Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 5. Правовые идеи

§ 1. Правовая идеология: содержание, формирование

§ 2. Движение правовых идей

§ 3. Право и мораль

 

§ 1. Правовая идеология: содержание, формирование

Правовые идеи или, собирательно, правовая идеология включают:

– представления людей о желаемых правовых нормах, о желаемых законах;

–их отношение к существующим законам, их одобрение или неприятие.

Долгие годы мы подходили к правовой идеологии, как и вообще к любой идеологии, предельно упрощенно: все идеологическое вторично по сравнению с экономикой, базис определяет надстройку. Хорошо известны хрестоматийные высказывания классиков марксизма-ленинизма по этому поводу. Считалось очевидным, что содержание идеологии, в том числе и правовой идеологии, определяется классовыми интересами, а те, в свою очередь, интересами экономическими. Напомним только известную формулу «Манифеста Коммунистической партии»: «... ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса»[1].

Современная действительность расходится с подобным упрощенным пониманием. Связь между экономикой и идеологией бесспорна, но она не сводится к предопределенности идеологии экономикой. Эта связь более сложна, она не может быть выражена через категории первичного и вторичного; при одних ситуациях и в одних исторических условиях приоритет оказывается за экономикой, при других – за идеологией.

Главным, решающим фактором для формирования и экономики, и идеологии являются интересы людей. Именно в интересах людей выражается их отношение к окружающей действительности, они претворяются и в экономических (базисных), и в идеологических (надстроечных) отношениях. У тех и у других оказывается общий источник – интересы людей. Интересы многообразны–они охватывают экономическую, национальную, религиозную, культурную и многие другие сферы. Одной из таких сфер является правовая идеология.

Специфика правовой идеологии, ее отличие от других сфер идеологии заключается в специфике самого права, в его роли как средства общественного порядка, социального регулятора. Разносторонние инте-

82         Гтава 5 Правовые идеи

ресы людей – экономические, национальные и пр. – осознаются ими как интересы правовые. В правовых идеях формулируются намерения людей претворить свои разносторонние интересы в нормы, установить на основе своих интересов и с их учетом определенный порядок в обществе. Правовые идеи включают обращенность к настоящему – отношение к существующим нормам, отношение позитивное или негативное, а также обращенность к будущему–представления о желаемых правовых нормах.

Существенную роль в формировании правовой идеологии играет уровень правовой культуры общества. Уровень правовой культуры – это обобщенный показатель, отражающий место и роль права в жизни общества. Правовая культура включает уважение к праву, правовую информированность людей, знание ими законов, готовность соблюдать и выполнять законы, уважение к правосудию, потребность обращения в суд за защитой своих прав, отказ от использования противозаконных силовых средств разрешения конфликтов и т.п. В уровне правовой культуры находит отражение историческое развитие страны и народа. Поэтому для каждой страны характерен свой уровень, в нем сочетаются правовые нормы вчерашнего и сегодняшнего дня и одновременно закладывается завтрашний день развития права.

В российской истории в течение длительного времени не существовало благоприятных предпосылок для развития правовой культуры: вековая монархия без начал конституционализма, подчиненное и бесправное положение человека в обществе, низкая роль суда (напомним, первая радикальная судебная реформа в России была начата только в 60-х гг. XIX в.), свыше 70 лет господства тоталитарного режима. Современное развитие общества в известной мере позитивно сказывается на уровне правовой культуры: повышается авторитет права, возрастает роль суда. Но уровень правовой культуры повышается очень медленно, поэтому и сегодня в России он отстает в сопоставимых показаниях от уровня наиболее развитых демократических стран.

Первый пример: отношение людей к конкретной норме о применении смертной казни. В России смертная казнь до сих пор широко применяется в качестве наказания за наиболее тяжкие преступления. Подавляющее большинство населения одобрительно относится к этой практике и отвергает предложения не только об отмене смертной казни, но и об ограничении ее применения. Социологические опросы, проводимые на протяжении последних 10 – 15 лет, свидетельствуют о том, что в одобрительном отношении большинства населения к применению смертной казни изменений не происходит

§2. Движение правовых идей             83

Второй пример: отношение людей к важнейшему правовому учреждению – суду. Социология свидетельствует, что большинство населения видит в суде лишь место, где человека лишают свободы, но не место, где защищают права человека. Законодательство последних лет значительно расширило полномочия судов в защите прав граждан от произвола государственных чиновников. Но новые законы почти не сказались на, мягко выражаясь, индифферентном отношении людей к правосудию. Люди в своем большинстве не используют предоставленные им возможности судебной защиты и редко обращаются в суд. По-прежнему в ходу формула юридической дремучести рядового россиянина: «Я в своей жизни не только ни разу в суд не обращался, но даже свидетелем не проходил». Суды в стране обустроены скверно, культура ведения судебного процесса низкая. Позитивные изменения происходят, но, повторяем, очень-очень медленно.

