Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 25. ВИДЫ НОРМ ПРАВА

1. Основания подразделения норм права на виды.

2. Регулятивные и охранительные нормы.

3. Разновидности регулятивных норм.

4. Специализированные нормы. Обобщающие предписания.

5. Разновидности юридических норм, различаемые по характеру их связи с индивидуальным регулированием.

6. Основные, детализирующие и вариантные нормы. Ассоциации норм.

 

1. Основания подразделения норм права на виды.

Среди разнообразных делений норм права на виды исходное и определяющее значение имеют те, которые выражают существенные особенности права как социально-классового институционного нормативного регулятора общественных отношений, рассматриваемого с широких философских (общесоциологических) позиций.

Это, в свою очередь, является прочной основой для того, чтобы с правильных теоретических позиций подойти к решению вопросов догмы права и, следовательно, вопросов юридической практики, к правилам и рекомендациям эффективного применения правовых норм к конкретным случаям жизни.

Такой угол зрения на классификацию юридических норм означает, что виды норм права рассматриваются прежде всего в качестве одного из выражений его

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.64

структуры. Перед нами, следовательно, не произвольно конструируемая классификация, а объективно существующее подразделение юридических норм, представляющее собой второй (после структуры нормы) уровень общей структуры права.

Подразделение юридических норм на виды хотя и относится к микроструктуре права, но характеризует более высокий уровень строения права. Поэтому здесь, при рассмотрении видов юридических норм, с большей отчетливостью проявляется зависимость структуры права от социально-юридических особенностей правового регулирования, в которых выражаются специфические закономерности права[1].

Четыре фактора оказывают наиболее существенное влияние на деление юридических норм:

а) функции права;

б) специализация права;

в) способы правового регулирования;

г) индивидуальное регулирование общественных отношений.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.65

Наиболее важное место среди этих факторов принадлежит функциям права и его специализации. Деление норм в соответствии с функциями и специализацией права образует общую классификацию.

Надо заметить, что предметом классификации являются первичные, реальные, живые нормы-предписания[2].

Логические же нормы, как правило, вообще не подразделяются на какие-либо виды (разве только по сфере действия и юридической силе). Они отражают первичные связи в правовой материи, причем так, что каждая

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.66

из этих норм выступает как бы правом в миниатюре, и следовательно, все они в принципе представляют собой равновеликие, юридически однозначные величины.

2. Регулятивные и охранительные нормы.

Это – главное деление юридических норм, соответствующее делению специально-юридических функций на регулятивные и охранительную.

Регулятивные и охранительные нормативные предписания образуют костяк права как нормативного образования. Именно из них на последующих уровнях структуры в основном и складываются правовые общности – институты, объединения институтов, отрасли, семьи отраслей. И те и другие предписания служат нормативной основой возникновения особых правоотношений – регулятивных и охранительных.

Характерно, что с развитием процесса специализации регулятивные и охранительные предписания, сохраняя между собой прочные связи и неизменно функционируя в единстве, тем не менее все более обособляются друг от друга. Объединяясь в особые, самостоятельные регулятивные или охранительные общности (институты), они функционируют в своих системах, все более отдаляются друг от друга, связываясь между собой не прямо, а по большей части через соответствующие институты и даже отрасли.

К регулятивным (правоустановительным) принадлежат предписания, которые непосредственно направлены на регулирование общественных отношений путем предоставления участникам прав и возложения на них обязанностей. Рассматриваемый вид юридических норм является правоустановительным потому, что их роль в регулировании общественных отношений сводится главным образом к установлению субъективных юридических прав и обязанностей.

Охранительные предписания направлены на регламентацию мер юридической ответственности, а также специфических государственно-принудительных мер защиты субъективных прав (обобщенно – санкций). Необходимость обособленной и притом дифференцированной регламентации государственно-принудительных мер обусловлена различной тяжестью нарушений обязанностей, возлагаемых регулятивными нормами, спецификой задач, решаемых в правоохранительной сфере. Так, в советском праве общая обязанность не нарушать субъ-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.67

ективные права, основанные на праве общественной социалистической собственности, едина. Но нарушения этой обязанности могут быть различными не только по своему фактическому содержанию (кража, грабеж, присвоение и т.п.), но и по степени опасности данных противоправных действий для общества (преступление, административный проступок). Охранительные юридические нормы в процессе специализации права потому и выделились в самостоятельную разновидность норм, что при установлении государственно-принудительных мер оказалось необходимым учитывать разнообразные особенности правонарушений (степень и форму вины правонарушителя, последствия деяния и др.), влияющих на вид и величину санкции[3].

