Оглавление | Следующий

Глава 1. ПРЕДМЕТ ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ

§ 1. История политических и правовых учений в системе юридических дисциплин

§ 2. Понятие и структура политико-правовых доктрин

§ 3. Периодизация истории политических и правовых учений

§ 4. Многообразие политико-правовых доктрин

§ 5. Содержание истории политических и правовых учений. Критерии оценки политико-правовых доктрин

 

§ 1. История политических и правовых учений в системе юридических дисциплин

История политических и правовых учений относится к числу историко-теоретических дисциплин. Задача этой дисциплины — познакомить студента с содержанием и историей наиболее значительных и влиятельных теоретических концепций государства и права прошлых эпох Каждая большая эпоха государственно-организованного общества имела свою теорию государства и права, чаще несколько теорий. Изучение этих теорий и их связи с современными проблемами права и государства так же важно для подготовки высококвалифицированных правоведов, как для философов изучение истории философии, для экономистов — истории экономических учений, для искусствоведов — истории эстетики и т.д.

Изучение истории политических и правовых учений актуально уже по той причине, что ряд проблем, относящихся к государству, праву, политике, неоднократно обсуждался в предшествующие эпохи, в результате чего сложились системы доводов в пользу того или иного решения этих проблем. В дискуссиях и спорах решались такие злободневные проблемы, как проблемы юридического равенства или сословных привилегий, прав человека, соотношения личности и государства, государства и права, общества и государства, политики и морали, демократии и технократии, реформы и революции, и др. Знание о различных вариантах решения этих проблем и о обоснованиях решений — необходимая часть политико-правового сознания квалифицированного правоведа.

Изучение истории политических и правовых учений уже в прошлом веке было составной частью высшего юридического образования. На юридических факультетах университетов эта дисциплина сначала именовалась "История политических учений" (общий курс под таким названием был подготовлен и издан профессором Московского университета Б. Н. Чичериным), затем — "История философии права" (курсы лекций в Москве профессора Г. Ф. Шершеневича, в Санкт-Петербурге — профессора Н. М. Коркунова). После 1917 г. эта дисциплина называлась по-разному: "История политических учений", "История учений о государстве и праве", "История политических и правовых учений".

В настоящее время в нашей стране резко возрастает значение истории политических и правовых учений как школы альтернативно-

2          История политических и правовых учений

го мышления, дающей возможность сопоставлять различные теории, направления политической и правовой мысли с учетом многовековой дискуссии об этих проблемах. Особенность нашего времени — становление идеологического плюрализма, признание различных вариантов мышления в научном, профессиональном, обыденном сознании. Соревнование идейных течений, обмен доводами, проблемами дают возможность изжить узость и одномерность идеологически деформированного сознания, много лет ориентированного на господствовавшее официальное мировоззрение.

При изложении политико-правовых доктрин используются понятия и категории, многие из которых студентами изучены в курсе теории государства и права. Политические и правовые учения возникали и развивались в органической связи с историей государства и права, отражая современные им политические и правовые учреждения. Поэтому история политических и правовых учений изучается после того, как студенты изучили историю государства и права. Исходя из потребностей и запросов отечественного правоведения, учебный курс строится преимущественно на материалах истории России и стран Западной Европы. В учебной программе и в учебнике учитываются специфика высшего юридического образования, необходимость максимально экономного изложения тем, проблем, дат, имен. Для ориентации студентов во времени в учебнике указаны даты жизни различных мыслителей и годы издания их произведений. Заучивать эти даты при подготовке к экзамену не нужно; необходимо точно знать, в каком веке создана та или иная политико-правовая доктрина. Если же век сложен и богат событиями, следует обязательно запомнить, о какой части века идет речь (начало, середина, конец), к какой эпохе относится деятельность автора политико-правовой доктрины. Разумеется, незнание некоторых дат (например: 988, 1640—1649, 1688, 1776, 1789—1794, 1812, 1825, 1861 гг. и т.п.), свидетельствующее о недостаточной подготовке по истории, не может не отразиться на оценке знаний студента по этой дисциплине.

В учебной программе курса "История политических и правовых учений" указаны произведения политических мыслителей — основные источники, рекомендуемые студентам и слушателям для самостоятельного изучения.

§ 2. Понятие и структура политико-правовых доктрин

Предметом истории политических и правовых учений являются теоретически оформленные в доктрину (учение) взгляды на государство, право, политику.

Политико-правовая доктрина включает три компонента: 1) логико-теоретическую, философскую или иную (например, религиозную) основу (методологический стержень учения);

Гл. 1. Предмет истории политических и правовых учений 3

2) выраженные в виде понятийно-категориального аппарата содержательные решения вопросов о происхождении государства и права, закономерностях их развития, о форме, социальном назначении и принципах устройства государства, об основных принципах права, его соотношении с государством, личностью, обществом и др.;

3) программные положения — оценки существующего государства и права, политические цели и задачи.

Логико-теоретическая основа политико-правовой доктрины связана с другими формами общественного сознания, с мировоззрением эпохи.

Политические учения Древнего мира опирались преимущественно на религиозные (в государствах Древнего Востока) и на философские (Древняя Греция и Древний Рим) обоснования. Мировоззрение средних веков было религиозным, теологическим. Методом мышления Нового времени стал рационализм. Неспособность чистого рационализма познать и объяснить ряд явлений общественного и политического развития подготовила почву для возникновения и развития социологии, политологии и других общественных наук, изучающих государство и право.

Содержанием политико-правовой доктрины являются ее понятийно-категориальный аппарат, теоретическое решение общих проблем государства и права, обширная и завершенная система взглядов, основанная на категориях, имеющих опорный, ключевой характер именно в данной доктрине.

К традиционному кругу вопросов, решение которых образует содержание политического и правового учения, относятся вопросы о происхождении государства и права, об их связи с обществом, с личностью, с отношениями собственности, о формах государства, его задачах, методах политической деятельности, связи государства и права, об основных принципах и формах (источниках) права, о правах личности и др.

В предмет истории политических и правовых учений включаются только учения, содержащие решения общих проблем теории государства и права. Почти каждая из отраслевых юридических наук имеет свою историю (история основных школ и направлений в теории уголовного права, история понятия юридического лица и других гражданско-правовых концепций, история науки международного права и др.). К взглядам мыслителей прошлого на решения проблем отраслевых юридических наук история политических и правовых учений обращается только тогда, когда эти решения неразрывно связаны с общетеоретической концепцией, являются формой ее выражения.