§ 2. Движение правовых идей

Правовые идеи воплощают осознание людьми своих интересов в праве. Становление и развитие правовых идей нужно рассматривать на разных уровнях. Каждый уровень охватывает разные слои общества.

Первая ступень–уровень отдельных граждан, как правило, профессионалов, специалистов, ученых. На этом уровне правовая идея зарождается и впервые обретает формы правовых формулировок.

Другая ступень – уровень групп и слоев населения. На этом уровне «идея овладевает массами», приобретает многочисленных сторонников и противников. Сторонники правовой идеи – те группы и слои, интересам которых эта идея соответствует. Противники правовой идеи– те группы и слои, интересам которых эта идея противоречит.

Долгие годы интересы людей, в том числе и их интересы в области права, обществоведение объясняло только классовой принадлежностью. Вряд ли такой упрощенный подход правилен. Само понятие класса стало в современной российской ситуации достаточно неопределенным. Совершенно ясно, что нынешнее общество состоит не из двух традиционных классов и прослойки (рабочие, крестьяне, интеллигенция). Его структура гораздо сложнее. Сам подход к выделению в обществе тех или иных социальных групп и слоев становится иным. Как известно, Ленин считал определяющим фактором место той или иной группы в экономических отношениях, производстве и распреде-

84         Глава 5 Правовые идеи

лении. Сейчас на первый план выдвигаются другие факторы: отношение людей к изменениям в стране и обществе, их отношение к государственной власти, к частной собственности и др. Различные по интересам группы и слои характерны не только для страны в целом, но и для отдельных регионов. Более того, раскол общества и противостояние интересов проходят сейчас не по границам традиционных классов и не по границам новых групп и слоев, но очень часто внутри них. Современная ситуация может быть охарактеризована как переходная к новой социальной структуре общества.

В этих условиях говорить о классовом предназначении правовой идеологии практически невозможно. Несколько типичных иллюстраций. Внутри традиционно представляемого «единого» рабочего класса интересы в главном вопросе – размере оплаты труда – оказываются различными. Рабочие высокой квалификации заинтересованы прежде всего в устранении ограничений в размерах оплаты за труд. Рабочих же низкой квалификации прежде всего интересует повышение гарантированного законом минимума заработной платы. Представители интеллигенции, ставшие предпринимателями, заинтересованы в низких налогах. А те группы интеллигенции, оплата которых производится за счет государственного бюджета (учителя, врачи, воспитатели и др.), объективно заинтересованы в высоких налогах, как решающем источнике пополнения бюджета. Крестьяне энергичные, высоко трудоспособные, инициативные – за частную собственность на землю. А пассивные, малоквалифицированные, с низкой трудоспособностью – против частной собственности на землю, за сохранение коллективных форм владения землей. В вопросах приватизации расходятся интересы трудовых коллективов предприятий, с одной стороны, и работников непроизводственной сферы, пенсионеров – с другой. Даже среди такой, казалось бы, однородной группы, как пенсионеры, интересы, подлежащие закреплению в праве, не совпадают. Пенсионеры с прежним высоким заработком заинтересованы в повышении размеров пенсий для всех граждан в одном и том же проценте, так как для них это повышение будет более значимым, чем для пенсионеров с прежним низким заработком. Последние же заинтересованы в неодинаковом повышении размера пенсий: чем ниже пенсия, тем больше они хотят увеличить ее размер.

Таким образом, группы и слои граждан с одинаковыми правовыми интересами не совпадают с традиционно сложившимися группами и слоями общества. На этом уровне развития правовых идей можно еще

§2 Движение правовых идей              85

раз убедиться в необходимости выражения в правовых нормах разных по содержанию интересов, т.е. опять же в отыскании компромиссов.

