Предыдущий | Оглавление | Следующий

Н. М. Понедельченко

Аспирант ВГУ

 

К ВОПРОСУ О МЕЖДУНАРОДНОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ

 

После долгих лет работы в 2002 году были приняты новые Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации.

Разработка нового процессуального законодательства преследует широкий спектр целей, среди которых следует выделить международно – правовой аспект. Это было особо подчёркнуто в Послании Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации: «Нам необходим такой суд, который уважают и в стране, и за её пределами. И эта задача – не только политическая, но не в последнюю очередь – экономическая. Эффективная судебная система, я уже об этом говорил с самого начала, нужна и для того, чтобы у отечественных и иностранных компаний не возникло сомнений в её авторитете и действенности»[1].

Однако урегулирование вопросов, связанных с рассмотрением споров с иностранным элементом, определение правил подсудности, вопросов правовой помощи нормами ГПК РФ И АПК РФ не разрешило всех проблем, возникающих в правоприменительной деятельности. В отношениях с «иностранным элементом» вступают во взаимодействие различные национальные правопорядки, находящие выражение во внутригосударственных правовых нормах. В этой связи возникает задача регламентации указанного взаимодействия. На сегодняшний день наиболее эффективным средством установления пределов действия национальных правовых норм в случаях, когда оказываются затронутыми интересы двух и более государств, является международное право. Международно-правовое регулирование выступает своеобразным согласованным механизмом, обеспечивающим взаимодействие по крайней мере двух национальных правопорядков. Правовой основой международного механизма реализации материальных норм международного права является международный гражданский процесс.

Отношения, являющиеся предметом международного гражданского процессуального права, изучаются несколькими науками – международным правом, международным частным правом, гражданским процессуальным правом, арбитражным процессуальным правом.

В отечественной науке международного частного права (далее – МЧП) «международный гражданский процесс», как правило, включается в отрасль правоведения международного частного права. Некоторыми учёными при этом делается оговорка, что в область объективного права – (отрасль права международного частного права) – «международный гражданский процесс» не входит, будучи частью национального гражданского процессуального права[2].

Л.А. Лунц, Н.И. Марышева считают международный гражданский процесс отраслью внутригосударственного права, регулирующего деятельность органов юстиции по гражданским делам[3]. Когда речь идёт о международном гражданском процессе как отрасли правоведения, соответствующие проблемы, по мнению указанных авторов, следует отнести к науке международного частного права (как её особого подраздела), ибо все они тесно связаны с другими вопросами регулирования гражданских, семейных и трудовых отношений, содержащих иностранный элемент и возникающих в условиях международной жизни[4].

С критикой «раздвоения» международного гражданского процесса (отрасли и науки), а, соответственно, и несовпадения отрасли и науки МЧП выступил М.Н. Кузнецов. Он полагает целесообразным рассматривать международный гражданский процесс в рамках одной отрасли – международного частного права[5].

По мнению Л.П. Ануфриевой, в состав МЧП как отрасли права необходимо включить международный гражданский процесс: специфические аспекты процессуального положения иностранных граждан, лиц без гражданства, а также иностранных государств получают соответствующее опосредование в общем регулировании их статуса в регулировании их статуса в решении проблем их правового положения как в гражданском, так и гражданско-процессуальном ракурсах в целом – в рамках международного частного права[6].

Т.Н. Нешатаева под международным гражданским процессом понимает комплекс международных и внутригосударственных норм, являющийся институтом МЧП и регламентирующий взаимосвязь и взаимодействие национальных и международных органов правосудия (других правоохранительных органов), которые осуществляют производство по гражданским делам с целью определения и защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов личности и общества[7].

Небезынтересным является рассмотрение в отечественной и зарубежной доктрине особенностей регулирования процессуальных правоотношений, в которых присутствуют иностранные элементы; Они исследуются в рамках работ по национальному гражданскому процессуальному праву[8].

К национальному гражданскому процессуальному праву международный гражданский процесс относят И.А. Грингольц, В.П. Звеков, С.Н. Лебедев, Л.А. Лунц, И.С. Перетерский, В.С. Поздняков, М.Г. Розенберг и другие [9].

Некоторые авторы (Г. Геймер) идут ещё дальше и говорят о международном гражданском процессе как о самостоятельной отрасли внутригосударственного права[10].

