Предыдущий | Оглавление | Следующий

Раздел девятый. ПPABO­OТНОШЕНИЕ

Глава 26. ПРАВООТНОШЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ

1. Понятие правоотношения.

3. Правоотношение в системе отношений классового общества.

4. Правоотношение в МПР.

5. Правоотношение и регулируемое правом общественное отношение.

6. Состав (элементы) правоотношения.

 

1. Понятие правоотношения.

Это – возникающая на основе норм права индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства.

Правоотношение всегда представляет собой известную общественную связь между лицами – людьми, их коллективами, государством, органами государства.

Специфические признаки правоотношения, выделяющие его среди других общественных связей, заключаются в следующем.

1) Это связь между лицами, возникающая на основе норм права. Здесь важен такой момент. Известно, что "правовые отношения... не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, наоборот, они коренятся в материальных

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.82

жизненных отношениях"'. Детерминированность правоотношений материальными условиями жизни общества проявляется и непосредственно (через материальные интересы людей), и через волю государства, через издаваемые им юридические нормы. Следовательно, характеристика юридических норм как основы правоотношений неизбежно приводит в ходе дальнейшего анализа к выявлению решающих экономических факторов, обусловливающих правоотношения, – к экономическому базису.[1]

2) Это возникающая на основе норм права связь между лицами через их субъективные юридические права и обязанности. Особая юридическая связь между лицами, разумеется, всегда на базе материальных отношений, интересов существует именно потому, что данные лица являются носителями прав и обязанностей. Юридические нормы предоставляют одному лицу право, на другое же лицо возлагают обязанность. А право и обязанность (и в этом суть правоотношения!) едины. Едины по своему объекту, по своему фактическому содержанию, воплощенному для одного лица в том, что оно может, а для другого-в том, что оно должно. И в силу единства прав и обязанностей, которыми наделены разные лица, они связаны между собой.

3) Это возникающая на основе норм права связь между лицами, которая поддерживается (гарантируется) принудительной силой государства. Как только те или иные лица становятся носителями субъективных юридических прав и обязанностей, так сразу же они попадают в специфическое положение (состояние) по отношению к государству. Государство поддерживает, гарантирует действия носителя субъективного права (управомоченного), обеспечивает исполнение обязанностей. Таким образом, правоотношение, будучи связью между теми или иными лицами, представляет собой также связь, правда, в иной плоскости и с иными характеристиками, данных лиц с государством.

4) Это возникающая на основе норм права связь между лицами, которая в той или иной степени имеет индивидуализированный, определенный характер. Правоотношение прежде всего так или иначе индивидуализировано по своим субъектам. Причем в одних случаях сущест-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.83

вует полная, двусторонняя индивидуализация, когда все участники правоотношения "поименно" определены (таковы, например, обязательственные отношения в советском гражданском праве), в других случаях индивидуализация является односторонней, когда точно фиксируются лишь субъекты одной из сторон правоотношения – носители субъективных прав (таковы, например, правоотношения собственности). Наконец, существуют такие правоотношения, где индивидуализация выражается в строго определенной всеобщности прав и обязанностей, в том, что все лица являются носителями данных субъективных прав и обязанностей (таковы, например, многие государственно-правовые отношения).

Правоотношению свойственна также индивидуализированность по содержанию прав и обязанностей – определенность того поведения, которому должны или могут следовать участники данного правоотношения. Нужно лишь учитывать, что в ряде случаев правоотношения приобретают полную, законченную определенность на известной стадии своего развития. Так, уголовные правоотношения возникают в результате совершенного правонарушения, но полную определенность приобретают только после вынесенного обвинительного приговора.

Правоотношение – это всегда связь между лицами через реальные, фактически существующие, наличные права и обязанности, фиксирующие строго определенную меру поведения лиц. Иная трактовка правоотношения, когда под ним мыслятся все возможные для данных субъектов права и обязанности (например, для рабочего или служащего – участника трудового договора – все права и обязанности в области советского трудового права), видимо, и приводит к конструкции правоотношения как "модели" и, следовательно, к приданию ему нормативного характера и отсюда к стиранию качественных различий между юридической нормой и правоотношением.

Вместе с тем следует учитывать, что права и обязанности в правоотношении как динамическом явлении могут находиться в развитии. И дело не только в том, что на начальных фазах формирования правоотношения наличное субъективное право может выступить в виде прообраза; т.е. возможности-предпосылки (11.30.10), но и в том, что в уже сформировавшемся правоотношении субъективное право в ряде случаев до наступления известных фактов имеет потенциальный характер (таковы, напри-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.84

мер, право гражданина на жилье по срочному гарантийному письму; право съемщика жилой площади требовать исправления ее аварийных повреждений)[2].

2. Правоотношение – правовая связь. Решающая конституитивная черта правоотношения состоит в том, что оно выражает особую общественную связь между лицами, связь через их права и обязанности.