3. Разновидности регулятивных норм.

В зависимости от специфики двух регулятивных функций – динамической и статической (1.12.4.) характер прав и обязанностей, устанавливаемых регулятивными нормами, – различен. Он и предопределяет деление регулятивных норм на обязывающие, запрещающие и управомочивающие.

Начнем с рассмотрения динамической функции. Основным юридическим средством осуществления динамической функции является возложение на лиц активных обязанностей – совершать определенные положительные действия. Например, согласно нормам советского трудового права рабочий или служащий должен осуществлять известную трудовую деятельность. Эта обязанность соответствует субъективному праву администрации требовать от рабочего или служащего исполнения трудовых функций. Следовательно, субъективное право не обладает здесь каким-либо особым- содержанием: достаточно указать на содержание обязанности, как будет раскрыто и содержание права (требовать совершения положительных действий, возложенных на рабочего или служащего). Вот почему регулятивные нормы, устанавливающие права и обязанности данного типа, называются обязывающими.

Другую картину мы видим в правоотношениях, возни-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.68

кающих при осуществлении статической регулятивной функции. Основным юридическим средством проведения статической функции является такое построение правовых связей, в соответствии с которым на лицо возлагаются пассивные обязанности – воздерживаться от действий известного рода. Типический пример: правоотношения собственности, в силу которых все лица обязаны воздерживаться от нарушения прав собственника. В правоотношениях этого типа содержание субъективного права не может быть раскрыто только одним указанием на содержание обязанностей. Управомоченный не только вправе требовать от других лиц воздержания от действий известного рода, но и сам может совершать определенные положительные действия (например, собственник вправе владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом). Иными словами, и субъективное право, и юридическая обязанность имеют в правоотношениях данного типа свое содержание. И они нормативно определяются "раздельно", в особых регулятивных нормах. В одних предписаниях устанавливаются правомочия собственника, а в других – общая обязанность (запрет) не нарушать эти правомочия. Вот почему наряду с обязывающими нормами существуют еще два вида регулятивных норм-запрещающие, направленные на регламентацию пассивных обязанностей, и управомочивающие, направленные на регламентацию субъективных прав с положительным содержанием.

Итак, в зависимости от характера субъективных прав и юридических обязанностей регулятивные нормы подразделяются на три вида:

·                обязывающие – юридические нормы, устанавливающие обязанность лица совершать определенные положительные действия;

·                запрещающие – юридические нормы, устанавливающие обязанность лица воздерживаться от действий известного рода (запреты);

·                управомочивающие – юридические нормы, устанавливающие субъективные права с положительным содержанием, т.е. права на совершение управомоченным тех или иных активных действий.

Нетрудно заметить, что приведенное деление органически связано не только с особенностями регулятивных функций, но и в единстве с ними со способами правового регулирования (1.17.5), т. е, с характером регулятивного

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.69

воздействия, которое осуществляется при помощи обязы-вания (обязывающие нормы), запрещения (запрещающие нормы) и дозволения (управомочивающие нормы)[4].

Требует специального рассмотрения вопрос о существовании особых управомочивающих и запрещающих норм в связи с общедозволительным и разрешительным типами правового регулирования. Вполне закономерно введение в ткань права такого рода нормативных предписаний в качестве своего рода "ограничителей" общих дозволений и общих запретов – конкретных запрещающих норм (при общедозволительном регулировании) и конкретных управомочивающих норм (при разрешительном регулировании).

Между тем имеются случаи, когда законодателем устанавливаются нормы, которые, казалось бы, не требуются по логике регулирования. Например, формулируются особые запрещающие нормы и при разрешительном регулировании. Таков, скажем, запрет, содержащийся в ст. 24 КЗоТ РСФСР: "Администрация предприятия, учреждения, организации не вправе требовать от рабочего или служащего выполнения работы, не обусловленной трудовым договором" (см. аналогичное запрещающее положение в ст. 63 КЗоТ РСФСР и др.).

