Оглавление | Следующий

 

ОТ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА

Труд Гуго Гроция «Три книги о праве войны и мира» появился в свет в марте 1625 года, в разгар Тридцатилетней войны.

В основу перевода положен латинский текст издания 1646 года, которое является первым после смерти автора и включает его последние указания [1].

Помимо свыше чем 50 изданий на языке подлинника, труд Греция имел много изданий на голландском (первое — в 1626 г.), английском (первое — в 1654 г.), французском (1687 г.), немецком (1707 г.), итальянском (1777 г.), испанском (1925 г.), китайском (1937 г.) языках, впрочем не всегда полных.

Обзор изданий «О праве войны и мира» дан в библиографической работе Ter Meulen et Diermanse. «Bibliographie des ecrits imprimes de Hugo Grotius», La Haye 1950, pp. 222—299 [2].

Следует остановиться на переводах труда Греция на русский язык.

Впервые перевод трактата «О праве войны и мира» в нашей стране был осуществлен около 1710 года в Киевской духовной академии по повелению Петра I. К сожалению, язык переводчиков является скорее церковно-славянским, чем русским, и трудно понимаем. Автор этих строк располагает рядом фотокопий с рукописи перевода, хранящейся в Ленинградской публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. Один из титульных листов ру-

4 От научного редактора

копией воспроизведен в упомянутой выше книге Тер Меулена и Дирманзе (стр. 296). Отрывок из перевода — именно глава XVIII книги II о праве посольств — перепечатан в книге В. А. Овчинникова «К учению о посольской неприкосновенности. Обзор литературы вопроса неприкосновенности посла, совершившего преступление в месте миссии, за время от Конрада Бруна до Гуго Греция» (Варшава, 1915 г.).

В 1948 году Юридическое издательство выпустило перевод с латинского А. Л. Саккетти первой книги «О праве войны и мира» со вступительной статьей проф. А. И. Денисова [3].

* * *

Из сказанного выше ясно, как велика «живучесть» книги Гроция. Гениальное творение знаменитого голландца сохранило свое значение до настоящего времени. Книга далеко пережила своего автора и вошла в сокровищницу мировой юридической литературы.

Читателя может сейчас оттолкнуть внешняя сторона книги — изложение, обремененное многочисленными цитатами из сочинений древности и средних веков. В свое время это было в стиле науки. Однако Греции подходит к исследованию как свободный от преклонения перед авторитетами мыслитель. Он цитирует авторов, но эти авторы его не подавляют.

В знаменитом введении (Пролегомены) к своим «трем книгам» Гроций высказывает свою исходную точку зрения. Он подходит к исследованию «права войны и мира», провозглашая примат испытующего разума.

В основу своих построений Гроций кладет право естественное (ius naturae), вытекающее из разумной природы человека, право, существующее независимо от божественного авторитета. Развивая начала права естественного, Гроций воздерживается от ссылки на бога. Он утверждает, что эти начала сохраняют силу, даже если бы бога и не было (знаменитое etiamsi — Пролегомены, XI).

В том же введении (XXII) Гроций указывает, что для него не является непререкаемым авторитетом кумир средневековья — Аристотель.

Неоднократно обращаясь на протяжении своего исследования к ряду институтов римского права, пользо-

От научного редактора       5

вавшегося в ту эпоху исключительным авторитетом, Греции подвергает эти институты критике с точки зрения их. разумности.

Труд Греция, будучи своего рода энциклопедией тогдашней гуманитарной науки, по своему содержанию даже в области чисто юридической много шире своего названия. В него входят не только вопросы права войны и мира, международного права, но и государственного, гражданского и уголовного права.

Необходимо также отметить еще одно качество книги Греция, которое объясняет причину ее исключительного успеха. Нужно помнить, что она появилась в годы Тридцатилетней войны (1618—1648). Злодеяния этой войны стояли перед глазами автора. Признавая, что война может быть справедливой, Гроций, однако, убеждает властителей, что и справедливую войну следует начинать осмотрительно. Свой обширный труд Гроций заканчивает рядом глав, где он намечает необходимые «смягчения» (temperamenta) права войны. Гроций развивает эту мысль в отношении некомбатантов (стариков, женщин, детей), пленных, права добычи и т. д.; он возражает против такого способа войны, как опустошение страны.

Гроций заканчивает свою книгу призывом к добросовестности и миролюбию, столь трагично звучащим среди зверств Тридцатилетней войны, он выступает как гуманист, и этой чертой своей книги также обеспечивает ей непреходящее значение.

* * *

Научный комментарий к труду Греция требовал бы еще долголетнего труда. Выпускаемое ныне издание дает тенет произведения Гроция, и только этот текст. Оно не воспроизводит старых многочисленных комментариев (Гроновия в XVII в., Барбейрака в XVIII в., Прадье-Фодере в XIX в. и др.). Текст разбит на параграфы и пункты. К переводу приложен предметно-алфавитный указатель и указатель авторов, цитируемых Грецией. Последний заимствован из издания произведения Гроция, осуществленного Джеймсом Брауном Скоттом [4].

С. Б. Крылов

Оглавление | Следующий



[1] В распоряжении редакции имелся текст, фототипически воспроизведенный в издании Джеймса Брауна Скотта The Classics of International Law, 1913.

[2] Еще к 300-летию выхода в свет труда Греция голландский ученый Тер Меулен выпустил «Liste bibllographique de 76 editions et traductlons du «De lure belli ac pads» de Hug6 Grotius», Leiden. 1925.

[3] Мы остановились лишь на переводах творения Гроция, оставив в стороне многочисленные пересказы Гроция в русских учебниках по международному праву, истории политических учений и др.

[4] De lure belli ас pacts librl tres. The Classics of International Law, 1913—1925, vol. II. book III.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.