Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 4. Современная французская политическая наука о власти и государстве

§ 5. Заключение

 

§ 4. Современная французская политическая наука о власти и государстве

Политической власти и государству – происхождению, определению, организации и классификации этих явлений – во французской политической теории издавна уделялось большое внимание (Дюги, Ориу и др.).

Современная французская политическая наука (после 1945 г.) продолжает эту традицию и характеризуется высоким уровнем исследований в различных областях политических отношений, ядро которых составляет политическая власть. По ряду вопросов французская политическая наука имеет достижения, получившие широкое международное признание. В частности, теория капиталистического государства Н. Пуланзаса в 70-е гг. оказала большое влияние на англосаксонскую политическую науку.

Однако ракурсы рассмотрения феномена политической власти (и одной из ее форм – государства) во многом зависят от базового образования ученых и уровня теоретических обобщений, определяя следующие подходы к изучению: политико-антропологический, социологический, юридический, марксистский и др.

Политико-антропологический подход представляют Ж. Баландье, Ж-В. Лапьер, П. Кластр, М. Годелье и др. Объектами, изучаемыми политическими антропологами, служат прежде всего архаические общества, интерес к которым значительно вырос в эпоху деколонизации. Уже применительно к этим обществам политические антропологи признают существование человека как homo politicus. Центральное место в политической антропологии занимает исследование политической власти с точки зрения ее имманентности любому обществу ("архаическому" или "историческому") и с точки зрения ее многочисленных проявлений.

Так, Ж. Баландье определяет власть как "следствие необходимости бороться против энтропии, которая угрожает всякому обществу беспорядком, как угрожает всякой другой системе".

Политические антропологи, изучая архаические общества, в которых государство не конституировано в чистом виде, имеют возможность по-новому осмыслить вопросы политического генезиса в человеческих сообществах. Ученые анализируют проблемы политической власти и родства, политической власти и социальной стратификации, политической власти и религии. Интенсивные разработки посвящены проблеме языка власти.

Морис Годелье, исследователь форм производства и власти в примитивных обществах, более 20 лет изучал эволюцию племени Баруя, открытого на Новой Гвинее в 1951 г. В трудах "Горизонты,

Гл. 27. Современная западная политическая наука             663

пути марксизма в антропологии" (1973 г.), "Инцест, родство, власть" (1990 г.) и ряде других Годелье излагает свое видение проблем политической антропологии.

В работе "Государство: процесс формирования, разнообразие форм и оснований" (1980 г.) Годелье рассмотрел эндогенный, т.е. обусловленный внутренними для данного общества причинами, процесс формирования государства. Он провел абстрактный анализ "возможных условий внутренней дифференциации общества на господствующую и подчиненные группы".

В трактовке Годелье власть господства включает в себя два элемента: насилие господствующих и согласие подчиненных с господством; главным же, по мнению ученого, является фактор согласия. Стремясь определить причины существующего в обществе согласия подчиненных с господством, Годелье обращается к анализу коллективного сознания. Ученый выдвигает гипотезу, что в глазах подчиненных деятельность господствующих должна представляться как служебная по отношению к ним: "Только в этой перспективе их власть может казаться "легитимной", и тогда "долгом" для подчиненных становится служение тем, кто служит им. Таким образом, чтобы родилось согласие, основанное на признании "необходимости" в разделении общества и на господстве одних над другими, нужно, чтобы господствующие и подчиненные разделяли одни и те же представления". Проблема легитимности власти, затрагиваемая Годелье, – существенный компонент политической антропологии.

Эндогенный путь образования государства предполагает выделение в архаическом обществе аристократии и единоличного лидера, которые выражают собой общий интерес. Ученый иллюстрирует этот тезис рядом примеров. Например, в "архаическом обществе Со" (Уганда) 50 инициированных (связанных с духами предков и божеством) представителей взрослого населения осуществляют деятельность, которая в сознании сородичей связывается с воспроизводством условий жизни всего этого общества (хороший урожай, мир, здоровье, разрешение конфликтов и т.п.)."Взамен же эти 50 человек получают "высокий престиж, авторитет и некоторые материальные преимущества". Существование аналогичных представлений об обмене деятельностью между аристократическим меньшинством и большинством населения Годелье показывает и на примере инков, более сложного и организованного общества. Во всех этих случаях власть аристократического меньшинства предполагает монополию на условия воспроизводства жизни всего общества.

