Предыдущий | Оглавление | Следующий

Документом, на основании которого единоличный исполнительный орган – руководитель признается действующим в качестве органа юридического лица, а его процессуальные действия считаются действиями лица, участвующего в деле, является в большинстве случаев протокол об избрании руководителя компетентным органом. Поскольку чаще всего от юридических лиц в качестве субъекта процесса выступают акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью,

84 Глава 2. Процессуальное положение представителя

то необходимо отметить, что в соответствии с действующим гражданским законодательством избрание (назначение) единоличного исполнительного органа производится общим собранием участников (акционеров) либо советом директоров (наблюдательным советом) общества. Если участником (акционером) общества является одно лицо, то этот единственный участник (акционер) может назначать единоличный исполнительный орган (директора, генерального директора, президента) своим решением. Таким образом, для подтверждения полномочий руководитель акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью должен представить суду протокол о своем избрании или аналогичное решение единственного участника (акционера). Этот же протокол или решение должны прилагаться к исковому заявлению, подписанному руководителем юридического лица.

Документы, подтверждающие полномочия руководителя юридического лица на подачу искового заявления и (или) совершение иных процессуальных действий, или их копии обязательно должны прилагаться к исковому заявлению или к иному процессуальному документу, поскольку являются письменным доказательством, на основании которого должен быть установлен процессуальный юридический факт – наличие полномочий[1]. Они также должны быть указаны в исковом заявлении в списке прилагаемых документов в соответствии с п. 7 ст. 126 ГПК РСФСР и п. 9 ст. 102 АПК РФ. Аналогичные требования предъявляются к заявлению о выдаче судебного приказа (п. 5 ст. 1254 ГПК РСФСР), апелляционной жалобе (п. 6 ст. 3183 ГПК РСФСР и п. 5 ст. 148 АПК РФ) кассационной жалобе (п. 5 ст. 286 ГПК РСФСР и п. 5 ст. 165 АПК РФ), а также по аналогии должны предъявляться к заявлению о принесении протеста в порядке надзора.

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 85

В связи с тем, что орган юридического лица не является его представителем, встает вопрос о возможности совершения процессуальных действий лицом, назначенным исполняющим обязанности такого органа. На наш взгляд, лицо, исполняющее обязанности органа юридического лица, также не является его представителем, непосредственно реализуя правосубъектность юридического лица. В противном случае следует вывод, что на период невозможности исполнения обязанностей соответствующим органом юридического лица оно процессуально недееспособно и может реализовывать свои процессуальные права и исполнять свои процессуальные обязанности исключительно через представителя. В свою очередь, при отсутствии ранее выданных доверенностей юридическое лицо вообще не правомочно участвовать в процессе, чем, безусловно, нарушается его право на судебную защиту.

Практический вывод из этого заключается в том, что суд при совершении процессуальных действий лицом, исполняющим обязанности компетентного органа юридического лица, не вправе требовать у него представления надлежащим образом составленной доверенности. Именно этой позиции придерживается Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, который в одном из своих постановлений по конкретному делу указал, что лицо, назначенное исполняющим обязанности президента (единоличного исполнительного органа) полномочным органом действует в пределах своей компетенции без доверенности[2]. Судебной практикой выработан единый подход по вопросу представления документов, подтверждающих полномочия лица, исполняющего обязанности руководителя юридического лица. Эти полномочия должны быть подтверждены приказом о его назначении, подписанным руководи-

86 Глава 2. Процессуальное положение представителя

телем, либо актом органа полномочного назначать руководителя[3].

Гражданским законодательством России предусмотрены виды юридических лиц, дела которых ведут не органы этих юридических лиц, а их участники. Статья 72 ГК РФ устанавливает, что каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно, либо ведение дел поручено отдельным участникам. Аналогичные правила применяются и при установлении порядка управления и ведения дел в товариществе на вере. В соответствии со ст. 84 ГК РФ управление в товариществе на вере осуществляется полными товарищами в соответствии с порядком, аналогичным правилам, установленным Гражданским кодексом о полном товариществе.

