Предыдущий | Оглавление | Следующий

Среди мужского потомства заслуживают предпочтения старшие

XVIII. 1. В-пятых, как между мужчинами, так и между женщинами — при отсутствии мужчин — предпочтение следует отдавать старшим по возрасту [1]. Старшие, надо полагать, либо превосходят младших зрелостью суждения уже в настоящем, либо будут превосходить их впоследствии. Кир у Ксенофонта заявляет: «Я оставляю власть старшему по возрасту, как наиболее опытному среди прочих».

А так как преимущество возраста имеет временное значение, преимущество же пола — постоянное, то устанавливается преобладание пола перед возрастом. Такую причину приводит Геродот («Полигимния»), повествуя о Персее, сьгне Андромеды, который унаследовал царство после Кефея: «Ибо Кефей не имел ни одного ребенка мужского пола». По рассказу Дио-дора Сицилийского (кн. IV), Тевкр вставил царство Мизию дочери Аргиопе, «не имея потомства мужского пола». Так, и Трог сообщает о том, что Мидянское царство досталось дочери, поскольку у Астиага не было мужского потомства. Подобным же образом Киаксар у Ксенофонта говорит, что должен был Мидию передать дочери, добавляя: «... так как нет у меня законного мужского потомства». О царе Латине Виргилий говорит:

Ни сыновей, ни мужского потомства богов изволеньем

Не было: в возрасте юном сын рожденный скончался;

Правила домом и всеми владеньями дочь полновластно

Так, до правления Гераклидов в Лакедемоне наследовали Спарта, дочь Еврота, или ее дети (Павсаний, кн. III), как наследницей Тиндарея были дети Елены, потому что мужского потомства не осталось. Еврисфею на царстве в Микенах наследовал Атрей, его дядя со стороны матери, как сообщает Фукидид (кн. II). В том же порядке престол в Афинах, как отмечают, достался Креузе [2] в Фивах — Антигоне за отсутствием мужского потомства. А царство Арголида перешло к Аргусу, сыну дочери Фаронея  [3].

2. Отсюда следует также, что хотя дети в некоторых степенях родства и заступают место ранее скончавшихся родителей, тем не менее это нужно понимать в том лишь смысле, что они правоспособны стать наследниками наряду с прочими

Глава VII 285

при соблюдении, во-первых, преимущества пола, а во-вторых, старшинства среди обладающих одинаковой правоспособностью. Ибо преимущества как пола, так и возраста, поскольку они соблюдаются народом, настолько присущи лицу, что не могут быть у него отняты.

Предполагается, что в монархии установлен такой порядок престолонаследия, который обычно примечялся в отношении прочих имуществ при возникновении монархии Во-первых, в королевстве аллодиально и

Во-вторых, в королевстве феодальном

XIX. Спрашивается, является ли при таком порядке перехода царство частью наследства. Правильнее сказать, что оно само составляет некоего рода наследство [4], но отличное от наследования иных имуществ, каковы временное наследство на какие-либо феоды, на эмфитевзис, права патроната и так называемое право на преимущественную долю до раздела наследства. Вследствие этого царство может принадлежать лицу, которое в состоянии быть также наследником имущества, если пожелает, но которое имеет возможность вступить в права престолонаследия и без принятия имуществ и бремени долгов, лежащего на них. Основанием же служит здесь то предположение, что народ хотел вручить царство на наиболее выгодных условиях.

Не имеет никакого значения, наследует ли царь на самом деле имущества или нет, так как соответствующий порядок престолонаследия избран народом не в расчете на это, но ради известной определенности, дабы обосновать почет на происхождении; причем благородство и воспитание дают надежду на блестящие достоинства, а обладатель царской власти более позаботится о царстве и храбрее защитит его, если самое царство будет оставлено тем, кто ему дороже как за полученные благодеяния, так и в силу естественной приязни.

Составляет ли таное царство часть наследства?

XX. Поскольку обычный порядок наследования различен для аллодов и феодов, то, если .царство не основано на феодальном праве или первоначально со всей очевидностью не было таковым, оно переходит по закону в порядке, установленном для перехода по наследству аллодов во времена учреждения монархии.

