Предыдущий | Оглавление | Следующий

IX. ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ БЮДЖЕТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

 

1

2

3

4

5

6

 

1

Характеризуя имущественную сферу деятельности социалистического государства, мы пришли к выводу, что, выступая как целое, как казна, оно является юридическим лицом. Юридическими лицами являются также местные советы депутатов трудящихся. Вместе с тем признание государства и местных советов юридическими лицами не исключает юридической личности министерств и других центральных ведомств, отделов местных советов, социально-культурных учреждений и иных, состоящих на государственном или местном бюджете организаций, именуемых бюджетными учреждениями.

Не расходится ли, однако, это утверждение с фактическим положением вещей и с законодательством? Можно ли считать бюджетное учреждение юридическим лицом?

Как известно, отделы местных советов, министерства и иные ведомственные органы, находящиеся на местном, республиканском или общесоюзном бюджетах, по общему правилу не именуются в соответствующих положениях о них юридическими лицами. Но если даже в Положении о бюджетном учреждении и содержится сакраментальная формулировка — «пользуется правами юридического лица» или «является юридическим лицом»,— значит ли это, что данное учреждение по существу отвечает тем признакам, которые в своей совокупности составляют содержание понятия юридического лица?

Конечно, если соединять понятие юридической личности государственных органов только с принципом хозяйственного расчета, то вывод ясен: бюджетные учреждения юридическими лицами не являются. Но ни принципы и существующие условия деятельности этих учреждений и советского государства в целом, ни советское законодательство не дают основания для такого вывода. Нельзя правоспособность и тем самым юридическую личность основывать только на той форме имущественной обособленности и оперативной самостоятельности, которая заключена в хозрасчете. Наличие или отсутствие хозрасчета может влиять на степень, объем, характер правоспособности, но не определяет наличия или отсутствия юридической личности у данной

195

организации. При всем отличии в имущественном положении хозрасчетного предприятия и бюджетного учреждения и первое и второе являются органами государства Советское государство в отличие от буржуазного осуществляет единство политического и хозяйственного руководства. Поэтому различие между государственным предприятием и государственным учреждением — это различие двух видов внутри единого родового явления — госоргана В этом коренное отличие в положении советских учреждений и предприятий, с одной стороны, и органов буржуазного государства и частных юридических лиц — корпораций и учреждений, с другой стороны. Буржуазные корпорации, в частности, объединения, преследующие цели извлечения прибыли (торговые товарищества), покоятся на частной собственности и включены не в политическую организацию, а в гражданское общество.

В социалистическом же государстве различие между бюджетными и хозяйственными органами с точки зрения их имущественно-правового положения хотя и является существенным, но это различие не перерастает в противоположность. Юридическая личность тех и других органов вытекает из принципа демократического централизма, формы же его проявления различны в связи с различной степенью оперативной и имущественной самостоятельности этих органов.

2

Уже вскоре после издания Гражданского кодекса Верховному суду РСФСР пришлось положительно ответить на вопрос о том, являются ли бюджетные учреждения юридическими лицами. В 1926 г. Верховный суд РСФСР признал отделы местных советов «фактическими юридическими лицами» в связи с совершением ими юридических сделок, направленных на выполнение возложенных на эти отделы задач [1].

196

Отсутствие законодательных норм, регулирующих имущественную правоспособность бюджетных учреждений, порождало путаницу в вопросе о том, кто отвечает за долги, возникшие из сделок, совершаемых этими учреждениями. Поэтому в РСФСР вскоре был издан закон, урегулировавший участие в гражданских правоотношениях госбюджетных учреждений. Мы имеем в виду постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 27 сентября 1926 г. «О хозяйственных операциях учреждений, состоящих на государственном бюджете» [2].

За госбюджетными учреждениями было признано право на совершение лишь тех сделок, которые непосредственно связаны с деятельностью этих учреждений или являются необходимыми для осуществления возложенных на них за-

197

дач. Таковы сделки по закупке топлива, хозяйственных и канцелярских товаров, инструментов, материалов и т. п., обеспечивающих нормальную деятельность учреждения [3]. Право на совершение сделок, а равно право быть истцом и ответчиком по имущественным спорам предоставляется лишь учреждениям, имеющим самостоятельную смету и являющимся в лице своих руководителей самостоятельными распорядителями кредитов. По заключенным ими сделкам учреждения отвечают как бюджетными ассигнованиями, так и специальными средствами, отпускаемыми и предоставляемыми учреждениям на соответствующие операции [4].