Программные положения (оценки государства и права, цели и задачи политической деятельности и борьбы), присущие каждой политико-правовой доктрине, придают ей социально значимый ха-

История политических и правовых учений

рактер, налагают отпечаток на содержание ее теоретической части и нередко предопределяют выбор методологической основы самой доктрины. В программных положениях наиболее четко и ясно выражен идеологический характер доктрины; через них политико-правовое учение связано с практикой политической и идеологической борьбы. Программная часть учения непосредственно выражает интересы и идеалы определенных классов, сословий, иных социальных групп, их отношение к государству и праву.

Из трех компонентов политико-правовой доктрины именно программа является цементирующим, связывающим воедино ее элементы началом, придающим политико-правовой доктрине монолитность, поскольку оформление политических и правовых взглядов, суждений, оценок в целостную систему происходит на основе идеалов, объединяющих членов общества в группы, стремящиеся оказать влияние на право, государство, политику.

Наиболее обширной частью политико-правовых доктрин является их теоретическое содержание. Оно всегда связано со способом обоснования политико-правовой программы, логически построенным в духе мировоззрения эпохи. Связь содержания политико-правовой доктрины с логико-теоретической основой и с программными положениями зачастую сложна и опосредованна. Решение ряда проблем теории государства и права допускает разные варианты в пределах единого мировоззрения и идеологической направленности.

Теоретическое содержание политико-правовых доктрин разнообразно, и это разнообразие зависит от ряда индивидуальных факторов: от объема познаний мыслителя, идейных влияний, особенностей его мышления, жизненных условий и т.п.

§ 3. Периодизация истории политических и правовых учений

В учебной и научной литературе существует несколько периодизаций истории политических и правовых учений.

В процессе преподавания довольно давно выявилось, что периодизация истории политических и правовых учений в соответствии с бытовавшей схемой общественно-экономических формаций неудачна, поскольку наиболее насыщенными периодами истории этих учений чаще оказываются либо периоды перехода от одной формации к другой (XVIXVIII вв.), либо периоды острых социально-политических противоречий внутри формации (например, в Греции VIV вв. до н.э.). Кроме того, смена одной формации другой не всегда сопровождалась переменой общего мировоззрения эпохи, в соответствии с которым всегда строится логико-теоретическая основа политико-правовых доктрин. Так, христианство, возникшее в рабовладельческом обществе, не претерпело значительных изменений в феодальном обществе средних веков. Дополнительные трудности

Гл 1 Предмет истории политических и правовых учений   5

создавало то, что с позиций формационного подхода невозможно объяснить существование рабовладельческого строя и оппозиционной ему антирабовладельческой политико-правовой идеологии в Российской империи (до 1861 г.) и в США (до 1862—1863 гг)

Для периодизации истории политических и правовых учений более приемлемо классическое деление общей истории на Древний мир, средние века, Новое и Новейшее время. Это деление не создает трудностей, порожденных формационным подходом, однако же лежащий в ее основе хронологический принцип не всегда позволяет выявить специфику развития политико-правовой идеологии. Между тем любая периодизация должна строиться в соответствии с логикой развития самого предмета, поскольку проблема определения основных периодов истории носит не столько классификационный, сколько теоретический характер.

Закономерностью развития политико-правовой идеологии является то, что любое учение о государстве, праве, политике разрабатывается с учетом современной ему политико-правовой действительности, которая обязательно отражается в самом, казалось бы, абстрактном теоретическом построении. Так же как философия, по словам Гегеля, — это эпоха, схваченная в мысли, политико-правовая доктрина — это выраженная в системе понятий и категорий государственно-правовая реальность эпохи. Каждая большая эпоха сословного и классового обществ имела свои, свойственные ей политико-правовые учреждения, понятия и способы их теоретического объяснения. Поэтому в центре внимания теоретиков государства и права разных исторических эпох^были различные политико-правовые проблемы, связанные с особенностями государственных учреждений и принципов права соответствующего исторического типа и вида. Так, в государствах-городах Древней Греции главное внимание уделялось устройству государства, проблеме круга лиц, допущенных к участию в политической деятельности, государственно-правовым способам укрепления господства свободных над рабами. Этим и были обусловлены повышенное внимание к теоретическому определению и классификации форм государства, поиск причин перехода одной формы правления в другую, стремление определить наилучшую, идеальную форму правления. В средние века основным предметом теоретико-политических дискуссий стал вопрос о соотношении государства и церкви. В центре внимания общественно-политической мысли XVIIXVIII вв. стояла уже проблема не столько формы правления, сколько формы политического режима, проблема законности, гарантий равенства перед законом, свободы и прав личности. XIXXX вв. выдвинули на первый план вопрос о социальных гарантиях прав и свобод человека, а с конца XIX в. проблема форм правления и политического режима государства была существенно дополнена исследованием его связей с политическими партиями и другими политическими организациями.

История политических и правовых учений

Особенности разных исторических эпох предопределяли различное соотношение права и государства в общественной жизни, а тем самым — разную степень внимания, которое в содержании политико-правовых доктрин уделялось теоретическим вопросам государства, политики, права.

Понятие "политико-правовое учение" основано на тесной связи проблем государства и права, но не означает сведения права на уровень надстройки над государством, придатка к нему, "формы политики". В содержании ряда политико-правовых учений на первом месте стояли именно проблемы права, по отношению к которым устройство государства и другие политические проблемы рассматривались как второстепенные. Право занимает ведущее по отношению к государству положение в некоторых религиях (брахманизм, ислам) и потому правовые проблемы являются главными в содержании политико-правовых учений, построенных на идейной основе соответствующей религии. В истории политико-правовых учений было также немало не связанных с религией проектов детальной регламентации неизменными законами жизни общества, проектов, отводящих государству второстепенную роль хранителя этих законов ("Законы" Платона, "Кодекс природы" Морелли, "Путешествие в землю Офирскую..." Щербатова и др.). Проблемы права по-новому вышли на первый план в эпоху становления гражданского общества в тех политико-правовых учениях, которые обосновывали юридическое равенство людей, их права и свободы, отводя государству роль гаранта прав человека (Локк, Кант и др.). Вместе с тем в истории было немало политико-правовых учений, уделяющих большее внимание проблемам политики и государства (Макиавелли, Воден и др.).

В укрупненном виде типология истории политических и правовых учений включает три больших эпохи, соответствующих главным периодам государственно-организованного общества:

1) политико-правовая идеология сословно-кастового общества;

2) политические и правовые доктрины периода перехода к гражданскому обществу;

3) политико-правовая идеология гражданского общества.

