Оглавление | Следующий

Глава первая. Науковедческие и философские подходы и направления в правоведении

I. Уровни изучения права

1. Право может исследоваться с двух основных сторон, и соответственно этому существуют два основных уровня изучения права — практический и философский

Практический уровень относится к реальному функционированию права, к праву в практической жизни людей.

Право в практической жизни людей — явление, относящееся к обыденным делам, к конфликтам, к согласованию сталкивающихся интересов. Выражается и реализуется оно в законах, правительственных постановлениях, судебных решениях, адвокатских документах и, затрагивая, так сказать, прозу жизни, текущие дела и заботы, связано главным образом с деятельностью законодателей, судей, нотариусов, следователей, других юридических работников.

Поэтому то, что называется правом, изучалось с глубокой древности и изучается до настоящего времени прежде всего для того, чтобы будущие судьи, адвокаты, нотариусы, все юридические работники лучше понимали смысл законов, увязывали их между собой и с иными актами, могли делать на их основе правильные выводы, устраняя при этом возникающие коллизии, несогласованности.

Надо заметить только, что с самых далеких времен общество стремилось познакомить с юридическими знаниями все население, во всяком случае образованную его часть, деловых людей и людей, связанных с государственным управлением.

Изучение права, подчиненное практическим задачам, осуществляется аналитическим правоведением (наукой, тесно переплетенной с самой юридической деятельностью, юриспруденцией и называемой поэтому также аналитической юриспруденцией). В новейшее время на данном уровне изучения права получила развитие правовая социология.

2. Аналитическое правоведение (аналитическая юриспруденция) представляет собой отрасль специальных знаний, изучающую в практических целях законодательство, юридические нормы, права и обязанности, ответственность, другие право-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.2

вые явления под углом зрения присущей им логики, систематики, юридических черт, связей и соотношений, юридической техники и аналитики.

Это изучение осуществляется путем проработки текстов законов и иных нормативных актов, судебных решений, сложных юридических дел (казусов) и выражается в толковании юридических положений, классификации юридических норм, актов, юридических фактов, нахождении заложенных в них юридических конструкций, смысла юридической терминологии, выработке на. этой основе обобщений и определений. В результате такой аналитической проработки материала, если она достаточно квалифицирована, раскрывается детализированная юридическая картина законодательства, практики его применения, обнажается их юридическое содержание, отрабатываются наиболее целесообразные приемы и формы юридических действий. Это позволяет правильно, полно и точно рассматривать с юридической стороны конфликты, формулировать правовые выводы о фактах действительности, выносить судебные решения, давать юридические консультации, составлять юридические документы, вести правовое обучение.

От степени развития аналитической юриспруденции во многом зависят качество и эффективность юридической работы, а также юридическое совершенство законодательства и уровень профессиональной подготовки юристов. Выработанные в результате аналитических исследований обобщения, определения, классификации нередко воспринимаются законодателем и переносятся в законы, в кодексы. Вместе с тем тут возможны и издержки, теневые стороны, выражающиеся в крайнем формализме, излишней юридической усложненности или изощренности законодательства, юридической практики и специального образования, навеянных догматическими разработками в аналитическом правоведении.

Высокое развитие (в чем-то уникальное и непревзойденное) аналитическая юриспруденция получила во времена Древнего Рима. Ее достижения отражены в Кодексе Юстиниана (VI в. н. э.). Римские юристы видели содержание юридической деятельности, связанной с аналитической юриспруденцией, в трех основных ее компонентах: ager (руководить юридическими действиями сторон), caver (составлять формулы документов), responder (советовать). Один из известных ораторов и юристов Рима говорил, что истинный законовед — «это тот,

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.3

кто сведущ в законах и обычном праве... и умеет подавать советы, вести дела и охранять интересы клиента». Любопытно, что в Древнем Риме достижения аналитической юриспруденции концентрировались в основном непосредственно в практической работе юристов, в вырабатываемых ими правовых принципах, в формулах, конструкциях, институтах, отличающихся предельной логической завершенностью, строгостью, точностью. А это в общем-то и формировало историческую и логическую почву для всей последующей аналитической юриспруденции.

Достижения аналитической юриспруденции Рима, получившие в Кодексе Юстиниана законодательное закрепление, позже, через столетия, послужили основой для аналитической работы средневековых юристов-толкователей (глоссаторов) и в результате нашли обобщенное выражение в законодательных системах, в особенности романо-германского права, и стали базой для дальнейшего широкого развертывания юридико-аналитических исследований.

В новейшее время во многом на фоне развития философии права и правовой социологии, их растущей респектабельности аналитическое правоведение зачастую стало оцениваться как дисциплина низшего сорта, как юридическая догматика, для которой якобы органически характерны схоластика, спекулятивные построения, игра в понятия.