Распорядителями кредитов являются те руководители учреждений, которым предоставлено право распоряжаться ассигнованиями, выделенными по бюджету для этих учреждений. Открытые данному учреждению кредиты используются исключительно в сметном порядке по прямому назначению на те именно нужды, которые предусмотрены соответствующими сметными подразделениями [5]. По объему предоставленных им полномочий различают распорядителей кредитов первой степени (или главных), второй степени и третьей степени. Главными распорядителями кредитов являются министры и руководители центральных ведомств, а также заведующие отделами местных советов и председатели сельских и поселковых советов. Главные распорядители кредитов вправе распределять кредиты между подведомственными им учреждениями, а также в установленных законом пределах передвигать кредиты из одного подразделения сметы в другое и из одного нижестоящего учреждения в другое [6]. В непосредственном ведении глав-

198

ых распорядителей находятся средства, отпускаемые на расходы самого учреждения, во главе которого стоит главный распорядитель кредитов [7].

Распорядители кредитов второй степени управляют средствами, отпущенными им на их расходы, и разверстывают открытые им главными распорядителями кредиты между распорядителями кредитов третьей степени.

Распорядители кредитов третьей степени расходуют средства только на непосредственные нужды своего учреждения, на осуществление тех задач, которые оно призвано выполнить. Список учреждений, руководителям которых предоставлены права распорядителей кредитов третьей степени утверждается: для учреждений, состоящих на республиканском бюджете, — соответствующими министерствами; для учреждений, состоящих на бюджете автономных республик и на местном бюджете, — советами министров автономных республик и местными советами [8]. Аналогично решается вопрос о самостоятельных сметах учреждений, состоящих на общесоюзном бюджете. Учреждения, руководителям которых предоставлены права распорядителей кредитов третьей степени, составляют самый широкий круг учреждений. В их состав входят многочисленные социально-культурные учреждения — институты, школы, больницы и т. д. Учреждениям, во главе которых стоят распорядители кредитов третьей степени, предоставлена достаточно широкая оперативная самостоятельность для достижения поставленных перед ними задач. В распоряжении руководителей этих учреждений остается известный процент экономии от рационализации аппарата; отчисления от этой экономии расходуются на премирование работников данного учреждения [9]. Таким образом, не только хозрасчетные

199

предприятия, но и бюджетные учреждения материально заинтересованы в экономном и правильном использовании отпущенных им средств.

3

Характеристика имущественного положения бюджетного учреждения станет еще более полной, если принять во внимание наличие у многих учреждений так называемых специальных средств. Специальными средствами являются суммы, образованные из тех доходов бюджетного учреждения, которые на основании особых постановлений (Правительства СССР, Правительства союзной республики либо местного совета — в зависимости от подчиненности учреждения) могут расходоваться этим учреждением на специальные цели без проведения по доходной и расходной части государственного или местного бюджета [10].

Специальные средства образуются либо за счет доходов, получаемых учреждением от вспомогательных подсобных предприятий, либо за счет доходов, непосредственно извлекаемых учреждением от различного рода хозяйственных операций и операций по оказанию услуг, характер которых определяется содержанием функции данного учреждения.

В доходной части специальных средств по центральным ведомствам, в частности, значатся: арендная и квартирная плата и другие доходы от принадлежащих центральным учреждениям домов; доходы от продажи негодного и ненужного имущества; плата за экспертизу проектов и смет по строительству; доходы от зксплоатации транспорта; плата за рассмотрение дел в ведомственном арбитраже. К расходной части специальных средств отнесены расходы на проведение тех мероприятий, которые направлены к поддержанию и развитию доходных источников специальных средств. Например, арендная и квартирная плата расходуется на содержание и ремонт зданий; суммы, вырученные от продажи негодного и ненужного имущества, расходуются исключительно на приобретение инвентаря и обо-

200

рудования; доходы от эксплоатации транспорта — на содержание, ремонт и пополнение транспорта.

По госбюджетным учреждениям, подчиненным ведомствам и центральным учреждениям, перечень спецсредств связи. Помимо указанных выше доходных источников, в зависимости от характера деятельности учреждения, в состав специальных средств включаются: входная плата в музеи, плата за посещение выставок и лекций; доходы от научных изданий научно-исследовательских институтов и .вузов; плата за заочное обучение; доходы от производственной деятельности учебно-вспомогательных и подсобных предприятий, не пользующихся правами юридического лица, а также часть прибыли подсобных предприятий, являющихся юридическими лицами; доходы от лабораторий, кабинетов научно-исследовательских и опытных учреждений, а также от издания научных трудов; средства хозяйственных и других организаций, поступающие по договорам на выполнение специальных работ (научно-исследовательских, подготовка кадров), и т. д. [11]. Наличие всех этих доходных источников создает дополнительную материальную базу для учреждения, повышает его заинтересованность в результатах его деятельности и вместе с тем сокращает ассигнования по госбюджету [12].