Полные товарищи не являются органами юридического лица, что следует из систематического толкования п. 1 и 2 ст. 53 ГК РФ, указывающих, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (п. 1), а в предусмотренных законом случаях – через своих участников (п. 2). Порядок приобретения гражданских процессуальных прав и несения гражданских процессуальных обязанностей (арбитражных процессуальных прав и обязанностей), установленный ч. 2 ст. 43 ГПК РСФСР (ч. 1 ст. 47 АПК РФ), не предусматривает возможности ведения дел юридических лиц их участниками.

В соответствии с ГК РФ органы полного товарищества и товарищества на вере не формируются.

Участники юридических лиц, через которых юридические лица приобретают права и принимают обязанности, не могут считаться и законными представителями в гражданском процессе. В соответствии со ст. 48

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 87

ГПК РСФСР и ст. 48 АПК РФ законные представители могут защищать в суде права и законные интересы только граждан, но не юридических лиц.

Буквальное толкование ст. 43 ГПК РСФСР и ст. 47 АПК РФ позволяет сделать единственный вывод, что дела полного товарищества или товарищества на вере в гражданском процессе могут вести только гражданские процессуальные представители, не являющиеся законными представителями. Однако такой вывод противоречит теории гражданского процессуального и арбитражного процессуального права, поскольку отвергает наличие гражданской процессуальной и арбитражной процессуальной дееспособности у этих юридических лиц.

На практике участники полного товарищества и полные товарищи в товариществе на вере выступают от имени товарищества без доверенности на основании закона и учредительного договора, при этом не являясь органом юридического лица.

Несогласованность норм гражданского и гражданского процессуального (арбитражного процессуального) права не позволяет в настоящее время корректно применять норму ч. 2 ст. 43 ГПК РСФСР и ст. 47 АПК РФ. Для предоставления одинакового объема гражданских процессуальных прав и одинаковой возможности осуществлять эти права, а также принимать и исполнять гражданские процессуальные обязанности необходимо внести изменения в ГПК. Внесенные изменения должны аналогично нормам гражданского права устанавливать возможность ведения в суде дел юридических лиц их органами, участниками или представителями. Органы юридического лица действуют в пределах полномочий, установленных законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Участники юридического лица имеют право вести дела юридических лиц в суде в случаях, предусмотренных законом.

Часть 2 ст. 43 ГПК РСФСР и ч. 1 ст. .47 АПК РФ с учетом предложенных изменений должна, по нашему

88 Глава 2. Процессуальное положение представителя

мнению, выглядеть следующим образом: «Дела юридических лиц ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, установленных законом, иными правовыми актами и учредительными документами юридического лица; участники юридического лица в случаях, предусмотренных законом; представители юридического лица. Лица, выступающие в качестве органа или участника юридического лица, представляют суду документы, удостоверяющие их полномочия».

Здесь же следует указать, что современная судебная практика допускает наделение полномочиями процессуального представителя юридических лиц. С развитием системы процессуального представительства и отсутствием адвокатской монополии представительство юридическими лицами (как правило, специализирующимися на оказании подобного рода услуг) будет расширяться. Однако анализ гл. V ГПК РСФСР и гл. V АПК РФ позволяет утверждать, что законодатель видит представителем физическое лицо. На это, в частности, указывает перечень лиц, имеющих право быть представителями в гражданском процессе (адвокаты, работники, уполномоченные профсоюзов и иных организаций) и лиц, которые не могут быть представителями в суде (не полностью дееспособные, которыми могут быть только физические лица, адвокаты, судьи, следователи, прокуроры), а также перечень лиц, которые не могут быть представителями в арбитражном процессе (ст. 51 АПК РФ). Но нет оснований и утверждать, что юридические лица не могут быть представителями. Поскольку юридические лица могут быть субъектом процесса, постольку юридическому лицу может быть поручено ведение дел других соучастников в соответствии со ст. 35 ГПК РСФСР и ст. 35 АПК РФ. Юридическое лицо может быть допущено судом, рассматривающим дело, к представительству по данному делу в соответствии с п. 7 ст. 44 ГПК РСФСР.