Х. Шак рассматривает международный гражданский процесс как самостоятельную отрасль права. Он полагает, что цель международного гражданского процесса скорее частно - правовая, в то время как средства, которыми он пользуется, скорее публично-правовые. «С этой точки зрения вряд ли следует причислять международный гражданский процесс к той или другой отрасли; он должен акцептироваться как самостоятельная правовая материя»[11].

Таким образом, палитра мнений по вопросу о международном гражданском процессе достаточно широка. Однако общим для указанных точек зрения является то, что международный гражданский процесс рассматривается вне зависимости от его принадлежности к той или иной системе права.

В науке гражданского процесса в последнее время отмечается значительное повышение интереса к международно-правовым вопросам гражданского процесса[12]. Необходимость четкого определения данному феномену возникла на фоне наметившейся тенденции последних лет к возрастанию роли международных соглашений по вопросам гражданского процесса. Интеграция обусловила интенсивную унификацию права, прежде всего материального, а затем и процессуального. Закономерность очевидна: единая экономика требует общего правового пространства, в том числе единообразного применения норм международного права, эффективного механизма рассмотрения и разрешения транснациональных споров, исполнения судебных решений. На данном этапе наблюдается тенденция к унификации норм, направленных на регулирование процессуальных отношений, возникающих в связи с международным гражданским (хозяйственным) оборотом.

Среди многосторонних соглашений, посвященных, в частности, регулированию международной подсудности, признанию и исполнению иностранных судебных актов, можно выделить Брюссельскую Конвенцию о подсудности и исполнении судебных постановлений по гражданским и торговым делам от 27 сентября 1968 года[13], Луганскую Конвенцию о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам 1988 года. Применяемая в этих конвенциях техника регулирования обеспечивает гибкое согласование предписаний международного соглашения с правом каждого государства - участника.

Процесс как деятельность, как порядок производства по гражданским, семейным, торговым делам отражается в международном гражданском процессуальном праве (далее – МГПП) и определяется нормами МГПП.

Прежде чем давать определение МГПП и указать его место в системе права, необходимо установить, какие нормы его образуют. Если МГПП состоит из норм только одной системы права (национальной), то МГПП - подотрасль гражданского и арбитражного процессуального права. Если МГПП составляют нормы разных систем права (международного и национального), то говорить об отрасли или подотрасли одной системы права нельзя, т.к. отрасль – категория только одной системы права. Формы права одной системы права не могут быть формами права другой системы [14].

Нормы МГПП, одной стороны, закрепляют общие стандарты национального гражданского процесса, придерживаться которых государство обязалось, став участником соответствующих международных соглашений, с другой стороны – правила производства по гражданским, семейным, торговым делам, обязательные для субъектов российского гражданского процесса. При этом предмет регулирования МГПП выходит за рамки традиционно понимаемых гражданско-процессуальных отношений. Взаимодействие правовых систем проявляется в согласованном регулировании отношений, относящихся к совмещенному предмету регулирования.

Помимо собственно вопросов гражданского судопроизводства в предмет МГПП входят отношения о:

1) компетенции судов (подведомственности и подсудности) в отношении дел, возникающих по гражданским, семейным, трудовым правоотношениям с иностранным или международным элементом, юридическом значении производства по данному делу, возбужденному в иностранном суде и там не законченному;

2) процессуальном положении участников гражданского судопроизводства - иностранных физических и юридических лиц, государств, дипломатических и консульских агентов, должностных лиц международных организаций;

3) допустимости доказательств, полученных в иностранном государстве;

4) порядке установления содержания иностранного (материального и процессуального) права и его применении;

5) правовой помощи по гражданским, торговым, семейным делам, включая судебные поручения, признание иностранных арбитражных соглашений, принудительное исполнение решений иностранного арбитража, признаниие иностранных административных актов по вопросам личного статуса граждан;

6) об участии нотариусов и других органов в защите личных неимущественных и имущественных прав участников международно – правовых отношений.

По моему мнению, МГПП включает нормы разных систем права, поскольку, нормы, образующие МГПП, нацелены на оформление связи и взаимодействия правопорядков, в которых оформляется процессуальная защита прав и свобод.

Гражданско-процессуальное отношение, лишенное иностранного элемента, подлежит регулированию, как правило, нормами одной системы права. Поэтому защита права осуществляется в одном государстве. Аналогичное отношение, содержащее иностранный элемент, потенциально подпадает под действие нескольких систем права, и несколько юрисдикций могут претендовать на компетенцию по защите прав. Для юридического оформления взаимодействия систем права между различными гражданско-правовыми процедурами (национальными и международными), направленными на защиту гражданских прав и свобод и призвано служить МГПП.