Специальные средства хранятся на особых текущих счетах. Получение этих средств со счета возможно лишь при наличии справки об утверждении сметы. Как уже указывалось, специальные средства подобно бюджетным ассигнованиям расходуются по целевому назначению в этом соответствии с назначением этих средств в преде-

201

лах утвержденных смет и наличности. Передвижение сметных ассигнований из сметы одного вида специальных средств в смету другого вида не допускается [13]. Передвижение этих средств производится в том же порядке, как и передвижение бюджетных ассигнований.

Наличие у многих бюджетных учреждений специальных средств ставит в затруднительное положение противников признания этих учреждений юридическими лицами. Не может же быть учреждение двуликим Янусом: совершая сделку за счет бюджетных ассигнований, выступать от имени государства или местного совета, а действуя за счет специальных средств, превращаться в юридическое лицо. В действительности и в том и в другом случае бюджетное учреждение действует как единое юридическое лицо.

4

Среди бюджетных учреждений, обладающих специальными средствами, следует различать учреждения, осуществляющие не только функции, выполнение которых требует соответствующих ассигнований из бюджета, но и функции, выполнение которых может быть организовано на хозрасчетных основаниях: за работу, производимую этими учреждениями, они получают вознаграждение от обслуживаемых ими лиц — физических или юридических. Общее свойство всех учреждений, обладающих специальными средствами, заключается в том, что для всех них финансовыми источниками деятельности являются бюджетные ассигнования, во-первых, и наличие собственных доходов, во-вторых. Но для учреждения, на которое возложены управленческие, культурно-воспитательные и тому подобные функции, та хозяйственная деятельность, которую оно ведет в целях расширения своих доходных источников, имеет лишь побочное, вспомогательное значение; эта деятельность имеет связь с функциями, выполняемыми данным учреждением, лишь в том смысле, что в результате ее деятельности, создается дополнительная материальная база для осуществления поставленных перед учреждением задач. Например,

202

школа имеет пригородное хозяйство; за счет денег, вырученных от продажи продукции этого хозяйства, улучшается снабжение завтраками учащихся. Деньги, полученные за сдачу в наем помещения, поступают на покрытие расходов о ремонту здания и т п. Входная плата, взимаемая с посетителей музеем, расходуется на мероприятия, связанные с улучшением деятельности музея, на научную работу и т. д. Но существуют музеи, и не взимающие плату с посетителей.

Иной характер имеет та выполняемая за вознаграждениe деятельность учреждения, которая является одной из его функций, вытекает из существа задач, возложенных на учреждение. Эта деятельность неотделима от той деятельности, расходы по которой покрываются за счет бюджетных ассигнований, и тот и другой вид деятельности — это осуществление функций, лежащих на данном учреждении. Таковы технические научно-исследовательские институты и многие учреждения полунаучного, полухозяйственно-технического (прикладного) характера, состоящие при министерствах, комитетах, главных управлениях и других центральных ведомственных органах. Для примера можно указать на Всесоюзный геологический фонд б. Комитета по делам геологии при Совете министров СССР.

Согласно Положению о Всесоюзном геологическом фонде (ВГФ), в его задачи входят учет и обобщение результатов работ всех ведомств и организаций в области геологических работ, учет месторождений, составление обзорных карт, их географического размещения, централизованное хранение всех работ В тесной связи с выполнением этой, имеющей общегосударственное значение учетно-статистической и научно-исследовательской работы в области геологии, находится деятельность ВГФ, которую можно назвать его хозрасчетной деятельностью: ВГФ вправе «заключать договоры с хозяйственными организациями, учреждениями и ведомствами на выполнение по их заказам отдельных работ по геолого-экономическим вопросам, по составлению сводных данных, обзоров и очерков, описаний месторождений полезных ископаемых и прочих работ». Поэтому «средства Всесоюзного геологического фонда составляются из сумм, выделяемых Комитетом по делам геологии при СНК СССР из госбюджета, и поступлений по догово-

203

рам от учреждений и предприятий за выполнение отдельных работ по их заказам» [14].

Второй пример. Ведомственная инспекция по котлонадзору имеет своей задачей осуществление технического надзора за состоянием котельного хозяйства, дачу соответствующих указаний и технических консультаций, выполнение связанных с котлонадзором работ и т. д. Поэтому инспекция вправе заключать договоры с заинтересованными организациями на выполнение за вознаграждение работ по котлонадзору. Вместе с тем инспекция получает на свои расходы средства из бюджета [15]. Несомненно, что инспекция является в имущественно-правовом отношении самостоятельной организацией, т. е. юридическим лицом. В аналогичном положении находятся государственные инспекции по качеству продукции [16], научно-исследовательские институты (НИИ) хозяйственных министерств [17], опытно-конструкторские бюро и т. д.

