Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава IV. Нравственные основы законодательства о правосудии и правоохранительной деятельности

 

1. Нравственное содержание конституционных норм о правосудии и правоохранительной деятельности

2. Нравственные принципы и нормы в материальном праве

 

1. Нравственное содержание конституционных норм о правосудии и правоохранительной деятельности

Правосудие как вид государственной деятельности, призванной обеспечить справедливость в отношении тех, чьи права и интересы оно затрагивает, базируется на правовых и нравственных началах. Законность и нравственность в правосудии, в деятельности правоохранительных органов находятся в неразрывном единстве. Правосудие, не связанное законом, не отвечающее требованиям права, вообще немыслимо. Правосудие – суд по праву, справедливости. Но сам закон должен отвечать требованиям нравственности, а его применение судом не должно противоречить нравственным нормам. Формальное применение закона вопреки требованиям справедливости извращает саму идею правосудия.

Единство законности и нравственности находит свое воплощение в законодательстве о правосудии, его основных началах, принятых мировым сообществом, а также в конституционном национальном законодательстве.

Всеобщая декларация прав человека, принятая Организацией Объединенных Наций 10 декабря 1948 года, содержит ряд принципиальных требований к организации правосудия, которые с полным основанием можно отнести к числу общечеловеческих правовых ценностей. Одновременно они воплощают и нравственные требования, общепризнанные нравственные ценности, отражают важнейшие этические категории. Гуманизм, справедливость, защита достоинства человека характеризуют нормы этого важнейшего документа ООН.

Ст. 1 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

В ст. 7 говорится, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона.

1. Нравственное содержание конституционных норм о правосудии 35

Ст. 5 запрещает подвергать кого бы то ни было пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.

Ст. 11 провозглашает презумпцию невиновности, принцип гласности судебного разбирательства с обеспечением всех возможностей для защиты.

Ст. 12 гласит, что никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

В ст. 29 определяется, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Приведенные, а также и другие положения Всеобщей декларации прав человека в юридической форме закрепляют нравственные начала права, служат воплощению и защите нравственных ценностей.

Другой важнейший документ ООН – Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года воспроизводит, развивает и конкретизирует положения Всеобщей декларации прав человека, в том числе и относящиеся к области прав в сфере правосудия.

Для уголовного процесса существенное значение имеют положения Пакта о процессуальных гарантиях личности.

Ст. 9 Пакта провозглашает право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность и запрещает произвольный арест или содержание под стражей. Каждому арестованному сообщается о причине его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявляемое ему обвинение. Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье (или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть) и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на су-

36         Глава IV. Нравственные основы законодательства о правосудии

дебное разбирательство в любой другой стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой.

Приведенные нормы, предоставляя каждому человеку гарантии против произвольного стеснения свободы и личной неприкосновенности, делает судебную власть гарантом неприкосновенности личности.

Ст. 10 Пакта обязывает гуманно обращаться со всеми лицами, лишенными свободы, и уважать их достоинство, присущее человеческой личности.

Ст. 14 провозглашает равенство всех лиц перед судами и трибуналами. Она устанавливает право каждого при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Ограничения гласности судебного разбирательства могут иметь место, в частности, "по соображениям морали. . . или когда того требуют интересы частной жизни сторон". Однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, "за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми".

В ст. 14 Пакта содержатся формулировка презумпции невиновности, а также перечень процессуальных гарантий, которые как минимум должны предоставляться каждому обвиняемому в преступлении на основе полного равенства. К их числу относятся, в частности, право знать характер и основания предъявляемого обвинения, о чем лицо должно уведомляться "в срочном порядке и подробно" на языке, который оно понимает; быть судимым без неоправданной задержки; право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей, защиты и сноситься с выбранным им самим защитником; быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены; не быть принуждаемым к даче пока-

1 Нравственное содержание конституционных норм о правосудии 37

заний против себя самого или к признанию себя виновным; пользоваться бесплатной помощью переводчика; при отсутствии достаточных средств пользоваться безвозмездно помощью защитника. Каждый осужденный за какое-либо преступление имеет право на пересмотр его осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией согласно закону. Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны.

Ст. 15 Пакта устанавливает принцип уголовного права – "нет преступления без закона" – nullum crimen – и положение об обратной силе уголовного закона, смягчающего ответственность, а ст. 17 воспроизводит ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, цитированную выше.