XXI. В тех же королевствах, которые впервые были отданы в феод их полным собственником, должно следовать законам феодального преемства — не только тому закону лонго-бардов, который мы в точности изложили, но и тем законам, которые приняты каждым народом при первом облечении властью королей. Ибо готы, вандаяы, алеманны, франки, бургунды, англы, саксы и все германские народы, занявшие с помощью военной силы лучшие области Римской империи, имели каждый свои феодальные законы и нравы, как и лонгобарды.

Что собой представлявт наследование по кровным родственным линиям и как в нем происходит преемство пра-

XXII. 1. Нередко же в королевствах соблюдается некоторый иной порядок преемства — не наследственный, а так сказать, по линиям кровного родства [5]. Пои таком порядке следует соблюдать не то .право заступления, которое называется представительством, но право передачи будущего наследства, как бы уже предоставленного, так как закон придает силу некоего подлинного права ожиданию, которое, конечно, само по

286             Книга вторая

себе ничего не может произвести. Сходным с этим является право на имущество, которое должно быть получено по условному соглашению [6] (§ Sub cond. Inst. de V.O.).

Здесь преемство такого рода, что неослабевающее право необходимо переходит от короля-родоначальника к потомкам в строго определенном порядке, так что сначала к наследованию призываются потомки последнего владельца в первой степени, как находящиеся в живых, так и умершие, причем в первую очередь предпочтение отдается полу, а затем — возрасту. Если же преобладает право умерших, то преемство переходит к их нисходящим, при сообщении опять-таки преимущества между равными полу, а затем возрасту; и право умерших всегда передается неослабленным живым, а от живых к мертвым. При отсутствии детей у последнего владельца преемство переходит к другим ближайшим родственникам или к тем, кто были бы ближайшими, если бы оставались в живых, с соблюдением подобного же порядка преемства и с учетом преимуществ пола и старшинства между равными по линии родства, но так, что ради преимуществ пола и возраста отнюдь не может быть перехода от линии к линии. Вследствие этого дочь сына имеет предпочтение перед сыном от дочери, а дочь брата — перед сыном сестры, равным образом имеет предпочтение сын старшего брата перед младшим братом и так далее. Таков порядок наследования в королевстве Кастилии, по образцу чего в том же королевстве учреждены даже майораты (Коваррувиас, «Практические вопросы», II, гл. 38, № 5; Молина, «О первородных в Испании», гл. 8).

2. Основание же этого вида преемства по линиям родства, если отсутствуют закон и прецеденты, может быть заимствовано из порядка, соблюдаемого в государственных собраниях. Ибо коль скоро в них соблюдается порядок линий, то это служит знаком того, что законом пробуждена надежда на право преемства от умерших к оставшимся в живых.

Таково преемство по линиям кровного [когнатического] родства, в котором женщины и дети родственниц женского пола не исключаются из преемства, но лишь уступают первое место в той же линии, так что возможен даже возврат права к ним, если ближайшие или же равные в прочем родственники мужского пола отсутствуют.

Основу этого порядка преемства, поскольку он отличается от порядка наследования, составляет надежда народов на получение наилучшего воспитания теми, кто имеет справедливейшую надежду на царствование; а таковы те, чьи родители наследовали бы, если бы были в живых.

Что собой представляет наследование по мужской линии в потомстве

XXIII. Есть и иной порядок преемства по линиям родства — преемство по линиям агнатического родства, то есть преемство родственников мужского пола от родственников мужского же пола; по примеру знатнейшего королевства этот порядок преемства обычно называется престолонаследием по французскому праву [7]. Поскольку этот порядок отличается от преемства когнатического, он преследует главным образом ту цель, чтобы королевство вследствие браков лиц женского пола не переходило к лицам чужой крови.

В преемстве по линиям того и другого вида допускается, однакоже, наследование родственников последнего государя даже в отдаленнейших степенях без ограничения, лишь бы они были нисходящими короля-родоначальника. Бывает и так, что

Глава VII 287

при отсутствии агнатического преемства его заступают когнаты [8].

Прсстолонаследие, в котором соблюдается близость к царю-родоначальнику

XXIV. Могут быть введены и другие способы преемства [9], как волей народа, так и волей того, кто владеет царством на вотчинном праве так, что может его отчуждать. Можно ведь постановить, например, чтобы царство наследовали наиболее близкие по ступени родственники [10], так, некогда у нумидийцев, очевидно, по этой причине братья имели преимущество перед детьми последнего властителя (Ливии, кн. XXIX). В счастливой Аравии в свое время существовал такой же порядок, как я заключаю об этом на основании Страбона (кн. XVI). О Херсонесе Таврическом то же самое передавали позднейшие писатели; не столь давно сходным образом поступали у африканцев цари Марокко и Феца [11].