В этом случае доверенность от имени тяжущегося (в случае выдачи такой доверенности) должна быть выдана юридическому лицу – представителю. От име-

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 89

ни представителя в данном случае вправе будет выступать лишь его руководитель. Для участия в деле в качестве представителя работника юридического лица – представителя этот работник должен будет представить суду доверенность, выданную ему в порядке передоверия.

Самым распространенным видом представительства в гражданском и арбитражном процессе является добровольное договорное представительство. В основании указанного вида представительства по определению лежит договор, и именно этим договором регулируются отношения между представителем и представляемым. Представитель и представляемый могут быть связаны гражданско-правовым или трудовым договором. Среди всего многообразия договоров можно выделить лишь четыре договора, которые дают право одному лицу выступать от имени другого лица в суде в качестве его процессуального представителя.

Это договор поручения, а также агентский договор в той части, в которой отношения агента и принципала регулируются нормами о договоре поручения в соответствии со ст. 1011 ГК РФ. В соответствии со ст. 971 ГК РФ по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. При этом права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя. Представляя собой классический пример связи между представляемым и представителем (в терминологии ГК РФ доверителя и поверенного), договор поручения часто еще называют договором о представительстве. Следует отметить следующие черты этого вида договоров, которые оказывают значительное влияние на процессуальные особенности деятельности представителя.

Договор поручения связывает обязательствами и наделяет правами лишь стороны этого договора, т. е. доверителя и поверенного, не обязывая и не наделяя правами кого-либо иного. Ни суд, ни противная сторона,

90 Глава 2. Процессуальное положение представителя

ни любой другой субъект гражданского процесса не имеет права требовать исполнения представляемым, например, своей обязанности по обеспечению представителя средствами, необходимыми для исполнения поручения (п. 2 ст. 975 ГК РФ), или исполнения представителем обязанности по возвращению представляемому доверенности по исполнении поручения (ст. 974 ГК РФ). Отношения между представителем и представляемым из договора поручения являются самостоятельными отношениями, не связанными с отношениями, являющимися предметом судебного разбирательства, в котором участвуют доверитель, как сторона или третье лицо, и поверенный, как процессуальный представитель. Из этой посылки следует и отсутствие полномочий у суда рассматривать в одном процессе вместе с «основным» иском требование представителя о выплате ему представляемым вознаграждения, если договор поручения является возмездным в соответствии со ст. 972 ГК РФ. Для возбуждения спора о взыскании с представляемого вознаграждения представитель имеет право подать иск, рассматриваемый отдельно.

Договор поручения не является документом, уполномачивающим представителя действовать от имени представляемого и легитимирующим представителя в качестве такового перед судом. Для допуска в процесс представитель обязан предъявить суду доверенность, которую, в свою очередь, обязан выдать ему представляемый в соответствии с п. 1 ст. 975 ГК РФ.

В отличие от ГК РФ Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»[4] в ст. 3 устанавливает, что брокерской деятельностью признается совершение гражданско-правовых сделок с ценными бумагами в качестве поверенного или комиссионера, действующего на основании договора поручения или комиссии, а также доверенности на совершение таких сделок при отсутствии указаний на

