Предыдущий | Оглавление | Следующий

 

Структура парламентского лоббирования. 1

Психология лоббистской деятельности. 5

Политическая власть как основной объект политической психологии. 5

Вопросы дли самостоятельной работы.. 10

 

Структура парламентского лоббирования

Исследование лоббизма с позиций психологии как относительно самостоятельного политического инсти­тута, обладающего необходимыми для этого статусны­ми признаками, в первую очередь предполагает рас­крытие субъекта лоббистской деятельности, его объекта и предмета.

Современный психологический портрет лоббист­ской деятельности включает в себя, с одной стороны, характеристику широкого спектра правительственных и неправительственных организаций, выражающих интересы различных страт, классов, слоев и групп российского общества, с другой стороны, множество точек доступа, через которые осуществляют влияние группы интересов, лоббисты, и, наконец, описание мно­гообразия векторов интереса лоббирования — то, из-за чего тратятся силы, энергия и финансовые ресур­сы лоббирующих организаций.

В мировой практике существуют различные типы классификации субъектов лоббистской деятельности, начиная от степени их организации и кончая типом выражаемого интереса. В России до последнего вре­мени наиболее значимым был отраслевой и регио­нальный лоббизм. С вступлением страны в эпоху новых экономических отношений пальма первенства в лоббистской деятельности перешла к другим субъ­ектам.

Анализ публикаций, посвященных проблемам лоб­бизма, показывает, что в зависимости от позиции ав­торов существуют различные варианты классифика­ции субъектов лоббистской деятельности в российском парламенте. В качестве такового критерия, как прави­ло, выступает или институциональный признак, или функциональный, бывает, что одновременно и инсти­туциональный, и функциональный.

Вне зависимости от выбранного способа класси­фикации лоббизма субъекты лоббистской деятельно­сти есть объективная реальность, зафиксированная многими исследователями. Эта реальность обладает своей специфической мотивационной направленностью, психологией деятельности, характеризующейся поисковым, новаторским поведением. Как показыва­ет анализ, реальная психология субъектов лоббирова­ния представляет собой продукт взаимодействия и взаимоналожения мотивационных, познавательных (когнитивных), аффективных (эмоции), коммуникатив­ных (общение) процессов.

Наиболее содержательная, на наш взгляд, класси­фикация предложена С.П. Перегудовым и И.С. Семе-ненко. В первую, «политизированную», группу лоб­бистов они включают группировки бизнеса и его политических представителей, которые добиваются политического влияния через участие в выборах и прямо вовлечены в борьбу. В качестве социальных лоббистов у них фигурируют аграрии и профсоюзы. В целом же число добровольных организаций, защи­щающих интересы социальных групп, по их оценкам, велико и неуклонно растет. К ним относятся женские, экологические, молодежные организации. Социальные интересы часто используются в лоббистских целях корпораций и отраслевых комплексов (ВПК и АПК). К категории экономических лоббистов указанные ав­торы относят финансово-промышленные группы, кор­порации и отраслевые комплексы.

Субъектами лоббистской деятельности в Государ­ственной Думе являются, в первую очередь, наиболее мощные и влиятельные государственные и граждан­ские институты, а также промышленно-финансовые корпорации. В числе названных:

1) администрация Президента РФ и его предста­вительства по семи регионам;

2) правительство РФ, в том числе МО, ФСБ, МВД, другие министерства, ведомства и комитеты,

3) Совет Федерации;

4) Генеральная прокуратура РФ, суды (Арбитраж­ный, Верховный суд РФ, Конституционный суд РФ);

5) Центральный банк РФ, банки, корпорации, фонды, финансовые комиссии;

6) регионы России, в том числе города Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Республика Татарстан, этнические группы;

7) отраслевые объединения, в том числе ВПК, АПК, газовики, нефтяники, энергетики, косми­ческая промышленность, производители алко­голя и табака, текстильщики, транспортники, связисты и телевизионщики, издатели печатной продукции, представители рекламных агентств и т. д;

8) партии, общественные организации, профсою­зы;

9) отечественные конфессии, церковь, зарубеж­ные секты;

10) иностранные государства и фирмы.

Президентский лоббизм — наиболее представи­тельный, развитый и мощный институт отстаивания и продвижения интересов высшего должностного лица страны в Государственной Думе РФ. Президентский лоббизм, а также правительственный порождены, прежде всего, особенностями политической системы России. С 2000 года Президентом назначаются 7 его представителей в регионах России. Это, безусловно, дает новое направление проявлению лоббизма в со­временной парламентской практике России.

На пути к этой цели лежит много различных пре­пятствий, эффективное преодоление которых зави­сит не только от умения и опыта самих лоббистов, но прежде всего от таких важнейших факторов, как общее состояние отношений Президента РФ и Пра­вительства РФ с парламентом и та роль, которую Президент РФ и премьер-министр отводят своему лоббистскому аппарату, какими полномочиями они его наделяют.

Выступая как единое целое, лоббистская деятель­ность Администрации Президента РФ и аппарата Правительства РФ все же, в силу ряда политических обстоятельств — борьбы за власть, соперничества аппаратов, разных задач, разного видения ситуации — имеет сегодня отдельные, а в ряде случаев довольно существенные различия. Именно поэтому более объ­ективно будет говорить не о едином субъекте лобби-стекой деятельности в лице Администрации Президен­та РФ и аппарата Правительства РФ, а о двух отдельных субъектах, лоббирующих свои особые, специфические интересы в парламенте.

В ряде случаев, чтобы продвинуть свои собствен­ные корпоративные интересы, вопреки существующе­му в правительстве правилу, МВД, Министерство обо­роны, ФСБ, отдельные министерства, ведомства и комитеты осуществляют самостоятельную лоббистскую деятельность в российском парламенте. Многочисленные ряды федеральных лоббистов пополняются и за счет лобби Генеральной прокуратуры РФ, Арбитраж­ного суда РФ, Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ.

Лоббизм Совета Федерации РФ выступает следую­щим по уровню и значимости самостоятельным субъ­ектом лоббистской деятельности в Государственной Думе РФ. Необходимость лоббирования им своих ин­тересов Советом Федерации также заложена в Кон­ституции РФ, где говорится о том, что Совет форми­руется из глав администраций регионов и что законы обязательно должны быть рассмотрены в Думе.

Таким образом, в Конституции РФ изначально заложены предпосылки необходимости лоббирования парламентской деятельности Государственной Думы РФ Советом Федерации, поскольку его члены весьма заинтересованы в продвижении интересов регионов, которые они представляют.

Исследование лоббистской деятельности в Государ­ственной Думе РФ показывает, что в качестве самостоя­тельного лоббистского субъекта зачастую выступает и такое специфическое лобби, как лобби центрального бюрократического аппарата. Аппарата, отстаивающе­го свои особые институциональные интересы, интере­сы чиновнического класса.

Наряду со структурами Президента РФ, Правитель­ства РФ, Совета Федерации РФ, а также аппаратом федеральных органов власти субъектами лоббистской деятельности являются административные территории Российской Федерации — республики, области, края, мегаполисы, города, этнические группы и т. д. — так называемый региональный лоббизм.

Среди региональных лоббистов, обладающих боль­шими возможностями диктовать свои условия центру, выделяются представители обеих столиц, регионов, в которых базируются жизненно важные для экономики страны предприятия и службы (нефтегазовые и транс­портные) или находятся зоны потенциально острых социальных конфликтов (например, Приморский край, Кузбасская область), а также представители некото­рых республик и автономий.