Для чего формулируются подобные нормативные предписания? Ведь общий запрет выражен во всем нормативном материале. Нормируя содержание прав и обязанностей, предусматривая санкции за известное поведение, законодатель тем самым определяет, что субъекту дозволено, а что не дозволено, т.е. устанавливает общие дозволения и запреты. Например, из содержания, логики регулирования трудовых отношений, из всего комплекса действующих в этой области предписаний со всей непреложностью следует, что администрация вправе требовать от работника только то, что предусмотрено договором, значит – все остальное запрещено.

Думается, однако, что введение особых конкретных управомочивающих норм (при наличии общего дозволения) или особых запрещающих норм (при наличии общего запрета) имеет известные основания. Подобные конкретные управомочивающие и запрещающие нормы, видимо, подчеркивают юридическое качество общих дозволений и запретов и вместе с тем могут выполнять дополнительные функции. Их установление обусловлено необходимостью усиления регулирующего, нормативно-организационного и идеологического воздействия советского права. Такого рода нормы с большей отчетливостью указывают на социально-политическое содержание правовых установлений и, прямо фиксируя тот или иной тип правового регулирования, вносят необходимую определенность в характер регулирования, в практику применения соответствующих юридических норм.

4. Специализированные нормы. Обобщающие предписания.

Специализированные предписания, в отличие от

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.70

регулятивных и охранительных имеют дополнительный характер. Они не являются самостоятельной нормативной основой для возникновения правоотношений. При регламентировании общественных отношений они как бы присоединяются к регулятивным и охранительным предписаниям, образуя в сочетании с ними единый регулятор.

Специализированные предписания отграничиваются друг от друга в зависимости от того, какую функцию (операцию) они выполняют в процессе правового регулирования. По этому критерию их можно подразделить на пять основных разновидностей:

·                общие (общезакрепительные) – предписания, направленные на фиксирование в обобщенном виде определенных элементов регулируемых отношений;

·                дефинитивные-предписания, направленные на закрепление в обобщенном виде признаков данной правовой категории;

·                декларативные (нормы-принципы) – предписания, в которых сформулированы правовые принципы, а также задачи данной совокупности юридических норм;

·                оперативные – предписания, роль которых в процессе регламентации общественных отношений выражается в отмене действующих нормативных положений или в распространении данных норм на новый круг общественных отношений, в пролонгации норм на новый срок и др.;

·                коллизионные – предписания, указывающие на нормы (закон, правовую систему), которые должны быть применены в данном случае, т.е. предписания, регулирующие выбор между нормами[5].

Значение той или иной разновидности специализированных норм в процессе правового регулирования различно. Те из них, которые можно отнести к числу обобщающих (общие, дефинитивные, декларативные), выражают высокий уровень системных нормативных обобщений; другие (оперативные, коллизионные) являются как бы "нормами о нормах". Но во всех случаях специализи-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.71

рованные нормы – результат дифференциации и интеграции нормативного материала, результат того объективно го процесса специализации, который присущ праву (в особенности современному советскому)

Представляется важным обратить внимание па существенную роль в нормативной системе обобщающих предписаний.

Из обобщающих предписаний образуются заглавные подразделения отраслей права, закрепляемые в общей части кодифицированных актов. Входящие в общие части предписания являются выражением системных нормативных обобщений в праве, которые придают системе новое качество и потому выступают как показатель уровня ее развития, структурированности, юридического совершенства.

Варажая главным образом ту сторону специализации, которая состоит в интеграции правового материала, обобщающие предписания выполняют функцию "цементирующего средства" в структуре права. Именно в обобщающих предписаниях реально воплощается существование правовых общностей, и прежде всего основных отраслей права. В них закрепляются главные специфические черты отраслевого юридического режима, свойственного данной отрасли метода правового регулирования.

5. Разновидности юридических норм, различаемые по характеру их связи с индивидуальным регулированием.

Это – специфическая плоскость деления юридических норм на виды, иной (по сравнению с общей классификацией) "разрез" права.

Индивидуальное регулирование в социалистическом праве не только осуществляется на основе, в пределах и формах, предусмотренных нормами, но и в той или иной степени ими направляется. А это значит, что в праве существуют особые нормативные положения и особые разновидности норм, которые призваны как бы "опекать" индивидуальное регулирование, обеспечивать его поднор-мативность, пределы усмотрения и т.д.

