Предыдущий | Оглавление | Следующий

ГЛАВА XXXV. О ТОМ, ЧТО ОЗНАЧАЮТ В ПИСАНИИ СЛОВА «ЦАРСТВО БОЖИЕ», «СВЯТОЙ», «ПОСВЯЩЕННЫЙ» И «ТАИНСТВО»

Царство Божие употребляется теологами в метафорическом, а в Писании – в собственном смысле слова. В сочинениях теологов, и особенно в проповедях и религиозных трактатах, Царство Божие обычно толкуется в смысле вечного блаженства на небесах после земной жизни, кото-

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 314

рое они называют также Царством Славы, а иногда как высшее блаженство – Святостью, определяемой ими как Царство Благодати, но никогда – как монархия, т.е. в смысле верховной власти Бога над подданными, приобретенной с их согласия.

В противоположность этому я нахожу, что в большинстве мест Писания Царство Божие означает царство в собственном смысле слова, установленное голосованием народа израильского в особой форме, при которой этот народ, получив от Бога обещание отдать ему ве владение землю Ханаанскую, избрал Бога своим царем, заключив с Ним завет; и лишь очень редко «Царство Божие» употребляется в метафорическом смысле (и то лишь в Новом завете), и тогда это означает власть над грехом, ибо такую власть всякий подданный должен иметь в Царстве Божием, и без всякого ущерба для суверена.

С самого момента творения Бог не только через природу благодаря своему могуществу царствовал над всеми людьми, но и имел также особенных подданных, которым он возвещал свои заповеди голосом, как человек говорит с человеком. Именно таким образом он царствовал над Адамом, запретив ему есть от древа познания добра и зла. А когда тот ослушался Бога и, вкусив от запретного древа, захотел стать подобным Богу и судить о добре и зле не по указаниям Бога, а соответственно своему разумению, то был наказан лишением вечной жизни, для которой Бог его вначале сотворил. А потом Бог наказал за грехи все потомство Адама, за исключением восьми человек, всемирным потопом. И эти восемь человек составляли тогда Царство Божие.

Первоисточник Царства Божиего. После этого Богу угодно было говорить с Авраамом (Быт. 17, 7 – 8) и заключить с ним завет в следующих словах: И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; и дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую во владение вечное. В этом соглашении Авраам обещает за себя и за свое потомство повиноваться говорившему с ним Господу как Богу, а Бог со своей стороны обещает Аврааму землю Ханаанскую в вечное владение. И в память, и как знамение этого завета Бог устанавливает таинство обрезания. Это именно то, что называется Ветхим заветом, или завещанием, и содержит договор между Богом и Авраамом, по которому Авраам обязывает себя и свое

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 315

потомство особенным образом подчиняться положительному закону Бога (ибо подчиняться моральному закону он уже обязался раньше), нечто вроде присяги на подданство. И хотя имя царь еще не было дано Богу, а имя царство еще не было дано Аврааму и его потомству, однако по существу, дело обстояло таким именно образом; именно в силу договора устанавливалась особая верховная власть Бога над потомками Авраама, которая при возобновлении завета Моисеем у горы Синай определенно названа особым Царством Бога над евреями; и именно об Аврааме (а не о Моисее) апостол Павел говорит (Рим. 4, 11), что он стал отцом всех верующих, т.е. тех, кто верен Богу и не нарушает присяги на подданство, данной Богу впервые посредством таинства обрезания, а затем в Новом завете посредством таинства крещения.