Это значит, что участники правоотношения "связаны", т.е. занимают по отношению друг к другу определенное положение (состояние, позиции). Такая характеристика правоотношения в полной мере согласуется с философским пониманием отношения, в соответствии с которым "уже самый факт, что это есть отношение, означает, что в нем есть две стороны, которые относятся друг к другу"[3].

Вот этот момент – "относятся друг к другу" – и является ключевым для понимания правоотношения. Коль скоро те или иные лица выступают как носители субъективных юридических прав и обязанностей, то они в силу нерасторжимого единства этих прав и обязанностей относятся друг к другу как участники правового отношения.

Обоснование этого положения имеет принципиальное теоретическое, концептуальное значение для диалектико-материалистического понимания важнейших правовых явлений – субъективных юридических прав и обязанностей. Почему?

Во-первых, потому, что рассмотрение субъективных прав и обязанностей как правоотношения позволяет выявить их социальную природу. Ведь каждое явление в обществе раскрывается как явление социальное тогда, когда оно рассматривается в виде отношения. Следует добавить, что "право может воздействовать только на общественные отношения, и поэтому такие юридические явления, как правоспособность, дееспособность, общая обязанность соблюдать общественный порядок, закрепленные в конституции основы общественного и государственного строя, есть юридическое оформление различных общественных отношений"[4]. Субъективное право и юридическая

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.85

обязанность вне социальных связей (вне правоотношений) – это "социальный нуль".

Во-вторых, потому, что рассмотрение субъективных прав и обязанностей как правоотношения позволяет увидеть их особенность как юридических явлений. В реальной жизни нет субъективного права (как юридического явления), если оно не "право" по отношению к кому-либо, т.е. если оно так или иначе не связано с обязанностями. Нет и обязанности (как юридического явления), если ей не корреспондирует право требования. Право, не обеспеченное обязанностями, и обязанности, не подкрепленные правом требования, превращаются в "юридический нуль".

Все это приводит к выводу, что органическая, Нерасторжимая связь между субъективными юридическими правами и обязанностями является одной из существенных объективных закономерностей в области правовой действительности. Эта связь такая жесткая, конститутивная для права, что при ее отсутствии правовая материя, так сказать, рассыпается: субъективные юридические права и обязанности теряют качество социальных и юридических явлений[5]. Понятие правоотношения и сложилось в марксистско-ленинской науке для обозначения указанного закона существования и функционирования юридической материи-органической, нерасторжимой связи между субъективными правами и обязанностями.

Таким образом, выработанная в правоведении теоретическая конструкция "правоотношение" не есть прямое распространение, проекция на правовой материал философских категорий "связь" и "отношение". И дело не в том, что в философской литературе разграничение между указанными категориями еще не устоялось (некоторые авторы полагают, что понятие "отношение" является более широким, нежели понятие "связь") и что обособление этих категорий проводится многими авторами по непосредственно материальным критериям, которые вряд ли прямо применимы в правоведении[6]. Суть в другом. Выде-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.86

ление правоотношений из всей массы многообразных и разнохарактерных связей, существующих в правовой действительности (в том числе связей между элементами правовой надстройки – нормами, правосознанием, актами и т.д.)[7], осуществляется по особому, высокозначимому с позиций материалистической диалектики и правоведения основанию – раскрывает ли данная связь социальную природу и юридический характер субъективных прав н обязанностей.

Теоретическое положение о нераздельной связи между субъективными юридическими правами и обязанностями (и, следовательно, их характеристика через понятие правоотношения) решает проблему в принципе, с точки зрения коренных, исходных методологических предпосылок, позволяющих раскрыть социальную природу и юридическое существо субъективных прав и обязанностей. Но оно вовсе не означает, что все правовые связи одинаковы, что субъективные права и обязанности замыкаются "рамками" собственно правовой связи, являются только ее элементами. По своему содержанию, а тем более по своему значению субъективные юридические права и обязанности представляют собой явления богатые, многогранные, обладающие своим собственным содержанием и ценностью, нередко выходящими за рамки правовых связей как таковых (II.28.9.).

Несколько лет назад получило определенное распространение мнение, согласно которому значительное число субъективных прав и обязанностей существует вне правоотношений. Причем это мнение нередко трактуется как передовое, прогрессивное, противостоящее традиционному воззрению, рассматривающему субъективные права и обязанности в единстве, через понятие правоотношения.

Позитивное значение указанного подхода помимо некоторых иных моментов состоит в том, что обращено внимание на многообразие правовых средств воздействия (правовой статус, запреты, общие права и обязанности), которые невозможно "втиснуть" в рамки конкретных правоотношений такого типа, как обязательства гражданского права.

Однако, думается, факт многообразия правовых средств воздействия не должен приводить к отказу от такой характеристики прав и обязанностей, которая позволяла бы выявить их социальную при-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.87

роду и юридическое существо, т.е. от их характеристики в качестве правовых отношений. Как показала Р.О. Халфина, именно категория правоотношения свидетельствует о своеобразии интерпретации правовых явлений социалистической правовой наукой в отличие от буржуазной правовой мысли[8].