Годелье анализирует также соотношение социальной стратификации и политической власти. В его концепции различным формам социальной иерархии соответствуют различные формы государства: сословиям – античное государство-город, кастам – королевства Индии, классам – государства капиталистической формации. Однако Годелье выдвигает тезис об отсутствии жесткой связи

664       История политических и правовых учений

между изменением социальной структуры и изменением политической формы: "Наконец, и это фундаментально, существование формы государства не является автоматическим продуктом существования сословий или классов". Примером общества с сословно-клас-совым делением, но без государства, Годелье считает Нигер XIX в.

Жан-Вильям Лапьер – представитель политико-антропологического направления – автор работ: "Эссе об основания политической власти" (1968 г.), "Жить без государства?" (1977 г.), "Политическая власть и языки" (1988 г).

Лапьер, признавая универсальность политической власти как для архаических, так и для исторических обществ, разработал их классификацию, критерием которой стала степень сложности и специализации организации политической власти, соответствующей определенной ступени политического развития.

Было выделено девять таких ступеней. По этой классификации первой ступени соответствуют общества с непосредственной регуляцией и недифференцированной властью (примером служит общество гренландских эскимосов, имевших с X по XIX в. политическую систему с непосредственной регуляцией). Вплоть до пятой ступени – ступени вождества (chief dom) располагаются общества без правителей. Пятая ступень характеризует общества с политической властью, специализированной и концентрированной (один вождь или один совет). Шестая ступень соответствует обществам с иерархической властью (несколько вождей и советов). Переход к седьмой ступени, по мнению Лапьера, характеризуется концентрацией власти в руках правителей. На предыдущих ступенях политического развития легитимное использование насилия принадлежало всякому взрослому мужчине (институт кровной мести) – правители еще не располагали такой монополией на легитимное использование насилия, в которой М. Вебер видел главный признак политической власти. В обществах седьмой ступени вождь клана уже имеет в своем распоряжении полицейских – родственников вождя (общество Маори). Восьмая и девятая ступени политической организации общества характеризуются развитием специализированного аппарата управления. Как полагает Лапьер, при наличии такого аппарата можно утверждать, что политическая власть принимает форму государства.

Лапьер отнюдь не считает, что каждое общество должно последовательно пройти все эти ступени. Его классификация интересна прежде всего выявлением многообразия форм политического развития общества.

Лапьер проанализировал гипотезы, которые позволили бы объяснить такое многообразие. Одна из гипотез об интеграции социокультурных различий состоит в следующем. Чем больше общество "открыто обмену энергией и информацией с другими обществами, этнически и культурно ему инородными (...), тем больше шансов у политической организации стать более организованной и диффе-

Гл 27 Современная западная политическая наука               665

ренцированной". Использование таких понятий, как "энергия" и "информация", для анализа политического генезиса не было присуще политическим мыслителям прошлого.

В 70—80-е гг. во Франции появляются работы социологов, посвященные проблемам государства. Используя достижения исторической науки, французские социологи стремятся изучать государство в тесной связи со специфической, индивидуальной историей общества. Социологический подход характеризуется применением таких понятий, как "идеальный тип" М. Вебера, модели "центр – периферия" и др.

Представители этого подхода – Б. Бади и П. Бирнбаум. Общим для них является стремление определить точные пространственные и временные координаты государства. Это предполагает переосмысление традиционных понятий данного политического явления.

Бертран Бади, социолог – автор работ "Культура политического" (1983 г.), "Два государства: власть и общество на Западе и на земле ислама" (1986 г.) и др. Большой интерес представляет его совместная с Пьером Бирнбаумом работа "Социология государства" (1970 г.).

Бади признает разнообразие форм политической организации общества. Используя труды историков, он предлагает классификацию политических моделей общества, основанием которой является способ связи центра и периферии. Пять моделей – империя, патримониальное общество, феодальное общество, сегментарное общество, государство-город – иллюстрируют плюрализм форм политической организации общества в предсовременную (pre-modern) эпоху.