Действительно, такие отрицательные черты и крайности при аналитическом подходе существуют, и возможность их проявления увеличивается в определенной политической и социо-культурной обстановке (в основном тогда, когда результаты юридико-аналитических исследований не реализуются в жизни, а наука начинает заниматься своими внутренними проблемами). Но это — именно отрицательные черты и крайности, не более; они не должны умалять практического значения аналитической юриспруденции — древнейшей специальной науки, способной глубоко и тонко влиять на законодательство, на совершенствование содержащихся в нем интеллектуальных элементов, на практическую деятельность, на развитие других отраслей науки и культуры и на определенном уровне своего развития превратившейся в высокое юридическое искусство (один из первых русских правоведов так и называл ее — «законоискусство»).

С этой точки зрения аналитическое правоведение является своего рода логикой и математикой в области права, практи-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.4

ческой деятельности юристов. И кстати, вовсе не случайно методы, используемые в аналитической юриспруденции, близки к тем, которые относятся к математической логике и математическому мышлению.

Поскольку характер и уровень развития аналитической юриспруденции, ее направления обусловлены потребностями юридической практики, требованиями законодательной работы, то общемировоззренческие, философские концепции, идеологические установки мало влияют на ее состояние.

Научные разработки в аналитическом правоведении по большей части конкретизированы, посвящены строго определенным правовым институтам, категориям юридических дел. Вместе с тем существует потребность и в специально-юридической теории права, которая, в сущности, представляет собой «выведенные за скобки» общие положения о законе, праве, правоотношениях, юридических фактах и т.д. Появление такого направления в юридической науке связано с именем Д. Остина, с его книгой «Чтения по юриспруденции» (1832 г.)[1].

К аналитическому правоведению примыкает еще ряд ответвлений правоведения, отраслей юридических знаний. Среди них заметное место в общем комплексе юридических наук заняли история права и сравнительное правоведение. В ходе углубленного анализа правового материала возникает необходимость сопоставить действующие нормы с теми, которые существовали в прошлом и существуют сейчас в других странах, попытаться увидеть тенденции правового развития, его специфику в зависимости от особых исторических и социальных условий. Впрочем, тут уже в аналитические проработки вовлекается неюридический материал (а в советской правовой исторической науке сообразно марксистским постулатам внимание вообще было сконцентрировано на классовых отношениях, классовом господстве, а не на становлении и развитии правовых начал, правовой культуре и т.д.). Да и в аналитическом правоведении, например при анализе способов толкования, тоже все чаще стали приниматься в расчет метаюридические факторы, нередко в идеологизированном виде.

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.5

3. Теперь о социологии права, которая наряду с аналитическим правоведением относится к практическому уровню изучения права.

Использование социологических методов, широко развернувшееся в гуманитарных науках в нашем столетии, охватило и правоведение. Значительно распространены социологические методы в англосаксонском, и прежде всего американском, праве. Это объясняется не только интенсивным развитием в странах Запада социологии, ориентированной главным образом на практически значимые результаты, но и во многом юридическими особенностями самого англосаксонского общего права, выраженного в основном не в кодифицированных (замкнутых, логически стройных, структурированных) законодательных системах, а в прецедентном «праве судей». Отсюда не только ограниченность использования аналитического подхода (нет ни достаточных предпосылок, выраженных в законодательстве, ни потребностей), но и необходимость принимать во внимание в процессе правообразования многообразие фактов социальной действительности — и экономических, и конъюнктурно-политических, и психологических, и индивидуально-житейских, и многих других, которые так или иначе влияют на выносимые судьями решения.

Достижения правовой социологии, преимущественно ориентированной на англосаксонское общее право, значительны. Социологические методы используются и в иных правовых системах, в особенности при изучении причин преступности, эффективности законов. Некоторые разработки в области правовой социологии сделаны в советском правоведении, хотя реально, на практике, социологические методы не оказали пока заметного влияния на наше законодательство и практику его применения.

Иногда социологическое направление в изучении юридических вопросов рассматривается как общетеоретическая наука — социология права, претендующая на объяснение и самого феномена права, и других фундаментальных юридических проблем. Думается, что при использовании социологических методов в праве доминирующим все же остается практический уровень изучения права. Даже отдельные высказывания о праве «вообще» правовых социологов, например таких выдающихся американских юристов, как О. Холмс-младший, Р. Паунд, К. Левеллин, — это не более чем попутные замечания, призванные

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.6

объяснять предмет социологических исследований и его результаты (хотя, конечно же, они вплотную подводили к пониманию более общих правовых вопросов, пусть даже и ограниченных своеобразным материалом англосаксонского общего права).