К тому же сторонники нового подхода, выступив против узкоцивилистической трактовки прав и обязанностей, в действительности сами не выходят за рамки этих (притом крайних), узкоцивилистических представлений. Указанное выше воззрение основывается на том, что правоотношения рассматриваются только в виде конкретных, полностью индивидуализированных правовых связей, в которых субъекты взаимодействуют друг с другом. Но ведь это же конструкция правоотношений, ориентированная на модель обязательства гражданского права! Таким образом, новый подход на поверку оказался возвращением к "традициям", в общем преодоленным пашей наукой. Одна из фундаментальных категорий социалистического правоведения – категория правоотношения при подобном взгляде является весьма ограниченной по своему значению, становится предметом отраслевой или, в лучшем случае, межотраслевой проблематики. Причем в одних отраслевых науках (гражданском, трудовом, административном праве) пришлось бы вести речь о правоотношениях, а в других (государственном, уголовном, процессуальном праве) – аналогичные вопросы рассматривать под рубрикой "правовые связи". В общей же теории права, которой в качестве исходного пришлось бы использовать понятие правовой связи, все равно нужно было бы различать общие и конкретные связи. Произошли бы, следовательно, лишь смена и удвоение терминологии – факт для развития научной мысли едва ли положительный. К тому же пришлось бы решать и другую задачу: как терминологически отграничить связи, когда речь идет о единстве прав и обязанностей, от всего комплекса многообразных связей, существующих между различными элементами правовой надстройки.

Вот почему, несмотря на настойчивые усилия и категоричность суждений ряда сторонников указанного выше подхода, большинство правоведов, в особенности в отраслевых науках, продолжает рассматривать правоотношение в качестве категории, позволяющей раскрыть социальное содержание и юридическое существо субъективных прав и обязанностей[9].

В настоящее время намечаются пути сближения теоретических позиций по данной проблеме. Общим знаменателем здесь, видимо, является признаваемое всеми положение о многообразии юридических средств, обеспечивающих юридическое воздействие права на общественные отношения. Не случайно при обосновании вывода о существовании прав и обязанностей вне правоотношений сейчас по большей части говорят не о правоотношениях вообще, а о конкретных правоотношениях. Это совершенно правильная постановка воп-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.88

роса. Тем более, как полагает ряд авторов, отстаивающих взгляд о существовании прав и обязанностей вне правоотношений, и в этом случае существуют общие и абсолютные правовые связи[10].

Задача, следовательно, состоит в том, чтобы раскрыть природу и особенности общих и абсолютных правовых связей, не сводя все многообразие правоотношений к той их конструкции, которая ориентирована на модель обязательств гражданского права[11].

3. Правоотношение в системе отношений классового общества.

Правоотношения являются составной, необходимой частью всей системы общественных связей, существующих в данном классовом обществе.

По своей социальной природе правоотношения представляют собой надстроечные явления, обусловленные з своем существовании и развитии экономическим базисом данного классового общества. Надстроечные потому, что, выступая как связи между лицами через их права и обязанности, правоотношения опосредствуют государственную волю, закрепленную в юридических нормах. Так же, как и нормы права, они играют функционально-организующую, управленческую роль – роль звена, связывающего общественные отношения в единый слаженный организм, причем такой, который органически сопряжен с обеспечением классово определенной свободы, активности участников общественных отношений.

Правоотношения несут на себе печать целого – особенностей и характерных черт соответствующего социаль-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.89

ного строя. Так, правоотношениям в социалистическом обществе свойственны все те специфические черты, которые характерны для социализма. Они базируются на социалистической собственности на орудия и средства производства, исключают эксплуатацию человека человеком, строятся в соответствии с началами социалистической демократии, складываются и осуществляются в условиях строжайшей социалистической законности.

Правоотношения находятся в нераздельном единстве со всеми другими общественными отношениями. В форму правоотношений облекаются самые разнообразные социальные связи – экономико-технические, организационные, политические, семейные и т.д. Иными словами, правоотношения, представляя собой особый вид (форму) социальных связей, в то же время проникают во многие другие разновидности этих связей в тех или иных областях жизни классового общества[12]. Причем с точки зрения генезиса отправным, исходным при формировании правоотношений являются реальные, фактические отношения – экономические, политические и иные.

В соответствии с этим господствующим в социалистической юридической науке воззрением, образующим целостную диалектико-материалистическую концепцию правоотношения, является взгляд, согласно которому правоотношение, выступая в качестве вида или формы иных (материальных) общественных связей, характеризуется единством формы и содержания[13] и потому в нем наряду с юридическим содержанием (права и обязанности) выделяется материальное содержание – фактическое поведение участников общественных отношений (II.28.1)[14].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.90

Отсюда вытекает, что в области экономической жизни правоотношения входят в юридическую надстройку именно (и только) как форма реальных отношений собственности, экономического обмена и др..причем правоотношения в силу единства юридической формы и материального содержания являются здесь своего рода связующим звеном между базисом и надстройкой. Правоотношения включаются в механизмы осуществления экономических законов, непосредственно вплетаются в ткань экономической жизни; через правоотношения активная энергия права по закономерной для явлений правовой действительности цепочке обратной связи (юридические нормы –правоотношения – их материальное содержание) переходит в систему реальных, фактических отношений, передается ей, организуя и упорядочивая эти отношения.