К первому относится период от возникновения права и государства примерно до XVXVI в. По формационной схеме данный период включает азиатский способ производства, рабовладельческое и феодальное общества; по схеме общей истории — это Древний мир и средние века.

Особенность этого периода, который в исторической науке иногда называется "большая феодальная формация", состоит в том, что социальная структура общества определялась правом, не равным для разных сословий, а государство (чаще монархическое, чем республиканское) зависело от высшего, наиболее привилегированного сословия и стояло на страже общественно-правового неравенства. Политико-правовая идеология этого периода строго различала людей

Гл. 1 Предмет истории политических и правовых учений  7

свободных и несвободных, привилегированных и непривилегированных, "своих" (граждан данного государства, членов касты или сословия, лиц того же племени или расы, приверженцев определенной религии и церкви, сотоварищей по цеху и т.п.) и "чужих". Даже в наиболее развитых государствах, где имелись зародыши гражданского общества, при определении государства как "дела народного" под народом разумелась лишь малая часть общества (свободные, имеющие гражданство), а крайне редкие рассуждения некоторых философов V в. до н.э. о том, что все люди по природе равны, до сих пор дают обильную пищу для предположений, что эти рассуждения надо либо толковать ограничительно, в классовом смысле, либо отнести за счет неверного прочтения или передачи античных источников. Нелишне добавить, что в ту эпоху попытки теоретического обоснования всеобщего правового равенства людей влекли свирепые репрессии против политических мыслителей в сословных государствах.

Второй период охватывает XVIXVIII вв. Он вообще не вмещается в формационную схему, а по общеисторической периодизации к нему относятся позднее Средневековье и начало Нового времени.

Для истории политических и правовых учений этот период имеет исключительно важное значение как эпоха грандиозных сдвигов, поисков, открытий в области политико-правовой идеологии и вообще духовного развития Европы. Великие потрясения и перестройки тех веков обычно обозначаются именами собственными: Возрождение, Реформация, Просвещение. Общая идея и исторический смысл данного периода состояли в признании и утверждении всеобщего равенства людей перед законом. В политико-правовой идеологии этого периода по существу была сформулирована теоретическая модель бессословного, гражданского общества равноправных людей, свободно проявляющих свою личность, предприимчивость и творческую инициативу, обоснован идеал общества, освобожденного от сословных границ, лишних запретов и дотошной правовой регламентации.

Результатом политических революций в ряде стран Европы XVIIXVIII вв. стало становление и развитие гражданского (бессословного, промышленного, капиталистического) общества (XIXXX вв.). Это — третий большой период развития политико-правовой идеологии, проблематика которой пополняется рядом новых тем, порожденных сложностями развития современного государства и права гражданского общества.

В процессе развития мировой цивилизации одни страны позже других вступали в названные выше эпохи, во второй или в третий периоды развития, в некоторых странах намечался даже и попятный процесс. Общая проблематика политико-правовых доктрин по-разному преломлялась в идеологии различных стран, общественный строй, политико-правовые учреждения и духовный мир кото-

8          История политических и правовых учений

рых имели свои особенности. Поэтому в учебной программе и, следовательно, в учебнике по истории политических и правовых учений темы курса определены по хронологическо-региональному принципу с учетом основных направлений политико-правовой идеологии, существовавших в соответствующих странах и регионах.

§ 4. Многообразие политико-правовых доктрин

История политических и правовых учений развивается неравномерно. В истории каждой страны или группы стран были эпохи, когда одна за другой возникали новые политические и правовые доктрины, любая из которых отличалась от остальных содержанием и выводами Эти эпохи сменялись периодами апатии, потери интереса к политико-правовой идеологии, воспроизведением и повторением давно известных идей.

Основной причиной развития политико-правовой идеологии являются исторически возникающая острота проблем государства и права, повышенный интерес общества к этим проблемам и, главное, соревнование ряда общественно-политических идеалов, выражающих интересы и цели различных социальных групп. Государственно-организованное общество неоднородно; в нем всегда есть приверженцы и противники существующего права и государства, сторонники их изменения или сохранения. Соревнование, борьба этих групп создают тот комплекс разнообразных политико-правовых взглядов, идей, настроений, который является питательной почвой для теоретических обобщений, формирования политических и правовых доктрин. При этом существование и противостояние ряда политических и правовых доктрин не всегда обусловлены противоречиями общественно-политических идеалов, на которые они ориентированы. Нередко дискуссии по проблемам государства и права ведутся между идеологами одной и той же группы по той причине, что каждый из них современную им государственно-правовую реальность видит по-разному и строит свою теорию на отличной от других методологии.

Политические и правовые учения всегда сложнее и многообразнее, чем современная им государственно-правовая действительность. В них отражается опыт прошлого и делается попытка предсказать будущее, учения разнообразны по программно-оценочному содержанию и решению теоретических вопросов права и государства, неодинаково связаны с философией, религией, этикой, другими формами общественного сознания и, наконец, зависят от познаний и склада ума создающих их теоретиков. Поэтому государство и право едины, а политико-правовых доктрин может быть много, причем между ними ведется порой ожесточенная полемика.

В большой части исторических обществ существовали несколько противостоящих политико-правовых доктрин и соревнование меж-

Гл 1 Предмет истории политических и правовых учений   9

ду ними. Однако было немало периодов и эпох, когда в истории политических и правовых учений наступали спад, перерыв, застой, когда не создавалось новых доктрин, идей о праве, государстве, политике. Нередко это было обусловлено объективными причинами.

Общественный интерес к политико-правовой идеологии порой падал из-за монотонности, однообразия государственно-правовой действительности либо полного отчуждения государства от общества и общественных интересов. Стимулы к теоретической разработке политико-правовых идеалов исчезали, например, в периоды упадка античных цивилизаций, когда бесконечная и бессмысленная борьба за власть диадохов и эпигонов после распада империи Александра Македонского не давала пищу ни уму, ни сердцу историков и теоретиков, либо в эпоху позднего Рима, когда преторианские перевороты и частая смена императоров никак не затрагивали интересы многомиллионного населения империи. В такие периоды истории центр внимания общественной мысли закономерно уходил от политики и права к этике или к религии.

Объективной причиной спада интереса и внимания теоретиков и философов к проблемам государства и права было также оттеснение этих проблем другими, которые считались более важными. Так было в странах, где государство и право считались чем-то второстепенным по отношению к религии и церкви, и только в этом качестве, как нечто второстепенное, они оценивались и изучались.

Особой причиной однообразия политико-правовой идеологии в ряде стран и эпох было насильственное насаждение официальной политической идеологии и искоренение всех иных.

