Предыдущий | Оглавление | Следующий

ГЛАВА XXXVI. О СЛОВЕ БОЖИЕМ И О ПРОРОКАХ

Что такое слово. Когда мы говорим о Слове Божием или человеческом, то под этим подразумевается не какая-либо часть речи, т.е. не то, что грамматически называют существительным или глаголом, и не какой-нибудь простой звук вне связи с другими словами, придающими ему смысл, а законченная речь или рассуждение, при помощи которых говорящий утверждает, отрицает, приказывает, обещает, угрожает, просит или спрашивает. В этом смысле «слово» означает не vocabulum, a sermo, т.е. речь, или рассуждение, или высказывание.

Слова, сказанные Богом и имеющие к нему отношение, называются в Писании словом Божиим. Опять-таки, если мы говорим слово Божие или человеческое, то под этим иногда можно подразумевать говорящего, т.е. слова, которые сказал Бог, или слова, которые сказал человек, в каковом смысле, когда мы говорим: «Евангелие от Матфея», мы подразумеваем, что апостол Матфей был автором этого Евангелия. Иногда же подразумевается тема, например когда говорится в Библии: «летописи царей израильских или иудейских», то подразумевается, что деяния, совершившиеся в эти дни, являются темой этих летописей. И в греческом переводе Библии, сохранившем много древнееврейских слов, под словом Божиим часто понимается не слово, сказанное Богом, а слово о Боге и о царстве, т.е. учение религии, так что по-гречески <…>  означает то же, что теология, т.е. то учение, которое мы обыкновенно называем богословием, как это явствует из следующих цитат (Деян. 13, 46): Тогда Павел и Варнава с дерзновением сказали: «Вам первым надлежало быть проповедану Слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам». То, что здесь названо Словом Божиим, было учение христианской религии, как это ясно видно из предшествующего. И (Деян. 5, 20), где ангел говорит апостолам: Идите и, став во храме, говорите народу все сии слова жизни. Тут под словами жизни подразумевается учение Евангелия, как это явствует из того, что они делали в храме

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 322

и что ясно сказано в последнем стихе той же главы: И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе. Из этой цитаты видно, что Иисус Христос был темой этого слова жизни, или (что то же самое) темой слов той вечной жизни, которую наш Спаситель предложил им. Аналогично этому (Деян. 15, 7) слово Божие названо словом «Евангелие», ибо оно содержит учение о Царстве Христа, и то же слово названо (Рим. 10, 8, 9) словом веры, т. е., как там ясно сказано, учением о пришествии Христа и о воскресении его из мертвых. Точно так же (Матф. 13,19): Ко всякому, слушающему слово о Царствии, т.е. учение о Царствии, проповедуемое Христом. И о том же слове сказано (Деян. 12, 24), что оно росло и распространялось, что легко понять в отношении евангельского учения, но странно было бы думать, что это может относиться к слову или к речи Бога. В том же смысле под дьявольским учением подразумеваются не слова какого-либо дьявола, а то учение о демонах (1 Тим. 2, 1), которое исповедуют язычники и те фантомы, которых они почитают как богов.

Божие слово, употребляемое метафорически. Во-первых, в смысле приказаний и могущества Бога. Из рассмотрения этих двух значений выражения «слово Божие» в Писании ясно, что все Писание есть Слово Божие в последнем смысле (где Слово Божие понимается как учение христианской религии), но не в первом. К примеру, хотя слова: «Я Господь Бог твой» и т. д.– в конце десяти заповедей были сказаны Богом Моисею, однако слова: «Бог говорил сии слова и сказал» – должны быть понимаемы как слова того, кто писал священную историю. Слово Божие, взятое как слово, сказанное Богом, понимается иногда в собственном смысле, иногда метафорически: в собственном смысле – как Слово, сказанное Богом его пророкам; метафорически – в смысле его мудрости, могущества и вечных приказаний при сотворении мира. В этом смысле словами Божьими являются: да будет свет, да будет твердь, сотворим человека и т.д. (Быт. 1). И в этом же смысле сказано (Иоан. 2, 1, 3): Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. И в другом месте (Евр. 1, 3): И держа все словом силы своей, т.е. силой слова своего, т.е. своей силой, и дальше (Евр. 11, 3): Века устроены словом Божьим – и много других мест. В этом же смысле понималось у римлян слово судьба, означающее собственно сказанное слово[1].

