Предыдущий | Оглавление | Следующий

IV. Фактор государства в формировании права

1. Писаное право обретает юридическую жизнь (или теряет ее, продолжает ее в измененном виде) в результате правотворчества, которое представляет собой завершающую и конститутивную стадию формирования права.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.109

Формирование права (правообразование) по своим исходным началам носит объективно обусловленный, необходимый характер. Начальная ступень правообразования — возникновение объективно обусловленной экономической, социально-политической, нравственной или иной общественной потребности в юридическом регулировании соответствующих отношений. Затем эта потребность преломляется в системе политических отношений, в политическом, нравственном и правовом сознании, в господствующем общественном мнении, когда складываются интересы и потребность получает адекватное или же искаженное, деформированное, узкоклассовое выражение.

Непосредственно же правообразующее значение в процессе формирования права имеет деятельность государства, его компетентных органов. Именно деятельность таких органов по формированию права и выступает в виде правотворчества.

Следовательно, правотворчество — это завершающая процесс формирования права государственная деятельность, в результате которой определенные положения через закон, через иные источники получают статус юридических норм, выступают в виде норм писаного права.

Понятие правотворчества — более узкое и в то же время более качественно насыщенное. Оно глубже, чем понятие формирования права (правообразования), отражает активность процесса. Понятие правотворчества охватывает, независимо от того, выражено ли оно в едином разовом акте или в цепи следующих друг за другом операций, государственное признание необходимости юридического регулирования, формирование юридических норм, возведение назревших потребностей в действующие писаные нормы.

Иными словами, правотворчество в принципе начинается тогда, когда потребности общественного развития определились, необходимость правовых нововведений назрела и на этой основе в процесс правообразования вступают компетентные государственные органы. В результате правотворчества накапливающиеся ранее предпосылки, потребности, интересы — все то, что можно отнести только к возможности и необходимости преобразований в действующей юридической системе, становится действительностью, юридической реальностью, воплощается в правовых нововведениях. Пожалуй, только в отношении частного права, в особенности в области договоров, надо видеть, что спонтанно рождающиеся правовые реалии имеют

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.110

юридическую силу и не сводятся к одним лишь предпосылкам (хотя действие общерегулятивного начала, общего санкционирования и здесь свидетельствует о действенности общих принципов и черт правотворчества).

Указанные черты правотворчества таят в себе и опасность — возможность не обусловленного требованиями жизни или неадекватного «творчества права», произвольных, несовершенных, неэффективных законодательных решений. Это опасность реальная и острая, особенно если учесть, что писаное право по исходным характеристикам представляет собой право власти.

Таким образом, именно правотворчество призвано дать концентрированное конечное выражение двум главным составным процесса правообразования: объективно обусловленным требованиям социальной жизни, с одной стороны, и активной, творческой деятельности компетентных органов по выработке и включению тех или иных норм в действующую правовую систему — с другой. Нарушение гармонии, единства этих двух составных влечет за собой просчеты в правообразовании и дефекты права.

Отсюда ясно, что, хотя правотворчество относится к «предрегулятивной» фазе правовой системы, от этой фазы прямо зависят не только состояние и эффективность последней, но и особенности ее действия.

Итоги правового регулирования, данные о его результативности по каналу обратной связи так или иначе возвращаются в сферу правотворчества. И правотворчество, выражаясь в особых правоотношениях, находясь как бы за пределами правовой системы, призвано вместе с тем постоянно поддерживать ее «боевое» состояние, обеспечивать ее соответствие потребностям социальной жизни, воплощение в ней передового юридического инструментария и тем самым постоянно и активно влиять на характер, ход и действенность правового регулирования.

2. В определенном ракурсе правотворчество может быть охарактеризовано как разновидность государственной деятельности, относящейся к сфере социального управления, деятельности, в силу которой соответствующие нормы приобретают качество таких, которые исходят от государства, принимаются им.

Однако правотворчество — специфическая разновидность социального управления. Эта деятельность состоит в том, что-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.111

бы ввести в правовую систему новые нормы, изменить или отменить старые. Ничего другого, в том числе непосредственно «управленческого», административного, эта деятельность не включает.

Как бы то ни было.«государственный момент» является конститутивным на стадии правообразования; именно он определяет принятие соответствующих актов государством. Только будучи приняты государством, соответствующие нормативные обобщения обретают свойства писаного права, становятся общеобязательными нормативными положениями, поддерживаемыми государственным принуждением. Отсюда вытекает нерасторжимое единство содержания права и его формы, в результате чего и создается право как институционное образование. Вовсе не случайно, что один и тот же государственный акт по большей части является актом правотворчества, источником права, устанавливающим те или иные нововведения в правовой системе, и одновременно формой существования, бытия нормативных положений.

Впрочем, конкретное выражение «государственного момента» в процессе правообразования (то, что называется способами правотворчества) и соотношение содержания права и юридических источников находятся в зависимости от того, насколько близко подступили требования естественного права, права как стороны (аспекта) объективно обусловленной потребности к самому позитивному праву как юридическому феномену, каковы его характер и реальная сила, уровень его воздействия на юридическую систему, а также в зависимости от того, насколько значительна направленность деятельности государственной власти на активное созидание, на творчество действующей юридической системы.