Это Царство Божие в собственном смысле слова означает верховную власть Бога над особенным народом, установленную соглашением. Этот завет был возобновлен Моисеем у подошвы горы Синай, где Господь Бог приказывает Моисею сказать народу следующее (Исх. 19, 5): Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святых. Вместо «особенным народом» в латинском переводе Библии стоит peculium de cunctis populis[1]; в английском переводе, сделанном в начале царствования Якова,– «особенным сокровищем для Меня сверх всех народов», а во французском переводе, сделанном в Женеве,– «наиболее драгоценным камнем из всех народов». Но наиболее правильным является первый перевод, как это подтверждается самим апостолом Павлом (Тит. 2, 14), который говорит, имея в виду это место, что наш святой Спаситель дал Себя за нас, чтобы... очистить Себе народ особенный. В самом деле, по-гречески мы имеем для этого понятия слово neQiouaiog, которое обыкновенно противополагается по своему значению слову елоиочос;, причем последнее слово означает обычное, повседневное или (как в молитве «Отче наш») насущное, а первое обозначает то, что сверх насущного, то, что отложено про запас и употребляется особенным образом, т.е. именно то, что по-латыни называется peculium. Данный смысл приведенного места подтверждается тем, что Бог говорит об этом непосредственно в следующих словах: ибо Моя вся земля, желая этим сказать: все народы мира Мои, но вы не просто мои, а особенным образом. Ибо все они мои в силу моего могущества,

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 316

вы же должны быть моими в силу вашего собственного согласия и завета, что является прибавлением к обычному титулу Бога в отношении всех народов.

Это же самое толкование подтверждается снова ясно выраженными словами того же текста: вы будете у Меня царством священников и народом святых. В латинском издании Библии это переводится regnum sacedotale[2], с чем согласуется перевод этого места у апостола Петра (1 Пет. 2, 9): sacerdotium regale – «царственное священство», а также самый институт первосвященства, в силу которого никто, кроме первосвященника, не мог входить в святая святых, т.е. никто, кроме него, не мог узнавать волю Бога непосредственно от самого Бога. В упомянутом выше английском переводе Библии, как и в женевском, здесь стоит «царство священников», под чем может подразумеваться лишь последовательная преемственность одного первосвященника другим; в противном случае этот перевод не согласуется ни с переводом апостола Петра, ни с прерогативами первосвященника. Ибо никто, кроме первосвященника, не мог сообщать народу о воле Божьей, и никакому собранию священников не было разрешено входить в святая святых.

Дальнейшим подтверждением нашего толкования является титул народ святых. Ибо «святое» означает то, что принадлежит Богу на основании особого, а не общего права. Вся земля, как говорится в тексте, принадлежит Богу, но святой называется она не вся, а лишь та ее часть, что специально выделена для служения Богу, как это было с еврейским народом. Одно это место поэтому с достаточной очевидностью показывает, что под Царством Божиим подразумевается собственно государство, установленное с согласия тех, кто должен стать его подданным, в целях гражданского управления ими и для регулирования их поведения не только по отношению к их царю – Богу, но и по отношению друг к другу согласно правилам справедливости, а также по отношению к другим народам во время мира и войны. Таково именно было то царство, в котором Бог был царем, а первосвященник (после смерти Моисея) – вице-королем или наместником.

Можно привести еще много других мест, ясно подтверждающих наше толкование. Прежде всего, когда (1 Цар. 8, 7) старейшины Израиля, возмущенные продажностью сыновей Самуила, требовали себе царя, огорченный этим, Самуил молился Господу, и Господь в ответ сказал ему: Послушай голоса народа во всем, что они гово-

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 317

рят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтобы Я не царствовал над ними, из чего видно, что сам Бог был тогда их царем, а Самуил не управлял народом, а лишь передавал указания, которые время от времени получал от Бога.

Дальше то место, где Самуил говорит народу (1 Цар. 12, 12): Но, увидев, что Наас, царь Аммонитский, идет против вас, вы сказали мне: «нет, царь пусть царствует над ними, тогда как Господь Бог ваш – Царь ваш»,– из которого очевидно, что Бог был царем евреев и гражданским правителем их государства.

А после того как израильтяне отвергли Бога, пророки предсказывали его возвращение. Например (Исх. 24, 23): И покраснеет луна, и устыдится солнце, когда Господь Саваоф воцарится на горе Сионе и в Иерусалиме. Тут определенно говорится о царствовании на Сионе и в Иерусалиме, т.е. на земле. А также (Мих. 4, 7): И Господь будет царствовать над ними на горе Сионе. Гора Сион находится в Иерусалиме, на земле. И (Иез. 20, 33): Живу Я,– говорит Господь Бог,– рукою крепкою и мышцею простертою и излиянием ярости буду господствовать над вами. Далее (см. 37): И проведу вас под железом и введу вас в узы завета, т.е. я буду царствовать над вами и заставлю вас исполнять тот завет, который вы заключили со мной через Моисея и который вы нарушили вашим восстанием против меня в дни Самуила и вашим избранием другого царя.