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 91

полномочия поверенного или комиссионера в договоре. Таким образом, в законе установлено, что брокер, действующий в качестве поверенного в гражданском обороте, может быть легитимирован в этом качестве без доверенности путем представления контрагенту договора поручения (брокерского договора). Данная конструкция представляется неприменимой к гражданскому процессуальному и арбитражному процессуальному представительству. В гражданском и арбитражном процессе представитель не имеет возможности действовать от имени представляемого на основании договора поручительства по следующим основаниям. Гражданский и арбитражный процесс, как и любое процессуальное право, является достаточно жестко формализованным. По этой причине наделение процессуальными правами и возложение процессуальных обязанностей происходит только при наличии состава юридических фактов, четко указанных в процессуальном кодексе. Так, для вступления в процесс представителя, действующего на основании договора поручения, он должен предъявить суду надлежащим образом составленную доверенность, что четко зафиксировано в ст. 45 ГПК РСФСР и ст. 47 АПК РФ. Никаких вариантов поведения суда при определении полномочий процессуального представителя законодатель не допускает. Невозможность применения ст. 3 Закона РФ «О рынке ценных бумаг» для наделения брокера полномочиями процессуального представителя следует также из места нормы ст. 3 Закона «О рынке ценных бумаг» в системе российского законодательства. Эта норма является нормой материального права, она была призвана регулировать отношения, связанные с осуществлением полномочий брокера при заключении гражданско-правовых договоров, что прямо указано в тексте статьи и делает невозможным ее применение для целей осуществления процессуального представительства.

Номинальный держатель ценных бумаг также не может без доверенности выступать в качестве судебного

92 Глава 2. Процессуальное положение представителя

представителя владельца ценных бумаг, даже если указанное право предоставлено ему депозитарным договором (договором о номинальном держании). Этот вывод следует, во-первых, из толкования норм Закона «О рынке ценных бумаг», ни одна из которых не наделяет номинального держателя правом представительства в суде от имени владельца ценной бумаги. Во-вторых, даже для осуществления гражданских прав, зафиксированных ценной бумагой, номинальный держатель должен быть специально уполномочен владельцем ценной бумаги в силу прямого указания ч. 3 п. 2 ст. 8 Закона «О рынке ценных бумаг». Реализация процессуальных прав владельца также нуждается в специальном полномочии по правилам процессуального права. Это правило не отменяется и указанием в п. 2 ст. 8 на обязанность номинального держателя совершать все необходимые действия, направленные на обеспечение получения лицом, в интересах которого он «держит» ценные бумаги, всех выплат, которые ему причитаются как владельцу ценных бумаг. Такая обязанность не подразумевает особого порядка вступления в процесс в защиту прав другого лица, отличного от общих норм о судебном представительстве.

В силу формализованности гражданского и арбитражного процесса судебный представитель не может вступить в процесс аналогично участию в гражданских отношениях лиц, действующих в чужих интересах без поручения. В случае отсутствия поручения «представитель» просто не будет допущен в процесс.

Однако интересным с теоретической и практической точек зрения представляется проблема, возникающая при ошибочном допуске в процесс в качестве представителя лица, не представившего суду доверенность. Судебная практика, строившаяся на Уставе гражданского судопроизводства 1864 г., гласила, что, если тяжущийся впоследствии подтвердит действия лица (даже в суде вышестоящей инстанции), выступавшего в суде в качестве его поверенного, но не представившего доверен-

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 93

ность, то такие действия являются действительными, совершенными от имени тяжущегося[5]. Однако представление доверенности после отклонения в любой форме документа, принесенного поверенным, не влечет за собой отмену решения об отклонении[6]. Последующее подтверждение действий поверенного также не имеет какого бы то ни было значения, например, в случае выдачи доверенности после истечения давностного или процессуального срока (апелляционного) на совершение действия, предпринятого поверенным до истечения этого срока, потому что такому заявлению, как сделанному после срока, нельзя придавать обратного действия и оно может лишать противника приобретенных им процессуальных прав; но вне этих случаев было бы несправедливо уничтожить все производство[7].