В случае сомнения указанный порядок следует соблюдать в фидеикоммиссах, оставляемых семье; таково наиболее правильное мнение, сообразное также с римскими законами, хотя их истолкователи изъясняют их иначе.

Если усвоить себе это хорошенько, то будет нетрудно дать ответ на спорные вопросы о престолонаследии, которые вследствие разногласий в мнениях юристов считались наиболее трудными (L. Cum ita legatur. § In fideicommisso. D. de leg. 2; Коваррувиас, «Практические вопросы», II, гл. 38; Молина, там же, гл. 6, № 47).

Возможно ли лишение наследства сына в целях исключения его из престолонаследия?

XXV. Прежде всего спрашивается, может ли сын быть лишен отцом права преемства так, чтобы уже не наследовать царства. В связи с этим необходимо различать царства отчуждаемые, то есть вотчинные, и царства неотчуждаемые. Ибо нет сомнения, что в отчуждаемых царствах может происходить лишение наследства, так как они ничем не отличаются от прочих имуществ. Оттого те законы и обычаи, которые относятся к лишению права наследования, имеют место также и здесь; а если невозможно привести никаких законов или обычаев, то тем не менее по природе дозволено будет лишение наследства, за исключением средств пропитания [12], и даже без такого изъятия, коль скоро сын совершит преступление, достойное смертной казни, или иное тяжкое преступление, или поскольку он имеет источник пропитания (L. Lucius Titius, § Lucius Titius. D. de leg. 3. L Filio. § Seio, D. de adim. leg, Хостиензис и др., на С. licet, de voto). Так Рувим был Яковом лишен первородства за проступки, Анания был лишен царства Давидом [13]. Совершивший тяжкое преступление против отца считается молчаливо лишенным наследства, если нет никаких признаков прощения преступления.

Но в неотчуждаемых, хотя и наследственных, царствах так не принято поступать, ибо народ избрал порядок наследования — и именно порядок наследования без завещания». Менее всего имеет место лишение наследства в преемстве по линиям родства, когда царство переходит к отдельным лицам в строго предписанном порядке в качестве дара от народа, без какого-либо подражания порядку наследования.

Может ли кто отречься от царства за себя и за свое потомство?

XXVI. Сходным является вопрос, можно ли отречься от Царства или от права престолонаследия. Но тогда, как нет сомнения в том, что каждый может отречься за себя, гораздо более спорным представляется вопрос, распространяется ли отречение также и на детей. Это должно быть выяснено путем

288             Книга вторая

того же различения. Ибо ведь если кто-нибудь отрекается от права наследования, то он не в состоянии уже передать чего-нибудь своим детям; но в преемстве по линии родства волеизъявление отца не может принести ущерба ни уже рожденным его детям, потому что одновременно с началом их существования они приобретают свое право в силу закона, ни находящимся в утробе детям, ибо нет препятствия к тому, чтобы к ним то же право перешло в свое время в дарственном порядке от народа. Не противоречит это и тому, что было нами оказано относительно передачи; такая передача имеет необходимый, а не произвольный характер, поскольку относится к родственникам. Различие рожденных и находящихся в утробе важно потому, что последние не имеют еще приобретенных прав и оттого могут быть лишены прав волей народа, если также родители, которым важно, чтобы права наследования переходили на их сыновей, откажутся от этих прав. [14] Сюда относится все, что выше сказано об оставлении права собственности.

Решение о наследовании в собственном смысле не принадлежит ни монарху, ни народу

XXVII. 1. Обычно возникает еще такой вопрос: может ли о порядке престолонаследия распорядиться ныне царствующий государь или же народ сам по себе или через посредство назначенных им судей? То и другое следует отвергнуть в части как суждения, так и юрисдикции. Ибо юрисдикция не принадлежит никому другому, как высшему — и не в силу только положения лица, но также ввиду самого дела, которое должно приниматься в расчет со всеми своими обстоятельствами. Однако самое дело о преемстве не подчинено ныне царствующему государю; это ясно потому, что ныне царствующий государь не может связать наследника никаким законом [15]. Преемство власти не подлежит праву самой верховной власти, а потому оно остается в естественном состоянии, при котором еще не было никакой юрисдикции.