Поскольку из 89 субъектов Российской Федера­ции только 10—12 отчисляют в госбюджет больше, чем получают из него, то вполне закономерно, что 2/3 субъектов Федерации являются дотационными причем 26 из них, относящиеся к остро нуждающимся в государственном финансировании, просто вы­нуждены, чтобы не погибнуть, заниматься лоббистской деятельностью.

Если эффективность лоббирования исчислять до­лей полученного от причитающегося госбюджетного финансирования, то первое место принадлежит Мо­скве (95%), в то время как среди занимающих послед­ние места — как раз остро нуждающиеся северные области и аграрный юг.

Исследование показало, что «попытки наладить эффективное лоббирование трансрегиональных инте­ресов через широкомасштабные ассоциации типа Сибирского соглашения или Ассоциации Европейского Севера имели пока очень скромные успехи из-за от­сутствия цементирующих такие объединения струк­тур (например финансирование)».

К числу основных, доминирующих субъектов лоб-бистской деятельности в Государственной Думе РФ, несомненно, относится и финансово-экономическое лобби.

По некоторым оценкам, в настоящее время поми­мо финансово-промышленных групп действуют более десяти крупных экономических группировок, отстаи­вающих интересы отраслевых комплексов. Так, инте­ресы газовиков представляет РАО «Газпром», сель­чан — АПК, оборонной промышленности — ВПК.

Вместе с тем, по оценке ряда специалистов, отрас­левой лоббизм в Думе все-таки существует. Наиболее яркий пример — аграрии. Фракции КПРФ, ЛДПР, де­путатская группа «Народовластие» периодически вспо­минают об интересах ВПК. ТЭК «курирует» депутат­ская группа «Российские регионы», многие из членов которой на выборах поддерживались нефтяными ком­паниями. Не отстает от них в этом плане и фракция «Яблоко».

Свою особую лепту в лоббистский процесс в Го­сударственной Думе РФ вносят лоббисты партий, об­щественных организаций, профсоюзов.

Многочисленные партии и общественные объеди­нения, представленные на политическом пространстве страны, пытавшиеся получить места, но не получившие их в Государственной Думе, активно занимаются лоббистской деятельностью в российском парламенте. Как правило, такие группы не опираются на разветвлен­ную сеть добровольных организаций, их лоббистские 4о2 возможности весьма ограничены и зачастую характеризуются личным авторитетом лидеров. Как отмечают исследователи, «группы граждан, общественные объе­динения, которые появились, несравнимы по своему влиянию и ресурсам с отраслевыми, региональными группировками, не имеют выхода на власть».

Одним из самых влиятельных лоббистов в деятель­ности Государственной Думы РФ являются профсоюзы. Массовость этих объединений, широко разветвленная сеть региональных отделений делает их влиятельной социально-политической силой. С февраля 1994 г. в структуре аппарата Федерации независимых профсою­зов действует специальный отдел по взаимодействию с партиями, общественными организациями, с Феде­ральным Собранием РФ. Профсоюзами подписаны протоколы о сотрудничестве в области законотворче­ства с фракциями «Наш дом — Россия», КПРФ, «Яб­локо».

Кроме профсоюзов, имеется еще несколько доволь­но-таки крупных общественных объединений, представ­ляющих мощную лоббистскую силу, включая различ­ные союзы молодежи, женщин, обманутых вкладчиков, а также тех групп населения, которые зависят от го­сударственного бюджета (учителя, врачи, военнослужа­щие). Другая лоббирующая группа включает в себя экологические организации, просветительские, инвалид­ные, спортивные и т. д.

Лоббизм конфессий, пожалуй, один из самых спе­цифических. При всей несовместимости религиозной деятельности с политической (что во многих конфес­сиях запрещено) представители данного института — а их в России насчитывается более ста — ведут актив­ную, скрытую, достаточно эффективную лоббистскую деятельность в Государственной Думе РФ. Наиболь­шая активность отмечается со стороны православной, мусульманской и иудейской религий, которые и так являются наиболее мощными конфессиями в стране.

В качестве субъекта лоббистской деятельности в Государственной Думе РФ выступают не только оте­чественные государственные институты и заинтере­сованные корпоративные группы, но и иностранные государства, их крупные промышленно-финансовые корпорации, фонды и партии и т.д.

Иностранный лоббизм — лоббисты, работающие в пользу иностранных государств,— дополняет узако­ненную дипломатию, действуя в качестве местных советников иностранных правительств и других клиентов. Лоббисты выполняют много задач, которые по протокольным или иным соображениям боятся брать на себя дипломаты. В последнее время весьма актив­но лоббистскую деятельность в Государственной Думе РФ осуществляют зарубежные секты.

К иностранным субъектам лоббистской деятель­ности можно отнести правительства иностранных государств и иностранные политические партии, религиозные конфессии; товарищества, ассоциации, корпорации и иные объединения лиц, созданные по законам иностранных государств либо имеющие ос­новное место своей деятельности в иностранных го­сударствах.

Представляемые иностранным лоббизмом интере­сы можно разделить на несколько типов. Это, во-пер­вых, интересы тех государств и их политических ор­ганизаций, которые добиваются от России какой-либо помощи или стремятся воздействовать на политику этой страны в свою пользу. По объему лоббистской деятельности представительство именно этих интере­сов сегодня является доминирующим в иностранном лоббизме.

Во-вторых, это торгово-экономические интересы зарубежных частных организаций. По числу нанятых лоббистов впереди идут главные торговые партнеры России: США, Германия, Индия и др.

В-третьих, это корпоративные интересы различ­ных партий иностранных государств (наиболее активно действуют США и Германия), интересы всевозможных фондов (Сороса, Карнеги, Аденауэра и т. д.), а также конфессий и движений. Особую активность проявля­ют пролайфовские организации, борющиеся за запре­щение абортов, планирование семьи (США, Англия, Франция).

В целом же десятки государств, их частных ком­паний, фондов и партий систематически или перио­дически стремятся посредством лоббизма обеспечить свои интересы на российском пространстве.

Организации, занимающиеся лоббистской деятель­ностью, можно разделить на три категории. К первой категории, наиболее мощной и влиятельной, относят­ся Администрация Президента РФ, аппарат Пра­вительства РФ, региональные власти. Ко второй — наиболее многочисленные корпоративные группы, представляющие те сферы жизнедеятельности обще­ства, где групповой интерес структурно оформился для отстаивания своих приоритетов. И наконец, к треть­ей — пока еще весьма немногочисленной, зачастую официально не оформленной — относятся все те ор­ганизации, основным родом деятельности которых является непосредственно лоббизм.

Если у представителей первых двух категорий проблема лоббистской деятельности является произ­водной от основной деятельности, то у организаций, относящихся к третьей группе, эта деятельность имен­но та, ради которой они создавались. Для них воз­действие на процесс принятия законов не есть от­стаивание личных корпоративных интересов, а лишь работа, особый вид бизнеса. Подобного типа органи­зации (союзы) создаются либо для постоянной рабо­ты, либо для решения одной-двух узкоспециализиро­ванных задач.

Круг эффективных лоббистов в России ограничи­вается представителями групповых интересов, фор­мально не организованных ни в добровольные ассо­циации, ни в политические группировки, ни в какие иные оформленные структуры.

Анализ психологии лоббирования в парламентской деятельности показывает наличие многочисленных субъектов группового давления, отражающих широ­кий спектр существующих в российском обществе интересов.