Представляется более правомерным иной путь современной судебной практики. Соответствующие статьи процессуальных кодексов в императивной форме устанавливают, что к исковому заявлению (а равно к заявлениям и жалобам, подаваемым в порядке производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений, и особого производства), поданному представителем, должна быть приложена доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя. Последствием нарушения этого установления является отказ в принятии искового заявления в соответствии с п. 9 ст. 129 ГПК РСФСР или возвращение искового заявления в соответствии с п. 2 ст. 108 АПК РФ. Иных вариантов действий для суда не предусмотрено. Но если дело все же было принято к

94 Глава 2. Процессуальное положение представителя

производству и уже в судебном процессе было установлено, что заявление от имени заинтересованного лица подано лицом, не имеющим полномочий на ведение дела, то такое заявление на основании п. 3 ст. 221 ГПК РСФСР и п. 3 ст. 87 АПК РФ остается без рассмотрения. Такие же полномочия имеет суд второй инстанции при установлении этих обстоятельств уже после вынесения решения, в соответствии со ст. 305 и 309 ГПК РСФСР, ст. 157 и 175 АПК РФ он обязан отменить вынесенное решение и оставить заявление без рассмотрения. Очевидно, что требование о наличии полномочий на ведение дела у представителя относится к тому времени, когда эти действия совершаются. Применительно к данному случаю лицо должно быть уполномочено на подачу искового заявления именно в тот момент, когда оно представляется суду. Наличие полномочий должно быть доказано в момент подачи заявления – таково императивное требование закона. Отсутствие доказательств полномочий, установленное судьей, должно повлечь за собой оставление заявления без рассмотрения.

Иное толкование указанных норм не соответствует ни букве, ни духу закона и могло бы повлечь за собой многочисленные нарушения судьями гражданского процессуального законодательства. Подача заявления неуполномоченным лицом противоречит принципу дис-позитивности в гражданском процессе, в соответствии с которым только от воли лица, право или законный интерес которого пострадал, зависит судебная защита этого права или законного интереса. Статья 183 ГК РФ, устанавливающая, что последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения, не может быть распространена на гражданский процесс и не может применяться при осуществлении правосудия по аналогии, поскольку регулирует иные (гражданско-правовые) отношения и не согласуется с формальными началами гражданского процессуального права. Если на субъекта

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 95

возложена обязанность доказать наличие полномочий у представителя, а на судью – исследовать и дать оценку представленным доказательствам, то неверно было бы утверждать, что ни субъект, обязанный представить доказательства, ни судья не несут ответственности за неисполнение этих своих обязанностей (в форме отказа в принятии искового заявления или в форме отмены состоявшегося решения и оставления заявления без рассмотрения). Возможность последующего одобрения или отказа от такого одобрения может быть причиной злоупотребления этим правом как со стороны суда, так и со стороны тяжущихся. В этом случае суд имеет возможность в одних случаях закрыть глаза на имеющиеся нарушения в своевременном представлении доказательств наличия у представителя полномочий, а в других случаях отказать в принятии искового заявления, строго следуя требованиям ГПК РСФСР и АПК РФ. Невозможно представить, чтобы в обоих этих случаях действия судьи соответствовали бы закону. Лицо, представитель которого действовал в суде без полномочий, имело бы возможность одобрить его действия в суде второй инстанции, если было вынесено благоприятное для него решение, и отказаться от такого одобрения, если исход дела был для него иным. В этом случае положительное для стороны решение будет оставлено в силе, а отрицательное отменено и заявление оставлено без рассмотрения, что не препятствует стороне обратиться вновь с подобным требованием. Таким образом, судьба вынесенного решения зависит от заявления одной из сторон. Такое положение не может быть признано правильным, поскольку ставит противную сторону в заведомо худшее положение, а потому не соответствует принципу равенства сторон.

