Предыдущий | Оглавление | Следующий

Лекция 16. ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА

Н. Н. Вопленко

1. Понятие толкования права.

2. Основные способы толкования права.

3. Виды толкования права.

4. Толкование права в зависимости от объема.

1. ПОНЯТИЕ ТОЛКОВАНИЯ ПРАВА

Тема толкования права является традиционной в юридической науке. Традиционным в этом смысле является и вопрос об общем понятии толкования права. В отечественной литературе он продолжает оставаться дискуссионным. Основные точки зрения по этому поводу можно сгруппировать следующим образом: а) толкование есть уяснение смысла права; б) толкование есть разъяснение смысла права; в) толкование представляет собой как уяснение, так и разъяснение смысла права. Думается, что наиболее правильным и приемлемым будет взгляд на толкование как на деятельность, выступающую в виде как уяснения, так и разъяснения смысла права. Что же касается первых двух точек зрения, то они представляются неполными, односторонними и не охватывают все многообразие деятельности, характеризующей познание и объяснение смысла правовых норм.

Считать толкование только уяснением смысла права — значит игнорировать специальную деятельность по разъяснению права (акты толкования). И наоборот, сводить толкование только к разъяснению смысла права — значит игнорировать мыслительный, познава-

Толкование права_369

тельный процесс, предшествующий по времени любому разъяснению. Чтобы разъяснить смысл чего-либо для других субъектов, необходимо прежде всего уяснить его для себя. Поэтому «уяснение» и «разъяснение» — это две диалектически взаимосвязанные стороны процесса толкования права.

Термин «толкование» равнозначен по смыслу латинскому понятию «интерпретация», а лицо, занимающееся толкованием права, называется интерпретатором. Толковать право — значит познавать и объяснять его смысл, цели, социальное назначение и практическую значимость.

При этом необходимо иметь в виду, что толкование не составляет исключительной принадлежности юридических наук; напротив, оно встречается во всех науках, имеющих дело с письменными источниками[1]. Исключительно велика роль толкования как процесса познания и интерпретации в исторических, филологических, литературоведческих и других гуманитарных науках.

Толкование как познание и разъяснение смысла права сопровождает возникновение и развитие всех правовых систем. Как и сущность права, оно имеет определенную, социально-политическую направленность, ибо связано с уяснением и разъяснением выраженной в праве воли властвующего класса. Думается, что в демократически устроенном обществе толкование права должно служить целям выявления точного смысла правовых норм для того, чтобы обеспечить их правильную, в соответствии с режимом законности реализацию.

Отправляясь от смыслового значения термина «толкование», следует признать, что филологически он тесно связан с понятием «познание». «Толк» есть «смысл», разумное содержание чего-нибудь, и толковать — значит в первую очередь познавать смысл того или иного явления.

Отсюда следует, что первым элементом толкования является «уяснение». Толкование, таким образом, есть определенный мыслительный процесс, направленный на

370___Я. Н. Вопленко

установление содержания норм права путем выявления значений и смысла терминов и выражений (знаков естественного языка), заключенных в нормативных актах[2]. «Толкование-уяснение» представляет собой внутренний мыслительный процесс познания, не выходящий за сознание самого интерпретатора. Оно характеризует гносеологическую, т.е. познавательную природу толкования. Конкретно уяснение смысла права осуществляется с использованием специальных приемов и способов толкования. Уяснение правовых норм предполагает творческую интеллектуально-волевую активность интерпретатора, и оно тем успешнее, чем выше юридическая культура субъектов, осуществляющих толкование. От правильности, полноты и юридической точности уяснения права во многом зависит эффект его реализации. В историческом аспекте традиционным для науки права является вопрос, все ли нормы права нуждаются в толковании или же этого требуют только неясные, так называемые «темные нормы»? «Толкование вполне соотносительно с темнотой или неясностью законов: оно начинается там, где начинается темнота, и возрастает в трудности по мере усиления последней», — утверждал дореволюционный российский юрист Н. А. Гредескул[3]. «Всякий закон, а не только неясный, подлежит толкованию,» — возражал ему А. М. Гуляев[4].

В современной юридической литературе по этому поводу господствует взгляд, согласно которому толкованию-уяснению подлежат все нормы права, но «интенсивность подобного толкования зависит от индивидуального правосознания конкретных лиц»[5]. Оно тем «незаметнее», чем выше юридическая подготовка соответствующих лиц .