Правоотношение как надстроечное явление взаимосвязано с ядром правовой надстройки – с собственно правом.

Главное в этой связи заключается в том, что правоотношения представляют собой явления, производные от права, и что в сложившейся правовой системе юридические связи возникают и существуют только на основе юридических норм[15]. Лишь при зарождении права, в процессе формирования правовых систем (в особенности тех из них, которые построены на судебных прецедентах) индивидуальные отношения, которые в силу санкции государства приобретают юридический характер[16], могут предшествовать юридическим нормам.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.91

Таким образом, если отправными, исходными в генезисе правоотношений являются реальные, фактические отношения, то непосредственным источником и решающим фактором, вызывающим к жизни данную правовую связь как правовую являются в сложившейся юридической системе действующие юридические нормы. Высказанное в литературе мнение о том, что первоначально на базе реальных, фактических отношений сразу же, без норм возникают "преюдициальные" правоотношения[17], думается, оправданно лишь в той мере, в какой под "преюдициальными" отношениями понимаются неюридические явления – связи, выражающие бытие и действие непосредственно-социальных прав, опосредуемых правосознанием и выступающих в качестве ближайшего подступа к объективному праву (1.5.1).

В то же время надо видеть и другую сторону взаимосвязи права и правоотношений. Правоотношения характеризуют фактическую жизнь права, его реальное бытие, действительное функционирование, взаимосвязь нормы и поведения. Тем более, что важнейший элемент содержания правоотношения – субъективное право выявляет уровень правового в данной юридической системе. Следовательно, понятие правоотношения позволяет увидеть живое право, право в действии, выделить то необходимое звено, с помощью которого право влияет на общественную жизнь, указать на важнейший после самого права элемент МПР.

Правоотношения имеют волевой характер[18]. Термин "волевой" понимается здесь иначе, чем при освещении регулируемых правом фактических отношений. Если применительно к предмету правового регулирования термин "волевой" означает, что регулируемые правом фактические отношения неразрывно связаны с волей и сознанием людей, и потому способны реагировать на правовое воздействие, то применительно к правовым отношениям это положение в соответствии с их надстроечной природой означает в первую очередь обусловленность правоотно-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.92

шений государственной волей, содержащейся в юридических нормах.

Правоотношения связаны также с индивидуальной волей. Многие правоотношения возникают на основе индивидуальных волевых актов. Подавляющее их большинство реализуется при помощи волевых действий участников правоотношения, а также (при отсутствии добровольного исполнения обязанностей) волевых действий компетентных государственных органов. Достойно особого внимания то, что в актах реализации прав и обязанностей выражается материальное содержание правоотношений, результат претворения предписаний правовых норм в поведение людей.

Однако связь правоотношений с индивидуальной волей нельзя абсолютизировать. Главным остается обусловленность правоотношений на базе реальных, фактических отношений государственной волей, выраженной в юридических нормах. Эта государственная воля и предопределяет помимо всего прочего формы и степень связи данных правоотношений с индивидуальной волей.

4. Правоотношение в МПР.

Если нормы права образуют основу правового регулирования, то правоотношения выступают в качестве главного средства, при помощи которого требования юридических норм претворяются в жизнь, воплощаются в поведении людей.

Правоотношения в МПР выполняют три основные функции. Правоотношения, во-первых, фиксируют круг лиц, на которых в тот или иной момент распространяется действие данных юридических норм; во-вторых, закрепляют конкретное поведение, которому должны или могут следовать лица; в-третьих, являются условием для возможного приведения в действие специальных юридических средств обеспечения субъективных прав и правовых обязанностей. Всем этим правоотношения качественно отличаются от "просто" связей и зависимостей, существующих в правовой надстройке[19]. Их, следовательно, нельзя рассматривать в виде простой разновидности всех связей и зависимостей, существующих в правовой системе. Перед нами – нечто принципиально специфическое, каче-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.93

ственно особая связь, возникающая на основе юридических норм.

Таким образом, правоотношения в МПР могут быть охарактеризованы как средства перевода ("переключения") юридических норм в плоскость индивидуализированных связей, т.е. в плоскость субъективных юридических прав и обязанностей для данных субъектов.

Сообразно этому если юридические нормы могут быть охарактеризованы в качестве моделей предписываемого (дозволяемого) поведения, то правоотношения представляют собой конкретную меру поведения для данных субъектов[20].

Правоотношения являются важнейшим и необходимым этапом в процессе воплощения энергии права в организованность и упорядоченность общественных отношений, и следовательно, этапом в процессе достижения целей, результатов правового регулирования.