Существование и распространение одной политической доктрины и преследование инакомыслия свойственны кастовым, деспотическим, тоталитарным обществам и государствам. Эта доктрина носит апологетический характер, ее программная часть ориентирована на сохранение существующего общественно-политического строя и пронизана мотивами социальной мифологии, обещает "царство божие" на небе или создание общества всеобщего благоденствия на земле. Как правило, содержание таких доктрин основано на вере, а не на системе логических доказательств. Оно выражено не столько в понятиях, отражающих общественно-политическую действительность, сколько в терминах-символах, призванных обосновать неизменность устоев существующих общества, государства и права.

В кастовых, деспотических и тоталитарных обществах и государствах политическая риторика является религиозной, псевдодемократической или наукообразной. В политико-правовых доктринах типичны ссылки на волю бога или народа, на общее благо, на ученость или мудрость правящих лиц. Типичны утверждения, что таким государством правит "божий помазанник", "божественный император", "совет мудрейших", "вождь нации", "мудрый и великий вождь народа", "величайший полководец всех времен и всех

10 История политических и правовых учений

 

народов". Государство именуется "божественным установлением", "народной демократией", "общенародным государством", а право — "воплощением всенародной воли", "божественным правом".

Монопольное существование официальной политико-правовой доктрины, возведенной на уровень государственной религии, обеспечивается преследованием тех, кто сомневается в ее истинности либо мыслит иначе, чем предписано государством, господствующей церковью или правящей партией. Идеологическая борьба с вольнодумцами и их идеями осуществляется не посредством открытых дискуссий, обмена доводами, опирающимися на логико-теоретическую аргументацию, а угрозами, запугиванием, политическими обвинениями.

Для политической риторлки тоталитаризма характерно использование терминов-ярлыков, слов, оторванных от действительного происхождения и содержания понятий, которые ими первоначально обозначались, и используемых для создания образа "врага нации", "отщепенца", "врага народа". Таковы, например, термины "еретик", "раскольник", "сектант", "подозреваемый", "диссидент", "оппортунист", "экстремист", "реформист", "демагог", "соглашатель", "ревизионист", "вольнодумец", "догматик", "бунтовщик". Используемые в агрессивно-обвинительном тоне, свойственном идеологам тоталитаризма, эти термины-ярлыки становятся политическим обвинением, исключающим нормальные полемику и дискуссию.

Политико-правовая идеология тоталитаризма не допускает ни свободной мысли, ни открытой дискуссии. Это закономерно, поскольку для кастовых, деспотических, тоталитарных обществ и государств характерны не многообразие, а искусственно насаждаемое единство, не свободное развитие мысли, а догматизм и слепая вера, не уважение к человеческому разуму и истине, а их отторжение, принципиальный алогизм, ограничение мышления толкованием священных книг, изречений вождей, решений церковных и партийных соборов.

Существование в общественном сознании нескольких идеалов, разновидностей каждого из них, а также различных представлений о способах их достижения естественно уже по той причине, что люди по своей природе неспособны мыслить одинаково. "Из столь кривого дерева, из какого сделан человек, — справедливо замечал Кант, — не может быть вытесано ничего совершенно прямого". Именно поэтому единство и однообразие идеологии в каком-либо обществе — верный признак тоталитаризма, искусственно и насильственно насаждающего единомыслие, пресекающего всякое отступление от него.

В современном гражданском обществе проблемы политики, права и государства существенно затрагивают чувства и интересы миллионов людей. Естественным состоянием идеологии в обществе, где нет гонения на свободную мысль, является многообразие идеалов и политико-правовых доктрин.

Гл. 1. Предмет истории политических и правовых учений 11

История политических и правовых учений свидетельствует о том, что важный показатель степени свободы и демократизма того или иного общества и государства — состояние политико-правовой мысли. "Мне ненавистны ваши взгляды, — говорил один из философов-просветителей, — но я готов жизнь отдать за то, чтобы вы их могли свободно высказывать".

Многообразие политических и правовых учений обусловлено закономерностями развития идеологии, отличающимися от тенденций развития того общества, в котором она существует. Как известно, организация и жизнь любого общества основываются либо на подавлении одной части общества другой его частью, либо на компромиссах, соглашениях, на увеличении численности среднего класса за счет низших и высших слоев общества, на сглаживании общественных антагонизмов и противоречий. В политической и правовой идеологии противостоящие учения не поглощаются новыми доктринами, выражающими социальное равновесие.

Так, если в учениях о государстве Нового и Новейшего времени крайними направлениями считать, с одной стороны, анархизм, а с другой — авторитаризм (в духе теории Гоббса) или тоталитаризм (как в "Кодексе природы" Морелли), то между этими крайностями находится концепция правового и социального государства с развитым общественным самоуправлением. Достаточно очевидно, что эта "теоретическая середина" является не соединением названных крайних направлений, а отрицанием того и другого, качественно иной и новой концепцией.

Важно отметить и то, что после создания концепции правового и социального государства и попыток воплощения ее в политическую и правовую жизнь, концепции и идеи анархизма, авторитаризма и тоталитаризма сохраняют свою жизненность.

Сложность социальных и политических проблем, порожденных развитием государства в современном обществе, рост государственного механизма, усиление государственного регулирования общественной жизни остаются причиной живучести анархизма, давшего непревзойденную критику феномена власти, который порой существенно влияет на психологию лиц, занятых государственной деятельностью, предсказавшего опасности, проистекающие из поглощения общества государством, подавляющим личность.

В то же время социальная неустроенность больших групп населения, рост преступности, экологический и демографический кризисы, другие острые общественные проблемы являются питательной средой для распространения авторитарных и даже тоталитарных идей и концепций, зовущих к усилению государственной власти, к расширению вмешательства государства во все сферы общественной жизни.

Растущее многообразие учений о современном государстве предопределяется тем, что эти учения по-разному отражают сложней-

12 История политических и правовых учений

 

ший по устройству, функциям, общественной роли механизм государства.

"Говорят, — писал Гете, — что между двумя противоположными мнениями лежит истина. Никоим образомi Между ними лежит проблема".

В гражданском обществе закономерно и многообразие правовых концепций, основанных на различных пониманиях права, каждое из которых столь же верно, сколь и уязвимо. Юридический позитивизм и разработанная на его основе нормативная концепция права являются основой основ законности правоприменительной практики в правовом государстве. Социологическая концепция права дает возможность выявить жизненные интересы и отношения, требующие юридического признания и защиты, но еще не предусмотренные законом. Только на основе теории естественного права возможны нравственная оценка действующего права и обоснование естественных прав человека, предшествующих закону и практике его применения.