Индивидуальное регулирование в самом общем виде во всех случаях предполагает, во-первых, сам факт известного простора для самостоятельного решения субъектами того или иного вопроса в соответствии с особенностями данной ситуации, а во-вторых, наличие полномочий у лиц на такое решение. Каждая норма, направленная на обеспечение индивидуального регулирования, вы-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.72

ражает оба эти момента: она не дает исчерпывающего, абсолютно определенного решения того или иного вопроса, оставляя в регулировании как бы некоторые "пустоты", и одновременно дозволяет определенным лицам самим решать (конкретизированно урегулировать) данный вопрос. Однако соотношение указанных двух моментов в конкретных нормах зависит от особенностей индивидуального регулирования.

Следует различать индивидуальное регулирование, осуществляемое компетентными правоприменительными органами на основе предоставленных им государственно-властных полномочий, и "автономное" регулирование, осуществляемое самими участниками отношений на основе предоставленной им свободы распоряжения своими правами (диспозитивности).

В первом случае момент дозволенности не является в норме решающим: он предопределен наличием у право-применительных органов государственно-властных полномочий. Поэтому на первый план в норме выступает степень определенности ее содержания, т.е. указание на то, в какой мере, по каким вопросам правоприменительный орган может принимать самостоятельные решения. Вот почему в данной плоскости различаются абсолютно определенные и относительно определенные нормы.

Во втором случае, когда регулирование автономно осуществляют участники данного отношения, на первый план выступает момент дозволенности такого "автономного" регулирования. Ведь участники общественного отношения в принципе обладают лишь правовой активностью; они могут участвовать в правовом регулировании на основе дозволения, опираясь на которое лица действуют диспозитивно – сами определяют свои взаимоотношения. Вот почему в области "автономного" регулирования нормы подразделяются на императивные и диспозитивные.

Абсолютно определенные – нормы, которые с исчерпывающей конкретностью и полнотой устанавливают условия своего действия, права и обязанности адресатов и не предусматривают возможность конкретизированного индивидуального регулирования общественных отношений с помощью правоприменительных актов. Например, норма ст. 270 УПК РСФСР предписывает: "Явившиеся свидетели до начала их допроса удаляются из зала судебного заседания". Какого-либо права суду на решение

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.73

вопроса о том, удалять или не удалять свидетелей, норма не предоставляет.

Относительно определенные – нормы, которые не содержат достаточно полных, исчерпывающих указаний об условиях действия, правах и обязанностях сторон или содержании юридических санкций и предоставляют право государственным и иным правоприменительным органам решить дело с учетом конкретных обстоятельств.

Относительно определенные нормы (в зависимости от пределов свободы усмотрения компетентного органа) подразделяются на три основные группы: ситуационные, альтернативные, факультативные.

Ситуационные – нормы, предусматривающие возможность прямого конкретизированного регулирования актом правоприменительного органа в зависимости от особенностей конкретной ситуации[6].

Альтернативные – нормы, предусматривающие возможность применения правоприменительным органом одного из нескольких точно обозначенных в норме вариантов, в том числе вариантов санкций (см., например, ст. 339 УПК РСФСР, ст. ст. 246, 364 ГК РСФСР).

Факультативные – нормы, предусматривающие наряду с главным вариантом, который применяется, как правило, и факультативный вариант. Он может быть применен правоприменительным органом в порядке замены основного варианта при определенных условиях. Так, согласно ч. 1 ст. 47 ГК РСФСР несоблюдение обязательной нотариальной формы сделки влечет за собой ее недействительность. Вместе с тем ч. 2 этой же статьи предоставляет суду право признать сделку, совершенную с нару-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.74

шением нотариальной формы, действительной при условии, если она не содержит ничего противозаконного, одна из сторон полностью или частично исполнила ее, а другая уклоняется от нотариального оформления.

Императивные – нормы, содержащие категорические предписания, которые не могут быть заменены по усмотрению лиц другими условиями их поведения. Если участники общественного отношения все же заключили соглашение, устанавливающее иные условия поведения, то оно все равно признается недействительным, ничтожным; следовательно, и в этом случае действует категорическое предписание, выраженное в императивной норме. Например, если стороны включили в договор условие, направленное на ограничение правоспособности (допустим, предусмотрели обязанность одной из сторон не вступать в брак до, достижения тридцатилетнего возраста), то подобное соглашение лишено какой-либо юридической силы, ибо нормы, регламентирующие правоспособность граждан, носят императивный характер.