Вторым видом договора является трудовой договор. На основании этого вида договора в процессе чаще всего выступают юрисконсульты и бухгалтеры предприятий. Отмеченное выше мнение об отнесении юрисконсульта к органам юридического лица, посколь-

96 Глава 2. Процессуальное положение представителя

ку юрисконсульт является руководящей должностью, в настоящей работе не рассматривается ввиду очевидного противоречия действующему законодательству[8]. Ограничение трудовым договором прав работника без указания такого ограничения в доверенности не влечет каких-либо последствий применительно к гражданскому процессу – представитель может действовать в рамках выданной ему доверенности. Высказанное предложение о возможности внесения в ГПК РСФСР изменений, в соответствии с которыми юрисконсульты организаций получили бы возможность действовать в процессе на основании служебного удостоверения[9], представляется нецелесообразным, поскольку для юрисконсульта отнюдь не обязательно «хождение по судам», поэтому назначение на должность не «следует рассматривать как внешние обязанности вести дела предприятия»[10]. Вменять в обязанность суда каждый раз исследовать трудовой договор между юрисконсультом и организацией с целью установления полномочий суда излишне.

Третьим видом договора является учредительный договор полного товарищества и товарищества на вере. Особенности этих видов договоров указывались выше.

Четвертым видом договора является договор транспортной экспедиции, который в соответствии со ст. 801 ГК РФ может содержать обязательство экспедитора представлять клиента (грузоотправителя или грузополучателя) в суде по спорам, связанным с перевозкой груза. Нет никакого сомнения в том, что экспедитор будет иметь возможность действовать в процессе в качестве

§ 2. Правоспособность процессуального представителя 97

представителя только в том случае, если грузоотправитель или грузополучатель выдаст ему доверенность. В противном случае суд не сможет допустить его в процесс.

В основе процессуального представительства не может лежать, как это часто встречается на практике, договор на оказание юридических услуг, поскольку возмездное оказание услуг не предполагает наделение одного лица полномочиями выступать от имени другого (гл. 39 ГК РФ). Анализ такого рода договоров, в которых содержится обязательство одного лица оказать юридические услуги в форме консультирования, составления правовых документов и заключений по правовым вопросам, а также представлять интересы другого лица в суде или ином органе позволяет прийти к выводу, что в данном случае имеет место смешанный договор (ст. 421 ГК РФ). К отношениям сторон из такого смешанного договора должны применяться нормы о договоре поручения (агентского договора в случае совершения фактических действий), а также нормы о договоре возмездного оказания услуг, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. Зет. 421 ГКРФ).

По-видимому, надо унифицировать порядок допуска в процесс представителей, какой бы договор ни связывал их с представляемым. Представитель в любом случае обязан представить суду доверенность, выданную в соответствии с порядком, установленным ГК РФ, поскольку трудовое законодательство не содержит норм о доверенности. Такая доверенность должна быть единым документом, на основании которого договорный представитель допускается в процесс. Это могло бы благотворно сказаться на гражданском процессе и разгрузить суд, поскольку он не должен будет исследовать вопрос о полномочиях, предоставленных конкретному должностному лицу, например, государственного органа, представившего суду свое служебное удостоверение в соответствии с ч. 2 ст. 43 ГПК РСФСР.

98 Глава 2. Процессуальное положение представителя

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 января 1998 г. по делу №Ф09-П79/97-ГК.

[2] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 марта 1999 г. № 488/99.

[3] См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26 сентября 1996 г. по делу № Ф09-643/96-ГК.

[4] СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.

[5] См., например: Постановления Кассационного департамента по делу № 1710 1870 г., по делу № 112 1885 г., по делу № 93 1892 г. и др. // Тютрюмов И. М. Указ. соч. С. 687.

[6] См.: Постановление Кассационного департамента по делу № 112 1885 г. // Тютрюмов И. М. Указ. соч. С. 687.

[7] См.: Постановление Кассационного департамента по делу № 93 1892 г. // Тютрюмов И. М. Указ, соч. С. 687.

[8] См : Розенберг Я. А. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. С. 36—37.

[9] См.: Лисицына Е. Г. Защита интересов юридических лиц в гражданском судопроизводстве (в аспекте представительства): Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Свердловск, 1987. С. 12.

[10] Высоцкая Р. М. Проблемы действия и совершенствования гражданского процессуального законодательства. Свердловск, 1982. С. 93.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.