конституционных) в нормах менее общего характера, в строгой иерархии юридических норм соответственно актам, в которых они содержатся (например, закон и подзаконные акты); в) в том, что соблюдение, применение или нарушение одних норм права влекут за собой вступление в действие других норм (связь, например, материального и процессуального права).

Внутренняя согласованность и связь норм правовой системы страны позволяют единообразно упорядочивать отношения, вносят в них соответствующую стабильность, влияют на правосознание людей и способствуют упрочению законности. Другой закономерностью правовых систем является их подразделение на отрасли и институты.

В основе подразделения на отрасли и институты права лежит разнообразие существующих в любой стране общественных отношений. Определенный вид общественных отношений (имущественные, семейные, трудовые, управленческие и т.п.) требует своеобразных средств (методов) регулирования. Ими обладает некоторая группа норм, способная автономно влиять на

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 127

общественные отношения (на предмет воздействия). Это и приводит к образованию отраслей права с характерным для каждой из них предметом и методом регулирования. Отрасль права – это совокупность юридических норм, регулирующих более или менее автономно общественные отношения определенного вида при помощи единообразных средств воздействия. Каждая отрасль права включает в себя правовые институты – группы норм, регулирующие однородные и тесно связанные отношения данного вида. Так, например, отрасль гражданского права регулирует имущественные отношения стоимостного характера и включает институты собственности, обязательств, купли-продажи и т.п. Правовые системы, их отрасли и институты складываются исторически и представляют вполне реальное общественное структурированное образование. Они не строятся по произволу законодателя или ученых, в их основе лежит система производственных отношений, свойственная данной социально-экономической формации. Вместе с этим на формирование и развитие правовых систем государств оказывают влияние система источников права, проводимые систематизации законодательства, формулируемые наукой идеи и понятия, принципы, юридические обыкновения, политические цели власти. Поэтому при одном и том же типе права в отдельных государствах могут складываться несколько отличные друг от друга правовые системы. Глубже будут различия в тех случаях, когда в стране переплетаются разные хозяйственные уклады, имеются остатки прежней формации или социально-экономический строй имеет существенные исторические особенности. Особенности экономического развития влияют на структуру правовой системы даже в пределах одного типа государства и права. Менее заметно воздействуют на правовые системы субъективные факторы, если только при оценке этого воздействия не смешивать правовую систему с системой законодательства или с интеллектуальной моделью реальной системы, моделью, которая столь часто строится в юридических концепциях.

Конечно, правовая система каждой страны подвижна, изменяется вслед за развитием общественных отношений, в связи с появлением новых сфер человеческой деятельности, подлежащих своеобразному юридическому опосредованию. Грани между отраслями права не абсолютны, коль скоро общественные отношения разного вида между собой взаимосвязаны, переплетаются, редко существуют в чистом виде. Динамичность правовых систем доставляет дополнительные трудности для законодателя и для юриста-ученого, которые задались целью выявить контуры реально существующих в стране отраслей права, но она (динамичность) не может быть поводом к пренебрежению правовой системой в кодификационной деятельности, к произвольному выбору методов правового регулирования. И в этой связи особого внимания требует проблема весьма

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 128

стабильной группировки отраслей права в пределах регулирования горизонтальных и вертикальных отношений.

В эксплуататорском обществе это нашло свое выражение в делении на частное и публичное право, проявлявшееся тем яснее и определеннее, чем шире развертывались отношения товарного обмена (типично горизонтальные отношения). Правовые системы социалистических государств отвергают такое деление, не знают частного права как .полного господства эгоистических интересов владельца частной собственности. Но и в социалистическом обществе методы правового регулирования в решающей мере предопределены взаимоположением сторон общественных отношений. Отношения координации, равного положения сторон предполагают комплекс средств (методов) регулирования, характеризуемых диспозитивностью. Отношения субординации, власти-подчинения могут опосредшаться совокупностью таких способов воздействия (методов), для которых свойственна императивность[2]. Строительство социализма подтверждает многочисленными примерами, что попытки применения к социалистическим имущественным отношениям административно-правовых методов воздействия столь же тщетны, как и стремление распространить на управленческие отношения способы гражданско-правового регулирования. Семейные и трудовые отношения невозможно упрочить при помощи норм уголовного права, а бороться с преступностью нельзя при помощи пени, неустоек и возмещения имущественного ущерба. Методы правового регулирования чутко реагируют на взаимоположение сторон юридически опосредуемых отношений и довольно индифферентны к тому, в какой области общественной деятельности складываются горизонтальные и вертикальные отношения. И если для дифференциации правовой системы на автономные отрасли важно не всякое подразделение общественных отношений, а лишь то, которое влечет за собой образование специфических методов регулирования, тогда напрашивается заключение, что вне учета существования горизонтальных и вертикальных отношений нельзя понять специфику предмету и метода любой отрасли права.