204

5

По своим обязательствам бюджетные учреждения отвечают как сметными ассигнованиями, так и специальными средствами. Порядок взыскания по долгам учреждений подтверждает принцип самостоятельной имущественной ответственности этих учреждений. В том случае, если взыскание обращается на бюджетный счет учреждения, исполнительные документы приравниваются к платежным документам по расходованию ассигнованных по смете сумм и направляются в соответствующее учреждение Госбанка через Министерство финансов СССР, Министерство финансов союзной или автономной республики или местный финотдел (в зависимости от того, на каком бюджете состоит учреждение-ответчик) для указания ими бюджетного подразделения сметы, за счет которого должно быть произведено взыскание по исполнительному документу. Это правило применяется в тех случаях, когда ко взысканию предъявляется требование об уплате учреждением сумм, превышающих 200 тыс. руб., при взыскании с учреждений, состоящих на союзном бюджете, 50 тыс. руб. — в отношении республиканских и 10 тыс. руб. — в отношении местных учреждений. В течение пяти дней после передачи исполнительного документа соответствующий финорган обязан дать распоряжение банку об оплате исполнительного документа за счет всех имеющихся на бюджетном счете должника кредитов или средств. В тех случаях, когда взыскиваемая сумма менее указанных выше размеров, исполнительный документ направляется взыскателем непосредственно в банк по месту нахождения текущего счета должника и оплачивается банком за счет всех имеющихся на бюджетном счете должника средств, за исключением кредитов и средств, находящихся на счете подведомственных должнику распорядителей кредитов. Если остаток кредитов или средств на бюджетном счете должника не покрывает всей суммы взыскания, то остальная сумма оплачивается непосредственно самим банком при последующем очередном откры-

205

тии кредитов или перечислении средств должнику. Взыскание по исполнительным документам с бюджетных учреждений за счет специальных и иных внебюджетных средств независимо от суммы взыскания, производится в общем порядке [18].

Из данной выше характеристики имущественного положения бюджетных учреждений можно заключить, что учреждения, руководители которых имеют права самостоятельных распорядителей кредитов, удовлетворяют основным признакам юридического лица. В гражданских правоотношениях бюджетное учреждение выступает от своего имени. Оно действует либо на основе положения, общего для всех учреждений данного типа, либо на основе специального положения или устава. Таково первое, необходимое для юридического лица условие — организационное единство. Наличие самостоятельной сметы свидетельствует об имущественной обособленности учреждения. Вне сомнения и то, что учреждение обладает в своих имущественных отношениях известной мерой оперативной самостоятельности. Наконец, оно самостоятельно отвечает по своим долгам, хотя ответственность эта осуществляется в иных формах, чем ответственность государственного хозрасчетного предприятия. Свои требования, вытекающие из обязательств учреждения, кредиторы предъявляют к оплате самому учреждению, а не к казне. Тот факт, что оплата требования на сумму, превышающую определенный, установленный законом лимит, осуществляется под контролем и по распоряжению органов Министерства финансов, не устраняет самостоятельной ответственности учреждения: оплата требования и в этом случае производится за счет средств, предоставленных по смете учреждению.

Мы присоединяемся к А. В. Бенедиктову, который впервые отчетливо сформулировал и обосновал тезис о юриди-

206

ческой личности бюджетных учреждений [19]. Но мы не можем согласиться с его утверждением, что субсидиарную ответственность по долгам учреждения несет государство [20]. Можно было бы согласиться с этим взглядом лишь в том случае, если бы субсидиарно по обязательствам учреждения отвечала казна, т. е. государство, за счет тех его бюджетных ресурсов, которые еще не перешли в распоряжение отдельных госорганов (например, за счет резервного фонда). Изложенный выше порядок удовлетворения требований по исполнительным листам, предъявляемым кредиторами к учреждениям, не дает оснований для такого вывода. Если задолженность учреждения его кредитору не покрыта, то она погашается не государством, как таковым, а самим же должником-учреждением после того, как при очередном открытии кредитов на его текущий счет будут перечислены причитающиеся ему средства. Иначе говоря, происходит лишь отсрочка платежа по обязательству, а не перенесение ответственности на другое лицо.

Итак, бюджетное учреждение удовлетворяет всем признакам, составляющим содержание понятия юридического лица. Хотя закон от 27 сентября 1926 г. и не называет госбюджетные учреждения юридическими лицами, но из содержания закона с несомненной ясностью вытекает необходимость признания этих учреждений субъектами гражданского права. Признание или непризнание данного общественного образования юридическим лицом зависит не столько от наличия или отсутствия в законе, положении или уставе формулы «пользуется всеми правами юридического лица» или «является юридическим лицом», сколько от существа дела, т. е. от того, обладает или не обладает данное общественное образование той очерченной точными признаками мерой имущественной и оперативной самостоятельности, которая составляет содержание понятия юридического лица.