Во-вторых, в смысле действия, произведенного этим

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 323

 

словом. Во-вторых, под словом иногда понимается действие этого слова, т.е. то именно, что этим словом утверждается, приказывается, угрожается или обещается. Так, например, там, где говорится (Пс. 104, 19), что Иосифа держали в темнице, доколе исполнилось слово Его,– т.е. пока не исполнилось то, что он (Быт. 40, 18) предсказал виночерпию фараона относительно его восстановления в должности,– под исполнением слова подразумевается исполнение самой вещи. В этом же смысле (3 Цар. 18, 36) Илия говорит Богу: Я сделал все эти Твои слова вместо: Я сделал все это по слову Твоему, или приказанию, а также (Иер. 17, 15): Где слово Господне? вместо: Где те бедствия, которыми Бог угрожал? В этом же смысле (Иез. 12, 28): Ни одно из слов Моих уже не будет отсрочено, где под словами понимается то, что Бог обещал своему народу. И в Новом завете (Матф. 24, 35): Небо и земля придут, но слова Мои не придут, т.е. все то, что я обещал, или предсказал, не может не исполниться. И в этом именно смысле апостол Иоанн Богослов, и, я думаю, он один, называет самого нашего Спасителя ставшим плотью словом Господним (Иоан. 1, 14). Слово стало плотью, т.е. слово, или обещание, что Христос придет в мир. Христос был вначале с Богом, т.е. в намерении Бога-Отца было послать Бога-Сына в мир, чтобы направить людей по пути вечной жизни, но это намерение до этого момента (появления Христа на земле) не было приведено в исполнение и воплощено в действительность, так что наш Спаситель назван здесь словом не потому, что он был обещанием, а потому, что он был обещанным. Те, кто, ссылаясь на это место, называет обыкновенно Христа глаголом Бога, затемняют лишь еще более смысл этого текста. Они могли бы с таким же основанием называть его именем существительным Бога, ибо как под именем существительным, так и под глаголом люди подразумевают лишь часть речи, звук, который не содержит ни утверждения, ни отрицания, ни приказания или обещания и не является субстанцией ни телесной, ни духовной, в поэтому нельзя сказать о нем, что он Бог или человек, между тем как наш Спаситель есть то и другое. И это слово, о котором апостол Иоанн в своем Евангелии говорит, что оно было с Богом, названо им словом жизни (ст. 1) и вечной жизнью (ст. 2,) которая была с Отцом, так что Христос мог быть назван словом лишь в том самом смысле, в каком он назван вечной жизнью, т.е. как тот, кто своим воплощением приобщил нас к вечной жизни. В соответствии с этим (Апон. 19, 13) апостол, говоря о Христе, одетом в омочен-

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 324

ное кровью платье, говорит, что имя Ему: слово Божие, что следует понимать так, как если бы он сказал: его имя есть тот, кто пришел согласно изначальному намерению Бога и согласно его слову и заветам, возвещенным пророками. Таким образом, здесь нет речи о воплощении слова, а лишь о воплощении Бога-Сына, названного словом потому, что его воплощение было исполнением обещания (Деян. 1, 4) точно таким же образом, как Святой Дух назван обетованным (Лук. 24, 49).

В-третьих, в смысле повелений разума и справедливости. Имеются также места в Писании, где под словом Божьим подразумеваются слова, сообразные с разумом и справедливостью, хотя и сказанные иногда не пророками и не святыми людьми. Фараон Нехао был идолопоклонником, однако его слова доброму царю Иосии, в которых он через посланцев советовал не препятствовать своему походу против Кархемиса, были, как сказано в Писании, из уст Господа. И царь Иосия, не послушавшийся его совета, был убит в сражении, как об этом можно прочесть (2 Пар. 35, 21, 23). Правда, согласно изложению этой же истории в первой книге Ездры, не фараон, а Иеремия говорил Иосии эти слова из уст Господа. Однако мы обязаны верить каноническому Писанию, что бы ни говорили апокрифы.

Под словом Божьим следует понимать также повеления разума и справедливости в тех случаях, когда в Писании сказано, что слово Божье написано в сердце человека (например, Псалтырь 36, 31, книга пророка Иеремии 31, 23, Второзаконие 30, 14 и много других подобных мест).