С рассматриваемых позиций могут быть выделены два основных способа правотворчества (которые в правовых системах различных стран и эпох переплетаются, взаимодействуют):

а) санкционирование государственной властью норм, которые сложились, реально существуют в виде фактического обычая либо в виде нормативных положений, вырабатываемых негосударственными образованиями данной политической системы (например, церковными учреждениями, общественными организациями) или складывающихся в самом социально-правовом бытие рынка, в частно-правовой сфере (обычаи, дело-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.112

вые обыкновения, договорные принципы и прецеденты при диспозитивном регулировании и др.);

б) прямая правоустановительная деятельность компетентных государственных органов, выраженная в правотворческих решениях и закрепляемая в юридических нормативных или иных актах компетентных государственных органов, которым юридическая система придает значение формы писаного права.

Заметим, что специфика большинства правовых систем первых фаз цивилизации, в том числе рабовладельческого и феодального общества, состоит в том, что свойственное им господство фиксированных в обычаях непосредственно-социальных (естественных) прав не требовало большего, чем простого санкционирования обычных норм, придания им юридической силы и тем самым превращения их в юридическое обычное право. И хотя постепенно в актах судебных органбв, в исходящих от государства сборниках обычного права нормативные положения перерабатывались с социальной и технико-юридической сторон, государственный акт санкционирования оставался для этих юридических систем доминирующим юридическим источником.

На первый взгляд весьма близки к только что указанным нормативно-судебные системы англосаксонского общего права, построенные на юридических прецедентах. Действительно, прецедент нередко базируется на фактическом обычае, да и само придание судебным актам общеобязательной силы может быть интерпретировано в качестве своего рода обычая. Но все же главное в прецеденте — это именно решение государственного органа, хотя и носящее индивидуальный характер, решение, логическая суть, идея которого в соответствии с особенностями структурного построения данных систем получает общеобязательное значение.

Весьма показательно, что для юридических систем, которые имеют своим историческим источником революционные акции, насильственное преобразование общественного строя, характерна в качестве доминирующего способа формирования прямая правоустановительная деятельность, выраженная в правотворческих решениях, главным образом в виде законов и иных нормативных актов. При этом нельзя упускать из поля зрения то, что такое доминирование дает известный простор для произвола и, более того, для формирования права тота-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.113

литарного типа. С этой точки зрения «спонтанное» формирование права (и связанное с ним санкционирование) является не только необходимостью, но и важной гарантией того, что правовая система в той или иной мере выражает потребности общества и по существенным параметрам защищена от государственного произвола.

3. Несколько соображений о правотворческой деятельности и правотворческом акте. Правотворчество — сложное социальное явление, имеющее ряд граней, сторон, о которых уже говорилось. Если же рассматривать Правотворчество только под углом зрения его фактического содержания, образующих его организационных действий, то оно охватывается понятием «правотворческая деятельность».

Правотворческая деятельность выражается в правотворческих актах (решениях), т.е. в юридических действиях, которые, как и всякие юридические акты, порождают те или иные правовые последствия, в данном случае последствия, выраженные в принятии определенных положений в качестве юридических норм.

Объективированный в документальном виде акт правотворчества является юридическим источником соответствующих юридических норм и одновременно формой их юридически-официального бытия, существования. Таковы, в частности, нормативные юридические акты, прецедентные судебные акты[1]. Причем здесь, при характеристике юридических источников, под актом понимается уже не юридическое действие как таковое, а действие внешне объективированное, внешнее выражение государственной воли в ее документальном виде, т.е. акт-документ, что и характерно для писаного права.

В соответствии с характером внешних форм бытия юридических норм различаются три основных вида юридических источников[2]:

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.114

а) нормативный юридический акт,

б) прецедентный судебный акт,

в) санкционированный обычай.

В некоторых правовых системах (в частности, при их становлении) значение юридических источников приобретают формы правосознания, правовой идеологии.

Как свидетельствует история права, одной из доминирующих тенденций в развитии юридических источников является повышение удельного веса нормативных юридических актов, в наибольшей мере соответствующих природе права как письменного феномена, его свойствам (в особенности определенности юридических норм), актов, которые способны обеспечить целенаправленное, динамичное развитие данной правовой системы и в то же время наиболее целесообразны и удобны на практике. Характерно, что даже для тех примитивных, неразвитых правовых систем рабовладения и феодализма, в которых господствовал санкционированный обычай, закономерна тенденция издания сборников обычаев, опирающихся на них судебных решений, со временем формулируемых все более обобщенно, что и означает утверждение права в качестве нормативного институционного образования.