Однако нормативная концепция права отождествляет право и тексты законов, открывая тем самым возможность как подмены юридических норм декларациями, бессодержательными дефинициями, лозунгами и призывами в текстах нормативных актов, так и издания законов, грубо противоречащих общепризнанным нормам гуманизма и нравственности. Концепция естественного права (и родственная ей психологическая теория) способна принять и выдать за право разнообразные и противоречивые представления о добре и зле, справедливом и несправедливом, похвальном и постыдном, моральном и аморальном, содержащиеся в общественном, групповом, индивидуальном сознании. Социологическое понимание права, отождествляя право с правопорядком, порождает представление о праве как о любом порядке, заменяя право распространенной практикой, обычностью, общепринятостью, целесообразностью и эффективностью.

Отсюда, конечно, не следует, что общее понятие права может быть создано в результате соединения, синтеза этих трех концепций. Напротив, каждое из пониманий права — необходимый противовес другим пониманиям, не дающий уйти за пределы права к беззаконию и произволу. Суть дела в том, что между крайними точками зрения различных концепций находится не истина, а право, которое в любой из своих частей может стать и бытием свободы, и орудием порабощения и произвола; и компромиссом общественных интересов, и средством угнетения; и основой порядка, и пустой декларацией; и надежной опорой прав личности, и узаконением тирании и беззакония. Может быть, социальное назначение и польза каждой из концепций в том и состоят, чтобы через критику уязвимых сторон других концепций выявить негативные свойства и опасные тенденции самого права.

Гл 1. Предмет истории политических и правовых учений  13

Существование и соревнование в общественном сознании нескольких идеалов и сконструированных в соответствии с ними политических и правовых доктрин — важнейшее средство ориентации человека в политической жизни гражданского общества.

§ 5. Содержание истории политических и правовых учений. Критерии оценки политико-правовых доктрин

История политических и правовых учений представляет собой процесс развития соответствующей формы общественного сознания, подчиненный определенным связям и закономерностям.

Связь политических и правовых учений разных эпох обусловлена- уже влиянием созданного идеологами предшествующих эпох запаса теоретических представлений на последующее развитие политико-правовой идеологии. Такая связь (преемственность) особенно заметна в те эпохи и периоды истории, в которые воспроизводятся философия и иные формы сознания предыдущих эпох и решаются политико-правовые проблемы, в чем-то аналогичные тем, которые решались в предшествующие времена. Так, в Западной Европе борьба с господством католической церкви и с феодальными монархиями вызвала широкое воспроизведение в политико-правовых трактатах XVIXVII вв. идей и методологии античных авторов, не знавших христианства и обосновывавших республиканский строй. В борьбе против католической церкви и феодального неравенства использовались идеи первоначального христианства; в периоды революционных событий вспоминались демократические идеи античных авторов, республиканские доблести политических деятелей Древней Греции и Древнего Рима.

Ряд историков придавал этому влиянию решающее значение, пытался представить всю или почти всю историю политической мысли- как чередование, круговорот одних и тех же идей и их различных сочетаний. Такой подход преувеличивает возможность чисто идеологического воздействия, которое само по себе неспособно породить новую идеологию, если нет общественных интересов, создающих почву для восприятия идей и их распространения. Важно и то, что сходные исторические условия могут порождать и порождают аналогичные и даже одинаковые идеи и теории без обязательных идейных связей и влияний. Не случаен и выбор каким-либо идеологом политико-правового учения, если оно берется за образец, поскольку каждая страна и каждая эпоха имеют несколько значительных политико-правовых теорий, и выбор одной из них (или идей нескольких теорий) опять же обусловлен, в конечном счете, социально-историческими причинами. Наконец, влияние и воспроизведение далеко не одно и то же: доктрина, сложившаяся под влиянием других доктрин, чем-то отличается от них (иначе это та же са-

14         История политических и правовых учений

мая доктрина, которая просто воспроизводится); новая теория соглашается с одними идеями, отвергает другие, вносит изменения в наличный запас представлений.

В новых исторических условиях прежние идеи и термины могут приобретать совершенно другое содержание и толкование. Так, термин "право природы" (естественное право) возник еще в Древнем мире; этим термином, например, пользовались философы Греции V в. до н.э. В XVII в. возникла теория естественного права, направленная против сословного неравенства и феодального строя. При сходстве терминологии суть доктрин противоположна по той причине, что если теоретики естественного права XVIIXVIII вв. требовали соответствия положительного права (т е. законов государства) праву естественному (люди равны от природы и т.д.), то именно этого требования не было у античных мыслителей.

Столь же неосновательны попытки искать идейные истоки теории разделения властей в трудах древнегреческого историка По-либия или средневекового философа Марсилия Падуанского. Как известно, без представительных учреждений в структуре государства разделение властей практически неосуществимо, а таких учреждений во времена Полибия и Марсилия Падуанского еще не было.

Предпринимались попытки представить историю политических учений как повторение основных политико-правовых идей: власти, свободы и т.п. Наиболее обширной попыткой такого рода была концепция Б. Н. Чичерина, рассматривавшего историю политических учений как чередование "политических начал" (закон, свобода, общее благо и власть), которые воплощаются в доктринах сменяющих друг друга мыслителей. Попытка не нашла поддержки, поскольку многие политические учения не вмещались в эту схему и оставалось неясным, почему одно политическое начало сменяет другое, причем именно в последовательности, определенной историком.

Реальная история политических и правовых учений — это не чередование идей, не воспроизведение их в различных сочетаниях и комбинациях, а отражение в терминах и понятиях теории права и государства меняющихся исторических условий, интересов и идеалов различных классов и социальных групп.

Давно замечено, что "учения о праве и несправедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учения о линиях и фигурах не подлежат спору, ибо истина об этих последних не задевает интересов людей, не сталкиваясь ни с их честолюбием, ни с их выгодой или вожделениями. Я не сомневаюсь, — писал Гоббс, — что если бы истина, что три угла треугольника равны двум углам квадрата, противоречила чьему-либо праву на власть или интересам тех, кто уже обладает властью, то, поскольку это было бы во власти тех, чьи интересы задеты этой истиной, учение геометрии было бы если не оспариваемо, то вытеснено сожжением всех книг по геометрии".

Гл 1 Предмет истории политических и правовых учений   15

В истории возникало много различных идей, теорий, концепций, рассуждений о государстве, праве, политике, но распространялись и включались в историю политических и правовых учений лишь те из них, которые совпадали с интересами какой-либо социальной группы из-за новизны и остроты постановки и решения проблем государства, права, политики в связи с обоснованием соответствующего общественного идеала.