Различные назначения слова «пророк». Слово «пророк» означает в Писании иногда посредника, передающего Слова Бога людям и слова людей Богу, иногда прорицателя, предсказывающего то, что должно совершиться в будущем, а иногда – человека, говорящего несвязно, как сумасшедший. Наиболее часто это слово употребляется в значении посредника между Богом и людьми. В этом смысле были пророками Моисей, Самуил, Илия и Иеремия. В этом же смысле пророком был первосвященник, ибо один он мог входить в святая святых, чтобы вопрошать Бога и сообщать его ответ народу. Поэтому, когда Кайфа сказал, что необходимо, чтобы один человек умер за людей, апостол Иоанн говорит (Иоан. 11, 51): Сие же он сказал не от себя, но, будучи на этот год первосвященником, предсказал, что умрет за народ. Точно так же говорится о тех, кто учил народ на собраниях христиан (1 Коринф. 14, 3), что они пророчествовали. В этом же смысле Бог говорит Моисе;ю

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 325

относительно Аарона (Исх. 4, 16): И будет говорить он вместо тебя к народу: итак, он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога. То, что здесь называется посредником, в другом месте (7, 1) называется пророком. Я поставил тебя,– говорит Бог,– Богом фараону, а Аарон, брат твой, будет твоим пророком. В смысле посредника между Богом и человеком назван пророком Авраам (Быт. 20, 7). Бог говорит во сне Авимелеху: Теперь же возврати жену мужу, ибо он пророк и помолится о тебе. Отсюда также можно заключить, что имя пророка могло быть дано не без основания тем, кто в христианских церквах имел призвание читать публично молитву перед собранием верующих. В этом же смысле говорится о пророчестве тех пророков, которые сходили с высоты (или с холма Божьего) с псалтырем, тимпаном, свирелью и гуслями (1 Цар. 10, 5, 6), и Саул среди них, т.е. их пророчествование заключалось в том, что они таким образом публично славили Бога. В таком же смысле пророчицей названа Мариам (Исх. 15, 20). В этом же смысле следует понимать слова апостола Павла (1 Коринф. 11, 4, 5): Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою и т. д., и всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, ибо пророчествование в данном месте означает лишь прославление Бога псалмами и святыми песнями, что женщины могли делать в церкви, хотя им не было разрешено говорить перед собранием верующих. И именно в этом смысле языческие поэты, составляющие гимны и другого рода поэмы в честь своих богов, назывались vates – пророками, как это достаточно хорошо известно всем, кто знаком с литературой язычников, и как это очевидно из того места Евангелия (Тит 1, 12), где апостол Павел говорит о критянах, что один пророк из их собственной среды сказал, что они лжецы. Это не значит, конечно, будто апостол Павел считал их поэтов пророками. Это говорит лишь о том, что словом пророк обычно обозначались те люди, которые прославляли Бога в стихах.

Предсказание будущих событий не всегда пророчество. Если под пророчеством понимать прорицание или предсказание будущих событий, тогда следует считать пророками не только тех, кто был посредником Бога и предсказывал другим то, что Бог предсказал им, но в всех обманщиков, которые претендуют на общение с духами или суеверно берутся предсказывать на основании прошлых событий, которые они приписывают ложным причинам, такие же события в будущем. Имеется (как я уже указывал в главе

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 326

XII) множество подобных обманщиков, причем благодаря лишь одному случайному событию, которое может быть истолковано в их пользу, они завоевывают больше доверия у простого народа к их пророческому дару, чем теряют при каком угодно числе предсказаний невпопад. Пророчество не искусство и (если брать это слово в значении прорицания) не постоянное призвание, а лишь необычайное и временное дело, поручаемое Богом большей частью благочестивым людям, но иногда и порочным. Так, женщина из Аэндора, о которой говорится, что она была волшебницей, вызвала тень Самуила и предсказала Саулу его смерть, не была пророчицей, ибо не обладала каким-либо знанием, при помощи которого могла бы вызвать эту тень, и ниоткуда не видно, чтобы Бог повелел ее вызвать[2]. Бог лишь сделал так, чтобы этот обман устрашил Саула и вселил в него уныние, которое привело к его поражению и смерти. А что касается бессвязной речи, то она считалась среди язычников видом пророчества, так как пророки их оракулов, отуманенные духами или парами пещеры пифийского оракула в Дельфах, становились на время действительно умалишенными и говорили, как сумасшедшие, так что их бессвязным словам можно было придавать смысл, применимый к любому исходу событий, подобно тому как все тела, согласно утверждению некоторых, составлены из первичной материи. Такой смысл понятия пророчества я нахожу также в Писании в следующих словах (1 Цар. 18, 10): Напал злой дух от Бога на Саула, и он бесновался в доме своем.

