Оглавление | Следующий

ПРЕДИСЛОВИЕ

I.

II.

III.

ГАБРИЭЛЬ ФЕЛИКСОВИЧ ШЕРШЕНЕВИЧ

Список трудов Г.Ф. Шершеневича

 

Зачем потребовалось переиздавать учебник по одной из юридических дисциплин ровно 80 лет спустя после его предыдущего издания? Неужели все это время отечественное правоведение стояло на месте? Какой интерес представляет эта книга для современного читателя? Эти вопросы неизбежно задаст всякий, кто будет держать в руках данный учебник. Ответ на них одновременно и легок, и труден.

I.

Прежде всего, речь идет о преподавании и изучении весьма важной для всякого юриста и предпринимателя дисциплины — торгового права, отсутствовавшего в нашей правовой системе многие десятки лет и в силу этого основательно забытого. В условиях нынешних преобразований, нацеленных на воссоздание нормальной рыночной экономики, обращение к историческому опыту ее правового регулирования становится естественной и очевидной потребностью.

Однако дело не только в этом. Важно отметить, что дореволюционная российская правовая наука и особенно — ее цивилистическая ветвь имели высочайший уровень развития, органически вобравший в себя как лучшие зарубежные образцы и аналоги, так и результаты чрезвычайно интересного отечественного опыта, вытекавшего из особенностей российской государственности.

Мимо этого опыта не смогло пройти даже наше законодательство 20-х, а затем — 60-х годов, призванное регулировать принципиально иные отношения огосударствленной экономики. К сожалению, его почти не использовал отечественный законодатель в конце 80-х — начале 90-х годов, пытаясь ориентировать принимавшиеся нормативные акты в основном на зарубежные образцы. Результаты такого подхода оказались печальными. Многие навязанные таким образом конструкции и институты никак не вписываются в общую правовую систему и отторгаются сложившимся правосознанием, что в свою очередь порождает правовой нигилизм и препятствует установлению законности в регулируемых отношениях. Лишь в последнее время происходит известная переориентация общественного сознания на отечественный опыт, учитывающий специфику собственной страны, а не зарубежные достижения. В этом важном деле обращение к нацио-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.8

нальной истории правового регулирования экономики способно сыграть одну из ключевых ролей.

Разумеется, невозможно вернуться на 80 — 90 лет назад и.начать жить и хозяйствовать по существовавшим тогда правилам, придав им тем или иным способом силу действующих законов. Но не менее нелепым было бы и прямое использование законодательных правил современных высокоразвитых государств, означавшее бы по сути попытку жить на 80 — 90 лет вперед, абстрагируясь от нынешней реальности. Речь, следовательно, должна идти о том, чтобы учесть в формировании и развитии современного национального законодательства идеи, понятия, конструкции, сформулированные и прошедшие многолетнее практическое испытание на национальной почве, конечно, по возможности учитывая и перспективный современный опыт. При этом необходимо иметь в виду, что при самом высоком темпе нынешних преобразований и ускоряющемся ритме всей общественной жизни реальные, серьезные и глубокие перемены в экономике и общественном сознании потребуют гораздо больше времени, чем разработка и принятие самых сложных законов. Тогда становится ясной необходимость использования давно известных и проверенных временем категорий, доступных и понятных широким слоям населения, а не надуманных в кабинетах понятий, к тому же нередко формулируемых далеко не самыми компетентными людьми.

Типичным с этой точки зрения является современное российское акционерное законодательство. На базе куцего по форме и убогого по содержанию документа, который всерьез нельзя даже назвать законодательным актом, строится все акционерное дело. Не понимая того, что акционерное общество является наиболее сложной организационно-правовой формой предпринимательства, своего рода вершиной организации современной коммерции, предназначенной для особо крупных капиталовложений и имеющей наряду с этим ряд отрицательных черт (позволяющих широко злоупотреблять капиталом акционеров и требующих в силу этого тщательной правовой регламентации), наш современный законодатель объявил акционерную форму не только главной, но чуть ли и не единственной возможной и перспективной формой предпринимательской деятельности. Об этом свидетельствует и абсурдное по сути включение обществ с ограниченной ответственностью в состав разновидностей акционерного общества, и законодательство о приватизации, фактически не признающее никаких иных организационно-правовых форм, и полное забвение конструкции производственного кооператива как самостоятельной, нормальной разновидности коммерческих организаций. В результате акционерным обществом провозглашается и бывший колхоз или сов-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.9

хоз, состоящий из нескольких десятков пожилых крестьян, и мелкий магазин или химчистка, работники которых вместе со своими "преобразователями" просто не представляют сути этой категории.