Условия для лоббистской деятельности в россий­ском парламенте тем благоприятнее, чем больше в нем точек доступа. Исследование показывает, что их чис­ло напрямую зависит от структуры парламента и рег­ламентированных процедур принятия законодательных актов. Чем количественно богаче и качественно слож­нее структурирована система, тем больше в ней не только постоянно существующих, но потенциально возможных точек доступа.

Государственная Дума РФ обладает значительным числом всевозможных точек доступа как непосредст­венных, так и опосредованных. Как правило, непосред­ственное лоббистское давление оказывается на:

1) депутатов и их помощников;

2) комитеты и комиссии;

3) фракции, депутатские группы;

4) аппараты Государственной Думы и комитетов.

В качестве точек доступа активно используются и процедуры, предусмотренные в Государственной Думе при обсуждении тех или иных проблем, законодатель­ных актов. В этом случае точками доступа являются:

1) парламентские слушания;

2) обсуждение законопроектов в комитетах и ко­миссиях, депутатских группах;

3) обсуждение законов на согласительных комис­сиях;

4) обучающие семинары с депутатами, организа­ция их поездок по России, за границу, личные встречи, юбилеи, банкеты, праздничные меро­приятия.

Опосредованными точками доступа в нижнюю палату российского парламента, влияния на принимае­мые Государственной Думой РФ законодательные акты может быть лоббирование Совета Федерации или Президента РФ, которые согласно положениям Кон­ституции РФ имеют право наложить вето на представ­ленный Думой закон.

Депутаты и их помощники испытывают постоян­ное лоббистское давление. Депутат — это человек, победивший на выборах и переигравший своих кон­курентов в трудной борьбе. Большинство депутатов сознают свою силу, считая себя не такими, как все остальные. У некоторых из них часто присутствует ощущение своей особой миссии. Отношения депутата с окружающими в значительной степени инструментальны. Конфликты и барьеры в отношениях с близ­кими, как и глубинные личностные проблемы, если и осознаются, то находятся на периферии сознания и не рассматриваются как ведущие.

Групповые интересы во всем многообразии их кон­кретных форм (местные, региональные, отраслевые, отдельных корпораций и т. п.) служат важнейшей от­правной точкой, от которой депутат начинает фор­мировать свою позицию по тому или иному законо­проекту. В американском политическом лексиконе устойчиво закрепилось понятие «встроенный лоббист». Подобный термин вполне применим и к российским парламентариям, постоянно защищающим определен­ные групповые, корпоративные интересы.

Непоследовательность, противоречивость, даже парадоксальность политического поведения, характер­ные зачастую для российских парламентариев, не в последнюю очередь обусловлены прагматической це­лесообразностью так или иначе откликаться на запросы лоббистов, представляющих многочисленные и разнообразные, в том числе конкурирующие между собой, групповые интересы.

Помощники депутатов также играют немаловаж­ную роль в процессе организации лоббирования груп­повых, корпоративных интересов. Как правило, в силу своего статуса и положения помощники депутатов име­ют прекрасные возможности вносить необходимые корректировки, поправки в законодательные и иные акты, рассматриваемые Государственной Думой РФ. Эти возможности помощников активно используются лоббирующими группами, которым трудно найти кон­такт и взаимопонимание с депутатами. В данном слу­чае лоббирование осуществляется либо через помощ­ника депутата по Государственной Думе, либо через помощников по региону, которых у депутата на посто­янной работе пять. Немаловажную роль играют и по­мощники на общественных началах. Их с полным ос­нованием можно назвать «встроенными лоббистами». У отдельных депутатов таких помощников на общест­венных началах насчитывается несколько сотен.

В российском парламенте комитеты и комиссии являются основным местом подготовки законодатель­ных актов, поправок к законам и постановлений. В силу этого они представляют большой интерес для лобби­рующих структур. Именно в комитете лоббисту легче всего добиться принятия необходимого решения, так как там главной ценностью является суть вносимого закона, а не только красноречие и партийная при­надлежность депутата. На пленарных заседаниях Го­сударственной Думы мнение комитета оказывается решающим в вопросе о том, принимать закон или от­клонять. Основным направлением работы лоббирую­щих структур является социально-психологическое воздействие, в первую очередь на председателя коми­тета и его заместителей, а также на неформального лидера в комитете.

При большинстве комитетов активно действуют экспертно-консультативные советы, тематические группы, межведомственные комиссии, созданные из депутатов, сотрудников аппаратов и внешних экспер­тов, которые, как показывают исследования, также являются прекрасными точками доступа для лоббистов.

На эффективности функционирования лоббизма могло бы положительно отразиться возрастающее чис­ло подкомитетов в Государственной Думе РФ, однако центр тяжести по выработке законодательных решений в них так и не переместился. Вместе с тем, учитывая, что подкомитетов гораздо больше, чем комитетов, а каждый подкомитет в силу узкой специализации и крайне ограниченного числа своих членов нуждается в помощниках-экспертах, их потенциальные возмож­ности для различных корпоративных групп с целью лоббистского воздействия весьма привлекательны.

Важными точками доступа как для президентских и правительственных структур, так и для других субъ­ектов лоббистской деятельности являются совещания по координации законотворческой деятельности, кон­сультативные семинары с депутатским корпусом.

Еще одним направлением, которое используют лоб­бирующие организации по внесению своих поправок, является работа согласительных комиссий по коорди­нации законотворческой деятельности. Согласование основных положений законопроектов — дело весьма трудоемкое и кропотливое. Только за весеннюю сессию 2000 г. было проведено более 50 заседаний согласитель­ных комиссий по законам, отклоненным Президентом России и Советом Федерации. В 20 случаях согласи­тельные процедуры дали положительный результат.

Не менее важны для продвижения корпоративных интересов существующие в российском парламенте фракции, депутатские группы. Более того, в силу боль­шой политизированности Думы, жесткости занимаемых позиций противоборствующих групп воздействие на фракцию и депутатов, объединившихся в группы, представляет самый верный путь к проведению нуж­ной поправки, принятия закона, постановления.

Исследование лоббистского воздействия групп интереса на российский парламент показывает, что лоббисты работают не только с законодателями. Есть еще один контингент, представляющий собой очень важную и эффективную точку доступа,— госслужа­щие парламента. Существует множество свидетельств того, какую важную роль играют иные чиновники Государственной Думы и ее комитетов в законотворче­ской деятельности.

Думская статистика свидетельствует, что около 60% всех законов разрабатываются в комитетах специали­стами аппарата. Действительно, в силу специфики своей деятельности депутату просто не хватает вре­мени, что называется, сидеть над законом, и поэтому вся работа переходит в руки работников аппарата.

Еще одним каналом, через который осуществляет­ся воздействие на законодательный процесс и работу парламента, является канал обращений, заявлений, писем и документов, поступающих в Государственную Думу РФ. Показатели количества полученных и отправ­ленных документов являются косвенным свидетельст­вом активности лоббирующих групп. Так, только за период весенней сессии 2000 г., согласно официальной справке аппарата Государственной Думы, в парламент поступило 269 тысяч разного рода документов и было отправлено 349 тысяч.

Подводя предварительные итоги, следует отметить, что объект воздействия групповых интересов в россий­ском парламенте — образование сложное, функциони­рующее по своим специфическим законам, где важная роль принадлежит психологической доминанте. Каж­дая точка доступа в парламенте, используемая лобби­рующими структурами, представляет собой особый мир психологических характеристик, обусловленных рядом субъективных и объективных причин и обстоятельств.