Каким образом Бог говорил пророкам. Хотя слово пророк употребляется в Писании во многих значениях, наиболее часто оно все же применяется к таким людям, которым Бог говорит непосредственно то, что они должны передать другим от Его имени. Тут может возникнуть вопрос о том, каким образом Бог говорит с таким пророком. Сообразно ли говорить (может кто-нибудь спросить), что Бог имеет голос и речь, когда нельзя говорить, что он, подобно человеку, обладает языком или другими органами? Пророк Давид приводит (Пс. 49, 9) следующий довод: Может ли тот, кто сотворил глаза, не видеть, или тот, кто сотворил ухо, не слышать? Но это может быть сказано не для того, чтобы обозначить природу Бога, а лишь для обозначения нашего намерения почитать Его. Ибо зрение и слух являются почетными атрибутами и приписываются Богу, чтобы характеризовать Его всемогущество, насколько мы способны постигнуть его. Если бы мы должны были

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 327

понимать эти слова Давида буквально и в собственном смысле, то на основании того, что Бог создал и другие части человеческого тела, можно было бы сказать, что Бог пользуется ими для тех же целей, что и мы. Но думать так в отношении многих из этих частей столь непристойно, что было бы величайшим поношением Бога приписывать ему это. Поэтому, когда говорится, что Бог говорил с людьми непосредственно, мы должны это толковать так, что Бог тем или иным путем дал этим людям понять Его волю. А путей, которыми Бог это делает, имеется много, и их следует искать лишь в Священном писании. Хотя там много раз сказано, что Бог говорил с тем или другим лицом, и не объявляется, каким образом, но имеется и много мест, в которых сообщаются те знамения, при помощи которых эти лица должны были узнать Его присутствие и Его повеления, и из этих мест можно понять, каким путем Бог говорил с остальными.

Пророкам Ветхого завета Он говорил исключительно в снах и видениях. О том, в какой форме Бог говорил с Адамом, Евой, Каином и Ноем, ничего не сказано, точно так же не сказано, как Он говорил с Авраамом до того момента, когда Авраам из своей страны в Сихеме пришел в землю Ханаанскую. А тогда (Быт. 12, 7) говорится, что Бог явился ему. Таким образом, одним из путей, которыми Бог обозначил свое присутствие, было явление, или видение. И еще раз (Быт. 15, 1) было слово Господа к Аврааму в видении, т.е. нечто как знамение присутствия Господа явилось как Божий вестник, чтобы говорить с ним. Так же Господь явился Аврааму (Быт. 18, 1) в явлении трех ангелов, а Авимелеху (Быт. 20, 3) – во сне, Лоту (Быт. 19, 1) – в явлении двух ангелов, Агари (Быт. 21, 17) – в явлении одного ангела. И опять Аврааму (Быт. 22, 11) – в явлении голоса с неба, Исааку (Быт. 26, 2) – ночью, т. е. во сне, и Иакову (Быт. 18,2) – во сне, т. е., как сказано в тексте, Иакову снилось, что он видел лестницу и т. д., и (Быт. 32, 1) в видении ангелов. И Моисею (Исх. 3, 2) он явился в явлении огня пламени из средины тернового куста. И после времени Моисея – там, где в Ветхом завете, объясняется, в какой форме Бог говорил непосредственно-, с человеком,– он всегда говорил посредством видения или сна, так, например, Гедеону, Самуилу, Илие, Элише, Исайи, Иезекиилю и другим пророкам; и часто в Новом завете, например Иосифу, апостолу Петру, апостолу Павлу, апостолу Иоанну Богослову – в Апокалипсисе.