Империя, по мнению Бади, характеризуется "относительной централизацией политических структур, зависящей не от потребности в координации дифференцированных социальных ролей, а от выполнения более расплывчатых и менее стабильных культурных и политических функций и приводящей к слабому проникновению на периферию".

Патримониальное общество, по* определению автора, предполагает "нижнюю ступень дифференциации центра и периферии и более слабую институционализацию политических центральных структур". В такой системе бюрократия полностью подчинена правителю и зависит от его произвола. Примером подобных обществ для Бади является Яванское королевство.

Феодальное общество означает, по Бади, "политическую организацию пирамидального типа, в которой центр стремится мало-помалу исчезнуть перед возрастающей автономизацией частей".

Сегментарные общества в трактовке Бади являются "отрицанием самого центра и организованы на сугубо общинной (commu-nautaire) и родовой (lignagere) основе". Примером такого рода обществ является общество нуэров (Южный Судан), описанное бри-

666 История политических и правовых учений

 

танским социологом Э. Эванс-Причардом. Специфика политической логики этих обществ: противостояние всякой централизации, наличие диффузной власти, исключающей какую-либо иерархическую модель властных отношений.

Государство-город "идентифицируется исключительно с центром". Этой модели, согласно Бади, соответствует только античное государство-город.

Собственно государство, по его мнению, как еще одна версия политической организации общества появилось только в современную эпоху.

Б. Бади и П. Бирнбаум рассматривают государственную модель развития как одну из исторически сложившихся форм модернизации. Аксиомой для них является положение: "Государство есть прежде всего продукт истории Западной Европы эпохи Ренессанса".

Осмысливая вопросы генезиса государства, неравномерности развития и трансформаций его, французские социологи разрабатывают социологию государства. Они возражают против упрощенного взгляда на политическую эволюцию, предполагающую для всех обществ лишь один универсальный путь политической трансформации – в направлении к государству-нации.      I

Юридический подход к изучению государства имеет глубокие исторические корни. Факультеты права французских университетов сыграли особую роль в формировании политической науки. Уже в конце XIX в. они претендовали на исключительное право ее преподавания. Большой вклад в развитие политической науки внесли известные французские правоведы Л. Дюги, Ж. Ведель, М. Дюверже, Ж. Бюрдо и др.

Жорж Бюрдо – профессор права – почти сорок лет преподавал право на юридических факультетах. Он – автор одного из первых учебников по политической науке "Метод политической науки" (1959 г.). Особое место в научном творчестве Бюрдо занимает его десятитомный "Трактат по политической науке", выдержавший во Франции несколько изданий.

Бюрдо является приверженцем методологического синкретизма, позволяющего достигнуть всестороннего познания политических феноменов. Он выступает сторонником комплексных исследований политических явлений, что означает для него как правоведа обращение к социологии, психологии, истории.

Бюрдо предлагает такое определение политической власти' "Власть есть сила на службе идеи. Это сила, рожденная общественным сознанием, предназначенная вести группу в поиске общего блага и способная, в случае необходимости, потребовать от членов группы подчинения". Бюрдо различает три аспекта власти: юридический, психосоциологический, исторический.

Власть как юридический феномен является энергией правовой идеи, сложившейся в общественном сознании в рамках глобального

Гл 27. Современная западная политическая наука              667

общества. По мнению Бюрдо, именно благодаря политической власти богатая, но еще бесформенная правовая идея получает перспективы своей реализации. Власть в качестве юридического феномена есть не только энергия правовой идеи, но и посредница между правовой идеей и позитивным правом.

Теория политической власти Бюрдо включает в себя и классификацию исторических форм власти: "Анонимная власть, индивидуализированная, институционализированная, с периодическим возвратом к индивидуализированному типу власти". Таким образом, критерием классификации у Бюрдо выступает способ выражения власти.

Рассеянная в массе индивидов, анонимная власть "проистекает из совокупности верований, суеверий или обычаев", которые напрямую диктуют правила поведения – подчинение этим правилам осуществляется без вмешательства какой-либо личной власти. Такая власть присуща некоторым архаическим обществам, хотя ее можно наблюдать и в современных обществах в форме колебаний общественного мнения, коллективного сопротивления и т.п.