2. Если же тем не менее преемство власти оспаривается, то правильно и благочестиво поступают те, кто добивается права, стремясь достигнуть соглашения о третейских посредниках, о чем речь будет в другом месте. Народ же перенес всю юрисдикцию с себя на царя и на царскую фамилию, не сохранив за собой при ее существовании никаких следов юрисдикции. Я имею в виду подлинное царство, а не принципат. Если же все-таки возникнет вопрос о первоначальной воле народа [16], то народу, который существует ныне и который, надо полагать, тот же, что и был некогда, не безразлично будет выразить по этому предмету свое мнение, которому должно следовать, если только не выявляется со всей очевидностью, что в свое время воля народа и приобретенное в силу ее право были иными. Так, Евфей, царь мессенян, предоставил народу возможность решить, кому из царского рода Еоитидов следовало царствовать; и народ в договоре между Ксерксом и Артабазаном вынес свое решение (Павсаний, кн. IV; Юстин, кн. II; Плутарх, «О братской любви»).

Сын, рожденный до вступления отца на царство, имеет преимущество перед рожденным после вступления отца на престол

XXVIII. Переходя к другим вопросам, необходимо признать правильным во всякого рода преемстве, что следует отдавать предпочтение в неделимом царстве сыну, рожденному до вступления отца на царство, перед сыном, рожденным после вступления отца на царство (Гетман, вопр. 2; Тирако, «О праве первородства», вопр. 31). В делимом царстве и последний из сыновей, без сомнения, имеет свою долю, как и в прочем имуществе, по отношению к которому никаких разли-

Глава VII  289

чий нельзя провести в зависимости от того, когда оно приобретено. Но если в делимом царстве такой сын участвует в преемстве, то в неделимом имеет преимущество старшинство, ведь и феод следует за сыном, который рожден до первого вручения власти.

Также и в преемстве по линиям родства одновременно со вступлением на царство возникает надежда для детей, ранее рожденных. Если допустить, что нет детей, рожденных по вступлении на царство, то никто не предложит исключить ранее рожденных. В такого рода преемстве однажды возникшая надежда творит право, и это право не прекращается впоследствии, за исключением того, что при когнатическом преемстве существует преимущество пола.

Приведенное мнение одержало верх в Персии в договоре между Киром и Арсиком [17]; в Иудее в соглашении между Антипатром, сыном Ирода Великого, и его братьями; в Венгрии, когда Гейеса вступал на престол; в Германии в договоре между Оттоном Первым и Генрихом [18], хотя не без вооруженной борьбы.

Если не имеется иного постановления закона о преемстве в монархии

XXIX. А если в Спарте, как мы читаем, поступали иначе, то это вытекает из собственного закона этого народа, который отдавал предпочтение детям, рожденным в царском достоинстве, по причине получения ими более тщательного воспитания. То же могло случиться в силу особливого закона о первоначальном облечении властью, если власть вручается в качестве феода вассалу и его потомству.

На этот довод опирался, по-видимому, Людовик против своего брата Галеаццо в споре о герцогстве Медиоланском. Однако в Персии Ксеркс, овладевший царством в борьбе с братом Артабазаном, как указывает Геродот [19], преимущественно опирался на власть матери Атоссы, нежели, на право. И в той же Персии, когда впоследствии возник аналогичный спор, как мы уже отмечали, между Артаксерксом, Мнемоном и Киром, сыновьями Дария и Ларисардиты, Артаксеркс как старший по возрасту, хотя и рожденный в состоянии частного лица, был провозглашен царем.

Имеет ли преимущество внук от первого сына перед младшим сыном, что изъясняется с помощью различения понятий

XXX. 1. Не менее волнений, сопряженных с войнами и отдельными сражениями, вызвал вопрос о том, заслуживает ли предпочтения внук от старшего сына перед следующим сыном [20] (Гетман, вопр. 3; Тирако, «О праве первородства», вопр. 40; Молина, «О первородных в Испании», кн. III, гл. 6). Этот вопрос при преемстве по линиям родства не представляет никакой трудности. Здесь умершие считаются вместо живых в том отношении, что их право передается детям. Поэтому при таком порядке преемства, невзирая ни на какое старшинство, преимущество отдается сыну старшего сына, а в случае когнатического преемства даже дочери старшего сына. При таком преемстве ведь ни возраст, ни пол не могут послужить основанием для отклонения от линий родства.