Международный пакт о гражданских и политических правах, таким образом, развивая идеи гуманизма и справедливости применительно к производству по уголовным делам, устанавливает конкретные процессуальные гарантии личности, которые как минимум должны быть воплощены в национальном законодательстве членов мирового сообщества.

В конституционном законодательстве всех государств при регулировании основ организации и деятельности судебной власти гуманные идеи нормативных актов мирового сообщества, отражающие общечеловеческие нравственно-правовые ценности, находят более или менее полное воплощение. Именно конституционное законодательство, как правило, формулирует принципы правосудия и правоохранительной деятельности.

Конституция Российской Федерации 1993 года содержит развернутую систему норм, создающих гарантии прав личности, включая гарантии справедливого правосудия, которые отражают общечеловеческие правовые и нравственные ценности.

Одна из ключевых статей Конституции России – ст. 2, помещенная в главе первой, где определяются основы конституционного строя, гласит: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства". Здесь мы имеем дело с формулировкой принципа гуманизма, выраженной в праве на высшем, конституционном уровне. Эта конституционная норма, воспроизводящая этический принцип, обязывает прежде всего последовательно реализовать идею гуманизма во всем законодательстве, начиная с самой Конституции. Гуманизм, человеколюбие должны пронизывать все отрас-

38         Глава IV. Нравственные основы законодательства о правосудии

ли права России. Все, что не соответствует признанию человека высшей ценностью, должно быть устранено из отраслевого законодательства, какую бы область общественной жизни оно ни регулировало. Гуманизм – ведущий принцип правопримени-тельной деятельности. Государство, его органы обязаны признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.

Правосудие, деятельность судебной власти должны соответствовать принципу гуманизма. Процессуальное законодательство призвано создавать такой порядок судопроизводства, который обеспечивал бы защиту человека от правонарушений, в том числе от преступлений, восстановление нарушенных прав, охрану чести, достоинства, репутации честных людей. В то же время и те, кто подозревается или обвиняется в правонарушениях, преступлениях, должны быть ограждены от необоснованных обвинений и тем более необоснованного осуждения. Их свободы, права и законные интересы должны быть ограждены должным образом от необоснованного стеснения или нарушения, их человеческое достоинство не должно унижаться.

Ст. 7 Конституции характеризует гуманистическую сущность Российской Федерации как социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Гуманизм права и правопорядка в России ярко выражает глава вторая Конституции – "Права и свободы человека и гражданина". Ст. 17 Конституции фиксирует, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод не должно нарушать прав и свобод других лиц. Ст. 18 Конституции устанавливает, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. Права и свободы обеспечиваются правосудием.

Регулируя начала правосудия, Конституция России фиксирует их демократическое содержание, отражая требования справедливости и гуманности.

Важнейшая этическая категория – категория справедливости означает прежде всего требование равенства между людьми. Ст. 19 Конституции провозглашает: "Все равны перед зако-

1 Нравственное содержание конституционных норм о правосудии 39

ном и судом". Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

В ряде конституционных норм гарантируется охрана жизни, чести, достоинства человека, личная неприкосновенность, неприкосновенность жилища, охрана частной жизни – важнейших благ, защита которых предусматривается документами мирового сообщества. При этом во многих случаях их гарантом является судебная власть.

Ст. 20 Конституции устанавливает: каждый имеет право на жизнь. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

В марте 1997 г. Государственная Дума Российской Федерации отклонила проект закона о моратории на исполнение смертной казни в России. Недавно представитель России в Совете Европы подписал протокол Европейской конвенции об отмене смертной казни. Но окончательное решение должна принять Государственная Дума.

Ст. 21 Конституции посвящена охране достоинства человека. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Ст. 23 устанавливает право каждого на защиту чести и достоинства.

В соответствии со ст. 22 Конституции каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну устанавливает ст. 23 Конституции, а ст. 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

40         Глава IV. Нравственные основы законодательства о правосудии

Ст. 23 Конституции устанавливает право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Ст. 25 Конституции гласит: "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения".

Глава седьмая Конституции Российской Федерации устанавливает демократические принципы организации и деятельности судебной власти: осуществление правосудия только судом; независимость судей и подчинение их только Конституции Российской Федерации и закону; несменяемость судей; неприкосновенность судей; гласность суда; состязательность. Ст. 32 Конституции установила право граждан Российской Федерации участвовать в отправлении правосудия, а ст. 123 предусмотрела возможность ведения судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Конституция России 1993 года, расширив круг прав и свобод человека, восприняв важнейшие положения международно-правовых актов, воплощающих общепризнанные нравственно-правовые ценности, и усилив судебные гарантии личности, основных человеческих благ, существенно усовершенствовала основы российского права, его нравственный потенциал.