Индивидуализированная власть характеризуется концентрацией "всей созидательной энергии правовой идеи в правителе или в меньшинстве, символизирующих эту власть. Личностное начало выступает фактором эффективности власти". Бюрдо считает, что эта власть (в форме тиранической власти, в форме власти феодального сюзерена и т.п.) редко встречается в чистом виде, поскольку очень часто к ней добавляются "престиж функции" и "понимание идеи", которой служит индивидуализированная власть.

Институционализированная власть – власть, которая существует в "юридической форме государства". Бюрдо полагает, что данная власть является аналогом власти, оцениваемой М. Вебером как рациональная. Институционализированная власть – это результат искусственного создания "юридической связи между институцией, включающей в себя правовую идею, и человеком, являющимся правителем лишь в силу органического статуса этой институции". Под институцией Бюрдо понимает "предприятие на службе идеи, организованное таким образом, что идея, будучи включенной в предприятие, располагает высшими мощью и длительностью над мощью и длительностью индивидов, через которые она действует".

Классификация Бюрдо является пластичной и позволяет фиксировать элементы одной из форм власти в других формах власти. Обоснованность такой классификации форм власти подтверждается современными исследованиями политических антропологов и социологов.

Бюрдо является сторонником выработки исключительно юридической дефиниции государства как базовой для других общественных наук, изучающих государство. Он утверждает: "Государство не является монополией правовой науки, оно принадлежит одновремен-

668       История политических и правовых учений

но – как реальность и как понятие – большому числу дисциплин. Но что собственно принадлежит юридической науке, так это определение государства, поскольку государство прежде всего юридический феномен".

Бюрдо считает свой юридический подход к выработке дефиниции государства способом избежать издержек социологического и философского подходов. Дефиниция государства Бюрдо такова: "Государство – это институционализированная власть и институция, в которой воплощается эта власть". Термины "институционализированная" и "институция" подчеркивают юридическую специфику, так как раскрываются через правовую идею, через носителя этой правовой идеи, через акт институционализации власти (юридический акт по своим последствиям).

Множественность научных подходов к изучению политической власти и государства приводит к признанию правомерности различных теоретических понятий, снимая тем самым вопрос о выработке единственно верных дефиниций политической власти и государства.

В 70-е гг. во Франции развернулись дебаты среди левых интеллектуалов о капиталистическом государстве. Появилось большое1 число работ исследователей, являющихся представителями марксистского подхода к изучению государства, – А. Лефевра, Л. Аль-тюссера, Н. Пуланзаса и др. В творчестве этих ученых использовались категории исторического материализма: производительных сил и производственных отношений, инфраструктуры и суперструктуры, классов и классовой борьбы.

Л. Альтюссер – французский исследователь марксистской ориентации, преподаватель Парижской высшей нормальной школы (до 1981 г.). Развивая идеи некоторых работ Маркса ("Тезисы о Фейербахе", "Немецкая идеология" и др.), которые Альтюссер назвал "теоретическим антигуманизмом", он исключил "человеческого субъекта" из области научного знания, сосредоточив свое внимание на анализе различных структур. Альтюссер считал, что "наука имеет дело не с конкретными людьми, а с людьми-функциями в определенной структуре, носителями рабочей силы, представителями капитала". Большое влияние на Альтюссера оказали психологи 3. Фрейд (идея "сверхдетерминации") и Ж. Лакан (идея "централизованной структуры"), итальянский марксист А. Грамши (идея "суперструктуры").

В статье "Идеология и идеологические аппараты государства", впервые опубликованной в журнале "Пансе" в 1970 г., Альтюссер развил марксистские взгляды на государство. В духе марксистской традиции государство, по Альтюссеру, является одним из двух уровней суперструктуры общества. Первый уровень – политико-юридический (государство и право), второй уровень – идеологический (религиозные, моральные, юридические, политические и другие идеологии). В классической марксистской теории государства главным для Альтюссера является понимание государства как репрес-

669 Гл. 27 Современная западная политическая наука

 

сивного аппарата. Вместе с тем, вслед за Марксом, он отличает понятие государственной власти, которая осуществляется классом, союзом классов Или частью класса, от аппарата государства.