Диспозитивные – нормы, которые действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не установили иных условий своего поведения. Диспозитивные нормы иногда называются также восполнительными: они восполняют отсутствующее соглашение, функционируют лишь тогда, когда стороны не договорились между собой по данному вопросу. На практике они и распознаются по таким формулировкам, как "при отсутствии иного соглашения", "если иное не установлено в договоре" (см., например, норму ст. 53 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик).

Таким образом, диспозитивные нормы однотипны с относительно определенными нормами: и те и другие предусматривают возможность регламентации общественных отношений в индивидуальном порядке. Но они различаются между собой. В относительно определенных нормах главное – мера индивидуального урегулирования соответствующих вопросов; при этом норма в тех или иных пределах непосредственно определяет поведение субъектов. В диспозитивных же нормах на первый план выступает момент дозволения: они устанавливают такую степень диспозитивности, в соответствии с которой лица сами (автономно) решают определенный вопрос; правило о конкретном поведении тех или иных лиц предусматривается в норме только на тот случай, если субъекты дан-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.75

ный вопрос автономно не урегулируют[7]. Отсюда другое отличие. Относительно определенные нормы функционируют в сочетании с индивидуальными предписаниями. Диспозитивные же нормы действуют при отсутствии индивидуальных волеизъявлений – соглашений между сторонами по данному вопросу.

Более широкой категорией, чем диспозитивные нормы, является принцип диспозитивности, характеризующий самостоятельность, свободу субъектов в распоряжении своими правами, в том числе процессуальными средствами. Этот принцип, соответствующий методу децентрализованного регулирования, выражается не только в диспозитив-ных, но и в императивных нормах.

6. Основные, детализирующие и вариантные нормы. Ассоциации норм.

С одним из направлений специализации права -углублением нормативной конкретизации связано еще одно деление юридических норм.

Необходимость четкого, всестороннего нормирования данных отношений, которые бы в полной мере отражали особенности той или иной конкретной и вместе с тем типической ситуации, ведет к тому, что законодатель наряду с основной (генеральной) нормой формулирует предписания, которые призваны уточнить детали регулирования, его возможные варианты, обусловленные особенностями соответствующих конкретных обстоятельств.

В данной плоскости следует различать предписания:

основные, детализирующие, вариантные.

Основные (генеральные) – нормативные предписания, устанавливающие общие правила, принципы регулирования данных отношений (например, общее правило о размере алиментов в ч. 1 ст. 68 КоБС РСФСР).

Детализирующие – нормативные предписания, которые дают конкретизированное решение той или иной детали регулирования (например, предписание, регламен-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.76

тирующее порядок установления видов заработка, подлежащих учету при взыскании алиментов – ст. 70 КоБС РСФСР).

Вариантные – нормативные предписания, рассчитанные на регулирование в соответствии с генеральной нормой в специфических ситуациях, в особых условиях, при своеобразных вариантах конкретных обстоятельств (например, взыскание алиментов при инвалидности и других особых обстоятельствах, касающихся плательщика алиментов, чч. 2 и 3 ст. 68 КоБС РСФСР). В уголовном праве – это варианты, связанные с наличием определенных квалифицирующих признаков, со степенью общественной опасности деяния.

Основные, детализирующие и вариантные нормативные предписания образуют связки, последовательные цепочки, из которых нередко образуется некоторая общность предписаний, своего рода ассоциации норм. Эти ассоциации, составляющие, как правило, содержание многоабзацной статьи нормативного акта, отличаются своим законом связи между предписаниями, особой структурой[8] (например, генеральное предписание плюс вариантное плюс детализирующее – см. предписания ст. 45 КоБС РСФСР)

С ассоциаций предписаний "все начинается" в структуре права. Из них формируются устойчивые правовые общности – правовые институты, их объединения. Причем в ассоциациях предписаний, формулируемых законодателем под прямым влиянием юридической практики, непосредственно ощущаются пульс разнообразных жизненных отношений, потребности практики, накопившийся опыт индивидуально-правовой деятельности компетентных органов.