Толкование права_371

Действительно, общая эрудиция, высокий уровень профессиональной подготовленности, индивидуально усвоенные навыки и умения юриста позволяют ему зачастую быстро и грамотно усвоить смысл того или иного закона. И наоборот, низкая общая и юридическая культура познающего смысл нормы права субъекта могут создать для него проблему непонимания там, где специалист ориентируется с привычным автоматизмом.

«Толкование-разъяснение» есть деятельность по изложению и доведению до сведения других лиц познанного смысла права. Эта деятельность, естественно, возможна только после уяснения смысла права интерпретатором «для себя». Разъяснение выступает, во-первых, как интеллектуально-волевой процесс интерпретации и, во-вторых, как его результат в виде акта толкования (постановление, разъяснение, инструкция и т.д.).

Оно раскрывает, «опредмечивает» предшествующую познавательную деятельность в форме суждений, понятий, умозаключений, являющихся элементами естественного языка.

Цель разъяснения — словесно обосновать смысл интерпретируемых норм путем конкретизации правовых требований, развертывания их содержания до уровня дополнительной ясности.

Разъяснение может быть устным или письменным, но независимо от внешней формы оно включает в себя суждения и оценки по поводу содержания правовых норм.

Эти суждения и оценки и составляют основное средство привнесения дополнительной ясности в смысл толкуемых норм. Результатом разъяснения является формулирование акта толкования права. Юристам-практикам очень часто приходится пользоваться актами толкования права в виде разъяснений, издаваемых различными органами государства. И знание юридических свойств такого рода разъяснений, исходящих от отдельных органов, является условием правильного применения ими права.

С учетом изложенного, толкование права можно представить как интеллектуально-волевую деятель-

372__Я. Н. Вопленко

ность по уяснению и разъяснению смысла норм права в целях их наиболее правильной реализации[6].

Итак, толкование права есть постижение его смысла, расшифровка и обоснование его в форме конкретизирующих понятий, суждений о содержании государственной воли. Отсюда в истории юриспруденции периодически возникают дискуссии о том, что подлежит выяснению в процессе толкования: воля законодателя или воля и смысл самого закона? «Толкование должно воспроизвести те представления и понятия, которые связывал с данной нормой ее создатель», — утверждал известный русский юрист Е. В. Васьковский[7]. «Для толкования существенно то, что выражено в законе, а не то, что хотели в нем выразить», — несколько ранее высказывал прямо противоположный взгляд Г. Ф. Шершеневич[8].

Проблема эта особенно актуализируется в политически сложные, переходные периоды общества, особенно когда между временем издания закона и ситуацией его применения лежит значительный отрезок времени. Изменившиеся условия общественного развития зачастую создают представления о возникновении «разрыва» между волей законодателя и волей самого закона.

Думается, что теоретически возможность такого разрыва не исключается, особенно когда речь идет о действии «старого», не отвечающего потребностям изменившейся жизни закона. Но следует помнить, что сама постановка вопроса, допускающая отрыв воли законодателя от словесной формы ее выражения, содержит в себе возможность теоретического оправда-

Толкование права_373

ния «вольного» обращения с источниками права на том основании, что они не всегда выражают действительные намерения ю создателей. Поэтому правопри-менитель должен помнить: в процессе толкования установлению подлежит воля законодателя, получившая свое объективное выражение в действующем законодательстве.

Не намерения и мотивы законодателя, оставшиеся за пределами созданного им нормативного акта, а государственная воля, объективно закрепленная в письменной форме, является объектом познания и интерпретации.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Коркунов Н. М: Лекции но общей теории права. СПб., 1909. С. 343.

[2] Черданцее А. Ф. Толкование советского права. М., 1979. С. 5—6.

[3] Гредескул Н. А. К учению об осуществлении права. Харьков, 1900. С. 158.

[4] Черданцев А. Ф. Указ. соч. С. 12—13.

[5] Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Вып. 3. М., 1965. С. 181.

[6] В специальных научных работах автор пытается отстаивать точку зрения, согласно которой в общем понятии толкования наряду с уяснением и разъяснением следует выделять и третий элемент — акт толкования права. Дело в том, что уяснительная и разъяснительная работа интерпретатора всегда выражается (объективируется) в определенных актах деятельности. Это — движение мысли субъекта или издание документа. Но во всех случаях толкование права есть акт интеллектуально-волевой активности.

[7] Васьковскцй Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. М., 1913. С. 29.

[8] Шершеневич Г. Ф. Применение норм права //Журнал Министерства юстиции. 1903. № 1. С. 56.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.