Политико-правовые доктрины чаще всего являются результатом индивидуального творчества, но те из них, которые приобретают общественное значение, имеют определенные социальные функции, к которым относятся идеологическое самоопределение (самосознание) какой-либо социальной группы по проблемам права, государства, политики, а также влияние на массовое политическое и правовое сознание, на политику государства и развитие права.[1]

Самосознание класса (социальной группы) имеет разные уровни и формы выражения. На теоретическом уровне такой формой являются учения, доктрины, представляющие собой преимущественно результаты творчества и достояние интеллигенции. На обыденном, массовом уровне распространены отдельные идеи, оценки права и государства, призывы к их изменению или к сохранению, политико-правовые требования и лозунги

Оба уровня самосознания и формы их выражения тесно связаны — программная часть доктрины включает оценки государства и права и предъявляемые к ним требования, содержащиеся в общественном сознании, а обыденное дознание ищет и находит подтверждение своих идеалов в теоретической части доктрин. Содержание идеалов определяется не только экономическими интересами социальных общностей, но и религиозными мотивами, нравственными нормами, идеями гуманизма, патриотизма и другими идеологическими построениями.

Политико-правовые идеалы выражают интересы социальных групп, их цели, стремления и надежды, связанные с государством, правом, политикой. На основе идеалов оценивается существующая государственно-правовая реальность и складываются представле-

16         История политических и правовых учений

ния о путях и способах ее сохранения или преобразования. Идеалы являются стимулом политической активности и сплочения социальных общностей (классов, сословий, партий, народов, наций и др.).

По соотношению идеалов и исторической действительности политико-правовые учения делятся на реакционные (призывающие к восстановлению прежних порядков), консервативные (направленные на сохранение и укрепление существующего государства и права) и прогрессивные (зовущие к переменам, положительная оценка которых соответствует мировоззрению исследователя).

Составной частью идеала являются предположения о сроках и способах его достижения. По этому основанию различаются политико-правовые учения радикальные (зовущие к быстрой и всесторонней перестройке государства и права), умеренные (ставящие задачу перестраивать не все и не сразу), революционные (уповающие на насильственное преобразование существующего строя), реформистские (обосновывающие необходимость изменения общества при помощи реформ, проводимых государственной властью).

Определение идеологической направленности и классового содержания политико-правового учения дает возможность оценить это учение в связи с государственно-правовыми проблемами определенного общества, с тенденциями развития конкретной страны, ее правовой системы и государства. На основе классового подхода обоснованы решения ряда проблем истории политических и правовых учений. Таковы, например, проблемы противоречий политико-правовых доктрин Платона и софистов, Вольтера и Руссо, Сперанского и Карамзина.

Классовый подход (принцип партийности) долгие годы был основным принципом марксистской истории политических и правовых учений, а ее содержанием считалось отражение классовой борьбы в политико-правовой идеологии. Однако в процессе преподавания и развития науки истории политических и правовых учений выявилось, что принцип партийности не является универсальным, поскольку ряд политико-правовых учений не имеет определенного классового содержания. Это, например, политико-правовые теории и программы декабристов (1825 г.), идеология и движение которых носили чисто идеалистический характер, не выражая интересов ни одного из классов, существовавших в тогдашней Российской империи. Классовый подход оказался неспособным объяснить даже и классово-пролетарские основы происхождения самой теории марксизма, так как коммунистические теории появились задолго до возникновения пролетариата, а последний, согласно ряду авторитетных заявлений ведущих теоретиков марксизма, вообще неспособен разработать выражающую его интересы теорию научного коммунизма, которая создается и развивается представителями совсем других классов (в основном буржуазной интеллигенцией). Кроме того, попытки представить содержание истории политических и дравовых учений как

Гл. 1 Предмет истории политических и правовых учений  17

отражение классовых противоречий и борьбы не привели к созданию связной картины развития соответствующих доктрин от древности до наших дней уже по той причине, что интересы различных классов, существовавших в истории, крайне разнообразны, несопоставимы и преходящи. Поэтому классовый подход, основанный на формационной периодизации истории, не смог найти связей между периодами истории политических и правовых учений.

Неудачной оказалась и попытка разделить историю политических и правовых учений на две части, на домарксистский и марксистский периоды, из которых первый — рассматривался лишь как преддверие второго, содержал только отдельные догадки о государстве и праве, второй же — считался периодом развития единственно научного учения о государстве и праве. Помимо идеологических деформаций курса такой взгляд породил спорное представление об истории политических и правовых учений как о процессе накопления, развития, кумуляции знаний о политике, государстве и праве.

На всех своих этапах развития история политических и правовых учений действительно связана с прогрессом теории государства и права и учения о политике. Многие политические и правовые учения содержат ценные выводы о тенденциях развития государства, права и политики, о классификации форм государства и источников права, а также обоснования политических решений и наблюдения о связях государства с обществом и личностью и ряд других теоретических положений. Прогрессом в развитии политико-правовой теории вообще является постановка какой-либо важной проблемы, хотя бы сопряженная с неверным ее решением, либо преодоление старого, мертвящего теоретический Поиск мировоззрения, даже если оно заменяется мировоззрением, основанным на ошибочной методологии.

Однако если попытаться представить историю политических и правовых учений как "кумулятивный процесс накопления и трансляции знаний", то нельзя понять, какое место в ней принадлежит иллюзорным, утопическим доктринам и теориям, владевшим умами миллионов людей целые эпохи. Например, господствовавшая в XVIIXVIII вв. идея общественного договора о создании общества и государства в комплексе современных теоретических знаний заслуживает упоминания разве только в связи с критическим обзором различных устаревших идей о происхождении государства. Но в период борьбы против феодализма идея общественного договора как способ выражения сопричастности человека и народа к власти противостояла идее богоустановленности власти феодальных монархов. Обе эти идеи далеки от науки, тем не менее на основе каждой из них, толкуемой как основной методологический принцип, строились обширные теоретические концепции, притязающие на объяснение прошлого, истолкование настоящего и предвидение будущих судеб государства и права. Объяснение оказалось надуманным, истолко-

18         История политических и правовых учений

вание — ошибочным, предвидение — ложным. Но это не значит, что в истории политико-правовой мысли смена теологического мировоззрения рационалистическим вообще не была прогрессивной.