Общие и особенные нормы. Рекомендательные нормы. Практически важным является деление норм на – общие и особенные, причем к особенным относятся, специальные, местные (ведомственные), временные нормы.

По признаку объема действия норм[9] они классифицируются на общие и специальные. Общими называются

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.77

Юридические нормы, которые распространяются на род данных отношений в целом, а специальными – нормы, действующие только в пределах конкретного вида отношений. Например, нормы Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и ГК союзных республик, посвященные договору поставки, являются общими, а нормы Особых условий, регламентирующие поставку продукции определенных видов,- специальными.

В качестве разновидности норм, различаемых по объему действия, могут быть выделены исключительные нормы, т.е. нормы, устанавливающие качественно иной порядок, нежели общие и специальные нормы (например, нормы, которые устанавливают порядок бездоговорной поставки продукции, идущей на экспорт).

При классификации юридических норм по объему действия угол зрения может быть несколько изменен и нормы могут быть разграничены по кругу лиц. В этом случае в число общих опять-таки входят нормы, распространяющиеся на род данных отношений, а в число специальных – на вид отношений. Все дело лишь в том, что особенности тех или иных норм непосредственно связываются с определенной категорией субъектов. Так, в трудовом праве общие нормы, распространяющиеся на всех работников, сочетаются со специальными нормами, дифференцированными сначала в отношении рабочих и служащих, а затем еще по особым категориям рабочих и служащих.

По признаку сферы действия юридические нормы подразделяются на общие и местные (ведомственные). Общие – это нормы, распространяющиеся на лиц независимо от того, на какой территории они находятся или в состав какой организации входят; местные (ведомственные) – нормы, действующие в отношении лиц только в том случае, если последние находятся на определенной территории или же входят в состав данной организации.

Среди местных (ведомственных) норм особо выделяются локальные (внутриорганизационные) нормы, т.е. нормы, действующие только в рамках определенного предприятия, колхоза н т.д. (например, правила внутреннего распорядка данного предприятия, нормы устава данного колхоза и др.). Локальные нормы, отличающиеся рядом специфических правовых черт, стали в послед-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.78

ние годы предметом внимательного рассмотрения в литературе[10].

По времени действия юридические нормы подразделяются на общие и временные. Общие – это нормы, установленные на неопределенный срок действия до их отмены или изменения; временные – нормы, установленные только на определенный срок (например, на время стихийного бедствия).

Специфическое место в классификации норм права занимают так называемые рекомендательные нормы. Их смысл и значение в качестве "норм" могут быть поняты лишь в том случае, если рассматривать данные явления в органической связи с управомочивающими и обязывающими нормами (11.25.3), а главное в рамках процесса правотворчества. Рекомендации, содержащиеся, например, в совместных постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР, представляют собой совет, предложение компетентных органов, обращенные к кооперативным и общественным организациям. Их правовое значение состоит в том, что они не только а) управомочивают кооперативную или общественную организацию принять определённое решение по нормативному урегулированию тех или иных отношений, б) обязывают ее обсудить рекомендацию, но и в) предварительно санкционируют нормативное решение организации по данному вопросу, оснащают его юридической силой (что является основой для последующей регистрации или утверждения соответствующих актов кооперативных и общественных организаций в государственных органах)[11]. Рекомендации нужно рассматривать в единстве с теми локальными нормами, которые принимает кооперативная или общественная организация. В этом отношении рекомендации являются этапом в нормотворческом процессе, осуществляемом колхозами и иными кооперативными и общественными организация-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.79

ми, направляют его[12], обеспечивают единство локальных норм в масштабе всей страны.

В юридической литературе иногда обособляются в самостоятельный вид поощрительные нормы, т.е. нормы, устанавливающие меры поощрения за совершение действий, особо полезных для социалистического общества. Действительно, в советском праве могут быть выделены обширные комплексы предписаний, которые призваны обеспечивать юридическими средствами проведение начал материального и морального стимулирования, выраженного в поощрении. Их объединенная социальная и общая юридическая характеристика представляется весьма важной[13]. В то же время надо видеть и другое. Если возможно и необходимо выделение обширного комплекса поощрительных юридических предписаний в качестве самостоятельного вида норм, то такое выделение является особой классификацией, которая имеет преимущественно социально-политическое значение и построена по специфическому критерию-характеру социального воздействия, призванного вызвать данное поведение. Суть такой классификации состоит в разграничении норм на поощрительные и нормы, проводящие прямое государственно-властное воздействие.