Правовая социология весьма углубленно разработана в инструментальной теории, в которой и многообразные метаюридические факторы, и собственно право, законодательство, юридическая практика получили интегрированное освещение под углом зрения целостной концепции — единой системы средств, направленных на достижение нужного правового результата. По-видимому, это наиболее конструктивное научное направление развития правовой социологии, соответствующее одной из перспективных тенденций науки, все более концентрирующей внимание на механизменных процессах[2].

4. Вторым уровнем изучения правовой действительности является философия права — отрасль философско-правовых знаний, которая направлена непосредственно не на решение задач практической юриспруденции, законодательства, а на постижение сущности, предназначения и смысла права, заложенных в нем начал, принципов.

Философский подход в праве подчас приравнивается к распространению на право, на многообразные правовые явления той или иной мировоззренческой, философской доктрины. Вообще, любая философская система, претендующая на универсальность, общезначимость, вовлекает в поле своей философской интерпретации и право, другие правовые явления, определяет их место в жизни общества и человека.

Такое «втягивание» правовой проблематики в философское осмысление действительности можно проследить во всех крупных философских системах, начиная с античности.

В условиях советского общества единственной официально признанной философией права была идеологическая дисциплина, в которой категории диалектического и исторического материализма распространялись на правовые вопросы.

Между тем философия права представляет собой особое и самостоятельное направление в правоведении, специфический уровень изучения собственно права. Причем даже с сугубо

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С. 7

философских позиций самостоятельное философское осмысление правоведом того или иного явления оправдано постольку, поскольку оно рассматривается в единстве и в соотношении с парной позитивному праву категорией.

Исторически такой парной категорией в сфере правовых явлений, складывающихся в государственной жизни, стала категория «естественное право» и связанная с ней система гуманистических взглядов и идеалов.

Промелькнувшая в трудах некоторых мыслителей античности категория «естественное право» явилась своего рода знаменем эпох Возрождения и Просвещения, антифеодальных революций, набирающего силу мирового гуманистического движения. Она позволила оценивать действующее позитивное право, проводить его преобразование в направлении Гуманизма и свободы, все более наполнять его гуманистическим содержанием, обусловливать его движение от права силы к гуманистическому праву гражданского общества.

Хотя категория естественного права не имеет до сих пор корректного философского истолкования, она дает возможность изучать право с широких мировоззренческих позиций, вести его разработку в контексте гуманитарной мысли и гуманитарного движения[3]. Известным ответвлением в таком широком мировоззренческом освещении права стала его характеристика с точки зрения морали (хотя тут и существуют с позиций последовательного либерализма непростые проблемы).

В эпохи Возрождения и Просвещения высокое общественное значение приобрела категория прав человека. Именно в категории прав человека гуманитарная мысль и гуманитарное движение обрели стержень, глубокий человеческий и философский смысл. Можно предположить, что развитие философии права пойдет в направлении, углубляющем понимание тесной органичной взаимосвязи позитивного права и прав человека.

С этой точки зрения есть основания для конструирования особой философско-правовой теории современного естествен-

Алексеев С.С. Теория права.—М.: Издательство БЕК, 1995. С.8

ного права (прав человека), призванной занять (наряду с аналитическим правоведением) достойное место в общей структуре общетеоретических знаний[4].

Оглавление | Следующий



[1] В советской юридической науке такое направление общетеоретических исследований обосновано О.С. Иоффе и М.Л. Шаргородский в работе «Вопросы теории права» (М., 1961).

[2] См.: Саммерс С. Роберт. Господствующая правовая теория в США/ /Сов. государство и право. 1989. № 7. С. 109—118.

[3] О достоинствах естественно-правового подхода см.: Четвериков В.А. Современные концепции естественного права. М., 1988. С. 13—14. Автор пишет: «Позитивистский подход к праву характеризуется как дескриптивный», т.е. «описывающий» содержание права. Напротив, естественно-правовой подход определяется как «проспективный», т.е. «предписывающий», каким должно быть содержание права» (С. 14).

[4] Не касаясь сложного вопроса о структуре общетеоретических знаний, вызвавшего в свое время довольно оживленную полемику в советской науке, замечу, что, по-видимому, в будущем найдут себе место в науке, достойно сосуществуя, несколько общетеоретических правовых концепций.

При этом не следует противопоставлять практический и философский уровни изучения права: каждый из них имеет самостоятельное значение и определяет особые пласты научных знаний, не противоречащие друг другу, а взаимодействующие, обогащающие друг друга. Прав Р.С. Саммерс, когда пишет с позиций инструментальной теории: «Улучшенный и более полно разработанный прагматический инструментализм еще не будет сам по себе совершенной теорией закона, если не воспользуется всем лучшим, что создано великими традициями юриспруденции» (Сов. государство и право. 1989. № 7. С. 116).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.