Только с Моисеем Бег говорил в более необычной форме

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 328

на горе Синай и в скинии, а также с первосвященником в скинии и в святая святых храма Но Моисей, а после него первосвященники были пророками, пользовавшимися особым благоволением Бога. И Бог сам в ясных словах объявил, что с другими пророками Он говорит в видениях и снах, но с рабом своим Моисеем Он говорит так, как бы говорил человек с другом своим. Вот слова Бога (Чис. 12, 6 – 8): Если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так как с рабом Моим Моисеем – он верен во всем дому Моему: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит. А также (Исх. 33, 11): Говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим. И тем не менее это общение Бога с Моисеем происходило через посредство ангела или ангелов, как это ясно видно из Деяний апостолов (7, 35 и 53) и из послания к Галатам (3, 19), и, следовательно, это было видение, хотя более яркое, чем то, которое давалось другим пророкам. И соответственно этому, когда Бог говорит (Втор. 13, 1): Если восстанет среди тебя пророк или сновидец, то последнее слово является лишь объяснением первого. И в другом месте (Иоил. 2, 28): И будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения, где опять слово «пророчество» объясняется как сон и видение. И таким же образом Бог говорил с Соломоном, обещая ему мудрость, богатство и славу, ибо в тексте сказано (3 Цар. 3, 15): И пробудился Соломон, и вот это было сновидение. Таким образом, все пророки Ветхого завета, не бывшие пророками призванными, получили слово Господне исключительно через свои сны, или видения, т.е. через свои представления, которые они имели во сне или экстазе, каковые представления были сверхъестественны во всяком истинном пророке, естественны или вымышлены – во всяком лжепророке.

Тем не менее об этих самых пророках говорится, что они говорили при посредстве духов. Например, в книге пророка Захарии (7, 12), где пророк говорит о евреях, сказано: И сердце свое окаменили, чтобы не слышать закона и слов, которые посылал Господь Саваоф духом Своим черва прежних пророков. Отсюда явствует, что общение с Богом при посредстве духа, или вдохновения, не было формой, отличной от видения, в тех случаях, когда те, о ком говорится, что они пророчествовали, преисполненные духа, были не призванными пророками, а такими, которые перед каждой

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 320

новой вестью должны были получить специальное поручение, или (что то же самое) новый сон, или видение.

С пожизненно призванным ветхозаветным пророком и верховным по рангу Бог говорил через посредство кивота, но каким образом – это не объяснено в Писании. Из пророков Ветхого завета, таковых, что были пожизненно призваны, некоторые были верховными, а некоторые – подчиненными. Верховным пророком был прежде всего Моисей, а после него – первосвященники, каждый для своего времени, до тех пор пока священство было царственным. Когда же евреи отвергли Бога, не пожелав, чтобы Он дольше царствовал над ними, главными пророками Бога были и те цари, которые подчинялись Его власти, а должность первосвященников стала служебной. А когда требовалось вопросить о чем-либо Бога, первосвященники облачались в священную одежду и спрашивали Бога о том, о чем им приказывал царь. И первосвященники лишались своего сана по усмотрению царя. Ибо царь Саул (1 Цар. 13, 91) приказал привести к нему то, что назначено для жертвы всесожжения, и (1 Цар. 14, 18) он приказывает священнику принести кивот Божий, а затем, увидев свое преимущество перед врагами, приказывает оставить его. И в той же главе Саул спрашивает совета Бога. Точно так же и царь Давид после своего помазания, хотя еще до того, как он получил царство, вопрошает Бога (1 Цар. 23, 2), идти ли ему против филистимлян в Кеиль, и дальше (ст. 10) Давид приказывает священнику принести ефод[3], чтобы вопрошать Бога, оставаться ему в Кеиле или нет. А царь Соломон (1 Цар. 2, 27) отнял священство у Авиафара и отдал его (ст. 35) Садоку. Вот почему верховными пророками были Моисей, первосвященники и благочестивые цари, вопрошавшие Бога во всех критических обстоятельствах, как им поступать. Однако неясно, в какой форме Бог говорил с ними. Сказать, что когда Моисей взошел к Богу на гору Синай, то это был сон или видение, как это имели другие пророки, противоречило бы тому различию, которое Бог сделал между Моисеем и другими пророками (Чис. 12, 6 -~ 8). Сказать, что Бог говорил или явился как Он есть, в собственном естестве,– значит отрицать Его бесконечность, незримость и непостижимость. Сказать, что Он говорил посредством вдохновения или наполнения Святым Духом, как Священное писание обозначает божественность,– значит приравнивать Моисея к Христу, в котором одном (как говорит апостол Павел в Послании Колоссянам 2, 9) обитает вся полнота божества телесно. Сказать, нако-

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 330

нец, что Бог говорил при посредстве Святого Духа, понимая под последним милости и дары Святого Духа,– значит не приписывать Моисею ничего сверхъестественного. Ибо Бог располагает людей к благочестию, справедливости, милосердию, правдивости, вере и всякого рода добродетелям, моральным и интеллектуальным, посредством учения, примеров и разных других обычных и естественных мер.