Отсюда вытекает характеристика правоотношений как проводников и вторичнь(х носителей правовой энергии. Если юридические нормы в сложившейся правовой системе являются источником правовой энергии, то субъективные права и обязанности, рассматриваемые в единстве, выступают в качестве своего рода передатчиков этой энергии, ее воплощения в конкретных мерах поведения для данных субъектов.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.94

Значение правоотношений как главных средств, обеспечивающих функционирование норм права, является всеобщим. Реализация всех юридических норм неизбежно проходит стадию правоотношения, т.е. субъективных юридических прав и обязанностей, находящихся в нераздельном единстве. Как правильно считает Ю.Г. Ткаченко, правоотношение – "обязательное средство в механизме правового регулирования, т.е. если этот механизм приводится в действие, то он не может миновать стадию правоотношения"[21].

Вместе с тем следует учитывать многозвенность, многослойность правовых связей. На основе юридических норм первоначально складываются многообразные общие правовые связи, опосредствующие правосубъектность, гражданство, общие дозволения и запреты, конституционные права и обязанности, а затем на этой устойчивой базе возникают и функционируют разнообразные конкретные правоотношения (которые, в свою очередь, нередко образуют последовательную цепочку правовых связей).

5. Правоотношение и регулируемое правом общественное отношение.

Те "до" или "вне" общественные отношения, которые условно именуются реальными, фактическими, имеют для правоотношения с точки зрения генезиса отправное, исходное значение. С функциональной же стороны, т.е. с точки зрения функционирования права, и в особенности обратной связи между юридическими и фактическими явлениями, подход должен быть другой, учитывающий активную роль правовой формы.

Правда, для того чтобы наглядно проследить взаимосвязь между правоотношениями и реальными, фактическими отношениями, МПР и его звено – правовые связи необходимо рассматривать, так сказать, в чистом виде – в ракурсе лишь юридических явлений. Именно тогда неизбежен вывод о том, что правоотношение и отношение, которое регулируется юридическими нормами (оно и принадлежит к числу реальных, фактических) представляют собой различные социальные явления. В этом случае правоотношение-средство правового воздействия, а фактическое отношение – предмет регулирования, т.е. та

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.95

область социальных явлений, на которую воздействует право.

Очевидна условность такого подхода. Здесь приходится отвлекаться от сложного переплетения социальных явлений. Ведь в действительности столь резкого водораздела между правовым и фактическим отношениями не существует[22]. В реальной жизни они едины и во многих случаях друг от друга неотделимы. Многие правоотношения, и прежде всего выражающие статическую функцию права (т.е. отношения пассивного типа-11.27.5), с момента своего возникновения и на протяжении всего своего существования нераздельны с фактическими отношениями. Например, правовые отношения по авторству складываются сразу же, как только создан продукт духовного творчества (произведение науки, литературы, искусства). Авторские правоотношения немедленно после своего возникновения непрерывно осуществляются в поведении обязанных лиц (все третьи лица воздерживаются от нарушения прав автора).

Однако рассмотрение МПР в рамках только юридических явлений представляется все же необходимым. Связанное с этим самостоятельное, обособленное рассмотрение правоотношения и фактического отношения позволяет увидеть основные этапы процесса правового регулирования, наглядно и четко отнести одну группу социальных явлений к предмету регулирования, а другую – к средствам регулирования, к его механизму. Главное же – такой подход дает возможность раскрыть активную роль правовой формы по отношению к общественной жизни – процесс, зримо проявляющийся в правоотношениях, выражающих динамическую функцию права (т.е. отношениях активного типа – 11.27.5). Здесь можно обнаружить такие моменты в динамике правоотношений, когда они сначала реально существуют в виде чистых правовых связей. Так, налоговые отношения обычно воз-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.96

никают только как правовая связь, в силу которой налогоплательщик обязан уплатить сумму налога, а финансовый орган вправе требовать уплаты налога. В этом случае еще нет фактического (материального) содержания, соответствующего субъективному праву и обязанности: перед нами хотя и материально обусловленная, но все же чисто правовая, чисто идеологическая связь между лицами[23].

Но именно такое расхождение между правовой формой и фактическим (материальным) содержанием позволяет понять механизм активно-творческой роли права. Правовая форма имеет активный характер. Она как бы притягивает к себе фактическое (материальное) содержание, т.е. лица совершают те действия, которые они обязаны совершать. Возникнув без определенного фактического (материального) содержания, юридическая форма затем обретает это содержание (совершаются положительные действия), и тем самым достигается цель правового регулирования – складываются в полном объеме фактические отношения, которых раньше не было.

Конечно, следует помнить, что возникновение самих юридических форм обусловлено потребностями общественного развития, требованиями экономического базиса, сложившимися фактами социальной действительности. Но чтобы возникли данные конкретные фактические отношения, нужно использовать правовые рычаги. Поэтому на базе созревших общественных потребностей юридиче-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.97

ские нормы Предусматривают сначала возникновение правовых связей в чистом виде, и лишь затем идеологические отношения материализуются в конкретном, реально осуществляемом поведении субъектов[24].