Третья, завершающая ступень развития правовых идей – уровень законодателя и практика правоприменения. На этом этапе идеи воплощаются в нормы и переходят на стадию практической реализации. О том, как это происходит, мы будем говорить в последующих главах, посвященных законодательству.

Условно говоря, правовая идея проходит эволюцию «туда» и «обратно». Сначала – от формирования идеи к ее осознанию («овладению массами»), а затем – к законодателю. А после принятия закона – от законодателя к правоприменению, к отношению людей к принятым и реализуемым законам. И наконец, воплощенная в законе правовая идея вновь подвергается обобщающей, завершающей оценке профессионалов.

Всякая прогрессивная общественная идея, в том числе и правовая, опережает и общественное сознание, и уровень общественных отношений. В таком опережении и заключается ее движущий, созидательный потенциал. На первых порах появления и становления новых идей они находятся в некотором (иногда большем, иногда меньшем) противостоянии с действительностью. Чем демократичнее, плюралистичнее общество, тем легче новые идеи пробивают в нем дорогу к реальности, к воплощению в жизнь. И наоборот, чем тоталитарнее общество, чем меньше оно склонно к плюрализму, к различию взглядов, тем активнее и энергичнее оно борется с новыми идеями, препятствует их развитию.

Десятилетия господства в нашей стране командно-административной системы были очень неблагоприятными годами для всяких новаторских идей, в том числе и идей правовых. Режим не терпел идеологического плюрализма. Те или иные новые идеи могли рассчитывать на развитие и претворение в жизнь только после согласия верхушки командно-административной системы. А шансов на объективную оценку, в силу низкого интеллектуального потенциала тогдашнего руководства, было тем меньше, чем непривычнее и динамичнее была сама идея. В области правовых идей единственным путем к их признанию была апробация «наверху» и, как результат, претворение идеи в то или иное постановление. При этом сплошь и рядом основное революционное содержание идеи выхолащивалось и сводилось на нет либо при ее претворении в законы, либо при применении этих законов. Достаточно напомнить неплохие по отдельным идеям нормы Конституции СССР 1936 г. и Конституции СССР 1977 г. и реакционную, консервативную

86         Глава 5 Правовые идеи

практику их применения. Другой наглядный пример. В середине 50-х гг. при подготовке проекта Основ гражданского законодательства возникла острая дискуссия о хозяйственном праве. По мнению одной из спорящих сторон, взаимоотношения в сфере хозяйственной деятельности предприятий могли достаточно полно регулироваться нормами гражданского и административного законодательства. Другая же сторона в этом споре утверждала, что эти отношения настолько специфичны, что обычный арсенал норм гражданского и административного законодательства явно недостаточен, что нужна разработка специального хозяйственного законодательства. Из этого, казалось бы, чисто научного спора была взята и претворена в жизнь лишь одна сторона концепции «хозяйственников» – о преобладании в хозяйственных отношениях вертикального командного элемента (административное начало) и сведена на нет концепция равноправного горизонтального элемента (цивилистическое начало). Эта идея оказалась вполне созвучной с требованиями командно-административной системы и была реализована, как мы знаем, на практике: все попытки хозяйственной инициативы и самостоятельности предприятий пресекались в зародыше.

Тем не менее и при командно-административной системе, возможно, в качестве противодействия ей, в юридической науке сложился комплекс прогрессивных демократических идей. Таковы были идеи о приоритете прав личности (в нашей стране эта идея была непривычной, новой), об отмене законодательного закрепления руководящей роли КПСС, о расширении судебной защиты, об отмене обязательной прописки и др. Реализовать эти идеи полностью или частично представилась возможность только в 90-е гг. в иной политической обстановке в стране.

Второй этап развития правовой идеи – «овладение массами». Этот этап в современной российской действительности пока не достигнут. Прежняя практика «единодушного» принятия и одобрения идей, высказанных руководством КПСС, нами сейчас преодолена. Многопартийная система, как основной канал распространения идей в массы, только складывается. В современных условиях основным путем распространения новых прогрессивных идей, их проникновения в массы остается деятельность средств массовой информации (печать, радио, ТВ).