В делимых наследственных монархиях притязания направлены на соответствующие части, кроме тех областей, где не соблюдается порядок заступления, как некогда было у большинства народов Германии [21]; там ведь внуки поздно были допущены наряду с сыновьями к престолонаследию (Виттекинд, «История Саксонии», II; Молина, «О первородных в Испании», кн. III, гл. 8). В случае же сомнения следует полагать, что

290             Книга вторая

имеет место преемство по представительству, потому что ему благоприятствует природа, как мы указали выше.

2. Когда же внутренним правом данной области открыто введен порядок заступления умершего родителя, то такой порядок имеет место, даже если в каком-либо законе содержится упоминание о ближайшем родственнике. Основания, приводимые из римских законов по этому вопросу, имеют меньшую силу; что станет ясно тому, кто заглянет в самые законы. Но наилучший способ заключается в распространении благоприятного значения слов на все, с чем они связаны, истолковывая их не только в обычном, но и в переносном смысле, подразумевая, в частности, под сыновьями также приемных детей, а под именем смерти — гражданскую смерть, потому что такая форма выражения была принята в законах. Оттого под ближайшим родственником правильно разумеется тот, кого закон отнес к ближайшей степени родства.

В наследственных неделимых царствах, где порядок заступления не исключен, никогда не имеют преимущества друг перед другом ни внук, ни второй сын, но как между равными, поскольку степени уравнены действием права, предпочтение оказывается старшему по возрасту; ибо выше мы сказали, что в царствах наследственных преемство не следует преимуществу старшинства степеней во возрасту. У коринфян наследовал всегда старший из сыновей умершего царя, что извлек из книги шестой Диодора Сицилийского Георгий Монах. Так, у вандалов было предусмотрено, что наследником является ближайший кровный родственник и старший по возрасту, второму старшему по возрасту сыну было дано преимущество перед сыном старшего сына [22] (Прокопий, «Война с вандалами», кн. III). В Сицилии было отдано предпочтение Роберту перед сыном Карла Мартелла, старшего брата, не на том основании, которое выдумал Бартол, — якобы потому, что Сицилия была феодом, — но потому, что она была наследственным королевством (Конрад Вицерий, жизнеописание Генриха VII).

3. Сходный древний пример преемства в королевстве франков представляет Гунтрам, но он скорее вступил на царство в силу народного избрания, которое в то время еще не исчезло совершенно (Аймон, кн. III, гл. 62). Однако после того как было введено наследственное преемство линий в мужском поколении без всякого избрания, вопрос перестал быть спорным, как некогда в Спарте, где после перехода царства к Гераклидам существовал такой же порядок преемства линий в мужском поколении [агнатического родства]. Оттого Арей, сын старшего брата Клеонима, был предпочтен своему дяде Клеониму (Плутарх, жизнеописание Ликурга; Юстин, «История», кн. III; Павсаний, кн. III). Но и при линейном преемстве кровных родственников преимущество имеет внук, как в Англии Иоанн, внук Эдуарда от первородного сына, был предпочтен его сыновьям Гемону и Фоме; это было установлено также в королевстве Кастилии [23].

Равным образом, имеет ли преимущество младший брат, переживший государя, перед сыном старшего брата?

XXXI. С помощью подобного же различения следует ответить на вопрос, должен ли наследовать престол брат, переживший последнего царя, или сын старшего брата. Здесь исключаются страны, где преемство установлено для детей и не разрешается наследование по боковой линии.

Но там, где право не говорит об обратном с очевидностью, нужно склоняться скорее в сторону мнения, согласно которому

Главa        291

дети заступают родителей в наследовании дедовского имущества, потому что к такому выводу нас ведет естественная справедливость [24]. Этому не противоречит то, что Юстиниан (новелла, 118) называет право сыновей братьев привилегией; он поступает так не в силу естественной справедливости, но по древнему римскому праву.

Коснемся бегло прочих вопросов, которые рассматривает Мануэль Коста.

Имеет ли. преимущество сын брата государя перед дядей?

XXXII. Он утверждает, что следует отдавать предпочтение сыну брата покойного или даже дочери перед дядей царя; это правильно не только ори преемстве линий, но и при наследственном преемстве (L. Tutela. § sed. si etlam. D. de leg. tutoribus) в царствах, где соблюдается заступление вместо умершего. Иначе обстоит дело в царствах, в которых в точных выражениях предусмотрен естественный порядок преемства, ибо в них преимущество имеет преобладающий пол и старшинство.