207

Поэтому нет необходимости придавать особое значение в качестве доказательства правильности сделанного выше вывода тому факту, что немалое количество социально-культурных учреждений официально признано юридическими лицами. Это главным образом государственные научные учреждения, больницы и иные лечебные организации, музеи, учебные заведения и т. д.. По своему имущественно-правовому положению эти организации принципиально ничем не отличаются от прочих бюджетных учреждений, в частности, от аналогичных им социально-

208

культурных организаций, имеющих самостоятельные сметы и признанных в лице их руководителей самостоятельными распорядителями кредитов [21].

6

В заключение уместно поставить вопрос о практической целесообразности конструкции бюджетного учреждения как юридического лица [22]. Нам представляется, что практическая ценность этой конструкции бесспорна. Она избавляет как самих участников гражданских правоотношений, так и судебно-арбитражные органы от фикции, в силу которой бюджетное учреждение при совершении каждой имущественной сделки действует от имени государства.

209

В силу этой фикции не данный участник юридической сделки — то или иное учреждение—несет гражданско-правовые последствия за выполнение или невыполнение вытекающих из нее прав и обязанностей, а казна в целом, т. е. советское государство. Мы видели, что ни с точки зрения теоретической, ни с точки зрения действующего законодательства и практики его применения отождествление учреждения с государством не выдерживает критики. Прав А. В. Бенедиктов, указавший, что подобное отождествление привело бы к нелепому выводу, что государство по отношению к самому себе одновременно выступает в качестве должника и кредитора, истца и ответчика. Поэтому противникам признания бюджетных учреждений юридическими лицами очевидно необходимо либо согласиться с этим выводом, либо утверждать, что правоотношения, в которых обе стороны — бюджетные учреждения, не являются настоящими юридическими отношениями [23]. Но тогда неизбежен тот вывод, к которому пришла по этому вопросу буржуазная судебная практика и большинство буржуазных теоретиков. О неприменимости в условиях советской действительности конструкций, отвергающих наличие юридической личности у госорганов, говорилось выше.

Защита тезиса о квази-юридическом характере отношений госорганов между собой означала бы на деле защиту теории отмирания права в сфере социалистического имущественного оборота. Признание бюджетных учреждений юридическими лицами вносит необходимую четкость и ясность в их деятельность, дисциплинирует их руководителей. Не государство, а данное учреждение заключает договор, и, следовательно, оно, а не государство отвечает по своим обязательствам, осуществляет свои имущественные права. Иск предъявляется не к государству, а к учреждению. Простота и жизненность этой конструкции говорит сама за себя. Мы видели, что еще до издания закона от

210

27 сентября 1926 г. судебная практика вынуждена была признать отделы местных советов « другие бюджетные учреждения так называемыми фактическими юридическими лицами. После издания этого закона суд, арбитражные комиссии и арбитраж в своей практической деятельности правильно исходили из того, что бюджетные учреждения являются подлинными истцами и ответчиками и подлинными носителями защищаемых ими прав и возлагаемых на них обязанностей.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Вначале, в 1925 г. ГКК Верховного суда РСФСР встала на ту точку зрения, что «только такие объединения и организации пользуются правами юридического лица, которым эти права предоставлены по закону или уставом, или положением, определяющим круг их деятельности». Вместе с тем ГКК в своем докладе за 1925 г. признала, что «эта принципиально совершенно правильная точка зрения все же не могла быть полностью выдержана до конца наш суд и наше право не придают форме чрезмерного значения при правильности материальной стороны дела. Жизнь заставила отступить от этой позиции и делать исключения из общего правила, ибо, конечно, нельзя было закрывать глаза на факты из жизни»; так, например, ГКК сделала исключение в отношении фабзавкомов, признав их самостоятельными участниками гражданского оборота в связи с широким распространением так называемого рабочего кредита, в процессе реализации которого фабзавкомы выступали самостоятельно в интересах рабочих и служащих; кроме того, по признанию ГКК были допущены исключения и в отношении «отдельных госучреждений, не имеющих прав юридического лица (а составляющих часть или отдел другого госучреждения, так, например, отделы исполкомов и т. п.)». В 1926 р. в связи с отказом ГКК признать за отделом местного хозяйства Таганрогского исполкома права на выдачу векселей, поскольку «отделам исполкомов не присвоены права юридического лица» Пленум Верховного суда РСФСР в сбоем разъяснении «О правоспособности государственных учреждений в связи с вопросом об их участии в гражданском обороте в качестве фактических юридических лиц», признал мотивы определения ГКК неправильными и пришел к заключению, что «вопрос о нахождении учреждения на госбюджете может иметь отношение лишь ко взысканию, причем присуждение той или иной суммы, конечно, не дает права на ее удовлетворение из сумм, назначенных по смете на другие нужды, но что за отсутствием одной формы, например, перерегистрации в качестве юридического лица того или иного учреждения, отвергнуть всякое его право на предъявление иска, т. е. быть истцом, и всякую обязанность нести ответственность, т. е. быть ответчиком на суде, было бы бесполезно»; далее в разъяснении подчеркивается, что «в данном деле ответчиком является отдел коммунального хозяйства, само название которого указывает на его хозяйственные функций» и указывается, что «ГКК в опровержение его (т. е. отдела коммунального хозяйства— С. Б.) прав юридического лица неосновательно ссылается на конституцию и закон о губернских съездах, в котором никакого запрещения отделам губисполкомов быть юридическими лицами не содержится» (протокол №10 от 28 июня 1926р.).—Сборник разъяснений Верховного суда РСФСР, «Советское законодательство», М. 1931, изд. 2-е, стр. 52—55.