Наконец, третий, заключительный этап эволюции правовой идеи – рассмотрение и оценка ее парламентом при подготовке законопроекта. И

§3 Право и мораль 87

здесь молодая российская демократия сделала пока только самые первые шаги. Мы пока не располагаем достаточно профессиональным парламентом, так как невысок еще уровень правовой культуры самих парламентариев. Тем не менее «правовой задел» перехода к демократическому обществу создан: законы о правах человека, о собственности, о предпринимательстве, о банкротстве, основы нового гражданского законодательства, авторское законодательство и другие образуют правовую основу преодоления тоталитаризма. Содержание этих новых законов будет рассматриваться в курсах отраслевых правовых дисциплин.

Принятие закона, его введение в правоприменительную практику, претворение в жизнь завершают движение правовой идеи снизу вверх. Затем начинается обратный процесс. Закон возвращается к людям в качестве обязательных, подлежащих реализации и исполнению правовых предписаний. На этом этапе определяется судьба любого закона: либо он реализуется на практике, достигает цели и в итоге оказывается эффективным, либо закон обществом не воспринимается, остается на бумаге и оказывается неэффективным. Анализ эффективности закона – задача профессионалов. Здесь правовая идея возвращается в ту же среду, где она возникла и сформировалась. На основе данных об эффективности закона появляются новые идеи: о возможном совершенствовании, изменении и дополнении закона, о его отмене, дальнейшем развитии его норм и т.д. Начинается новый виток поступательного движения правовых идей, он пройдет те же этапы, но будет наполнен иным содержанием.

Таково развитие правовых идей, их оборот в правовой действительности.

§ 3. Право и мораль

Правовые идеи тесно соприкасаются, в известной мере переплетаются с моралью.

Мораль, согласно общепринятому пониманию,– это представления людей о добре и зле. На их основе формируются нормы морали, нормы общепринятого поведения. Эти нормы – один из социальных регуляторов, что сближает их с правовыми нормали. В то же время право – это система порядка в обществе, наделена государством принуди-

88 Глава 5. Правовые идеи

тельной силой, а мораль – система представлений о поведении в обществе, не обладающая такой силой. Сопоставление права и морали позволяет глубже раскрыть содержание этих феноменов.

По сфере действия мораль и право не совпадают. Мораль охватывает все сферы человеческого поведения, а право – только те сферы, где есть необходимость потенциального принуждения. В этом смысле сфера морального воздействия в обществе шире, чем сфера воздействия правового. Сфера морального (нравственного) регулирования не требует установления каких-либо границ, все области поведения людей входят в эту сферу. Сфера же правового регулирования, наоборот, ограничена определенными границами.

По объекту действия мораль и право в целом совпадают. И мораль и право охватывают все общество, все группы и слои общества, ориентирующиеся на те или иные моральные и правовые представления. В то же время различные слои и группы общества, как мы знаем, могут руководствоваться разными представлениями о морали. Точно так же в своих действиях они могут опираться на разные правовые идеи.

В основе представлений о морали и праве лежат интересы людей. Та или иная группа людей в соответствии со своими интересами формирует собственное понимание морали и права. Более того, совсем не обязательно, чтобы внутри той или иной группы существовали тождественные представления. Например, сторонники той или иной религии, как правило, руководствуются одними и теми же представлениями о морали. Но в зависимости от имущественного положения, их представления, скажем, о собственности (а это уже область правовых идей) могут быть различными.

По содержанию нормы морали и права чаще всего совпадают, поскольку те и другие обусловлены интересами людей. Это совпадение хорошо согласуется с представлением о праве как нормативно закрепленной и реализованной в законе справедливости (представление о справедливости и есть, в конечном счете, представление о добре и зле). С этой точки зрения известный тезис о том, что право–это часть морали, обладающая потенциальной принудительной силой, в целом верен. Верны и другие интерпретации этого тезиса: право всегда морально (особенно если право понимается как общественный компромисс), «о мораль не всегда есть право (та часть морали, которая не может быть подкреплена принуждением). Правда, истории известны случаи, когда законодательные установления расходятся с общепринятыми нормами морали (например, расистские законы фашизма, акты о депортации

§3. Право и мораль             89

народов в нашей стране). Но в этих случаях такие законодательные установления расходятся и с правом, понимаемым как воплощение общечеловеческих идей справедливости, равенства, свободы. Правовые же нормы, которые выражают эти идеи, всегда моральны.