История политических и правовых учений — не процесс постепенного познания государства и права, накопления и суммирования знаний, а соревнование мировоззрений, каждое из которых стремится найти опору в общественном мнении, оказать влияние на политическую практику и развитие права, опровергнуть аналогичные попытки противостоящей идеологии.

Программные положения любой политико-правовой доктрины выражают идеалы, осуществление которых предполагается в будущем, даже если речь идет о сохранении настоящего или воссоздании прошлого. Однако будущее не является предметом научного исследования, поскольку оно еще не существует. Идеал выражает не всегда достижимые цели, завышенные социальные ожидания, порой несбыточные надежды, не свободные от фантастических представлений о будущем, воплощающих интересы и чаяния различных социальных групп. При всем том правдоподобные идеалы всегда были средством сплочения общества или его части в борьбе за преобразование настоящего в идеальное будущее. Но будущее недоказуемо и потому может быть не объектом науки, а только предметом веры.

Поэтому политико-правовая идеология, как всякая идеология, определяется в понятиях не гносеологии (истинное—неистинное), а социологии (самосознание социальных групп и классов). К политико-правовым доктринам применяется критерий не истинности, а способности выражать интересы той или иной социальной группы или класса. Представление об истории политических и правовых учений как об истории знаний, основанное на аналогии с историей естественных наук, не подтверждается в реальной истории политико-правовой идеологии.

Развитие этой идеологии ведет к приросту знаний о государстве и праве, но политико-правовая теория была и остается эмпирической, классификационной, описательной наукой, прогностическая функция которой очень сомнительна. Большую давность имеет спор о политике: наука это или искусство?

Значительное влияние на практику имеют те политико-правовые доктрины и идеи, которые основаны на обобщении, теоретическом осмыслении опыта развития государственных и правовых учреждений передовых стран. Теория разделения властей, выразившая практику государственного развития Англии в XVII в., оказала громадное влияние на конституции США, Франции и других стран. Доктрина прав человека и гражданина, обобщившая практику революционного перехода от сословного строя к гражданскому обществу, нашла воплощение в международных пактах и законодательстве почти всех государств XX в. С помощью политико-правовьхх доктрин политический и правовой опыт передовых стран становит-

Гл. 1. Предмет истории политических и правовых учений 19

ся достоянием других стран, воспринимающих этот опыт в теоретически обобщенном виде.

Однако многие политико-правовые доктрины остались только достоянием умов порой многочисленных их приверженцев, но не были внедрены в практику (анархизм, анархо-коммунизм и др.), некоторые же — в процессе осуществления претерпели значительные деформации (например, теория народного суверенитета Руссо) либо дали побочные результаты, которых никто не предвидел и не желал (например, теория государственного социализма).

Из привлекательных идеалов, теоретически сконструированных в отрыве от исторической действительности, проистекали бедственные последствия для стран и народов, если общество, государство и право пытались перестроить с помощью власти и принуждения. Еще в начале XVI в. великий гуманист Эразм Роттердамский, ссылаясь на опыт истории, справедливо заметил: "Ничего не бывало для государства пагубнее, нежели правители, которые баловались философией или науками". При современном уровне развития общественных наук ни одна политико-правовая доктрина не может притязать на научное предвидение долговременных результатов преобразования государственных и правовых учреждений какой-либо страны на основе такой доктрины.

При разработке политико-правовых доктрин стимулом теоретической деятельности были не только любознательность, стремление постигнуть причины существования и перспективы развития государства и права, но и страстное, эмоционально окрашенное стремление опровергнуть противостоящую политико-правовую идеологию, представить государство и право такими, какими их хочет видеть или изобразить идеолог, стремление преобразовать или защитить подвергающиеся нападкам государство и право, повлиять на массовое и государственное политико-правовое сознание общества. Основная причина многочисленности, разнообразия и сложности политических и правовых учений — желание каждого из идеологов отстоять идеалы своего класса или своей группы и опровергнуть идеологию противоположных класса или группы. Именно поэтому развитие политико-правовых учений ведет не к "кумуляции знаний" и созданию единой научной политической и правовой доктрины, а к увеличению объема сведений и идей о государстве и праве, к возникновению многих школ, направлений, многообразных точек зрения.

История политических и правовых учений, как и любая общественная наука, неотделима от современного исторического и политико-правового сознания, от основных тенденций общественного развития и жгучих проблем современности. С точки зрения идеалов гражданского общества и критериев оценки истории политических и правовых учений ее содержанием являются возрастание гуманистических начал политико-правовых доктрин, обоснование

20         История политических и правовых учений

значительной частью этих доктрин идей справедливости, свободы, общего блага и других элементарных норм общечеловеческой нравственности.

Б ряде политико-правовых доктрин, выражавших интересы привилегированного меньшинства, эти идеи грубо деформированы, терминологически включены в системы взглядов, направленных на оправдание и укрепление жестокой и несправедливой для большинства народа социально-политической реальности. Возможность такой деформации зависела от абстрактности, чрезмерной общности понятий и норм, которые могли быть наполнены произвольным содержанием.

Разумеется, к гуманитарным началам или общечеловеческим ценностям не относятся чисто пропагандистские, декларативные положения, содержащиеся в программной части ряда политико-правовых доктрин. Стремление получить признание в общественном мнении и воздействовать на него всегда предопределяло апелляции политических мыслителей к популярным в их время общественным идеалам. Идеология потому и именуется идеологией, что ориентирована на какой-то идеал, не всегда достижимый, но всегда привлекательный для общества или его значительной части. Подавляющее большинство политических мыслителей обосновывало свои доктрины сообразно обстоятельствам и духу своей эпохи, ссылками на "историческую необходимость", "справедливость", "волю народа", "общее благо", "интересы отечества" и т.п. Многие из этих ссылок были искренни в той мере, в какой идеолог был убежден в истинности и обоснованности своей доктрины, в благодетельности результатов ее осуществления. Но немало было недобросовестных апелляций к "всенародной воле" и "общему благу". Так, в период кризиса Римской республики, борьбы за власть честолюбцев, их партий и группировок (I в. до н.э.), по словам очевидца и историка событий Саллюстия, "всякий, кто приводил государство в смятение, выступал под честным предлогом: одни якобы охраняли права народа, другие поднимали как можно выше значение сената — и все, крича об общей пользе, сражались только за собственное влияние".

Идеологическим оформлением многих политико-правовых доктрин были также патриотические идеи, ссылки на исторические традиции, на интересы трудящихся масс, на историческую миссию какой-либо нации или класса, на философские или религиозные идеалы, идеи равенства, порядка, справедливости и т.п. Как отмечено, попытки претворения в практику ряда внешне привлекательных идеалов порой приводили к пагубным для народа и страны результатам.