[2] СУ РСФСР 1926 г, № 64, ст. 499.

[3] Ст. 1 Инструкции НКФ и НКЮ РСФСР от 10 января 1927 г. о применении пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 27 сентября 1926 г. (БФХЗ, 1927, № 8).

[4] Ст. ст. 2 и 4 пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 27 сентября 1927г., ст. 3 Инструкции НКФ и НКЮ РСФСР от 10 января 1927 г.

[5] Ст. 32 Положения о бюджетных правах Союза ССР и союзных республик, утв. ЦИК и СНК СССР от 25 мая 1927г. (СЗ СССР 1927г. № 27, ст. 286); ст. 6 пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 10 марта 1932 г., «О кассовом исполнении республиканских (АССР) и местных бюджетов РСФСР» (СУ РСФСР 1933 г. № 26, ст. 125).

[6] Ст. ст. 31 и 33 Положения о бюджетных правах Союза ССР и союзных республик (СЗ СССР 1927 г., ст. 286 с изменениями; СЗ СССР 1927 г. № 47, ст. 471; СЗ СССР 1928 г. № 16, ст. 133; СЗ СССР 1929 г. № 68, ст. 636); ст. ст. 191 и 192 Положения о местных финансах РСФСР, утв. ВЦИК 19 ноября 1926 г. (СУ РСФСР № 92, ст. 668).

[7] Инструкция НКФ СССР от 20 ноября 1938 г., циркуляр Государственного Банка СССР от 22 декабря 1938 г. «О порядке открытия бюджетных кредитов» (ФХБ, 1939, №3).

[8] Ст. 5 пост. СНК РСФСР от 16 марта 1936г. «О самостоятельных счетах учреждений, состоящих на государственном бюджете РСФСР, республиканских бюджетах АССР и местных бюджетах» (СУ РСФСР 1935г. №8, ст. 48).

[9] П. «б» ст. 3 пост. ЦИК и СНК СССР от 17 июня 1935 г. «О премировании работников центральных и местных советских учреж-ждений, а также работников управленческого аппарата хозяйственных организаций»—см. сборнике «Трудовое законодательство СССР», Юриздат, 1941.

[10] Ст. 1 пост. ЦИК и СНК СССР от 13 декабря 1930 г. «О специальных средствах учреждений, состоящих на государственном бюджете» (СЗ СССР 1931 №1, ст. 3); ст. 1 пост. СНК РСФСР от 9 июля 1944г. «О специальных средствах учреждений, состоящих на республиканском бюджете РСФСР, бюджетах автономных республик и местных бюджетах» (СП РСФСР 1944 г. №8, ст. 42).

[11] Перечень доходных источников специальных средств и их целевых назначений в расходной части содержится в перечнях к указанному выше пост. СНК РСФСР от 9 июля 1944 г.; см. также пост. СНК СССР от 12 июня 1929 г. «О специальных средствах ВСНХ СССР по подведомственным ему научно-исследовательским учреждениям, высшим техническим учебным заведениям и техникумам» (СЗ СССР 1929г. №39, т. 349) и пост. ОНК СССР от 8 сентября 1925 г. «Об обращении в 1Ьециальные средства доходов, поступающих по зданиям, находящимся в ведении учреждений, состоящих на государственном бюджете» (СЗ СССР 1925 р. №60, ст. 449).

[12] Разумеется, операции по реализации негодного или ненужного имущества допустимы лишь в той степени, в какой они не противоречат Указу Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1941 г. «О запрещении продажи, обмена и отпуска на сторону оборудования и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия» («Ведомости Верховного Совета СССР», 1941, №8).

[13] Ст. ст. 7 и 8 пост. ЦИК и СНК СССР от 13 декабря 1930 г, «О специальных средствах учреждений, состоящих на государственной бюджете»; ст. 11 пост. СНК РСФСР от 9 июля 1944 г. «О специальных средствах учреждений».