По форме выражения нормы морали и права также могут существенно различаться. Моральные нормы чаще всего определяются уровнем сознания людей. И если они получают конкретное воплощение в обществе, то, как правило, не в государственных документах. Правовые же нормы проводятся через решения и акты государственных органов (органы власти, управления, суды). Государственное оформление – обязательный признак правовых норм, это качество придает им потенциальную возможность принудительного проведения в жизнь.

Несмотря на многие различия, взаимное влияние норм права и морали огромно. Покажем это на одном только примере.

В последние годы Великой Отечественной войны, когда победа стала очевидной, настало время оценить и подсчитать жертвы, которые народ отдал за эту победу. И прежде всего огромные человеческие потери. Стало ясно, что возрождение страны потребует нового демографического подъема. Уровень рождаемости детей в сложившихся и официально оформленных семьях оказался недостаточным. Потребовался прирост населения за пределами семей. Эти объективные условия востребовали правовую идею – освободить мужчин от ответственности за рождение и воспитание ребенка, рожденного вне брака, от расходов на содержание такого ребенка. 8 июля 1944 г. был принят соответствующий Закон. В качестве пропагандистской завесы были использованы нормы о материальном и моральном поощрении материнства, об установлении орденов и медалей для многодетных матерей. Суть же этого закона была в ином. Он установил, что только зарегистрированный брак порождает правовые последствия. Если ребенок рождается вне зарегистрированного брака, то в свидетельстве о рождении указыва-лась только мать (отсюда появился противоестественный термин «мать-одиночка»). В качестве юридической гарантии безответственности мужчин было установлено, что женщины, не состоящие с отцом ребенка в зарегистрированном браке, не вправе обращаться в суд с иском о взыскании алиментов и установлении отцовства. Подчеркиваем, речь шла не об отказе в удовлетворении иска, а вообще о невозможности самого обращения в суд.

Был ли этот Закон безнравствен? С точки зрения современных представлений, безусловно. Но с точки зрения морали середины 40-х гг.

90         Глава 5 Правовые идеи

этот законодательный акт мог считаться (во всяком случае для многочисленной, а может быть, и преобладающей части населения) вполне нравственным. Сегодня нет необходимости приводить многочисленные выступления в поддержку этого Закона, их было очень много. И он достиг цели. Рождаемость резко возросла. Правда, выявились, хотя и не сразу, побочные негативные последствия – безотцовщина, рост преступности среди малолетних и др. Но на стадии принятия и первых лет применения Закона от 8 июля 1944 г. он был нравственным, во всяком случае для большей части общества.

Постепенно отношение общества к Закону 8 июля 1944 г. менялось. Все больше и больше проявлялись безнравственные его стороны, его унизительный для миллионов женщин и детей характер. Вначале были предприняты попытки юридического «обхода» Закона. В действовавший в тот период Кодекс законов о браке, семье и опеке (КЗоБСО) была введена ст.423, допускавшая предъявление матерью ребенка иска о взыскании средств на содержание ребенка с лица, которое добровольно содержало ребенка. Если отец ребенка после его рождения какое-то время оказывал матери материальную помощь на его содержание, а потом уклонялся от оказания такой помощи, то стало возможным предъявить ему иск по этой статье КЗоБСО. При этом ни в коем случае не следовало ставить вопрос об установлении отцовства ответчика, ибо дело в этой части подлежало прекращению в силу названного нормативного акта от 8 июля 1944 г. Не упоминая же в иске об отцовстве, можно было еще надеяться получить через суд средства на содержание ребенка. Разумеется, судьи отлично понимали, что в каждом таком случае речь идет о взыскании алиментов именно с отца, но в интересах матери и ребенка делали вид, что ответчик отцом не является. Мы столь подробно остановились на практике применения названного Закона, чтобы наглядно показать, насколько он пришел в противоречие с моралью.

В 1968 г. (спустя 24 года после принятия упомянутого Закона) разрыв между нормой права и моралью был преодолен в пользу морали. В Основах законодательства о браке и семье (1968) и Кодексе о браке и семье России (1969) было установлено судебное рассмотрение исков об отцовстве, за незарегистрированным браком признавались при определенных условиях правовые последствия.

На этом примере (а подобных примеров было немало) можно убедиться в исторически преходящем характере соотношения права и морали. Но тесное взаимодействие, связь этих феноменов всегда сохраняются.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.4. С. 439.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.