Указывая на принципиальное единство актов правотворчества и форм выражения права, на их совмещение в юридических источниках, необходимо учитывать и существующие между ними различия. Такие различия выражают функциональные особенности актов правотворчества как правотворческих решений и форм существования юридических норм. Подчас это проявляется внешне в том, что может произойти известное разъединение «в натуре» форм установления и форм выражения юридических норм. Функция акта правотворчества разовая, она состоит в строго индивидуальном воздействии на правовую систему: ввести новую норму, отменить устаревшую и т.д. Функция выражения права длящаяся, стабильная: быть носителем действующих юридических норм, «местом» их реального бытия.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.115

Дополнительно несколько слов о необходимости строгого различения следующих ранее упомянутых понятий: «правотворческое решение», «юридическая норма», «нормативный юридический акт». Если правотворческое решение представляет собой итоговое действие, которое вносит те или иные преобразования в нормативное содержание правовой системы, а юридическая норма есть результат правотворческого решения, то нормативный юридический акт — это уже акт-документ, внешняя форма бытия официального «пребывания» юридических норм[3].

4. Главным, наиболее развитым, соответствующим природе самого права видом правотворчества является системное, кодификационное правотворчество.

Здесь правотворчество осуществляется, как правило, не путем формулирования и введения в правовую систему отдельных, изолированно взятых юридических норм (хотя и такой порядок правотворчества в ряде случаев необходим и в практической жизни широко распространен), а путем формулирования и введения в правовую систему юридических норм по целым блокам, укрупненным группам, отраслям права, т.е. путем кодификации.

В связи с этим следует заметить, что кодификация нуждается в более точной общетеоретической обрисовке. Дело в том,

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.116

что кодификация нередко рассматривается просто как форма систематизации в праве, в одном ряду с инкорпорацией, которая действительно является формой систематизации, упорядочения уже изданных актов, их помещения по тому или иному критерию в единые сборники. Между тем главное в кодификации — это как раз то, что она представляет собой наиболее совершенный и естественный, органичный для развитых нормативно-законодательных систем вид правотворчества, при котором обеспечивается единое, согласованное и упорядоченное нормативное регулирование данного вида отношений и тем самым достигается системное развитие всего нормативного материала.

В тех отраслях права, где нормативный материал выражен в отработанных кодифицированных актах, единичное правотворчество (т.е. такое, которое происходит путем формулирования отдельных, изолированно взятых юридических норм) осуществляется, как правило, путем внесения дополнений и изменений в кодифицированные акты. Во всяком случае, оно должно осуществляться таким образом.

Уровень совершенства права во многом зависит именно от отработанности кодифицированных актов. Посредством кодифицированных актов происходит оптимальное, соответствующее природе права и требованиям современной цивилизации развитие правовой системы. В кодифицированных актах находят свое преимущественное выражение нормативные обобщения, происходит подчинение всего нормативного материала общим принципам и нормам, его интеграция и дифференциация. В связи с тем что кодификация проводится в основном по отраслям права, а каждая отрасль права отличается юридическим своеобразием, в кодифицированных актах возможно выявить и в обобщенном виде закрепить юридическую специфику отрасли, свойственного ей юридического режима.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] В свое время была высказана конструктивная мысль о том, что юридические источники являются одновременно и формами установления, и формами выражения юридических норм (см.: Правотворчество в СССР. М., 1974).

[2] Необходимо обратить внимание на обоснованность и плодотворность использования специального термина «источник права» при характеристике форм установления и выражения юридических норм. Ведь соответствующие объективированные формы являются носителями юридических норм, причем эта их функция обусловлена как раз тем, что существует единство (во всяком случае, в принципе, в основе) между формами установления и выражения юридических норм. Да и с фактической стороны и юридические нормативные акты, и санкционированные обычаи есть не что иное, как именно источники, т.е. единственный «резервуар», в котором пребывают юридические нормы.

Отсюда понятно, почему предложения о замене термина «источник права» многозначным и потому неопределенным термином «форма права» не были восприняты ни наукой, ни практикой.

[3] Ударение на правотворческой функции нормативных юридических актов в определении их природы было сделано А.В. Мицкевичем (см.: Мицкевич А.В. Акты высших органов Советского государства. Юридическая природа нормативных актов высших органов государственной власти и управления СССР. М., 1967; его же. Правотворческое значение нормативного акта//Сов. государство и право. 1965. № 11. С. 49—57; Общая теория советского права. М., 1966. С. 136).

Вместе с тем ясно и то, что указанный подход не должен приводить к умалению другой (специфической) функции источникпв права, в том числе нормативных актов, — их значения как формы реального бытия права. Как полагал И.С. Самощенко, нельзя ни отождествлять характеристики нормативных актов как источника и формы права, ни отдавать предпочтение одной из них (см.: Самощенко И.С. Некоторые вопросы учения о нормативных актах социалистического государства//Правоведение. 1969. № 3. С. 29).

К этому следует добавить лишь то, что в кодифицированных областях законодательства происходит известное структурное размежевание актов в соответствии с указанными функциями: внешней формой бытия права являются в основном кодифицированные акты, а преимущественно правотворческая функция выражается в актах утверждения (о введении в действие кодекса) и в актах, вносящих изменения и дополнения в кодексы.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.