Основные направления лоббистской деятельности в Государственной Думе РФ сконцентрированы на следующих участках:

1) законотворческая деятельность Государственной Думы;

2) постановления, резолюции, обращения;

3) международные акты;

4) вопросы, выносимые на «Правительственный час»;

5) поручения Счетной палате.

Предметом лоббирования чаще всего являются ус­ловия хозяйственной деятельности: собственность и право распоряжения ею; право на занятие конкретной деятельностью (то, что ранее входило только в ком­петенцию государства); налоги, квоты, лицензии; госу­дарственный заказ (в данном случае имеется в виду не только гарантированность сбыта, но, может быть, и цена, хотя в наших условиях это не гарантия финансирования).

В среде лоббирующих организаций достигнуто согласие относительно основополагающих целей давления на государство путем «разностороннего» лоббирования. К указанным целям относится сохра­нение традиционных налоговых льгот (скидки на истощение недр, «сухие» скважины, «неощущаемые» расходы, вычеты из суммы налогов той части, которая была уже выплачена нефтяными корпорациями за рубежом, и т д.); стимулирование протекционист­ской политики государства по отношению к местным производителям нефти, поддержание более высоких, чем на мировом рынке, цен на энергетические ресурсы; снижение уровня выплат за использование государст­венной земельной собственности; противодействие попыткам прямого вмешательства государственных структур в дела компаний и ограничение концентра­ции и централизации капитала в руках нефтяных ТНК.

Важным предметом группового интереса в деятель­ности Государственной Думы РФ выступают вопросы, по которым российский парламент принимает поста­новления, резолюции, обращения Как показывает анализ, посредством постановлений, резолюций, обра­щений лоббирующие структуры отстаивают свои кор­поративные интересы как в сфере внутренней, так и внешней политики государства.

Вместе с тем ратификация международных актов представляет значительный интерес и для многих других субъектов лоббистской деятельности. Так, в первую очередь следует назвать иностранные государ­ства, а также зарубежные финансово-промышленные корпорации, всевозможные фонды, общественные ор­ганизации и партии. В ратификации международных соглашений или нератификации их весьма заинте­ресованы отечественные деловые круги и политиче­ские партии.

В целом анализ предмета группового интереса лоббирующих структур в деятельности российского парламента показывает, что для лоббистов представ­ляет интерес вся сфера деятельности, которой зани­мается Государственная Дума РФ. При этом предмет группового интереса стремится обозначиться как на уровне принятия закона, так и на уровне постановле­ния, обращения, резолюции, поручения Счетной па­лате, в ходе ратификации международных соглашений.

Таким образом, психологическая структура пар­ламентского лоббирования включает в себя единую совокупность, объединяющую как различные корпо­ративные группы, выступающие в виде самостоятель­ных психолого-политических объектов, так и особое предметное поле специфического интереса, который обретает себя посредством взаимодействия субъектов лоббистской деятельности с объектами воздействия групповых интересов.

Психология лоббистской деятельности

Основой любого процесса лоббирования в Го­сударственной Думе РФ являются базовые потребности и мотивационная стратегия групповых интересов. По­требность, нашедшая свой предмет, преобразуется, согласно А Н. Леонтьеву, в мотив, непосредственный стимул деятельности. Содержание корпоративных про­цессов образует глубоко интериоризированные эко­номические, идеологические и политические установки, выражающие определенные приоритеты и ценности

Анализ деятельности Государственной Думы РФ с позиций политической психологии позволяет предста­вить, посредством чего групповые ценности и уста­новки проникают в индивидуальную психику депута­та, психологию поведения фракции, фракционной группы, парламента, а также установить, какое влия­ние оказывает психологическое воздействие на зако­нотворческие процессы.

Реальная психология лоббистской деятельности в парламенте представляет собой продукт взаимодейст­вия, взаимоналожения мотивационных, коммуникатив­ных и аффективных процессов. В основе лоббирования в Государственной Думе РФ лежит механизм иденти­фикации групповых интересов с общественными. Спе­цифичность объекта и предмета лоббирования предпо­лагает многообразие видов группового давления.

Анализ лоббирования в российском парламенте, а также сложившаяся практика отстаивания групповых интересов за рубежом показывают наличие множест­ва различных видов лоббирования. Исследование их, на наш взгляд, наиболее плодотворно посредством вы­деления формы и содержания существующих видов лоббирования. Форма фиксирует многообразные мо­дификации содержания, способы его существования и проявления. Содержание представляет подвижную, динамичную сторону определенной формы лоббиро­вания.

По форме виды лоббирования в Государственной Думе РФ можно подразделить на непосредственное и опосредованное, спланированное и спонтанное, плю­ралистическое и корпоративное, ситуационное и стра­тегическое, законное и незаконное (криминальное), а также прямое и косвенное

По содержанию виды лоббирования делятся на ак­тивное и пассивное, эмоциональное и рациональное, разовое и постоянное, индивидуально-обособленное и взаимоподдерживающее (перекрестное), эффективное и неэффективное, конструктивное и неконструктивное

Непосредственной лоббистской деятельностью в Государственной Думе РФ считается такой политиче­ский акт продвижения закона (поправки и т. п.), при котором субъект лоббизма сам является организатором и исполнителем всего процесса лоббирования, от раз­работки плана, поиска точки доступа, организации внесения закона (поправки) на рассмотрение парламен­та, обеспечение необходимых мер для его принятия. В свою очередь, опосредованная лоббистская деятель­ность — это такая деятельность, при которой субъект лоббирования не сам занимается лоббированием, а договаривается с какой-либо организацией, фирмой, юридическим или физическим лицом, работниками госаппарата и т. д. об осуществлении ими комплекса мер, конечным результатом которых будет принятая парламентом поправка или закон.

Опосредованная лоббистская деятельность осуще­ствляется также путем формирования и поддержки работы групп давления и воздействия, как с их помо­щью, так и непосредственно через государственные институты и общественное мнение на депутатов и парламент в целом.

Как непосредственный, так и опосредованный лоббизм своей психологической основой имеют осо­бый вид профессиональной и психологической деятель­ности, основывающейся на специальных психотехно­логиях воздействия, опирающихся на соответствующие умения и навыки. При этом поскольку опосредован­ный лоббизм не предусматривает личное взаимодей­ствие на парламентариев, коммуникативный процесс осуществляется опосредованно.

Спланированный лоббизм в Государственной Думе РФ характеризуется наличием определенного плана действий, включающего в себя исследовательско-аналитическую работу, четко обозначенные цели, задачи, способы и методы их достижения, перечень союзни­ков, вопросы координации с различными субъектами лоббистской деятельности и другие основные и вспо­могательные работы по отстаиванию групповых ин­тересов в парламенте. Спонтанный лоббизм — явле­ние очень редкое.

Политическая власть как основной объект политической психологии

Лоббистская отрасль поглощает внушительные финансовые средства. О суммах затрат в данной сфере в России можно судить лишь косвенно — по суммам, зафиксированным в США, — поскольку официальных данных, касающихся отечественного финансирования, нет. К примеру, в 1999—2000 гг. в США только непря­мой лоббизм «освоил» порядка 790 млн долларов

Многочисленность субъектов лоббистской деятель­ности в российском парламенте, их разнородность и специфичность требуют выделить и такой признак, каковым, на наш взгляд, является интерес, из-за кото­рого лоббирующие группировки ведут нелегкую борь­бу. В этом аспекте, по аналогии с зарубежными иссле­дователями, весьма продуктивно деление лоббистской деятельности на плюралистическую и корпоративную

Плюралистическая лоббистская деятельность, как правило, имеет место в том случае, когда по одной и той же проблеме сталкиваются разные интересы не­скольких групп. Корпоративное же лоббирование осу­ществляется монополистами той или иной сферы об­щественной жизнедеятельности.