И в Новом завете ангел Гавриил говорит о нашем Спасителе (Лук. 1, 32, 33): Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова вовеки, и Царству Его не будет конца. Это тоже царство на земле, за предъявление прав на него он был казнен как враг Цезаря, причем на его кресте было написано: «Иисус из Назарета, царь иудейский», и его презрительно короновали терновым венцом. А об учениках, проповедовавших его учение, говорится (Деян. 17, 7): и все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса. Царство Божие, таким образом, является реальным царством, а не метафорическим, и так оно понимается не только в Ветхом, но и в Новом завете. Когда мы говорим: «ибо тебе принадлежит царство, могущество и слава», то следует подразумевать Царство Бога в силу нашего завета, а не по праву могущества Бога, ибо такого рода Царство Бог всегда имеет, так что было бы излишне говорить в нашей молитве: «да приидет царствие твое», если мы не подразумеваем под

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 318

этим восстановления Христом того Царства Божиего, которое было прервано бунтом израильтян при избрании ими Саула. Соотвествующим образом было бы несообразно говорить: «близится царство небесное» или молиться: «да приидет царствие твое», если бы это царство продолжалось.

И других мест, подтверждающих наше толкование, имеется так много, что можно было бы только удивляться тому, что оно не получило более широкого признания, если бы не то обстоятельство, что это толкование слишком открывает глаза королей на их права в отношении церковного управления. Именно чтобы помешать этому, церковники вместо «священническое царство» переводят «царство священников», ибо они с таким же успехом могли перефразировать «царственное священство» (как сказано у апостола Петра) в «священство царей». И если они особенный народ называют драгоценным камнем или сокровищем, то с таким же успехом можно назвать особый полк или особую роту главнокомандующего всей армией драгоценным камнем последнего или его сокровищем.

Короче говоря, Царство Божие есть гражданское царство, состоявшее прежде всего в обязанности народа Израиля подчиняться тем законам, которые Моисей принес ему с горы Синай и которые после Моисея первосвященник в период исполнения своих обязанностей сообщал народу со слов херувимов в святая святых. Оно есть то царство, восстановление которого Христом пророки предсказывали, после того как оно было свергнуто избранием Саула, и о восстановлении которого мы ежедневно молимся, когда в «Отче наш» говорим: «Да приидет царствие твое», и право на которое мы признаем, когда прибавляем: «Ибо тебе принадлежит царство, могущество и слава вовеки веков, аминь». Это есть то Царство, в провозглашении которого заключалась проповедь апостолов и к которому люди подготовлены учителями Евангелия. Принять это Евангелие (т.е. обещать повиновение правлению бога) – значит быть в Царстве Благодати, ибо Бог милостиво даровал приемлющим Евангелие благодать быть подданными (т.е. детьми) Бога впоследствии, когда Христос придет во всем своем величии, чтобы судить мир и действительно управлять собственным народом, что названо Царством Славы. Если бы Царство Божие, называемое также Царством Небесным в силу великолепия и удивительной возвышенности этого трона, не было тем Царством, которое Бог через своих наместников, передававших народу его постановления,

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 319

имел на земле, то не было бы так много споров и войн из-за вопроса о том, через кого Бог говорит с нами. В этом случае многие священники не стали бы брать на себя труд духовной юрисдикции и ни один король не стал бы отказывать им в этом.

Что такое святой. Это буквальное понимание Царства Божиего дает нам ключ к правильному пониманию слова «святой», ибо это есть слово, которое в Царстве Божием соответствует тому, что люди в своем царстве обычно называют государственным и королевским.