Между тем, среди торговых товариществ (по нашей терминологии — коммерческих организаций) в России всегда выделялись не только акционерные, но и "артельные товарищества", имеющие целью, по словам Г.Ф. Шершеневича, "устранить для малосостоятельных лиц посредничество капиталиста". Так, "потребительные товарищества" (потребительские кооперативы) имеют целью "устранить посредничество купца и доставлять своим членам все предметы потребления непосредственно от производителей", кредитные товарищества (кассы взаимопомощи) "задаются целью открыть своим членам кредит без участия банкиров, основанный на доверии к товариществу", а "производительные товарищества" (производительные кооперативы) имеют "различные промышленные цели, достигаемые самими рабочими без участия пользующегося их трудом предпринимателя". Исходя из этой природы кооперативов (артелей), Г.Ф. Шершеневич раскрывает далее и особенности их правового положения, причем используя не только российский, но и передовой для его времени зарубежный опыт. В отличие от этого, участниками товариществ (полных, традиционно признававшихся в русском праве юридическими лицами, "на вере" (коммандитных) и акционерных) всегда были непосредственно предприниматели.

Если бы разработчики действующего российского Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности были бы знакомы с изложенной выше ситуацией, вряд ли они исключили бы производственные кооперативы из числа "предприятий" (коммерческих организаций). Точно так же они могли бы ознакомиться с природой полных товариществ и их отличием от простых товариществ (договора о совместной хозяйственной деятельности). Небесполезной была бы информация о том, что в дореволюционной России (как, впрочем, и в России нэповской) преобладающей формой предпринимательства были полные товарищества и товарищества на вере. Тогдашний купец (предприниматель, коммерсант) прекрасно понимал, что, рискуя своим имуществом (а не только вложенным в капитал товарищества), он тем самым одновременно приобретает особое, дополнительное доверие в глазах своих кредиторов и контрагентов, что весьма благоприятно отражается и на его престиже как в коммерции, так и в обществе, и даже на его возможностях получения кредита. Такого доверия, естественно, не вызывает современное "акционерное общество закрытого типа" с уставным капиталом минимального размера, состоящим из какого-нибудь фиктивного "ноу-хау", или чековый инвестицион-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.10

ный фонд с громким названием и оплаченным капиталом из нескольких десятков "ваучеров".

Иначе говоря, оказывается, что многие нынешние проблемы, порожденные переходом к новой рыночной экономике, уже давно и успешно были решены в России. Более того, эти решения для своего времени были нередко наиболее передовыми и прогрессивными, опиравшимися на великолепно разработанную теоретическую базу. Многие из них в силу этого вовсе не утратили своего не только научно-познавательного, но и большого практического значения. Подобно тому, как все современное континентальное (европейское) гражданское право имеет в своей основе институты и категории римского частного права, приспособленные к современным потребностям, но созданные более двух тысяч лет назад, российское гражданское и торговое право может и должно стоять на столь же прочном фундаменте дореволюционного отечественного права.

II.

В формирование и развитие отечественной цивилистики, да и всего российского правоведения проф. Г.Ф. Шершеневич внес огромный вклад. Его ученики, уже будучи сами весьма солидными, известными учеными, издали сборник работ, посвященный его памяти, в предисловии к которому указали, что "имя его навсегда вписано крупными буквами на страницах науки русского гражданского и торгового права". Для того, чтобы читатель смог оценить справедливость этих слов, необходимо хотя бы кратко осветить научную, педагогическую и общественную деятельность Габриэля Феликсовича.

Как ученый в области гражданского и торгового права и университетский преподаватель этих дисциплин Г.Ф. Шершеневич сложился в Казанском университете. Именно в Казани вышла первая его книга "Система торговых действий. Критика основных понятий торгового права" (1888 г., 317 с.). Там же впервые вышел и настоящий учебник торгового права (1899 г., 347 с.), выдержавший затем 7 изданий (Казань, 1903; Санкт-Петербург, 1907 и 1908; Москва, 1910, 1912 и 1914, причем последнее издание вышло в свет уже после его смерти, последовавшей в августе 1912г.).