Корпоративное лоббирование, как показывает анализ группового давления на российский парламент, осуществляется по нескольким направлениям. Первый путь — это давление как бы снизу вверх, когда субъ­екты интереса установившимся в обществе порядком отстаивают свои интересы. Второй путь— договор, контракт с наиболее могущественной депутатской группой о взаимной поддержке. В обмен на предмет договора монополисту группой парламентариев (в лице их руководителя) гарантируется отстаивание его ин­тересов. Такой процесс, как правило, носит скрытый характер.

Если в первом случае можно говорить о лоббиро­вании как давлении на парламент со стороны групп интереса, то во втором случае речь идет о лоббирова­нии как обмене или контракте между группой депутатов и исполнительно-распорядительной властью.

И наконец, третий вариант — это формирование тройственных союзов Монополист вступает в союз, с одной стороны, с президентскими и правительствен­ными структурами, с другой — с депутатским корпу­сом. Подобный лоббизм наиболее активно использует­ся РАО «ГАЗПРОМ», «ЛУКойл», АПК, ВПК и др. При корпоративном лоббировании группы интересов срав­нительно немногочисленны, функционально упорядо­чены (каждая группа отвечает за какую-то особую категорию интересов), иерархичны.             Плюралистическое лоббирование в Государствен­ной Думе РФ, как правило, имеет своей основой пер­вый путь продвижения интересов — снизу вверх. Для представителей данного типа лоббизма два других пу­ти, по сути, невозможны из-за особой своей природы, опосредованной приоритетом наличия множественно­сти субъектов интересов.

Плюрализм такой тип представительства инте­ресов, когда под влиянием жизненных обстоятельств организуются многочисленные группы давления по какой-либо актуальной проблеме. Главным признаком лоббистского плюрализма является конкуренция, сво­бодное соревнование групп давления в их воздейст­вии на государство, тогда как в корпоратизме налицо род картельного соглашения, функциональная диффе­ренциация и монополия определенных групп на пред­ставительство определенных интересов.

Еще одним видом лоббистского воздействия на российских парламентариев является ситуационное и стратегическое лоббирование. Ситуационное и стра­тегическое лоббирование отличаются по фактору, иг­рающему главенствующую роль в целях и задачах воздействия на парламент. Для ситуационного лобби­рования характерно стремление реализовать сиюми­нутный интерес. В противоположность этому стратеги­ческое лоббирование, как правило, ориентируется на долгосрочную перспективу, приносящую дивиденды не столько сегодня, сколько завтра, послезавтра.

В основе ситуационного лоббирования лежат си­туационные установки, точнее, установки на ситуацию. Стратегическое же лоббирование в своей основе име­ет установку на объект. К примеру, желание получить стройную систему законодательных актов, обеспечиваю­щих стабильное функционирование всех государствен­ных органов и общественных структур, предсказуемость будущего, а не краткосрочные льготы на день или два. Преобладание установок у одних на ситуацию, у дру­гих на объект отражает различие структуры и иерар­хии потребностей субъекта лоббистской деятельности.

Стратегическое лоббирование выражает групповые интересы, ориентированные на конкретные потребности, отвечающие базовым мотивационным тенденциям раз­вития общества. Высший уровень их диспозиционной иерархии (В.А. Ядов), как правило, образуется системой ценностных ориентации на цели жизнедеятельности и средства достижения этих целей.

В нынешней лоббистской деятельности в Государст­венной Думе РФ предостаточно фактов криминального характера. Сюда можно отнести, с известной долей осторожности, утверждение СМИ , о том, что крими­нальный мир тоже занимается лоббистской деятельно­стью. Однако в силу чрезвычайной засекреченности подобной деятельности материалов на эту тему разы­скать практически невозможно.

В определенной мере незаконной, а в ряде случа­ев и криминальной является практика «стимулирова­ния» принятия того или иного законодательного акта, поправки к закону. Из зарубежных источников извест­но, что в середине 90-х годов в США почасовые став­ки влиятельных лоббистов доходили до 400 долларов. А некоторые контракты, кроме общих условий оплаты труда, содержали еще экстрастимулы. Так, если лоб­бист добьется официального внесения законопроекта в конгресс — 7 тыс. долл., одобрения его комитетом — 10 тыс. долл., одобрения сенатом или палатой пред­ставителей — 25 тыс. долл.

Судя по сообщениям печати, в российском парла­менте также практикуются экстрастимулы, в том числе и путем выплат определенных денежных сумм. Так, по некоторым данным, при утверждении Т. В. Парамоновой на должность председателя Центробанка РФ заинтересо­ванными лицами предлагалось от 3 до 5 тысяч долла­ров тем депутатам, которые будут голосовать против данной кандидатуры. Рассмотренные выше виды лоб-бизма, характеризующие процесс лоббирования, не принимают во внимание те вариации, которые возни­кают при взаимодействии субъекта лоббирования с объектом. В этом случае по методам своей деятельно­сти лоббизм делят на прямой и непрямой (косвенный). Прямой — это классический, в общепринятом смысле слова лоббизм, который осуществляется при непосред­ственном контакте лоббиста с депутатом или другим субъектом, пользующимся конституционным правом законодательной инициативы.

Соответственно непрямым считается лоббизм, в котором такие контакты либо отсутствуют, либо име­ются, но с лицами, не обладающими непосредствен­ным правом вносить законопроекты в парламент, но имеющими возможность оказывать эффективное влия­ние на законодательный процесс.

Психологической основой непосредственного лоб­бирования является лоббистский контакт, обаяние, убеждение, внушение, психологическое заражение. Все это проявляется как в индивидуальном аспекте, так и в слу­чаях воздействия на группу. В арсенал лоббистской деятельности входят даже и такие методы психологиче­ского воздействия, как угрозы, шантаж, принуждение.

Лоббистский контакт означает любое устное или письменное сообщение, адресованное от имени клиен­та облеченному правом принятия федеральных законов, федеральных административных актов, бюджета РФ, финансирования федеральных программ, назначения на должности, требующего утверждения парламентом. В Конституции РФ приведен обширный перечень пре­рогатив парламента, состоящий из множества пунктов.

Процесс лоббирования — это, по существу, двух­стороннее действие, в котором обе стороны действу­ют взаимовыгодно. У лоббиста свои цели, и, пресле­дуя их, он снабжает парламентария соответствующей информацией. Депутат парламента тоже имеет свои цели, в связи с которыми рассматривает лоббиста как источник полезной, а то и крайне необходимой для него информации. Сумма подобных взаимоотношений су­щественно определяет коммуникационный процесс между лоббистом и парламентарием.

Прямой лоббизм предполагает либо каждый раз при новой необходимости поиски нового законодате­ля, чтобы с его помощью отстаивать групповые инте­ресы, либо использование так называемого встроен­ного лоббиста. Понятие «встроенный лоббист» к нам пришло из США, где под ним подразумевают конгрес­сменов, которые постоянно защищают определенные групповые интересы.

Термин «встроенный лоббист» означает, что дан­ный законодатель постоянно или периодически вы­ступает «за» или «против» законопроектов, соответ­ственно выгодных или невыгодных определенным групповым интересам. Встроенный лоббист отстаи­вает групповые интересы безотносительно к чему бы то ни было, порой он не считается даже с тем, что его позиция может или будет противоречить обществен­ным интересам. Вместе с тем по другим вопросам тот же законодатель совсем не обязательно будет встро­енным лоббистом. Напротив, он вполне заслуженно может иметь репутацию деятеля, пекущегося об об­щественном благе.