Наряду с указанными типическими случаями взаимосвязи правоотношения и регулируемого правом общественного отношения есть и такой случай, когда в сфере функционирования права в какой-то мере проявляется генезис правоотношения и реальное, фактическое отношение сначала существует вне юридической формы. Речь идет о фактическом браке, сделке, совершенной с нарушением формальных требований, и др. Характерно, что здесь реальное, фактическое отношение обретает юридическую форму, с которой оно затем существует в нераздельном единстве, на основе государственно-властного акта правоприменительного компетентного органа[25].

6. Состав (элементы) правоотношения.

Правоотношение является сложным образованием. Оно имеет определенное внутреннее строение.

Если рассматривать правоотношение только как идеологическую форму, то в этом случае ему свойственно чисто юридическое содержание, складывающееся лишь из субъективных юридических прав и обязанностей. Ничего иного в правоотношении как особой идеологической форме нет и быть не может.

По-иному характеризуется строение правоотношения, если оно понимается как единство фактического материального содержания и юридической формы. В этом слу-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.98

чае в правоотношении наряду с субъективными юридическими правами и обязанностями (составляющими его юридическое содержание) могут быть выделены еще два основных элемента: субъекты права и его объекты. Кроме того, в данном случае обособляется материальное содержание правоотношения.

Стремление при анализе правоотношения выйти за пределы юридической формы продиктовано не только практическими соображениями, задачами полного и всестороннего анализа субъективных юридических прав и обязанностей, но и прежде всего диалектико-материалистической концепцией правоотношения, неразрывной связью юридической формы в правоотношении с его фактическим содержанием. Материальное содержание правоотношения, его субъекты и объекты позволяют при рассмотрении вопросов правоотношения "выйти" в жизнь, в реальные, фактические связи.

Итак, в правоотношение при указанном выше широком подходе входят следующие основные элементы (тер-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.99

мин, который, надо отметить, может быть применен здесь лишь в условном его значении):

а) содержание правоотношения, причем различаются материальное содержание, т.е. поведение субъектов, и юридическое содержание, т.е. субъективные юридические права и обязанности;

б) субъекты права, т.е. участники правоотношения;

в) объекты правоотношения.

Все перечисленные элементы охватываются понятием "состав правоотношения". Использование этого понятия в полной мере соответствует сложившимся в социалистическом правоведении научным традициям и словоупотреблению (в частности, близкий смысл имеют понятия "фактический состав", "состав правонарушения").

Вопросы правоотношений привлекают серьезное внимание правоведов социалистических стран.

Это и понятно. Если при освещении правоотношения даже не выходить за рамки традиционной, специально-юридической проблематики, то нужно видеть существенное прикладное значение соответствующих теоретических разработок, которые вооружают юристов-практиков специализированными знаниями, необходимыми для юридически точного применения норм права.

Творческое же использование метода материалистической диалектики, основанного на нем системного подхода, функционального анализа, других новейших приемов исследования позволяет выявить в этой, казалось бы, традиционной проблематике и существенные теоретические резервы в области философии и социологии права, в утверждении специально-юридических характеристик права философского (общесоциологического) уровня.

С философской стороны это – в частности, раскрытие глубоких и тонких связей и зависимостей, характерных для существования и функционирования правоотношений в рамках МПР, а также жестких, математически четких закономерностей, свойственных самому бытию правоотношений, субъективных прав, правомочий, юридических фактов.

Вопросы правоотношений все более раскрываются и в качестве социологических, ближайшим образом связанных с жизнью, с реальными проблемами социальной практики. Рассмотрение субъективных юридических прав и обязанностей под углом зрения категории "правоотношение" не только выявляет его социальное содержание и юридическое существо, но и намечает пути для решения важных социальных вопросов, в том числе вопросов эффективности права. Обращая внимание на то, что понятие правоотношения является "понятием, охватывающим реализацию правовой нормы, ее воплощение в реальных жизненных отношениях", Р.О. Халфина справедливо отмечает: "Научная ценность понятия правоотношения, одна из главных его функций – раскрыть эффективность права в его неразрывной связи с регулируемым им общественным отношением"[26].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.100

Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что плодотворное исследование вопросов правоотношений возможно лишь постольку, поскольку с необходимой четкостью определены исходные общетеоретические положения, выражающие широкий, философский (общесоциологический) подход к правоотношениям, все ценное, накопленное в этой области социалистической юридической наукой. Наиболее существенное значение, надо полагать, принадлежит следующим положениям:

а) правоотношения входят в качестве неотъемлемой части в МПР, в целостную правовую систему, и, следовательно, проблемы правоотношений нужно решать на базе ив связи с общетеоретическими выводами и положениями философского уровня, относящимися к МПР, правовой системе, функциям права, способам правового регулирования, соотношению нормативного и индивидуального регулирования;