МГПП, таким образом, - не отрасль права, нормы между­народного и национального права не могут составлять объективно существующую единую совокупность норм, поскольку по своей юридической природе — это нормы различных систем права. В отрасль права включаются нормы, входящие в одну систему права; в данном случае мы наблюдаем отличное от отрасли (подотрасли) правовое образование. Предпринимаемые попытки конструирования "межсистемных отраслей" или "межсистемных институтов" кажутся искус­ственными; Принадле­жащие к различным правовым системам нормы взаимодействуют как нормативный комплекс не в статическом состоянии, а в правоприменительном процессе, в целях решения кон­кретной задачи, урегулирования конкретного правоотношения.

Следовательно, МГПП включает в себя нормы различных систем права. Каждая система имеет в своем составе нормы, функциональная направленность которых выходит за рамки её «собственной» сферы вследствие существования специфических ситуаций (отношений) с общим для обеих систем (можно сказать, совмещённым) объектом, на который ориентировано их регулятивное действие. Благодаря совмещённому объекту определённые группы межгосударственных и внутригосударственных отношений образуют сложные комплексы, регулирование которых является функцией и международно-правовых и национально-правовых норм. Соответственно, в обеих системах права в результате государственного волеизъявления выделяются группы норм, обладающих качеством регулятивной совместимости, т.е. способностью выполнять - различными методами – одну и ту же функцию, что обуславливает их согласованное (совместное) применение. Группы разносистемных норм, «состыкованных» в определенные моменты для согласованного (совместного) применения государством в целях решения определённой задачи, могут быть обозначены как правоприменительные комплексы[15].

Международный гражданский процесс как раз основывается на взаимосвязи разнородных правовых норм – взаимодействии правовых процедур разных государств и международных норм. Взаимодействие разнородных процессуальных норм осуществляется, прежде всего, за счёт отсылочных норм, закрепленных в международных договорах и национальных законах.

Таким образом, нормы МГПП, с одной стороны, являются ориентиром для государств, устанавливая стандарты национального гражданского процесса (например, состязательность, независимость, и т. п.), с другой – непосредственно регулируют гражданско-процессуальные, третейские, арбитражно-процессуальные отношения. Само же МГПП – это комплекс международных и внутригосударственных норм, нацеленный на оформление связи и взаимодействия правопорядков, в которых закрепляются права и свободы и оформляется их процессуальная защита, вследствие существования специфических отношений с совмещённым объектом, на который ориентировано их регулятивное воздействие.

 

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Российская газета. 2002. 3 июля.

[2] Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2002. С. 558.

[3] Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. Т. 3: Международный гражданский процесс. М., 2002. С. 769.

[4] Там же.

[5] Кузнецов М.Н. Некоторые особенности развития международного частного права // Советский журнал международного права. 1991. № 1. С. 21-22.

[6] Ануфриева Л. П. Международное частное право: В 3-х т. Том 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс. М., 2001. С. 285 – 286.

[7] Нешатаева Т.Н. Международный гражданский процесс. М., 2001. С. 29.

[8] Учебник гражданского процесса / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1998; Vincent J., Guinhard S. Hare J., Hill R. Civil Litigation, London, 2000; Shellhammer K. ZivilprozeB – Gesetz – Praxis – Falle. Heidelberg, 1996.

[9] Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1998. С. 19, 22; Нешатаева Т.Н. Указ. соч. С. 29.

[10] Geimer R. Internationales ZivilprozeBrecht. Koln, 1997. 6 ff.

[11] Шак Х. Международное гражданское процессуальное право / Пер. с нем.: М., 2001. С. 5.

[12] Нешатаева Т.Н. Международный гражданский процесс. М., 2001; Елисеев Н. Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Источники, судоустройство, подсудность. М., 2000; Светланов А.Г. Международный гражданский процесс: современные тенденции. М., 2002.

[13] Библиотечка Вестника ВАС РФ.- М., 1999. С. 196 - 208. (Извлечение)

[14] Библиотечка журнала "Вестник ВАС РФ". Спец. приложение. – 2000. - №10. - С. 29 - 64.

[15] Игнатенко Г.В. Указ. cоч. С. 79.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.