И как нельзя приписывать этих путей Богу в Его общении с Моисеем на горе Синай, точно так же они не могут быть приписаны Ему в Его общении с первосвященниками с покрышки кивота завета 13. Непостижимо поэтому, в какой форме Бог говорил с теми верховными пророками Ветхого завета, обязанностью которых было вопрошать его. В эпоху Нового завета не было верховного пророка, кроме нашего Спасителя, который был одновременно Богом, который говорил, и пророком, с которым Бог говорил.

Пророкам, пожизненно призванным, но подчиненным, Бог говорил посредством Духа. В отношении подчиненных пророков, пожизненно призванных, я не нахожу ни одного места, из которого следовало бы, что Бог говорил с ними сверхъестественным образом. Наоборот, из всего видно, что Он общался с ними в такой форме, в какой Он естественно располагает людей к благочестию, вере, праведной жизни и всяким другим христианским добродетелям. И хотя все эти качества обусловливаются характером, учением, воспитанием, поводами и призванием, которые люди имеют к христианским добродетелям, однако они правильно приписываются действию Духа Господня, или Святого Духа, ибо нет ни одной хорошей склонности, которая не была бы делом Бога. Однако эти действия не всегда имеют сверхъестественный характер. Поэтому там, где сказано, что пророк говорил в Духе, или Духом Господним, то это надо лишь так понимать, что он говорил в соответствии с волей Божьей, возвещенной верховным пророком. Ибо в наиболее общепринятом значении слова «дух» есть человеческое намерение, человеческий разум или его склонность.

Во времена Моисея были кроме него еще семьдесят человек, которые пророчествовали в стане Израиля. В какой форме Бог говорил с ними, сказано в книге Числ (11, 25): И сошел Господь в облаке, и говорил с ним, и взял от Духа, который на нем, и дал семидесяти мужам старейшинам. И когда почил на них Дух, они стали пророчествовать, но потом перестали. Отсюда, во-первых, ясно, что их пророчество народу было подчинено пророчеству Моисея, ибо

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 331

Господь взял от духа Моисея и дал им, так что они пророчествовали, как хотел это Моисей, в противном случае им было бы запрещено пророчествовать. В самом деле Моисею была принесена жалоба на них (ст. 27), и Иисус Навин просил Моисея запретить им пророчествовать. Но Моисей не внял этой просьбе и сказал ему: Не ревнуй за меня. Из приведенной выше цитаты вытекает, во-вторых, что Дух Божий в указанной цитате означает лишь намерение и склонность повиноваться Моисею и содействовать ему в его работе по управлению. Ибо, если бы мы должны были понимать это так, что они имели субстанциональный Дух Бога, т.е. что Бог вдохнул в них свою божественную природу, тогда они были бы не ниже Христа, в котором одном божественный Дух обитал телесно. Вот почему это надо понимать так, что дар и милость Бога направляли их на путь содействия Моисею, от которого они получили свой дух. И по-видимому, это были люди, которых сам Моисей назначил старейшинами и надзирателями народа. Ибо слова были: Собери мне семьдесят мужей, которых ты знаешь, что они старейшины и надзиратели народа, где слова «ты знаешь» означают то же, что «ты назначаешь» или «назначил таковыми». В самом деле, раньше (Исх. 18, 24) было сказано, что Моисей, послушавшись совета тестя своего Иофора, назначил богобоязненных людей судьями и начальниками над народом. Из их среды и были те семьдесят мужей, которых Бог, давши им от духа Моисея, побудил помогать Моисею в управлении царством. В том же смысле говорится (1 Цар. 16, 13, 14), что немедленно по помазании Давида Дух Господень сошел на Давида и покинул Саула, т.е. Бог дал свои милости тому, кого Он избрал управлять своим народом, и отнял их у того, кого отверг. Таким образом, под духом подразумевается склонность служить Богу, а не сверхъестественное откровение.

