Предыдущий | Оглавление | Следующий

КНИГА ТРЕТЬЯ

(I, 1) МАРК.– Итак, я буду, как и предполагал, следовать мыслям мужа, вдохновленного богами, которого я, глубоко перед ним преклоняясь, прославляю, пожалуй, чаще, чем следовало бы.

АТТИК.– Ты, по-видимому, говоришь о Платоне.

МАРК.– Именно о нем, Аттик!

АТТИК.– Нет, прославления твои никогда не будут ни чрезмерными, ни чересчур частыми. Ибо даже мои единомышленники, желающие, чтобы прославляли только их учителя[1], позволяют мне чтить Платона, как я захочу.

МАРК.– И они, клянусь Геркулесом, поступают правильно. И в самом деле, что более достойно твоего утонченного ума? Ты, по моему мнению, и вг жизни, и в своей речи достиг столь трудно дающегося сочетания достоинства и благожелательности.

АТТИК.– Я очень рад, что прервал тебя, так как ты превосходно высказал свое мнение обо мне. Но продолжай, как начал.

МАРК.– Итак, сначала приведем самый закон и укажем его подлинные и свойственные ему достоинства.

АТТИК.– Конечно; так же, как ты поступил, говоря о законе относительно религии.

(2) МАРК.– Итак, назначение магистрата, как вы видите, в том, чтобы руководить и отдавать распоряжения правильные, полезные и закономерные. Ибо, подобно тому, как магистратами руководят законы, так народом руководят магистраты, и можно с полным основанием сказать, что магистрат – это закон говорящий, а закон – это безмолвный магистрат. (3) Далее, ничто так не соответствует праву и естественному порядку (говоря это, я хочу, чтобы подразумевалось, что я говорю о законе), как империй[2], без

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 134

которого не могут держаться ни дом. ни гражданская община, ни народ, ни человечество в целом, ни вся природа, ни сама вселенная. Ибо и вселенная повинуется божеству, и ему покорны и моря, и суша, и жизнь людей подчиняется велениям высшего закона[3].

(II, 4) Наконец,– перейду к событиям более близким и более известным нам – все древние племена некогда повиновались царям[4]. Этот вид империя вначале предоставлялся справедливейшим и мудрейшим людям (такой порядок был в полной силе и в нашем государстве, пока им правила царская власть), а затем передавался по порядку их потомкам. Такое положение и поныне остается у народов, которыми правят цари. А те народы, которым царская власть была неугодна, отказались не от повиновения кому бы то ни было, но от повиновения всегда одному и тому же человеку. Мы же, коль скоро мы преподаем законы свободным народам и ранее изложили в шести книгах свои мысли о наилучшем государственном устройстве[5], в настоящее время согласуем законы с тем государственным строем, который мы одобряем.

(5) Итак, надо, чтобы существовали магистраты[6]; ведь без их мудрости и усердия гражданская община существовать не может, и распределением полномочий между ними поддерживается весь государственный строй. При этом должна быть установлена не только для магистратов мера их власти, но и для граждан мера их повиновения. Ведь и тот, кто разумно повелевает, рано или поздно должен будет подчиняться, а тот, кто покорно подчиняется, достоин того, чтобы рано или поздно начать повелевать[7]. Поэтому надо, чтобы тот, кто подчиняется, надеялся на то, что он со временем станет повелевать, а тот, кто повелевает, думал о том, что ему вскоре придется подчиняться. И мы – как это делает Харонд в своих законах[8] – даже предписываем гражданам не только покоряться и повиноваться магистратам, но также и уважать и любить их. Что же касается Платона, то он к потомкам титанов относит тех людей, которые – подобно тому, как титаны восстали против небожителей[9], восстают против своих магистратов. После этих замечаний перейдем теперь к самим законам, если вы согласны на это.

АТТИК.– И с этим, и с предложенным тобою порядком обсуждения я согласен.

(III, 6) МАРК.– «Империй да будет законным; граждане да подчиняются империю покорно и беспрекословно. Магистраты да карают неповинующегося им дурного гражданина пеней, наложением оков, розгами[10],– если ни носитель равной или большей власти[11], ни народ, к которому должна быть совершена провокация[12], этому не воспротивятся.

После того, как магистрат произнесет приговор или наложит пеню, решение относительно пели или кары да вынесет народ. В походе[13] да не будет провокации на решение того, кто будет облечен империем,

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 135

и все, что повелит тот, кто будет вести войну, да будет законным и обязательным.

Младших магистратов с меньшими правами да будет больше – для исполнения разных обязанностей[14]. В походе да повелевают они теми, кем им будет приказано повелевать, и да будут при них трибуны[15]; в Городе да охраняют они государственные деньги[16], следят за целостью оков, наложенных на виновных, и совершают смертную казнь[17]; от имени государства бьют медную, серебряную и золотую монету[18]; разбирают возникающие тяжбы и приводят в исполнение все постановления сената[19].

(7) Эдилы да будут управителями Города, попечителями о продовольствии и торжественных играх и да будет это для них первой ступенью к более высоким почетным должностям[20].

Цензоры да исчисляют народ по возрастам и составляют списки потомства, челяди и имущества; да ведают они городскими храмами, дорогами, водопроводами, эрарием[21], поступлением дани; да распределяют они народ по трибам, делят население по имуществу, возрастам и сословиям, назначают юношество в конницу и пехоту, запрещают оставаться безбрачными, надзирают за нравами народа, не оставляют в сенате опозорившихся людей. Да будет их двое и да будут они магистратами в течение пяти лет[22]. Остальные магистраты да обладают годичными полномочиями, и власть их да будет в силе в течение Всего этого срока.