Без раскрытия истинных движущих мотивов и финансовых источников массовых лоббистских кампаний в Государственной Думе РФ невозможно полу­чить полную картину того, как лоббируется тот или иной вопрос, с какой целью и конечным результатом, чьи интересы он отстаивает. Перечисленные особенности и возможности непрямого лоббизма, будучи для мно­гих влиятельных заинтересованных групп и россий­ского парламента слишком важными, как раз и явля­ются основной причиной стойкого сопротивления попыткам поставить прямой и непрямой лоббизм под власть закона.

Содержательную сторону разнообразных видов лоббистской деятельности характеризует прежде все­го коэффициент полезного действия лоббирующих групп. Лоббистская деятельность может быть либо эффективной, высокоэффективной, либо вообще не­эффективной. Согласно данным зарубежных источ­ников, эффективность лоббистской деятельности даже президента США — величина переменная. Статистика поименных голосований в послевоенный период в США свидетельствует, что по тем законопроектам, по которым президент занимал четко выраженную по­зицию, а конгресс голосовал в соответствии с этой позицией, то есть поддержал президента, годовой коэффициент такой поддержки колебался в пределах от 43% (у президента Р. Рейгана, 1987 г ) до 93% (у пре­зидента Л. Джонсона, 1963 г.)

В целом в зависимости от того, какой показатель брать за точку отсчета (единичный законопроект, по­становление, всю законодательную программу прави­тельства), можно в каждом конкретном случае опреде­лить эффективность лоббистской деятельности любого лоббиста.

Эффективность лоббистской деятельности во мно­гом определяется степенью воздействия групп интере­сов. В этом отношении можно выделить активное и пассивное лоббирование. В ряде случаев, столкнувшись с первыми препятствиями, отдельные лоббирующие группы не проявляют должной воли, настойчивости, упорства, не предпринимают дополнительные меры, а просто оставляют на произвол судьбы продвижение своих интересов. Подобное характерно для тех групп лобби, которые не обладают достаточными организаци­онными и финансовыми возможностями, действуют вне контакта с другими лоббирующими группами.

Лоббизм осуществляется не только в виде инди­видуально-обособленного давления, но и в виде группового — перекрестного. Проведенное исследование показывает, что для нынешнего российского парламента характерно деление лоббизма по таким признакам, как количество субъектов, участвующих в лоббировании группового интереса. Так, в ряде случаев отмечается индивидуально-обособленное лоббирование (наиболее многочисленное). В этом случае субъект лоббистской деятельности самостоятельно, в одиночку отстаивает свой групповой интерес.

Практика лоббистской деятельности в российском парламенте фиксирует и случаи перекрестного лоб­бирования (крайне редко). При таком подходе, в по­рядке взаимопомощи, стороны договариваются о взаим­ной поддержке в проведении законопроекта через тот комитет, где у них лучше всего отлажены связи,

Третий вариант — это коалиционное лоббирование. Так, например, произошло, когда решалась судьба дорожного фонда. С целью лоббирования совпавших интересов объединились лобби АПК, региональные лоббисты, дорожно-строительные фирмы, депутаты-одномандатники.

Классифицируя парламентское лоббирование по видам, целесообразно выделить и тип общения, исполь­зуемого лоббистами в ходе данного процесса. Так, в зави­симости от содержания, целей и средств лоббирования общение может осуществляться посредством таких ви­дов общения, как материальный (предоставление готовых законов, поправок, постановлений и т. д.), когнитивный (обмен информацией, знаниями), кондиционный (обмен психическим состоянием), мотивационный (обмен побу­ждениями, целями, интересами, мотивами, потребностя­ми), деятельный (обмен умениями, навыками и т. д.).

Анализ показывает, что в лоббистской деятельно­сти в Государственной Думе РФ используются все виды общения. Трудно с научной точки зрения определить иерархию, предпочтение тех или иных видов общения, используемых лоббирующими структурами, группами интересов в Думе. Правильнее будет сказать, что в процессе лоббирования в Государственной Думе РФ используется вся совокупность видов лоббирования, опирающаяся на единство многообразия различных видов коммуникативного общения.

Особенностью лоббирования групповых интере­сов в российском парламенте является четкое струк­турирование интересов, которое сложилось на про­тяжении всего периода существования института парламентаризма в России. Правда, в советский пе­риод процессы лоббистской деятельности были скры­ты завесой секретности, о них не писали, исследова­тельская работа в данном направлении не поощрялась Вместе с тем анализ лоббистской деятельности той поры, а также появившиеся в последнее время публи­кации позволяют приоткрыть механизм продвижения групповых интересов и в тот период времени.

Механизм лоббирования законов, постановлений, ратификации международных соглашений в Государ­ственной Думе довольно разнообразен. В целом его можно разделить на такие структурные элементы, как предлоббирование, лоббирование и постлоббирование. Некоторые авторы выделяют пять структурных эле­ментов: предлоббирование, лоббирование через депу­татов на пленарном заседании во время думской сес­сии, проведение нужных решений при разработке законопроектов в комитетах Государственной Думы, давление на аппарат нижней палаты и некоторые другие варианты воздействия. На наш взгляд, более точным является выделение трех элементов, посколь­ку остальные являются разновидностями непосредст­венного процесса лоббирования.

В качестве предлоббирования выступает спонси­рование избирательной кампании кандидата в депу­таты, избирательного объединения (блока), процедура устройства в аппарат Государственной Думы, коми­теты, комиссии, фракции или депутатские группы своего человека. Сюда же можно отнести и формиро­вание лоббирующей команды из числа «независимых» экспертов, обслуживающих комитеты и фракции.

Определяющее значение в этом случае имеет наличие у лоббирующей организации психологическо­го чутья, интуиции.

Важным является ротация кадров в аппарат Госу­дарственной Думы. При внедрении своих людей в ап­парат, как правило, используется метод протежирова-ния через влиятельных лиц, способных содействовать принятию на работу того или иного специалиста.

Важнейшей составной частью механизма предлоб­бирования является «лоббирование лобби», т. е. моби­лизация заинтересованных групп в поддержку того илииного проекта. Основная организационная форма та­кой мобилизации — это строительство коалиций, какправило, временных и однопроблемных, создаваемых для решения судьбы конкретного законопроекта.

 

Учитывая, что в нижней палате российского парламента представлены различные, порой проти­воположные по своим политическим взглядам, уст­ремлениям и пристрастиям субъекты социально-по­литической реальности — от радикал-демократов до радикал-патриотов, можно со всей уверенностью ска­зать, что основой законотворческой деятельности яв­ляются политические установки и предпочтения де­путатов. При этом характерно, что у большей части депутатов преобладают групповые установки и лишь у незначительной — личные.

Влияние групповых установок настолько велико, что даже в тех случаях, когда цели и интересы сторон объективно не противоречат друг другу, они все равно воспринимаются различными крыльями парламента как несовместимые. Единственная установка, которая объ­единяет абсолютное большинство парламентариев, связана с инстинктом самосохранения. Квалифициро­ванное большинство нынешнего парламента весьма заинтересовано в сохранении своего депутатства.

Специфичной формой лоббирования групповых интересов является предоставление депутату, депу­татской группе готовых законопроектов. Косвенно о размахе этого вида лоббирования свидетельствуют цифры, которые представлены депутатами в порядке законодательной инициативы законопроектов. Толь­ко за четыре года работы парламента таковых набра­лось порядка нескольких сотен.