Имеет ли преимущество внук от сына перед дочерью царя?

XXXIII. Он добавляет, что внук от сына имеет предпочтение перед дочерью, что правильно ввиду преимущества пола. Исключение должно быть сделано лишь для того случая, когда вопрос возникает в той стране, где даже между детьми преимущество отдается только ближайшей степени родства.

Имеет ли преимущество младший сыновний внук перед старшим дочерним внуком?

XXXIV. Он добавляет еще, что младшему внуку от сына отдается предпочтение перед старшим внуком от дочери; что правильно при преемстве линий кровного родства, но не при наследственном преемстве, если не противится особый закон [25]. Однако недостаточно предлагаемое основание, что отец первого исключает в преемстве мать второго; это ведь может происходить ввиду чисто личного преимущества, которое не переходит на другого.

Имеет ли преимущество внучка от старшего сына перед младшим сыном?

XXXV. Он добавляет затем в качестве весьма вероятного, что внучка от первородного сына исключает младшего сына в преемстве. Это в наследственных царствах не может быть принято, даже если допустить порядок заступления умершего; последнее, правда, сообщает наследственную правоспособность, но среди правоспособных полу должно принадлежать преимущество.

Имеет ли преимущество сын дочери перед дочерью сына?

XXXVI. И оттого в королевстве Аррагонии сын сестры предшествует дочери сына в преемстве [26] (Иллеаскас, «История папства», кн. VI, гл. 19; Аффликт, «О природе наследопреемства», гл. I, разд. 5, № 20; Агвирре, «Апология», № 82).

Имеет ли преимущество дочь старшего брата перед младшим братом?

XXXVII. По такому же порядку в королевствах наследственных дочь старшего брата должна уступать младшему брату короля.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Гомер о царстве на острове Крите говорит в «Илиаде» (XIII)

Был у нас у обоих отеческий род единый

А Юпитер — старейший, в делах весьма искушенный

Здесь Гомер, как обычно, мудро приводит достаточную причину, почему старшему по возрасту отдается предпочтение- так как «по большей части» старшинство оправдывается в таких делах Зосима во второй книге говорит о персидском законе- «... так как закон отдает верховную власть старшему из сыновей царя» Пе-риандр наследовал отцу на царстве в Коринфе, «потому что он бьп старшим сыном», как говорит Николай из Дамаска в извлечениях полученных нами благодаря благосклонности величайшего мужа Николая Пейрезия.

[2] Смотри Еврипид, «Ион».

[3] И если бы Орест умер, не оставив потомства, то Аргосское царство вслед за ним унаследовала бы Электра, что мы узнаем из «Ифигении в Тавриде» Еврипида. Так, престол в Калидоне достался Андремону, зятю Ёнея, а царство Астерия — его зятю Миносу как сообщает Аполлодор, указывая на ту причину, что не осталось никакого потомства мужского пола.

[4] Иннокентий III полагал, что такое царство не должны наследовать наследники, которые не выполняют последних \-казаний покойного (С. licet de voto)

[5] См. «Практические заключения» кардинала Тоски (88. под словом «престолонаследие»); «О преемстве королей» Вильгельма Монферрана в книге «Океан права»; «О праве казны» Перегрина (кн. I, разд. И, № 44, и кн. V, разд. I, № 109).

Смотри примеры такого преемства в королевстве Норвегии у ученейшего и усерднейшего мужа Иоанна Понтана в «Истории Дании» (кн. IX). об обычаях Нормандии относительно близости родства наследников — у Жана Серра в жизнеописании Людовика Толстого, по поводу Болонского спора.

Аргентрей в «Истории Бретани» (кн. VI, гл. 4) пишет: «В преем стве дети первородных, будь то мужчины или женщины, а также дети нисходящих второй степени, если отсутствуют дети от первородных, по праву первородства представляют личность своих отцов в наследовании феодов и призываются к таким правам преемства и первородства, подобно их отцам, если бы они были в живых, исключая их дядей с отцовской и материнской стороны; это согласно общему и общеизвестному обычаю как в преемстве по прямой линии, так и по боковым линиям. По вышеупомянутым практике и обычаям к дочери переходит преемство в феодах, каковы герцогство, графство, пэрство или баронство, вне зависимости от их величия и знатности; и так это происходит в Артуа, Шампани, Тулузе и Бретани».