[14] П. «г» ст. ст. 5 и 9 Положения о Всесоюзном геологическом фонде (ВГФ) Комитета по делам геолггии при СНК СССР, утв. СНК СССР 16 мая 1940 г. (СП СССР 1940 г. № 15, ст. 362).

[15] См., например, Положение об инспекции по котлонадзору, утв. Наркомлегпромом СССР 10 марта 1939 г. (Сборник приказов Наркомлег-прома СССР, 1939, № 8—9).

[16] См., например, Положение о государственной инспекции по качеству кожевенного сырья, утв. Наркомлегпромом СССР 23 августа 1939 г. (Сборник приказов Наркомлегпрома СССР 1939, № 25—26).

[17] На практике иногда применяется и другая форма имущественно-правового устройства НИИ — на основе Положения о трестах. НИИ рассматривают как хозрасчетную организацию, действующую как трест. Например, государственный научно-исследовательский институт самопет-ного оборудования Министерства авиационной промышленности действует на основе Положения о трестах от 29 июня 1927 г. (§§ 1 и 3 устй-ва, утв. приказом Наркомавиапрома №13 от 12 января 1943 г.). Уставный фонд Научно-исследовательского и экспериментального института подшипниковой промышленности б. Наркомсредмаша был определен в соответствии с Положением о трестах (§ 7 Устава, утв. Наркомсредмашем 27 октября 1943 г.).

Едва ли можно признать правильным приравнение НИИ к тресту. Деятельность научно-исследовательского института далеко не всегда может быть построена на эквивалентно-возмездных началах. Расходы по научным исследованиям чаще всего могут быть покрыты только сметными ассигнованиями. Поэтому не случайно в некоторых уставах, приравнивающих НИИ к трестам, наряду С указанием о том, что НИИ наделяется оборотными средствами, содержится упоминание о сметном финансировании деятельности НИИ. Хозрасчетная сторона деятельности НИИ обеспечивается специальными средствами — доходами, извлекаемыми НИИ за произведенные им работы и оказанные услуги,—и поэтому пре доставление НИИ оборотных средств является излишним. Либо НИИ является трестом и как трест распоряжается выделенными ему оборотными средствами, либо НИИ — госбюджетное учреждение, имеющее спецсредства, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Таким образом, научно-исследовательские институты правильнее всего считать госбюджетными со спецсредствами учреждениями.

[18] Пост. ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. «О порядке взыскания с государственных учреждений, состоящих на государственном и местном бюджете, по исполнительным документам, выданным государственным, кооперативным и общественным организациям и по заработной плате» (СЗ СССР 1937 г. №51, ст. 218); ст. ст. 26—32 Инструкции Государственного бачка СССР, НКЮ СССР, НКФ СССР и Госарбитража при СНК СССР от 14 февраля 1946 г. "О порядке обращения взыскания на средства учреждений, предприятий и организаций, находящихся в Госбанке").

[19] См. А. В. Бенедиктов, Государственные юридические лица в СССР, «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 84—86. Д.М. Генкин в ст. «Юридические лица в советском гражданском праве» проводит различие между органами государственного управления и государственными бюджетными учреждениями; к числу последних Д. М. Генкин относит больницы, учебные заведения и иные социально-культурные учреждения; только учреждения, по мнению Д. М. Генкина, следует признать юридическими лицами — см. «Проблемы социалистического права», 1939, № 1, стр. 99.

[20] См. А. В. Бенедиктов, указ, статья, стр. 85.