б) правоотношения выражают внутренний закон правовой материи, и, следовательно, необходимо держать в поле зрения все многообразие правовых связей между субъективными правами и обязанностями и ясно представлять, что именно в связи между правами и обязанностями раскрывается их социальная природа и юридическое существо;

в) свойства правоотношений разных типов и видов нередко значительно различаются между собой, и, следовательно, при конструировании общих понятий в теории правоотношений нужны строгие представления о том, какие свойства являются общими для всех правовых связей, а какие присущи лишь тому или иному типу или виду правоотношений (общим и конкретным, регулятивным и охранительным и т.д.);

г) в правоотношениях юридическая форма и материальное содержание находятся в нераздельном единстве, и, следовательно, проблемы правоотношений необходимо решать с учетом этого фундаментального факта, а также с учетом того, идет ли речь о правоотношении в целом, во всем богатстве его характеристик, или же только о юридической форме;

д) правоотношение – это динамическое, находящееся в движении правовое явление, и, следовательно, вопросы правоотношений нужно рассматривать с учетом становления и развития субъективных юридических прав и обязанностей, их материализации в поведении людей.

Разработка общей теории правоотношения имеет ряд перспективных направлений, призванных воплотить на базе творческого использования передовых философских и общенаучных методов достижения общей теории права о функциях права, механизме, способах и типах правового регулирования. Весьма обнадеживающей, хотя намеченной пока в самых общих чертах, является перспектива разработки, если можно так сказать, материальной модели правоотношения. В юридической литературе уже сделаны известные шаги в освещении правоотношения и реального поведения его участников, соотношения того и другого. Но материальное содержание-лишь один из выходов правоотношений в сферу реальных, фактических отношений. Имеются и другие выходы: объекты, юридические факты, Нет ли между ними внутренней связи? Есть основания подумать над тем, чтобы ввести в научный оборот понятия "фактическая конструкция" или "фактическая модель" правоотношения. Во всяком случае, широкий угол зрения в характеристике правоотношения, про-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.101

диктованный диалектико-материалистическим методом, открывает научную перспективу разработки принципиально новых теоретически значимых идей, которые позволят поднять общую теорию правоотношения на качественно новую ступень.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 6.

[2] См.: Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. Алма-Ата, 1963, с. 123-126.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 497-498.

[4] Общая теория советского права, с. 277.

[5] Р.О. Халфина пишет, что отсутствие у общественного отношения правовой формы означает невозможность "использовать специфические средства права для реализации и охраны интересов участников" (Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974, с. 36).

[6] По мнению В.И. Свидерского и Р.А. Зобова, например, отношение в отличие от просто связи указывает на опосредованную взаимозависимость конечных результатов тех или иных материальных процессов (см.: Свидерский В.И., Зобов Р.А. Отношение как категория материалистической диалектики. – Вопросы философии, 1979, № 1, с. 91).

[7] См.: Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей, М., 1976.

[8] См.: Халфина Р. О. Методологический аспект теории правоотношений.-Сов. государство и право, 1971, № 10, с. 21-22.

[9] Как правильно указано в курсе теории государства и права, "в отраслевых юридических науках до сих пор продолжает господствовать мнение, что правоотношения являются единственной формой реализации права" (Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институту и понятия. М., 1970, с. 557).

[10] См.: Витрук Н.В. Субъективные права граждан и правовые связи. – В сб.: Проблемы правоведения. Вып. 22. Киев, 1972, с. 11-12; Он же. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979, с. 131-133; Явич Л.С. Общая теория права, с. 173-174, 205-206.

Следует признать интересными соображения Ю.И. Гревцова о нескольких "аспектах правоотношения", среди которых автор выделяет правоотношение как статическое положение – отношение субъекта права к другим субъектам права (см.: Гревцов Ю. И. Содержание к форма правоотношений. – Сов. государство к право, 1980, № 6, с. 117-118). И хотя Ю.И. Гревцов концентрирует внимание на правоотношении как форме реального взаимодействия в правовой сфере, сама постановка вопроса об "аспектах" является шагом вперед в преодолении мнения, согласно которому существует стремление неоправданно отделять правоотношения от всех иных правовых связей между правами и обязанностями, – мнения, которого указанный автор придерживался ранее.

[11] Подробное обоснование взгляда о существовании разнообразных правоотношений см.: Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1966, с. 47-73; Он же. Общие правоотношения и их специфика.-Правоведение, 1976, № 3, с. 23-33.

[12] По мнению Р.Г. Губенко, правоотношение "является отражением, "снятой формой" реальных общественных отношении, устанавливающей правовую связь между его субъектами" (Губенко Р.Г. Советский народ – субъект конституционных правоотношений.-Сов. государство и право, 1980, № 10, с. 113).

[13] Этот взгляд разделяется в настоящее время большинством советских ученых.