Можно утверждать, что правовым системам свойственно подразделение на две большие области, одна из которых включает отрасли права, которые опосредуют по (Преимуществу горизонтальные отношения (имущественные, семейные, трудовые), другая – содержит отрасли, регулирующие вертикальные отношения (отношения власти, организационно-управленческие, уголовные, процессуальные). Не случайно, что именно юридиче-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 129

екая наука оперирует понятием горизонтальных и вертикальных отношений, отражая тем самым значение подобной классификации общественных отношений для методов правового регулирования. Но общая теория права до сих пор специально не занималась тщательным анализом структурного различия между отношениями координации и субординации, не разработан этот вопрос и в иных науках. Историко-социологическое исследование должно показать, с чем связано существование таких отношений, всегда ли они были свойственны обществу и сохранятся ли в будущем. Пока ясно лишь то, что объективное и субъективное право порождено своеобразными горизонтальными отношениями собственности и обмена, «о необходимо распространилось на возникшие в классовом обществе отношения власти-подчинения, что повлекло появление новых методов регулирования. Частное право долгое время было представлено одной объемной отраслью гражданского права. В публичном праве дифференциация на отрасли коснулась сперва судебного и уголовного права, позже формируется отрасль административного (и государственного) права. Подлежит также выяснению и дополнительной интерпретации проблема распределения по отраслям права и их большим группам юридических норм, устанавливающих запреты, обязанности и правомочия. С. С. Алексеев, вслед за В. Д. Сорокиным, считает их способами, имеющими отношение к формированию отраслевых методов регулирования[3]. У нас по этому поводу есть большие сомнения. И куда интереснее и конструктивнее мысль С. С. Алексеева о том, что решающей чертой отраслевого метода правового регулирования является «общее юридическое положение субъектов, их правовой статус»[4]. Но правовое положение субъекта определяется его фактическим положением при данных горизонтальных или вертикальных отношениях, а вовсе не тем, много или мало в данной отрасли юридических норм обязывающего, запрещающего или предоставительного свойства. Иной вопрос, что главным носителем норм, закрепляющих права субъекта, является группа отраслей права, опосредующих горизонтальные отношения. В последнее время наметилось совершенно неоправданное стремление создавать достаточно произвольные модели правовых систем, включающих целую иерархию основных, главных, традиционных и комплексных отраслей права, что ведет к отождествлению правовых систем с системами законодательства. Представляется, что избежать этого можно лишь проникновением в реальную структуру экономических и иных факти-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 130

чвских отношений, в том числе путем уяснения сути дифференциации общественных отношений на отношения, в которых субъекты находятся в координационной зависимости, и на отношения, субъекты которых состоят в зависимости субординации.

С этих позиций надо, видимо, подходить и к международной правовой системе. Тогда окажется, что принятое деление международного права на публичное и частное является неточным, механически воспроизводит наличие в правовых системах государств эксплуататорского типа подразделений на публичное и частное право как одного из проявлений группировки отраслей, регулирующих горизонтальные и вертикальные отношения. Думается, что международная правовая система не опосредует вертикальных отношений, не регулирует отношения власти-подчинения, и в этом одна из особенностей международного права. Тут термин публичность связан лишь с отношениями, в которых государства выступают в качестве субъектов, но ведь это отношения равных по положению сторон. Следует признать, что общая теория права не уделяет должного внимания исследованию международной правовой системы, что не соответствует тому месту в жизни народов, которое она теперь заняла.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Керимов Д.А. Философские проблемы права, с. 280—281.

[2] С.С. Алексеев считает диспозитивный и императивный способы простейшими приемами регулирования (Алексеев С.С. Структура советского права, с. 178), но не ставят их в связь с горизонтальными и вертикальными отношениями, так нам, во всяком случае, показалось

[3] Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. М, 1972; Алексеев С.С. Структура советского права.

[4] Алексеев С.С. Структура советского права, с. 179. В литературе последнего временя лучшее изложение вопроса см.: Красавчиков О. А. Система права и система законодательства.— «Правоведение», 1975, № 2.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.