Такой порядок преемства предписан в Мантуанской марке императором Сигизмундом в 1432 году, а императором Карлом V и испанским королем Филиппом II в своих королевствах и княжествах в 1554 и 1594 годах.

[6] Точно так же в завещательных отказах [легатах], по которым срок приобретения права истек, но не наступил срок его осуществления.

[7] Старинное свидетельство этого обычая во Франции найдешь у Агафия (кн. II). Такой же порядок преемства существовал в роде Давида после Соломона (см. Паралипоменон II, XX).

[8] Как в провинции Нарбонне. Смотри у С&рра в жизнеописании Карла VIII. По такому, я полагаю, праву преемства по смерти Теодориха, скончавшегося без потомства, наследовал сын его сестры Аталарих И в Аррагонии, по-видимому, существовал тот же порядок.

[9] у эфиопов по рассказу Николая Дамасского некогда царям наследовали сыновья сестер. То же было принято у пиктов, по свидетельству Беды, чтобы всегда наследовали родственники по жен ской линии Тацит о Германии говорит: «Сыновья сестер состоят в почете у отца. Некоторые считают, что эти узы крови священнее и теснее». Озорий учит нас, что то же соблюдается у некоторых индусских племен.

[10] Это в Африке возникло вследствие завещания Гизериха Прокопий в первой книге «Войны с вандалами» пишет: «Некоторое время спустя Гизерих скончался уже в преклонном возрасте, оставив завещание, в котором столь много прочего предписал вандалам и выразил волю, чтобы вандальское царство неизменно переходило к тому, кто ближе всего по рождению к самому Гизериху по муж ской линии, а между ближайшими родственниками чтобы предпочтение оказывалось старшему по возрасту». Иорнанд говорит: «Гизерих, после продолжительного царствования, перед смертью, призвав своих сыновей, распорядился, чтобы между ними не было раздора из-за честолюбивых притязаний на царствование, но чтобы каждый по своему порядку и степени предшествовал другим, то есть чтобы вслед за его старшим родственником преемство переходило к следующему и опять за ним — к последующему». Виктор Утический во второй книге сообщает: «Согласно постановлению короля Гизериха кто был старейшим из всех, тому царство должно было достаться предпочтительно перед всеми прочими».

Здесь всегда имеется в виду не последний властитель, но первый приобретатель королевства. Позаимствовал ли этот порядок преемства Гизерих у испанской Африки, где он соблюдался, как мы показали в тексте, или же у каких-нибудь народов нашего Севера, в этом возможно сомневаться. Ибо и у лонгобардов королю Васу, оставившему после себя сыновей, не должен был наследовать никто из сыновей, а Рисиульф, его племянник, по свидетельству Проко-пия в «Готском походе» (III). И в Венгрии после смерти Иатра царство перешло по праву не к детям его, но к брату, согласно сообщению Никиты Хониата в книге о деяниях Мануила (кн. IV) Я не энаю, сюда ли относится принятый у патцинацитов порядок преемства, изложенный не вполне ясно у Константина Порфирородного в сочинении «Об управлении империей» (гл. XXXVII). О соблюдении такого же порядка у данов передает Кранц в «Истории Дании» (IV) и «Истории Швеции» (V). Также в Альбе Энею наследовал не Иул, сын Аскания. старшего сына Энея, но другой сын Энея.

[11] Ливии о Масиниссе пишет: «Пока он сражался в Испании на стороне карфагенян, отец его скончался (имя отца было Гальба); царство перешло к брату царя Дезальку (таков был обычай нуми-дийцев)». Обо всей Мавритании смотри у Марианы (кн. XXIX). Согласно заимствованному оттуда примеру, у сарацин, пришедших из Африки в Испанию, братья имели преимущество перед сыновьями во времена Абдерахмана (Родерих Толедский, «История арабов», гл. VI). Де Ту («История», кн. LXV, под годом 1578) о Гамете говорит: «Конечно, он был призван на царство согласно завещанию отца после братьев, сыновья которых были устранены». Что такой же порядок преемства соблюдался в мексиканском и перуанском царствах, я усматриваю из истории этих стран.