Со специально же юридической стороны, в плоскости которой осуществляется классификация юридических норм, поощрительные предписания не образуют единой группы. В эту группу входят две разновидности обязывающих норм (нормы, устанавливающие основную обязанность по отношению к поведению, которое стимулируется поощрением; нормы об обязанности того или иного органа при известных условиях осуществить поощрение) и два вида управомочивающих норм (нормы о праве лица на получение поощрения; нормы о праве компетентного органа назначить поощрение). Причем только при юридически точной характеристике норм, обеспечивающих поощрение, может быть раскрыто весьма сложное, закономерное сочетание указанных предписаний, образующих целостный комплекс и именно в своей целостности обеспечивающих с правовой стороны проведение в жизнь начал материальной и моральной заинтересованности, которые выражены в поощрении (11.21.4.).

Однако не имеют ли поощрительные предписания специфики с точки зрения санкций? Не выступают ли поощрения в виде обеспечительного средства юридических норм, заменяющего государственно-принудительные меры? И такой подход едва ли оправдан. Большинство норм, касающихся поощрения, никак не связано с обеспечительной функцией поощрения: они лишь оформляют последнее. Но если даже остановиться не на всем комплексе норм, касающихся поощрения, а лишь на тех из них, которые посвящены юридическим обязанностям по отношению к поведению, стимулируемому поощрением, то и такого рода нормы вряд ли возможно выделить в особую рубрику с точки зрения обеспечительных мер – санкций. Ведь поощрения и юридические санкции – явления разноплоскостные. Если юридическая санкция-часть правовой нормы, которая указывает

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.80

на государственно-принудительные меры, призванные обеспечить исполнение юридических обязанностей, то поощрение относится к диспозиции нормы, к содержанию прав и обязанностей. И суть поощрения – не в том, чтобы обеспечить реализацию юридических норм (что характерно для санкций), а в том, чтобы непосредственно стимулировать нужное поведение, быть внеправовым стимулятором. Оно заменяет или дополняет не санкции норм, а государственно-принудительное воздействие, осуществляемое при помощи юридического механизма в целом. Что же касается поощрительных норм права, то их значение заключается в том, чтобы оформить поощрение, связанные с ним процедуры, ввести складывающиеся здесь отношения в строгие рамки при помощи комплекса обязывающих и управомочивающих предписаний, каждое из которых оснащено своими нуждическими средствами обеспечения.

Среди перспективных проблем классификации юридических норы, только намеченных нашей правовой наукой, следует указать на проблемы так называемых отраслевых норм, т.е. норм, разграничиваемых по отраслям права. Действительно, если отрасли права размежевываются не только по предмету, но и по юридическому режиму (методу) регулирования, то это означает, что в самих юридических нормах могут быть найдены признаки, которые указывают на их принадлежность к той или иной отрасли. Очевидно, что особенности данной отрасли выражаются, в частности, в нормах, регламентирующих общее юридическое положение субъектов, а также в самом сочетании норм между собой. Вместе с тем едва ли можно сомневаться в том, что особенности отраслей права отражаются, кроме того, на конкретных юридических нормах. Не случайно, например, в советской юридической литературе многие авторы проводят разграничение санкций норм по отраслям права (административные, уголовные и другие санкции). Более тщательный анализ, вероятно, позволит обнаружить специфические черты в диспозициях норм той или иной отрасли, их гипотезах, в сочетании элементов и т.д. Эта проблема еще ждет своего исследования.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.81

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Вопросы классификации юридических норм, как и многие Другие вопросы специальной юридической теории, по своему характеру таковы, что их подлинно научное решение возможно лишь в том случае, если исходить из выводов, полученных в результате философского (общесоциологического) осмысления явлений правовой действительности. Если же при освещении видов юридических норм не выходить за пределы характеристик, относящихся только к догме права, то вряд ли возможно построение классификаций, имеющих сколько-нибудь заметное научное и практическое значение. Когда, например, Б.А. Деготь при классификации норм права исходит в качестве первичного основания из структуры норм (см.: Деготь Б.А. Классификация норм советского социалистического права по их структуре. Саратов, 1977), то в итоге наряду с верно подмеченными особенностями отдельных предписаний он формулирует довольно-таки искусственные построения (такие, в частности, как деление норм на императивные и правопредставляющие, с.6 и след.), пытается представить в качестве научно оправданных подразделений такие "разновидности" норм (поощрительные, рекомендательные и др.), каждая из которых сама нуждается в объяснении с позиций основополагающих идей общей теории права