Подчеркивая, что подобное понимание государства соответствовало определенной переходной стадии марксистской теории – описательной, Альтюссер предлагает ее завершить, добавив понятие "идеологические аппараты государства". Если под репрессивным аппаратом государства понимаются правительство, армия, полиция, суды и т.п., то идеологические аппараты государства для него – это специализированные институты: религиозный, школьный, семейный, юридический, информационный, культурный аппараты государства.

Альтюссер отличает государственный репрессивный аппарат от идеологических аппаратов государства по трем критериям: по составу аппарата, по принадлежности к публичной или к частной сфере, по методу деятельности. Такой подход позволяет ученому говорить об одном государственном репрессивном аппарате и о множестве идеологических аппаратов государства; о принадлежности государственного репрессивного аппарата к публичной сфере, а идеологических аппаратов государства – к частной; о методе насилия (первичном) и методе идеологического воздействия (вторичном) – для государственного репрессивного аппарата; о методе идеологического давления (первичном) и методе скрытой репрессии (вторичном) – для идеологических аппаратов государства.

Альтюссер объясняет, почему он рассматривает институты гражданского общества как идеологические аппараты государства. Для него, как и для А. Грамши, важен не публичный или частный статус этих аппаратов, а их деятельность: "Частные институции могут отлично функционировать как идеологические аппараты государства". С точки зрения Альтюссера единство всем этим разрозненным идеологическим аппаратам государства придает идеология господствующего класса, который не может "длительно удерживать власть без осуществления своей гегемонии одновременно над и в идеологических аппаратах государства". Система идеологических аппаратов государства выполняет у Альтюссера единую роль: воспроизводство производственных отношений. Особая роль в этой системе придается школе: "Фактически церковь сегодня заменена школой в своей роли господствующего идеологического аппарата государства".

С точки зрения теории "идеологических аппаратов государства" Альтюссер рассмотрел социально-практическую функцию идеологии в современных западных обществах. Концепция Альтюссера страдает некоторой ограниченностью и односторонностью, поскольку перечень идеологических аппаратов государства может быть продолжен. К тому же аппараты государства не только служат средством для удержания власти, но и выполняют общечеловеческие функции.

670       История политических и правовых учений

§ 5. Заключение

Начиная со второй половины XIX в. на Западе значительно возрастает число политических исследований, что способствует становлению самостоятельной политической науки.

Политическая наука стремится стать наукой, опирающейся на достоверные, проверяемые факты; анализировать политическую реальность, которая поддается математической обработке (голосование, участие избирателей в выборах и т.п.).

Политическая наука все более становится "наукой-перекрестком". Правоведы, социологи, антропологи, психологи, экономисты, биологи и многие другие специалисты объединяют свои усилия для объяснения мира политики. Существенно изменяются логико-теоретические основы политических доктрин. Многие традиционные вопросы общей теории государства получают новые решения. Например, вопросы происхождения государства осмысливаются политическими антропологами принципиально иначе, чем, скажем, представителями договорной теории происхождения государства XVIIXVIII вв.

Пересмотр многих традиционных подходов к решению "вечных" проблем власти и государства, постановка и своеобразное решение новых для теории государства тем, попытки отрешиться от идеологических оценок и программ значительно отличают политическую науку от философии права и истории политико-правовых учений с их имеющими многовековую давность методами и проблематикой. Вместе с тем почти все направления современной политологии сложились в русле истории политических учений и восприняли многое из теоретического наследия прошлого. Не случайны столь многочисленные критические и позитивные ссылки представителей политической науки на идеи Платона, Аристотеля, Ибн-Хальдуна, Макиавелли, Бодена, Монтескье, Берка, Конта и других политических мыслителей. В настоящее время история политических и правовых учений представляет собой историческую часть не только философии права, но и политологии. Поэтому многие идеи прежних доктрин продолжают воспроизводиться и в той, и в другой отраслях знаний. Политико-правовые доктрины, возникающие на рубеже тысячелетий, не смогут сложиться без опоры не только на выводы философии права новой эпохи, но и на достижения современной политологии.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.