[21] См., например, ст. 9 Устава Академии Наук СССР, утв. СНК СССР 23 ноября 1935 г.: «Академия Наук Союза ССР пользуется правами юридического лица Смета Академии Наук включается в государственный бюджет Союза ССР» (СЗ СССР 1935 г. № 59, ст. 484); ст. 9 Устава Академии Архитектуры, утв. СНК СССР 31 августа 1939 г. (СП СССР 1939 г. № 51, ст. 427); ст. 54 Типового Устава высшего учебного заведения, утв. СНК СССР 5 сентября 1938 г.: вуз «является самостоятельным учебно-научным учреждением и действует как юридическое лицо, имеет свой финансовый план, утверждаемый Народным комиссариатом» (СЗ СССР 1938 г. № 41, ст. 237); ст. 8 Положения о Музее Революции Союза ССР, утв. ЦИК СССР 6 марта 1930 г. «Музей Революции Союза ССР обладает правами юридического лица» (СЗ СССР 1930 г. № 18, ст. 201); характерно, что в действовавшем ранее Положении о Музее Революции, утв. ЦИК СССР 27 августа 1926г., не указывалось, что музей — юридическое лицо, хотя финансовое положение музея и объем его имущественных прав были такими же (СЗ СССР 1927 г. № 3, ст. 33); ст. 25 Положения о б. Всесоюзном Институте экспериментальной медицины, утв. СНК СССР 4 сентября 1933 г. (СЗ СССР 1933г. №58, ст. 347); ст. 8 Положения о Всесоюзном Коммунистическом Институте журналистики им. «Правды», утв. ЦИК СССР 27 марта 1934 г. (СЗ СССР 1934 г. № 17, ст. 125); ст. 5 Положения о Научно-исследовательском институте национальностей Союза ССР, утв. ЦИК СССР 17 марта 1934 г. (СЗ СССР 1934 г. № 16, ст. 118); ст. 14 Положения о Всесоюзной книжной палате, утв. ЦИК СССР 27 июля 1936 г. (СЗ СССР 1936 г. № 42, ст. 358); ср. 20 Положения о городской больнице, утв. Наркомздравом СССР 22 февраля 1939 г.: «больница пользуется юридическими правами (?!) и может для осуществления своих задач приобретать имущество, заключать договоры, выдавать обязательства, предъявлять иски и выступать в судебных и арбитражных учреждениях»—Сборник важнейших официальных материалов по организации здравоохранения, сост. И. Я. Бычковым и П. Т. Приданниковым, МОГИЗ, 1940, стр. 37; очевидно, составители устава хотели скаать, что больница пользуется правами юридического лица; ст. 29 Положения о детских больницах, утв. Наркомздравом СССР 29 апреля 1939 г., напечатано в указ, сборнике, стр. 141; ст. 3 разд. V Типового положения о Доме санитарного просвещения, утв. Наркомздравом СССР 29 октября 1938 г., напечатано в указ, сборнике стр. 288; ст. 6 Положения о районных и городских санитарно-эпидемиологических станциях, утв. Нлркомздравом СССР 14 мая 1939 г., с исправлениями от 15 августа 1940 г., напечатано в указ, сборнике, стр. 266.

[22] Например, в ст. 2 пост. СНК РСФСР от 14 июля 1934 г. сказано, что «всем директорам неполных средних и средних школ, а также заведующим начальными школами, имеющими не менее 160 учащихся, за исключением начальных школ, состоящих на сельском бюджете, должны быть предоставлены права третьестепенного распорядителя кредитов» (СУ РСФСР 1934 г № 25, ст. 136); та же формулировка содержится в п. «е» ст. 28 Устава начальной, неполной средней и средней школы РСФСР; в ст. 11 Положения о городской детской консультации, утв. Наркомздравом СССР 7 июня 1940 г., указано, что самостоятельная консультация финансируется по самостоятельной смете и что заведующий консультацией является распорядителем кредитов — напечатано в Сборнике важнейших официальных материалов организации здравоохранения, стр. 137; в ст 21 Положения о Доме ребенка (младенца), утв. Наркомздравом СССР 1 августа 1939 г., говорится, что «Дом младенца является самостоятельной хозяйственной единицей», имеющей свой текущий счет, заведующий домом — распорядитель кредитов, — напечатано в указ, сборнике, стр. 135; аналогичном положении находятся ясли в городах и промышленых центрах — см. ст. ст 33 и 34 Положения о яслях, утв. Наркомправом СССР 17 ноября 1938 г.—указ, сборник, стр. 128; в ст. 12 Положения об Институте Карла Маркса и Фридриха Энгельса, утв. ЦИК СССР 28 июня 1929 г., было указано, что «директор Института является полномочным представителем Института и самостоятельно вступает по делам Института во всякого рода договорные отношения», хотя никакого упоминания о том, что институт является юридическим лицом, нет (СЗ СССР 1929 г № 42, ст. 373); отсутствует указание о предоставлении прав юридического лица и Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина, положение о которой было утв. СНК СССР 16 июля 1934 г (СЗ СССР 1934 г. № 37, ст. 298), и в Положении о Коммунистической Академии (впоследствии ликвидированной), утв. Президиумом ЦИК СССР 26 ноября 1926 г. (СЗ СССР 1927 г. № 3, ст. 34), хотя несомненно, что Академия сельскохозяйственных наук является, а Коммунистическая Академия являлась юридическим лицом.

[23] Если бы те, кто отвергает юридическую личность у бюджетных учреждений, попытались ответить на вопрос о том, какова юридическая природа договоров, заключаемых между ними, то, как правильно указывает А. В. Бенедиктов, «им пришлось бы либо полностью отрицать правовой характер этих отношений, либо вступить на путь сомнительных конструкций о квазиюридическом характере подобных договоров и возникающих из них отношений» — «Государственные юридические лица в СССР», «Советское государство и право», 1940, № 10, стр. 86.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.