Король любой страны есть государственное лицо, или представитель всех подданных. А Бог, царь Израиля, был святым лицом Израиля. Народ, подчиненный какому-нибудь земному суверену, является народом этого суверена, т.е. государственного лица. Точно так же евреи, которые были народом Бога, были названы (Исх. 19, 6) святым народом. Ибо под святым всегда понимается или сам Бог, или то, что является собственностью Бога, подобно тому как под государственным всегда подразумевается или само лицо государства, или нечто принадлежащее государству, так что никакое частное лицо не может предъявлять на это права собственности.

Вот почему суббота, день Бога, является святым днем; храм, дом Бога,– святым домом; жертвоприношения, десятины и приношения, дань Богу,– святой данью; священники, пророки и цари – помазанники Божьи во Христе (служители Бога) – святыми людьми] небесные духи, Божьи вестники,– святыми ангелами и т. п. И везде, где слово «святой» берется в его собственном значении, оно означает некую собственность, приобретенную с чьего-то согласия. Говоря «да святится имя твое», мы молим Бога, чтобы он оказал нам милость, укрепив нас в соблюдении первой заповеди: не иметь других богов, кроме него. Человеческий род является народом Бога в качестве Его собственности, но лишь евреи были святым народом. На каком же основании, если не на том, что они стали собственностью Бога в силу заключенного завета?

Слово «мирское» обычно берется в Писании в том же смысле, что и общее, а в Царстве Божием то же самое должны означать их противоположности – святое и собственное. Но фигурально святыми называются люди, которые вели такой благочестивый образ жизни, что они как будто отреклись от всяких мирских помыслов и всецело предались Богу. В собственном смысле обо всем том, что присвоено Богом или выделено для собственного потребле-

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 320

ния и тем сделано святым, мы говорим, что оно освящено Богом, как, например, седьмой день в четвертой заповеди или избранники в Новом завете, о которых говорится, что они были освящены, если они были одарены духом благочестия. И то, что было сделано святым благодаря приношению людей и что дано Богу, дабы быть использованным исключительно в публичном богослужении, называется священным и посвященным, как храмы и другие дома общественной молитвы и их утварь, священники, служители, жертвоприношения и внешние принадлежности таинств.

Степени святости. В святости имеются степени, ибо из тех предметов, которые выделены для богослужения, часть может быть еще особо выделена для более интимного и специального служения. Весь народ израильтян был народом святым, однако колено левитов было среди израильтян святым коленом, а среди левитов более святыми были священники, а среди священников самым святым был первосвященник. Точно так же вся Иудея была святой землей, но святой город, где надлежало славить Бога, был более святым, и опять-таки храм был более свят, чем город, а святая святых была более святой, чем остальная часть храма.

Таинство. Таинство есть изъятие какой-нибудь видимой вещи из общего пользования и посвящение ее богослужению или в знак нашего допущения в Царство Божие, чтобы быть в числе его особенного народа, или в память об этом. В Ветхом завете знаком допущения был обряд обрезания, в Новом завете – крещение. Памятью этого в Ветхом завете было вкушение ежегодно в определенное время пасхального ягненка, что служило для евреев напоминанием о той ночи, в которую они были освобождены от египетского рабства; а в Новом завете – справление тайной вечери, напоминающей нам о нашем освобождении от уз греха смертью на кресте нашего блаженного Спасителя. Таинства допущения должны совершаться лишь однажды, ибо требуется быть допущенным лишь один раз, но так как нам часто следует напоминать о нашем освобождении и о нашем подданстве, то таинства напоминания должны повторяться. Таковы основные таинства и как бы наши торжественные клятвы на подданство. Имеются еще и другие посвящения, которые могут быть названы таинствами, поскольку под этим словом подразумевается лишь посвящение для целей богослужения, но поскольку под этим словом подразумевается присяга, или обещание на подданство, Богу, то

Томас Гоббс. ЛЕВИАФАН …. – М., Мысль. 1991. С. 321

в Ветхом завете имеются в качестве таинств лишь обрезание и пасхальный агнец, а в Новом завете – лишь крещение и тайная вечеря.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Своим уделом из всех народов (лат.).– 316.

[2] Священническое царство (лат.).– 317.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.