2. Нравственные принципы и нормы в материальном праве

При производстве по уголовным делам суд, органы следствия, дознания, прокуратуры применяют нормы различных отраслей права. Однако по любому уголовному делу центральное место занимает применение уголовного права. Поэтому целесообразно рассмотреть нравственную характеристику уголовного права, причем лишь некоторых его институтов, так как этические основы и содержание уголовного права в целом требуют углубленного и развернутого самостоятельного научного исследования[1].

Уголовное право служит задаче охраны человека и общества от общественно опасных деяний, определяя, что является

2. Нравственные принципы и нормы в материальном праве             41

преступлением, устанавливая уголовные наказания и правила их применения к лицам, виновным в преступлении. История уголовного права в прошлом – история кровавых, мучительных, унижающих человека наказаний. Двигаясь по пути прогресса, человечество постепенно избавляется от смертной казни и гуманизирует уголовное право.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. относит к числу принципов, на которых основывается Кодекс, законность, равенство граждан перед законом, принцип вины, справедливость и гуманизм. Принципы уголовного права выражают основополагающие идеи, в соответствии с которыми создается и функционирует эта отрасль права.

Итак, к числу принципов уголовного права России относятся принципы гуманизма и справедливости, отражающие коренные требования этики.

В уголовном праве принципиальное значение имеет определение понятия преступления, а одну из сложных и важных для общества проблем составляет криминализация и декрими-нализация тех или иных деяний. При решении этой проблемы мы наблюдаем неразрывную связь уголовного права и нравственности.

Преступление, посягающее на права и свободы человека, на интересы общества, представляет собой нарушение не только правовых, но и нравственных норм. Поэтому отнесение тех или иных деяний к числу преступлений, установление за них уголовной ответственности опирается на их нравственное осуждение обществом, признание их злом в общественном сознании. "В принципе всякое деяние, прежде чем стать преступлением в глазах населения, во всяком случае подавляющей его части, рассматривается как безнравственное. В тех случаях, когда законодатель устанавливает уголовную ответственность за то или иное деяние, не осуждаемое нравственностью, создание соответствующего уголовного закона является ошибочным или преждевременным"[2].

С другой стороны, исключение из числа преступлений тех или иных деяний, противоречащих общественной нравственности, глубоко безнравственных, должно производиться осмотрительно с учетом последствий как правового, так и нравственного характера.

Вопрос о включении признака аморальности в само понятие преступления, определяемое законом, вызвал дискуссию

42         Глава IV. Нравственные основы законодательства о правосудии

между учеными. Так, А. А. Пионтковский считал, что "хотя всякое преступление в нашем обществе есть одновременно не только действие противоправное, но и аморальное, этот последний признак нет необходимости специально вводить в определение понятия преступления, так как понятие противоправности деяния тем самым предполагает его противоречие коммунистической морали"[3]. А. А. Герцензон же полагал, что в определении понятия преступления должна быть отражена отрицательная морально-политическая оценка[4]. И. И. Карпец поддерживал позицию А. А. Герцензона и считал, что "элемент этический должен быть выделен в определении преступления"[5].

Как видим, никто из специалистов в области уголовного права не отрицает того, что преступление – деяние не только противоправное, но и аморальное. Вряд ли последователен взгляд тех, кто признает аморальность любого преступления и одновременно возражает против включения признака аморальности в законодательное определение понятия преступления.

Признак аморальности, моральной осуждаемости деяния характеризует каждый состав преступления, все без исключения преступления аморальны[6].

Тем не менее ст. 14 Уголовного кодекса 1996 г. в определение понятия преступления признак аморальности не включила.

В российском уголовном праве с момента принятия в 1958 году Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не применяется аналогия закона. До этого в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР 1926 года (ст. 16) допускалось наказание за общественно опасные действия, не предусмотренные Уголовным кодексом, "применительно к тем статьям кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления". Наличие возможности применения уголовного закона по аналогии открывает путь к произволу, а это с этической точки зрения безнравственно. Государство присваивает себе право наказывать человека за действие или бездействие, которое уголовным законом не запрещено, в момент его совершения было не наказуемо, во всяком случае в уголовном прядке. Если в ряде других отраслей права аналогия допустима и может быть нравственно оправдана, то в уголовном праве, где речь идет о

2 Нравственные принципы и нормы в материальном праве              43

признании человека преступником и его уголовном наказании, применение аналогии несправедливо.