Данный метод лоббирования обладает своей особой спецификой. Помимо разработки содержания необхо­димого закона, лоббист должен заранее иметь опреде­ленную стратегию продвижения этого законопроекта по многочисленным ступенькам законодательного процесса. Ему также необходимо заранее учесть все политические препятствия, которые могут встретить­ся на пути принятия закона.

До первого чтения в роли инструмента противо­действия «нежелательным» законодательным актам выступают альтернативные законопроекты. Как пока­зывает опыт, накопленный российским парламентом, при выдвижении нескольких альтернативных проек­тов на пленарном заседании в первом чтении откло­няются оба. Создание согласительной комиссии для поиска компромиссов способствует включению в за­кон тех положений, в которых заинтересована лобби­рующая группа.

После этого начинается процесс согласований. Вопрос о согласовании текстов альтернативных зако­нопроектов решается сразу же после принятия про­ектов в первом чтении.

Важнейшим каналом лоббистского воздействия является интервал, возникающий между первым и вторым чтениями. На этом этапе законотворческого процесса лоббисты стремятся как можно больше вне­сти необходимых поправок.

Еще одним инструментом лоббистского воздейст­вия является заключение фракции или депутатской группы. Характерной особенностью нынешней деятель­ности российских парламентариев является то, что депутаты весьма болезненно реагируют на законода­тельные инициативы Президента и Правительства Российской Федерации, усматривая в этом давление на свои права. Во избежание отрицательных эмоций депутатского корпуса в ряде случаев президент и правительство вносят законопроекты и поправки к ним от имени депутатов.

В лоббистской практике существует и такой спо­соб проведения групповых интересов, как провалива-ние закона путем внесения в него таких поправок, после которых он считается вообще непроходным.

Существенным фактором функционирования ме­ханизма лоббирования является то, что на полити­ческой арене Государственной Думы РФ трудятся, сотрудничают и конкурируют не просто народные из­бранники — представители конкретных регионов, общественных групп и партий, а живые люди со своими индивидуальными особенностями, идеями, та­лантами и амбициями. Личные качества депутатов оказывают серьезное, нередко первостепенное влия­ние на весь ход законотворческого процесса. Подчер­кивая двойственность, противоречивость индивида как субъекта, А.В. Брушлинский отмечает, что чело­век всегда неразрывно связан с другими людьми и вместе с тем автономен, независим, относительно обособлен.

Депутат — это прежде всего политик-психолог. И в этом плане его интересует не только содержание самой проблемы, решению которой посвящен пред­лагаемый законопроект, но и ее политические аспек­ты, в том числе: какие реальные интересы стоят за тем или иным законопроектом, какое влияние может он оказать на те интересы, которые данный депутат отстаивает, и какие выгоды или потери этот законо­проект принесет имиджу парламентария, его изби­рательному округу.

Проведенные исследования позволяют высказать предположение о ведущей роли ценностных и аффек­тивных компонентов установок у депутатов, в психо­логических реакциях на социально-политические со­бытия и ситуации. Когнитивный компонент играет роль «поставщика» материала для формирования содержа­ния ценностей, но в процессе этого формирования происходит отбор знаний, подгонка их под некий «пси­хологический заказ». Этот «заказ на знания» представ­ляет собой не что иное, как выражение потребностей субъектов психики.

Традиционной формой лоббирования является механизм психологического воздействия на избранных депутатов во время их сессионной работы на пленар­ных заседаниях. Нужные решения проводятся с помо­щью одного депутата или группы парламентариев, которая может быть временно организованным нефор­мальным объединением, фракцией или союзом депу­татских групп.

Наиболее характерным для деятельности субъек­тов лоббистской деятельности в российском парламенте является организация как прямого, так и, особенно, опосредованного (через государственный аппарат и общественное мнение) информационного и психоло­гического воздействия на центры принятия решений.

Лоббизм, направленный на парламент, не решает полностью те проблемы, во имя которых он предпри­нимается заинтересованными группами. Остается достаточно причин для того, чтобы столь же активно лоббировать другие органы власти.

Сама по себе победа в стенах Государственной Думы РФ не является полной победой тех или иных групповых интересов, когда они проводят какой-либо свой законодательный акт. Согласно Конституции, на пути окончательного вступления закона в силу лежит еще решение Совета Федерации и президента. И в этом случае лоббирующие организации крайне заинтере­сованы в успешном прохождении законопроектами указанных двух инстанций. Этот этап и есть по суще­ству постлоббирование.

Немаловажной частью механизма психологическо­го воздействия на парламент как на стадии предлоббирования, так и на этапах лоббирования и постлоббирования являются СМИ. Через специально организованные кампании на телевидении, радио, в газетах и журналах группы влияния добиваются изменения восприятия депутатским корпусом той или иной проблемы, форми­руют у парламентариев и общественности соответствую­щие установки. Сюда же можно отнести и организуемые митинги, акции протеста, пикетирования парламента, вручение депутатам всевозможных петиций.

Таким образом, механизм лоббистской деятельно­сти в парламенте имеет своим стержнем симбиоз личных, общественных и групповых интересов. Вот почему при лоббировании тех или иных законов, по­правок, постановлений и поручений Государственной Думы лоббисты обязательно опираются на совокупный личный и общественный интерес депутатов.

Немаловажная роль в психологии лоббистской деятельности принадлежит мотивационно-смысловои направленности. Как правило, мотивацию трактуют как совокупность причин психологического характе­ра, определяющих поведение субъекта, его начало, направленность и активность. В современной психо­логии понятие «мотивация» используется в двух зна­чениях: как «система факторов, детерминирующих по­ведение» (сюда входят, в частности, потребности, мотивы, намерения, стремления и многое другое), и как «характеристика процесса, который стимулиру­ет и поддерживает поведенческую активность на определенном уровне» .

Посредством мотивации в психологии находят свое объяснение такие стороны поведения индивидов, как направленность, продолжительность, устойчивость, смысловая ценность, разумность, возникновение и завершение поведенческого акта. Согласно концепции К. Левина, «движущим фактором поведения (незави­симо от того, осознается он или нет) служит мотива-ционная напряженность жизненного пространства».

Понятие «мотивация» включает в себя представ­ление о потребностях, интересах, целях, намерени­ях, стремлениях, побуждениях. Определение мотива­ции— это поиск ответов на вопросы «ради чего?», «для какой цели?». Обнаружение и описание причин устойчивых изменений поведения и есть ответ на вопрос о мотивации поступков. Мотивация выступа­ет в форме непрерывного выбора и принятия решений на основе сопоставления поведенческих альтернатив. Мотивационно-смысловая направленность парламентского лоббизма характеризуется осознанием ре­зультатов, предпринятых лоббирующими структурами действий по проведению законов, поправок, поста­новлений и т. п.

Развитие механизма неформального объединения депутатов на мотивационной основе, отличной от пар­тийной (фракционной) или региональной, началось с первых дней существования Государственной Думы РФ. И первыми, кто использовал данный прием для формирования специфической, мотивационно объеди­ненной группы, стало Правительство РФ и Админист­рация Президента РФ. В Государственной Думе РФ 1999—2003 гг. созыва эта практика даже переросла в организацию специальных депутатских формирова­ний. Законотворческая и иная деятельность Государ­ственной Думы свидетельствует о том, что, задейство­вав мотивационный фактор, лоббист добивается со стороны участника законотворческого процесса опре­деленных целенаправленных действий.