[12] О подобном царстве следует иметь в виду то, что сообщает Бальд во введении к «Декреталиям» Григория, а именно — что преемник может быть выбран королем из числа его сыновей по его желанию. Имеется также пример в истории Мексики.

[13] Это царство на правах вотчины досталось Давиду не по праву войны, но как дар самого бога.

[14] Ни по завещанию, ни путем усыновления; о королевстве в Неаполе смотри у Марианы (кн. XX).

[15] О королевстве Франции смотри у Де Ту (кн CV, под годом 1593); смотри также у Гвиччардини.

[16] Или в собрании сословий, как делается в Англии и Шотландии, по свидетельству Камдена (1571 и 1572 гг.); или через уполномоченных на это, как делалось в Аррагонии, по свидетельству Марианы (кн. XX).

[17] Которому было дано имя Артаксеркса Мнемона (см. Плутарх, жизнеописание Артаксеркса).

[18] Об этом смотри у Сигеберта и примечания на книгу Виттекинда (III). Ваязет и Гемес спорили между собой о престоле в Турции; старшим по возрасту был Баязет. но Гемес родился в царствование своего отца; возобладал же Баязет (Мариана, кн. XXIV). Константин Дукас оставил империю сыновьям, из которых двое родились до вступления отца на царство, третий же — «после завладения им императорской порфирой» (Зонара; см. Корсетти, «О царственном потомстве», ч. III, вопр. 26).

[19] Напротив, соправителем царства при Ксерксе стал Артаксеркс, но не Дарий и Гистасп, старшие по возрасту, но рожденные до вступления отца на царство. Может быть, на самом деле, избрание на царство в Персии зависело от народного голосования, но лишь в пределах царского рода Ибо это соэбщает Аммиан (кн. XXIII) об Арзакидах, которые, сами будучи парфянами, повелевали персами, а о персах, преемниках этих парфян, говорит Зонара в истории Юстина.

[20] Смотри у Шопина «О доменах» (кн И); у Фомы Грамматика «Неаполитанские решения» (I); у Иоанна ле Сириера «О первородстве», включенное в «Океан права»; у Марианы (кн кн XX и XXVI); Кромера (кн. XXX).

[21] Смотри выше, примечание к § X [XI]. По той же причине некогда в Палатинате возобладал Рупрехт, младший брат, над другим Рупрехтом, происходившим от первородного (см Рейнкинг, кн I, разд. IV, гл XVII, № 35).

[22] Генрих, сын Генцона. был предпочтен Гундамунду; о таком преемстве смотри выше, в тексте и в примечаниях к § XXIV.

[23] Смотри у Серра о Карле Мудром, а также у Марианы (кн XVIII), по свидетельству которого сыновья Эдуарда даже не возбудили спора. Тот же Мариана, повествуя (кн. XIV) о. споре между сыном Альфонса и внуком от сына, сообщает, что конвент [собрание сословий] высказался в пользу сына, Санхо, неизвестно, одна-коже, — согласно или же вопреки праву.

[24] Смотри об Иоанне и Артуре у Серра в истории Филиппа Августа. Он же сообщает в истории Филиппа Валуа и Карла VIII, что в Бретани решение последовало в пользу преемства линий.

[25] Тот же порядок существует в Лузитании, по утверждению Марианы (кн. XXVI). Однако он же сообщает, что вопреки этому Эмануил был предпочтен императору Максимилиану благодаря расположению к нему народа. Он также сообщает (XII),, что в королевстве Кастилии Фердинанд, сын Беренгарии, младшей сестры скончавшегося короля Генриха, был предпочтен Бланке, старшей сестре того же короля, что произошло из ненависти к Франции, так как Бланка вышла замуж во Франции.

[26] В старину там [то есть в королевстве Аррагонии], по словам Марианы, полагалось наследовать брату, но не дочерям короля. Впоследствии же преемство линий настолько пришлось по вкусу, что сын сестры имел предпочтение перед потомством брата более отдаленных степеней родства (кн. XV, 13; XIX, 21; XX, 2 и 8). Он же (кн. XXIV), повествуя об Альфонсе, пишет: «К наследованию в королевстве Аррагонии он назначил своих внуков предпочтительно перед сыновьями Фердинанда и даже внуков от дочери перед дочерьми Фердинанда, если угаснет мужское потомство». И Мариана добавляет: «Так часто права на королевскую корону изменяются по произволу королей» (см также Мариана, кн XXVII, 3).










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.