(8) Должностным лицом, разбирающим вопросы права и творящим суд или приказывающим творить суд по частным делам, да будет претор; да будет он охранителем гражданского права. Да будет у него столько коллег с равной властью, сколько постановит сенат или повелит народ[23].

Царским империей да будут облечены двое и да называются они – от слов «идти впереди» [praeire], «судить» [iudicare], «советовать» [consulere] – преторами, судьями, консулами[24]. В походе да обладают они высшими правами и да не подчиняются они никому. Высшим законом да будет для них благо народа.

(9) Да не берет никто на себя одной и той же магистратуры до истечения десятилетнего срока. Да принимаются во внимание лета в соответствии с законом о возрасте[25].

Но когда будет тяжкая война или жестокие распри между гражданами, то да обладает один человек в течение шести месяцев, не долее,– если постановит сенат – правами обоих консулов и да будет он, назначенный при полете птицы слева[26], главой народа. И да будет при нем начальник конницы, равноправный со всяким, кто будет ведать правосудием. Других магистратов да не будет[27].

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. – М., Наука. 1966. – С. 136

Но когда не окажется ни консулов, ни главы народа, авспиции да будут в ведении «отцов» и да изберут они из своей среды одного, который сможет надлежащим образом провести в комициях выборы консулов[28].

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Эпикур. Ср. Лукреций, V, 8; Цицерон, «О государстве», IV, 5.

[2] См. Цицерон, «О государстве», прим. 17 к кн. I.

[3] Точка зрения стоиков. Ср. I, 23.

[4] Ср. Цицерон, «О государстве», I, 36; Аристотель, «Политика», I, 1; Помпеи Трог Эпитома (Юстин), I, 1.

[5] Диалог «О государстве», вышедший в свет в 54 г.

[6] См. Платон, «Законы», VI, 751 А.

[7] См. Платон, «Законы», VI, 762, Е.

[8] См. выше, I, 22; II, 14; Харонд. Пролог, 9 (Стобей, IV, 2, 24).

[9] По мифу, титаны – сыновья Урана и Геи, восставшие против Зевса, попытавшиеся подняться на Олимп и низвергнутые в Тартар. См. Платон, «Законы», III, 701 С.

[10] Изданный в 198 г. Порциев закон (Iex Porcia de tergo civium) запрещал подвергать римских граждан порке. Известно еще два Порциева закона о неприкосновенности личности римского гражданина (195 и 105 гг.). Ср. Цицерон, «О государстве», II, 54; «Речь против Верреса», (II) V, 162 слл.

[11] Интерцессия – осуществляемое личным вмешательством магистрата наложение запрета на распоряжение или предложение его коллеги или низшего магистрата; в частности, совершаемое плебейским трибуном наложение запрета на указ магистрата, законопроект или постановление сената. См. Цицерон, «Письма к близким», VIII, 8, 4 сл. (222).

[12] См. «О государстве», прим. 143 к кн. I.

[13] Речь идет об Imperium militiae, т.е. за пределами померия, сакральной городской черты Рима. См. Цицерон, «О государстве», прим. 17 к кн. I.

[14] Старшие магистраты (цензор, консул, претор) избирались центуриатскими комициями и совершали «величайшие» авспиции с участием авгура. Остальные («младшие») магистраты, избиравшиеся трибутскими комициями, совершали «малые» авспиции, возможно, без участия авгура. См. Цицерон, «О государстве», II, 26 и прим. 11; Авл Геллий, XIII, 15, 4.

[15] О военных трибунах см. «О государстве», прим. 7 к кн. VI.

[16] Квесторы, вначале обладавшие судебной властью и ведавшие уголовными делами г впоследствии они стали ведать финансами в Риме, где они управляли эрарием (см. ниже·, прим. 22), и в провинциях. При Сулле было 20 квесторов; Цезарь в 44 г. назначил 40.

[17] Tresviri capiiales (nocturni).

[18] Tresviri aere argento auro flando feriundo.

[19] Decemviri stlitibus diiudicandis.

[20] Эдилы, избиравшиеся трибами (а не центуриями), ведали общественными зданиями, снабжением Рима продовольствием, устройством общественных игр и поддержанием порядка. Эдилитет был первой курульной (старшей) магистратурой. См. «О государстве», прим. 54 к кн. I.

[21] Эрарий – государственное казначейство; он находился в храме Сатурна.

[22] Цензура была учреждена в 443 г. Власть цензоров была значительно ограничена Суллой.

[23] В городе Риме в историческую эпоху преторы обладали судебной властью, председательствуя в постоянных судах по уголовным делам (quaestiones perpetuae); городской претор (praetor urbanus) ведал гражданскими делами; претор по делам чужеземцев (praetor peregrinus) ведал тяжбами между чужеземцами и тяжбами между ними и римскими гражданами. О преторском эдикте см. прим. 41 к кн. I.

[24] Согласно традиции, в первые годы республики преторы, командовавшие войском, исполняли обязанности, впоследствии перешедшие к консулам. См. Цицерон, «Об ораторе», II, 165.

[25] См. «О государстве», прим. 54 к кн. I.

[26] Т. е. с востока, если стать лицом к югу; это считалось хорошим знаком. См. Эн-ний, «Анналы», фр. 95 сл. Уормингтон; Цицерон, «О предвидении», I, 107 слл.

[27] От упоминаемой здесь диктатуры, назначавшейся на срок не более шести месяцев при наличии особой опасности для государства и слагаемой поминовении ее, отличаются диктатура Суллы, установленная в 82 г. без ограничения срока, и диктатура Цезаря (48–44 гг., dictator perpetuus).

[28] Интеррекс; см. «О государстве», II, 26, прим. 41. В 52 г. интеррекс Сервий Сулькиций провел избрание Помпея в консулы без коллеги. См. Асконий, «Введение к речи Цицерона в защиту Милона», 3 и 10.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.