Для определения того, действительно ли в политико-правовой доктрине речь идет об общечеловеческих ценностях или же в ней лишь чисто формально используется соответствующая терминология, необходима конкретизация этих понятий и норм применительно к специфике права и государства.

Гл 1 Предмет истории политических и правовых учений   21

Общечеловеческие ценности выражены в тех учениях о праве, которые содержат идеи равенства людей перед законом, прав и свобод человека, достаточно конкретно раскрывают их содержание и обосновывают необходимость их гарантий. С этими идеями тесно связана мысль о необходимости подчинения праву не только индивидов, но и самого государства. В настоящее время наиболее общим критерием оценки программных частей правовых учений могут служить принципы и нормы международных пактов о правах человека.[2]

Воплощение общечеловеческих ценностей в учениях о государстве более всего связано с проблемой преодоления политического отчуждения.

Политическим отчуждением называется процесс и результат превращения государства, возникшего в результате человеческой деятельности, в нечто независимое от общества и господствующее над ним. Всякое государство организовано как руководимая единым центром иерархия государственных органов и должностных лиц, связанных в систему отношениями подчиненности и государственной дисциплины. Эта система содержится за счет общества; постоянная и главная цель государства, его оправдание и легитимация — охрана общества и управление им. Государство как особый класс людей, занятых управлением и наделенных властными полномочиями, представляет собой обособленную от других социальных групп силу, монопольно владеющую правом принятия общеобязательных решений и принуждения к их осуществлению. Государство стремилось к господству над обществом "и нередко достигало успеха, особенно в кастово-сословных обществах, где привилегированное сословие занимало большую часть высших государственных должностей. Господство над обществом устанавливали и тоталитарные государства XX в., разрушавшие гражданское равенство и учреждавшие системы льгот и привилегий для чиновников партийно-государственных структур.

Политическое отчуждение имеет различные формы и степени вплоть до превращения самого государства в экономически и политически господствующий класс-сословие.

Феномен политического отчуждения уже на ранних этапах истории породил стремление общества идеологически и реально преодолеть это отчуждение. Если защита общества — постоянная задача государства, то и общество стремилось защититься от чрезмерной самостоятельности государства. Это стремление резко усилилось в период становления гражданского общества, когда в тру-

22 История политических и правовых учений

 

дах Руссо, Гегеля и других мыслителей была теоретически поставлена и по-разному решена проблема политического отчуждения.

В наиболее последовательном виде протест против политического отчуждения выражен идеей отмирания государства, отпадения надобности в политической власти, замены ее общественным самоуправлением. Идея общества без власти и подчинения не раз высказывалась на всех этапах истории политических и правовых учений. Она содержалась в древних мифах и сказаниях, в произведениях философов, в идеологии ряда религиозных движений, в про-' изведениях некоторых социалистов. Ее современной модификацией являются анархизм, анархо-синдикализм и идея отмирания государства, свойственная марксизму и некоторым другим теориям.

Значительно шире распространены демократические теории подчинения государства народу. В этих теориях обосновываются различные формы самоуправления, непосредственная и представительная демократия, выборность и ответственность должностных лиц, широкое осуществление политических прав и свобод. Главное требование демократических теорий — подчинение государственной власти обществу, выработка и осуществление политики непосредственно народом и через зависимых от народа должностных лиц. Демократические теории возникли еще в Древнем мире; особенное развитие они получили в Новое и Новейшее время.

Уязвимыми звеньями демократического варианта преодоления политического отчуждения стали проблемы стабильности права (при полновластии народных собраний или представительных учреждений нередки решения и об изъятиях из законов, и об изменении самих законов), интересов и прав меньшинства, которое должно либо поступиться своими интересами в пользу большинства, либо защищать эти интересы недемократическим путем. Наконец, коренная трудность организации демократии состоит в том, что для нее нужен народ как некое социальное единство, объединенное общей целью, общим интересом.

Рядом с демократическими теориями и нередко в сочетании с ними развивались идеи подчинения государства праву. Суть этих идей состояла в том, что людьми должно управлять не государство, а равный для всех закон. Политическое отчуждение в таких теориях преодолевалось лишь частично, поскольку государство оставалось внешней для общества силой, хотя и подчиненной закону. К тому же в сословно-кастовом обществе господство права на практике оказывалось либо тотальным регулированием всех сторон общественной и личной жизни, основанным на закреплении сословного неравенства, либо узаконением произвола привилегированных сословий. В эпоху антифеодальных революций возникли либеральные теории, поставившие проблему прав человека, не зависящих от государственной власти, а также разработавшие систему гарантий, защищающих эти права и общество в целом от произвольных действий государства.

Гл 1 Предмет истории политических и правовых учений   23

Реальная связь времен в истории политических и правовых учений более всего основана на возрастании значения в политико-правовых доктринах гуманистических начал. В идеологической борьбе, обусловливающей развитие политико-правовой мысли, во все исторические эпохи существовали и существуют два противоположных направления: одно пытается увековечить политическое отчуждение, другое стремится его преодолеть.

Идеями и теориями, оправдывающими политическое отчуждение, были и остаются те, которые стремятся обосновать ничтожность личности и народа перед государством, неограниченность государственной власти, необязательность для нее элементарных норм нравственности, пытаются идеализировать авторитарное, деспотическое, тоталитарное государство. С оправданием политического отчуждения связаны не только те доктрины, которые отрицают права человека, но и те, которые видят в праве только "приказ власти".

Политико-правовой идеологии преимущественно прогрессивных классов и социальных групп присущи идеи подчинения государства народу, требования обеспечения прав человека, подчинения государственной власти закону, защиты личности и общества от произвола и беззакония.

Оглавление | Следующий



[1] Иные функции присущи политической науке (политологии) Еще в прошлом веке возникновение социологии и развитие других общественных наук породило стремление ряда ученых создать науку о политике и государстве Результатом этого стремления стало возникновение так называемой политической науки (политологии) Концепции политической науки опираются на достижения истории политических и правовых учений, но отличаются от политико-правовых доктрин отсутствием программной части, содержащей оценочные положения Современная политология не свободна от идеологических влиянии, но она видит цель не в преобразовании существующего государства и права в интересах какой-либо партии или класса, а в изучении причин возникновения и существования государства У разных народов, его связей с другими социальными общностями и т.п. (см. гл. 27 учебника).

[2] См: Всеобщая декларация прав человека (1948 г), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) и другие пакты о правах человека.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.