Вслед за международно-правовыми нормами ст. 54 Конституции России в настоящее время устанавливает гуманный принцип уголовного права – nullum crimen sine poena, nulla poena sine lege – "никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением". Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон. При этом закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Последнее положение, крайне важное именно для уголовного права, обусловлено нравственно теми же причинами, что и отказ от аналогии. Человек, наказываемый за действия, которые при их совершении не считались преступными, становится жертвой произвола, объектом расправы.

Целый комплекс нравственных проблем связан с уголовном наказанием. Среди них заслуживают внимания прежде всего цели наказания. Исторически цели и нравственное обоснование уголовного наказания получали разную трактовку. Объяснения природы и цели наказания давали различные теории: теория возмездия, теория устрашения, теория целесообразности, теория психологического принуждения, теория заглажения вреда и т. п.[7].

Признание целью уголовного наказания устрашения, возникшее, видимо, вместе с уголовным правом и бытующее до настоящего времени в обыденном общественном сознании, влечет за собой ужесточение уголовной ответственности, дегуманизацию уголовного права. Опыт средневековых государств с их поражающей воображение изобретательностью в мучительстве человека, разнообразии видов смертной казни и предшествовавших ей пыток свидетельствует о том, что наказание, целью которого является устрашение, не только антигуманно, но и не достигает целей, которые преследует законодатель.

Наказание как возмездие рассматривал еще Аристотель, который писал, что "люди стараются воздать за зло злом, и если подобное воздаяние невозможно, то такое состояние считается рабством"[8]. Кант также считал наказание возмездием и, как многие другие, поддерживал идею талиона. Возмездие есть отплата, кара за причиненное зло. Принятие идеи наказания как возмездия при всех ее модификациях приводит логически

44         Глава IV. Нравственные основы законодательства о правосудии

к признанию талиона. Талион был свойствен далекому прошлому, когда возмездие за преступление должно было по силе точно равняться причиненному злу ("око за око, зуб за зуб"). Признание возмездия в качестве цели наказания влечет за собой признание того, что наиболее эффективны самые строгие наказания, и необходимость реанимации идеи талиона, несовместимой с представлениями о правопорядке в современном цивилизованном обществе.

Разработка нового уголовного законодательства актуализировала проблему нравственного обоснования системы уголовных наказаний. Здесь наибольшие сложности вызывает оправдание сохранения института смертной казни в национальном законодательстве. Не вдаваясь в аргументы активных противников и сторонников смертной казни, отметим лишь, что смертная казнь представляет собой убийство человека по воле государства на основании решения других людей, которым доверяется судебная власть. Смертная казнь никогда не может быть гуманной. Но в то же время в конкретных обстоятельствах при наличии законных оснований она может считаться в отношении отдельного человека справедливым наказанием. При этом надо иметь в виду, что судебная ошибка здесь непоправима: судебное убийство – самая крайняя и жестокая несправедливость в отношении человека, которую может допустить государство.

Система уголовных наказаний в России подверглась изменениям и, надо полагать, претерпит новые серьезные преобразования. Важно, чтобы эти изменения не вели к ужесточению системы наказаний, а сами наказания не унижали человеческое достоинство осужденных.

Анализ нравственной стороны других институтов уголовного права, связанных с наказанием, потребовал бы многих исследований. Здесь уместно лишь отметить, что статьи Уголовного кодекса, определяющие общие начала назначения наказания, предусматривают индивидуализацию уголовной ответственности как проявление справедливости в ее распределительном аспекте: лицу, совершившему преступление, должно быть назначено справедливое наказание.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Среди работ, посвященных этим проблемам, см., в частности: Кузнецова Н. Ф. Уголовное право и мораль. М., 1967; Карпец И. И. Уголовное право и этика. М., 1985.

[2] Ковалев М. И. Роль правосознания и юридической техники в развитии уголовного законодательствах/Советское государство и право. 1985. № 8. С. 74.

[3] Курс советского уголовного права. В 6 т. Т. II. М., 1970. С. 28.

[4] См.: Герцензон А. А. Понятие преступления в советском уголовном праве. М., 1955. С. 51–52.

[5] Карпец И. И. Указ. соч. С 91.

[6] См.: Проблемы судебной этики/Под ред. М. С. Строговича. С. 33; Кузнецова Н. Ф. Указ. соч. С. 50.

[7] См., например: Карпец И. И. Указ. соч. С. 156–199.

[8] Аристотель. Этика. СПб., 1908. С. 89.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.