Бог иногда говорил также при посредстве жребия. Бог много раз говорил также посредством исхода жребия, назначенного теми, кого он поставил властями над своим народом. Так, мы читаем (1 Цар. 14, 43), что посредством жребия, который Саул приказал бросить, Бог открыл вину Ионафана, вкушавшего вопреки заклятию, наложенному на себя народом, медовые соты. Точно так же Бог раздал землю Ханаанскую среди израильтян путем «жребия, брошенного Иисусом Навином в Силоме» перед Господом (Нав. 18, 10). По-видимому, таким же путем Бог откры.ч преступление Ахана (Нав. 7, 16 и дальше). Таковы пути, которыми Бог открывал свою волю в Ветхом завете.

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 332

Те же пути Бог использовал и в Новом завете. Деве Марии Он является в видении ангелом; Иосифу – во сне; так же апостолу Павлу по пути в Дамаск – в видении нашего Спасителя; апостолу Петру – в виде полотна, спущенного с неба, с разного рода чистыми и нечистыми животными на нем, и в темнице – в видении ангела; всем апостолам и авторам Нового завета – в милостях его Духа; апостолам (при избрании Матфея вместо Иуды Искариота) – опять посредством жребия.

Каждый должен проверить возможность пророков по призванию. Ввиду того что всякое пророчество предполагает видение, или сон (что одно и то же, если они естественны), или какой-нибудь специальный дар Бога, так редко наблюдаемый в человеческом роде, что он вызывает наше удивление, когда мы его замечаем, и ввиду того что такие дары, как самые необычайные сны и видения, могут проистекать от Бога не только путем Его сверхъестественного и непосредственного действия, но и путем его естественного действия и при посредстве вторичных причин, то необходимо разумом и суждением отличать естественные и сверхъестественные дары от естественных и сверхъестественных видений и снов. Поэтому мы должны быть осторожны и осмотрительны, прислушиваясь к голосу человека, который, выдавая себя за пророка, требует от нас повиновения Богу тем путем, который он от имени Бога указывает нам как путь к блаженству. Ибо тот, кто замышляет указывать людям пути такого великого блаженства, замышляет господствовать над ними, т.е. управлять ими и царствовать над ними, а это есть то, чего все люди, естественно, добиваются. Вот почему такой человек может быть с полным основанием заподозрен в честолюбии и обмане, и каждый человек, прежде чем оказывать ему повиновение, должен подвергнуть его испытанию и искусу, если только обязательство такого повиновения не было взято на себя при установлении государства, как, например, в том случае, когда пророк является гражданским сувереном или уполномочен таковым. И если бы такое испытание пророков и духов не было разрешено всякому человеку из народа, то незачем было бы устанавливать те признаки, на основании которых человек был бы способен различать между теми, которым он должен следовать, и теми, которым он следовать не должен. Ввиду того что признаки, по которым можно (Втор. 13, 1 и далее) узнать пророка и (1 Иоан. 4, 1 и далее) дух, указаны, ввиду столь многих пророчеств в Ветхом завете и столь многих проповедей в Новом вавете

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 333

против пророков, а также ввиду того что число лжепророков обычно значительно превышает число истинных, всякий человек под страхом собственной гибели должен остерегаться подчиняться руководству первых. То, что лжепророков было больше, чем истинных, видно прежде всего из того факта, что когда Ахав вопросил четыреста пророков, то они все, за исключением Михея, оказались лжепророками. А незадолго перед пленом пророки обычно были лжецами. Пророки пророчествуют (говорит Господь Иеремии 14,14) ложное именем Моим; Я не посылал их, и не давал им повеления, и не говорил им; они возвещают вам видения ложные и гадания, и пустое, и мечты сердца своего. Явление лжепророков было настолько распространенным, что Господь устами пророка приказал народу не повиноваться им (Иер. 23, 16): Так, говорит Господь Саваоф: не слушайте слов пророков, пророчествующих вам: они обманывают вас, рассказывают мечты сердца своего, а не от уст Господних.