[14] Р.О. Халфина пишет: "Правоотношение, будучи реализацией нормы, представляет собой вместе с тем и конкретное общественное отношение, облеченное в правовую форму. Сочетание указанных моментов – ключ к пониманию места правоотношения в системе правового регулирования" (Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974, с. 36).

[15] Этот существенный момент не учитывают авторы, по мнению которых правоотношения не только исторически, но и логически предшествуют юридическим нормам. Впрочем, Л.Я. Гинцбург (автор, отстаивающий такого рода идею применительно к советскому трудовому праву) полагает, что в современном государственно-организованном обществе с разветвленной системой законодательства найти отношения целиком, "фактически", абсолютно не затронутые правом и вместе с тем допускающие по своей природе правовое регулирование, вообще невозможно (см.; Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977, с. 118).

[16] Заметив, что известные отношения могут сложиться еще до формирования соответствующей нормы, В.Н. Кудрявцев пишет затем, что "вряд ли есть основания эти отношения именовать правовыми, если они еще не признаны государством, не охраняются им и не гарантируются, если за их нарушение не наступает ответственности (и если, следует добавить, они не "прошли" через объективное право.-С. А.). В таком словоупотреблении и проявля ется смешение правовых и фактических отношений" (Кудрявцев В.Н. Юридические нормы и фактическое поведение. – Сов. государство и право, 1980, № 2, с. 19).

[17] См.: Сабо И. Основы теории права, М., 1974, с. 87

[18] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 94.

[19] См., в частности: Назаров Б.Л. Социалистическое право в системе социальных связей; Орзих М.Ф. Личность и право. М., 1975, с. 73.

[20] По справедливому мнению С. Н. Братуся, "ошибочным представляется... определение правоотношения как индивидуализированного правила (нормы) поведения. Такую характеристику правоотношения можно принять лишь как метафору. Правоотношение есть конкретизация общего правила, важнейшее средство его реализации" (Сов. государство и право, 1979, № 7, с. 58).

С рассматриваемых позиций следует оценить получившее некоторое распространение мнение о том, что правоотношение является индивидуальной "моделью" поведения людей (Р.О. Халфина, Б.Л. Назаров, Ю.Г. Ткаченко). При таком подходе к правоотношению стирается его качественное отличие от юридических норм, функции того и другого сближаются, а специфическое назначение правоотношения в МПР ускользает из поля зрения. Это отчетливо прослеживается в целом интересном исследовании правоотношения, проделанном Ю.Г. Ткаченко, которая прямо характеризует правоотношение как "образец-мерку", сравнивает его с юридической нормой и в конечном итоге логично включает правоотношение вместе с нормой в основу механизма правового регулирования – средство моделирования поведения людей (см.: Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений, с. 96-97, 107, 123- 124).

[21] Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений, с. 123.

[22] Ю.К. Толстой, последовательно отстаивающий идею "чистых" правовых связей, в то же время пишет, что общественное отношение – предмет правового регулирования – возникает в такой "среде", в какой оно иначе как в форме правоотношения появиться не может. Правовая энергия, излучаемая нормой права, охватывает общественное отношение в тот самый момент, когда оно образуется (см.: Толстой Ю.К. Еще раз о правоотношении. – Правоведение, 1969, № 1, с. 33-34).

[23] В юридической литературе высказаны сомнения в обоснованности выделения такой стадии в развитии правоотношений, в том числе налоговых, когда они существуют в виде правовых связей в чистом виде. Так, Р.О. Халфина пишет, что "обязанность уплаты налогов возникает в связи с установленными в норме фактическими обстоятельствами' наличием определенных вещей в составе имущества налогоплательщика, получением прибыли, дохода от реализации и т.п." (Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении, с. 210). Между тем указанные Р.О. Халфиной фактические обстоятельства обосновывают возникновение правовых связей, но не выражают материального содержания правоотношения, которое становится реальностью лишь при фактической реализации обязанности налогоплательщика. Впрочем, и Р.О. Халфина признает возможность "временного разрыва" между правовыми связями как таковыми и реальным поведением субъектов (там же), хотя и не видит в этом конкретного механизма воздействия права на поведение людей, их коллективов.

[24] Если отвлечься от характеристики правоотношения в качестве "модели" (она представляется ошибочной), то самое разграничение в правоотношении двух аспектов, предложенное Ю.Г. Ткаченко (см.: Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений, с. 94 и след.) имеет немалое позитивное значение в том плане, что необходимо различать правоотношение как чисто правовую связь и правоотношение как нераздельное единство фактического материального содержания и юридической формы. Высказанные Ю.Г. Ткаченко соображения о важном методологическом значении такого разграничения представляют существенный научный интерес.

[25] Под иным углом зрения (правовой связи как модели и отклоняющегося от нее фактического поведения) рассматривает данную проблему Р.О. Халфина (см.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении, с. 302 и след.). Нужно лишь заметить, что такой подход касается аномалий в процессе правового регулирования и фактическое поведение представляет собой здесь не содержание правоотношения, а иное явление-правонарушение.

[26] Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении, с. 24.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.