[2] Предметом классификации являются именно нормы-предписания, взятые в единстве всех присущих им элементов, а не изолированно рассматриваемые элементы нормы (гипотеза, диспозиция, санкция). Последние, разумеется, тоже могут быть предметом классификационных делений. Но это уже иная проблема, относящаяся главным образом к технико-юридическому построению нормы, к вопросам юридической техники (II.37.5.).

[3] 3 Этого не учитывают авторы, полагающие, что охранительные нормы не обособляются в структуре права и что лучше говорить о регулятивной и правоохранительной функциях "каждой нормы" (см.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право. М., 1973, с. 261-262).

[4] О ряде других особенностей одной из разновидностей рассматриваемого деления-запрещающих норм см.: Иванова 3. Д. Запрещающие нормы в механизме правового регулирования. – Сов. государство и право, 1975, № 11; Братко А. Г. Запреты в советском праве. Саратов, 1979.

[5] По своей структуре коллизионные предписания, как и иные нормы-предписания, состоят из двух частей – гипотезы и диспозиции, которые здесь имеют своеобразные названия – "объем" (указание на те отношения, к которым норма применяется) и "привязка" (указание на норму, закон, правовую систему, подлежащие применению к данным отношениям) (см.: Лунц Л.А. Международное частное право. М., 1970, с. 138).

[6] Впервые в юридической литературе на существование ситуационных норм указал К. И. Комиссаров (см.: Комиссарова К. И. Судебное усмотрение в советском гражданском процессе.- Сов. государство и право, 1969, № 4, с. 51). Автор, однако, допускает неточность, когда помещает ситуационные нормы в один ряд с императивными и диспозитивными нормами. Он более точен, когда (применительно к одному из элементов нормы) различает три разновидности относительно определенных санкций: альтернативные, факультативные, ситуационные (см.: Он же. Правоприменительная деятельность суда в гражданском процессе. – Сов. государство и право, 1971, № 3, с. 74-75). Впрочем, попытки дополнить деление норм на императивные и диспозитивные следует признать "традиционными": в качестве "третьего члена" этого деления обрисовывались и рекомендательные и даже поощрительные нормы.

[7] "Диспозитивная норма – сложная норма, где органически сочетаются два самостоятельных правила. Одно правило-это предоставление правомочия сторонам действовать в конкретных условиях по собственному усмотрению. Другое же правило, имеющее самостоятельное значение, – это предписание на случай, если стороны правоотношения сами не определили права и обязанности" (Общая теория советского права, с. 215-216). Вместе с тем следует учитывать, что правило, устанавливаемое на случай отсутствия соглашения, все же служит известным образцом, ориентирующим стороны на "предпочтительный" вариант.

[8] См.: Деготь Б.А. Классификация норм советского социалистического права по их структуре, с. 43-44.

[9] См. по этому вопросу: Недбайло П.Е. Советские социалистические правовые нормы. Львов, 1959, с. 85-86.

[10] По вопросу о социальной и правовой природе локальных норм см. статьи В.А. Тарасовой, Ф.М. Левианта, Л.Б. Гальперина, С.С. Карийского (Правоведение, 1971, № 5, с. 36-55) и др. См. также: Кондратьев Р.И. Локальные нормы трудового права и материальное стимулирование. Львов, 1973; Самигуллин В.К. Локальные нормы в советском праве. – Автореф. канд. дисс. Свердловск, 1975.

[11] См. по этому вопросу соображения 3.С. Беляевой в работе "Теоретические вопросы систематизации советского законодательства" '(с. 456-458).

[12] См.: Александров Н. Г. Правовые и производственные отношения в социалистическом обществе. – Вопросы философии, 1957, № 1, с, 50.

[13] См.: Баранов В. М. Поощрительные нормы советского социалистического права.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.