Все пророчества, за исключением пророчеств верховных пророков, должны быть проверены каждым подданным. Принимая во внимание те пререкания, которые имели место в эпоху Ветхого завета между пророками-духовидцами,– когда один оспаривал другого, спрашивая: неужели от меня отошел Дух Господень, чтобы говорить в тебе, как это имело место между Михеем и остальными четырьмястами пророками,– и те взаимные обвинения друг друга в лживости (как у Иеремии 14,14), а также споры в наши дни в отношении Нового завета между духовными пророками, каждый человек был обязан тогда и обязан сейчас использовать свой естественный разум, чтобы применить ко всякому пророчеству те правила, которые Бог дал нам в целях различения между истинным и ложным пророком. Этих правил в Ветхом завете указывалось два, из которых одно заключалось в соответствии учения пророка тому, чему верховный пророк Моисей учил евреев, а второе – в чудодейственной силе предсказывать то, что будет исполнено Богом, как я уже показал это на основании Второзакония 13, 1 и далее. А в Новом завете указывается лишь один признак, а именно проповедь учения, что Иисус есть Христос, т.е. царь иудейский, предсказанный Ветхим заветом. Всякий отрицавший этот догмат был лжепророком, какие бы чудеса, казалось бы, ни творил, а всякий учивший ему был истинным пророком. Мы видим, что апостол Иоанн (в 1-м послании 4, 2 и далее), говоря о средствах испытания духов – от Бога они или нет,– указывает на то, что

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 334

много появилось лжепророков, а затем говорит следующее: Духа Божия... узнавайте так: всякий Дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога, т.е. он испытан и одобрен как пророк от Бога. При этом то обстоятельство, что он признает, исповедует и проповедует, что Иисус есть Христос, говорит не за то, что он является благочестивым человеком или одним из избранных, а лишь за то, что он признанный пророк. Ибо Бог иногда говорит устами таких пророков, личность которых не находила у него благоволения, как он, например, говорил устами Валаама или предсказывал Саулу его смерть устами волшебницы в Аэндоре. И дальше в следующем стихе: А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух Антихриста. Таким образом, нам преподается здесь правило, точно очерченное: истинный пророк тот, кто проповедует, что Мессия уже пришел в лице Иисуса, а ложный пророк тот, кто отрицает его пришествие и ждет какого-то будущего обманщика, который обманным образом присвоит себе эту честь и которого апостол подразумевает здесь под именем Антихриста. Каждый человек поэтому обязан принять в соображение, кто является верховным пророком, т.е. вице-королем Бога на земле, и имеет власть непосредственно после Бога управлять христианами, и руководствоваться как правилом тем учением, которому этот наместник Бога приказал учить, и на основании этого учения проверять истинность тех учений, которые мнимые пророки – безразлично, совершают они чудеса или нет – будут когда-либо распространять. И если будет найдено, что эти учения противоречат указанному правилу, то каждый обязан поступать так, как поступили те, кто пожаловался Моисею, что в стане пророчествуют люди, в праве которых на это они сомневаются, и предоставить своему суверену, как это сделали те по отношению к Моисею, разрешить или запретить этим пророкам продолжать свое дело. И если суверен не признаёт этих пророков, то каждый обязан не прислушиваться больше к их голосу; если же суверен одобрит их, то каждый обязан повиноваться им как людям, которым Бог дал часть духа их суверена. В самом деле, если христиане не считают своего христианского суверена пророком Господним, то они должны или принимать собственные сны за пророчества, которыми они предполагают руководствоваться, а мечты своего сердца – за Дух Божий, либо позволять руководить собой какому-нибудь иностранному государю или некоторым из своих сограждан, которые, не предостав-

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 335

ляя других чудес в подтверждение своего призвания, кроме иногда необычайного успеха и безнаказанности, могут клеветой на правительство вовлечь христианских подданных в мятеж, этим путем разрушить все законы божеские и человеческие и, опрокинув всякий порядок и правительство, ввергнуть общество в первоначальный хаос насилия и гражданской войны.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Латинское слово «fatum» (рок, судьба, приговор богов) является производным от глагола fari, означающего «говорить», «возвещать», «прорицать», «предрекать» и т. п.– 323.

[2] Об этой женщине см. 1 Цар. 28, 1 и далее.– 327.

[3] Ефод – верхняя одежда первосвященника.– 330.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.