Мотивационно-смысловая направленность и меха­низм осуществления лоббирования напрямую зависят от масштабности поставленной задачи. Если лоббирую­щей структуре, лицу необходимо внести поправки в законопроект, изменить несколько абзацев или просто ликвидировать несколько пунктов, то в принципе лоб­бисты пользуются услугами одного-двух депутатов, готовых на соответствующих условиях произвести не­обходимые действия.

В данном случае лоббирующая организация ста­рается найти такого депутата, который был бы доста­точно известен в Государственной Думе, обладал хо­рошими ораторскими способностями.

При таком варианте лоббирования для лоббиста достаточно владение приемами индивидуального воздей­ствия на депутата, умение убеждать, доказывать, заин­тересовывать и т. д. Важно психологически обозначить цель мотивационно-побудительным содержанием, кото­рое бы воспринималось как непосредственный, ближай­ший положительный результат необходимых действий. И, как показывает практика, лоббисты успешно освоили индивидуальную форму работы с депутатами.

Еще одна форма лоббирования отличается своей акцентуацией на групповую заинтересованность в решениях. Можно выделить два основных вида этой модели: региональное и национальное давление на за­конодательную власть.

Самым тривиальным является проталкивание эко­номических интересов элит субъектов федерации че­рез депутатов-одномандатников, представляющих ка­кой-либо регион, а также через депутатов, прошедших по партийным спискам, но являющихся местными выходцами или его жителями. Этот способ лоббирова­ния стал настолько обыденным и почти обязательным, что многие депутаты не воспринимают его как лоббизм, а трактуют свои действия как защиту интересов родного края.

Менее распространенным является вариант лоб­бирования через депутатов определенной национально­сти интересов коммерческих национальных группи­ровок. Необходимо отметить, что этот вариант является практически безотказным, так как прошедший опре­деленную обработку депутат сделает все от него зави­сящее, чтобы помочь «братьям по крови». Данный способ лоббирования имеет своей основой глубинную психологию, детерминирующую иерархию и направ­ленность предпочтений.

Другая мотивационная модель лоббирования в пар­ламентской деятельности предполагает искусственную актуализацию проблемы. При таком подходе основной задачей становится привлечение к ней внимания об­щественности и властных структур. Проводимая от­дельным депутатом или представителями какого-либо комитета или депутатской группы пресс-конференция либо выступление в СМИ призваны «вбросить» в ин­формационное пространство облаченную в псевдосен­сационные формы проблему. После поднятого шума вопрос может быстро решиться в рамках существую­щего законодательного процесса, и о нем вскоре за­будут.

Мотивационно-смысловую направленность про­цесса лоббирования можно рассматривать не толь­ко через специфику воздействия на депутата, груп­пу депутатов, лидера депутатского объединения, группу лидеров депутатских объединений, но и че­рез конкретные точки доступа к законодательному процессу.

В лоббистской деятельности активно использу­ется и меркантильный интерес, имеющийся у от­дельных участников законодательного процесса. Как отмечают средства массовой информации, в Государственной Думе получили распространение и такие методы воздействия, как скупка голосов парла­ментариев или подкуп чиновников.

Исследование вербального поведения депутатов, анализ результатов опросов, изучение совокупности социально-психологических факторов, влияющих на мотивационную готовность парламентариев откли­каться на запросы лоббирующих структур, позволили выявить четыре типа мотивации парламентариев.

Мотивация достижения и самоутверждения обу­словлена стремлением парламентариев к самосовер­шенствованию и успеху, высокому профессионализму деятельности и основывается на стремлении депутатов к высокому социальному и политическому статусу, про­фессиональному авторитету. Наиболее распростране­ны мотивы конкуренции, самоуверенности, честолюбия и самолюбия.

Мотивация по типу социальной идентификации базируется на отождествлении парламентариями себя с какой-либо (большой или малой) социальной груп­пой или общностью. Выражается в негативном или, в крайних случаях, пассивном отношении к установкам, не соответствующим нормам и стереотипам собствен­ной группы.

Мотивация вознаграждением (прагматическая мотивация) ориентирована на социальное и мате­риальное вознаграждение в любых формах, позитив­ную оценку депутатской деятельности; предполагает устойчивый интерес отдельных парламентариев к личной или групповой выгоде вне зависимости от ее нравственного значения, проявляется в эгоцентризме, стремлении к лидерству, преобладают мотивы вне профессиональных целей.

Мотивация избегания неудач выражается в стрем­лении депутатов к сохранению положительных эмоций, позитивных взаимоотношений среди парламентариев и с избирателями. Характеризуется акцентуацией на результат и поверхностным интересом к содержанию парламентской деятельности.

В целом, подводя итог вышеизложенному, можно высказать предположение о ведущей роли ценност­ных компонентов установок депутатов в психологиче­ских реакциях на принятие того или иного закона. Отбор потребляемой депутатом информации осущест­вляется путем подгонки ее под некий «психологиче­ский заказ». Критерием сортировки, отбора зачастую являются идеологические предпочтения, чувства, эмо­ции парламентария.

Полученные данные позволяют сделать следую­щие выводы:

1. Множественность лоббирующих организаций, отражающих в своей совокупности социально-политическую и экономическую структуру об­щества, демократизируют это сложное социаль­но-политическое и психологическое явление, делает его важнейшим атрибутом представи­тельства интересов. Лоббизм выполняет роль своеобразного политического института, обес­печивающего более полное участие интересов заинтересованных групп населения в государ­ственном управлении По сути, лоббизм есть процесс преодоления противоречий между ак­туальной потребностью в представительстве корпоративного интереса в парламенте и от­сутствием легитимного механизма его учета в деятельности Государственной Думы Российской Федерации.

2. Задействовав мотивационный фактор, лоббист добивается со стороны участника законотвор­ческого процесса целенаправленных дейст­вий, организованности, заинтересованности. Чем выше актуализация мотивационных об­разований, тем больше заинтересованность участников законотворческого процесса При сильном лоббирующем давлении принцип со­лидарности голосования в парламенте не действует.

3. Мотивация поведения депутата может быть как на сознательном уровне, так и на бессознатель­ном. Парламентарии не всегда осознают моти­вы своих действий, поступков, нередки случаи, когда они попадают под влияние группового давления, эмоций. Нередко реальные мотивы лоббирования существенно отличаются от тех, за которые их выдают. Мотивировка лоббирую­щей стороны может быть одна, а мотивация — совершенно другая. При этом ведущая роль в воздействии лоббирующих структур принад­лежит ценностным и аффективным компо­нентам установок депутатов в психологических реакциях на воздействие лоббирующих струк­тур.

Вопросы дли самостоятельной работы

1. Проанализируйте основные психологические харак­теристики взаимосвязи человека и власти.

2. Раскройте психологические факторы легитимности и делегитимности власти.

3. Выделите психологические закономерности функ­ционирования и взаимодействия властных структур и общественных объединений.

4. Дайте психологическую характеристику современ­ного парламентаризма.

5. Определите сущностные признаки и психологиче­ские основы эффективного лоббирования во власт­ных структурах.

6. Обоснуйте психологическую структуру, механизмы и условия обеспечения эффективного имиджа по­литического лидера.

7. Охарактеризуйте психологические модели эффек­тивного политического имиджа.

8. Определите условия, алгоритм и методы эффектив­ного влияния власти на общественное мнение, на­строение и поведение населения.

9. Раскройте содержание психологического обеспече­ния функционирования властных структур и деятель­ности политических лидеров.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.