Здесь же, в Казани, начал выходить и его "Курс торгового права", первоначально в двух томах (выдержал три издания: 1888-1889 гг., 1892 г. и 1899 г.), а затем в четырех томах, считающихся четвертым изданием (тома 1 и 2 — Спб., 1908; том 3 — Спб., 1909; том 4 — М., 1912). К числу наиболее известных работ Г.Ф. Шершеневича отно-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.11

сится также его учебник русского гражданского права, выдержавший 11 изданий на протяжении 20 лет.

В области торгового права Г.Ф. Шершеневич особое внимание уделял проблемам торговых обществ и товариществ, чекового и вексельного права, несостоятельности и конкурсного производства. В сфере гражданского права широко известны его труды о понятии и системе гражданского права, истории его кодификации, развитии науки гражданского права в России, правовых вопросах опеки, попечительства и безвестного отсутствия, передачи и приобретения недвижимости, а также курс лекций по обязательственному праву и работы по авторскому праву.

О широте и многообразии его научных интересов свидетельствует издание им четырехтомного курса "Общая теория права" (вып. I — М., 1910; вып. 2 — М., 1911; вып. 3 и 4 — М., 1912) и книги "Общее учение о праве и государстве", выдержавшей два издания (М., 1908 и 1911). Перу Г. Ф. Шершеневича принадлежит ряд трудов о понятии права, социологии права, осуществлении права, о задачах и методах правовой науки и развитии высшего юридического образования.

В 1906 г. проф. Г.Ф. Шершеневич был избран депутатом первой Государственной Думы (от кадетской партии). В связи с этим он переехал из Казани в Петербург. Будучи человеком либеральных взглядов, он активно протестовал против роспуска Думы и подписал воззвание ряда депутатов с призывом к населению отказаться платить налоги и исполнять воинскую повинность до созыва Думы. В связи с этим он вместе с некоторыми другими депутатами был подвергнут тюремному заключению в Таганской тюрьме в Москве, куда он переехал после роспуска Думы.

В Москве Г.Ф. Шершеневич жил до конца своих дней, работая на юридическом факультете Московского университета, а затем в Московском коммерческом институте. В 1906/1907 учебном году, работая по совместительству, он читал курс конкурсного права, а в 1908 г. стал ординарным профессором. Для получения этой должности он прочел "вступительную лекцию" на тему "Интерес изучения торгового права".

Работая в качестве профессора Московского университета, Габриэль Феликсович находился в расцвете творческих сил, о чем, в частности, говорит огромное количество научных трудов, подготовленных и изданных им в этот период в Москве. Габриэль Феликсович внес значительный вклад не только в науку гражданского и торгового права, но и в законотворчество. Он активно участвовал в подготовке и обсуждении дореволюционного проекта Гражданского уложения,

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.12

уделял много внимания анализу и обобщениям правоприменительной практики.

Одной из важнейших особенностей его научного творчества была огромная эрудиция, позволявшая ему делать интереснейшие теоретические обобщения и вместе с тем глубоко и доходчиво раскрывать суть сложных правовых институтов и конструкций. Учебники проф. Г.Ф. Шершеневича отличаются тем, что он никогда не позволял себе замыкаться в узких рамках чисто догматического анализа действующего законодательства. Ни одну тему он не начинал освещать, отталкиваясь только от конкретной формулы действующего закона. Он всегда показывал социально-экономическую сущность того или иного института, затем — историю его становления и развития, его оформление в правопорядках зарубежных стран (обычно — Англии, Франции, Германии, Италии, а при необходимости — и других), и лишь после этого переходил к его характеристике по действующему отечественному законодательству. Такой подход не только давал ему возможность обосновать глубокие, серьезные выводы, но и делал изложение понятным и доступным всякому грамотному читателю, тем более, что все это осуществлялось в весьма лаконичной, сжатой форме. С этой точки зрения можно отметить, что учебники Г.Ф. Шершеневича, включая и данный учебник торгового права, не только во многом не утратили актуальности и с интересом и пользой могут быть изучены современным читателем, но и остаются до сих пор в значительной мере непревзойденным образцом университетского учебника даже с точки зрения своей методологии и методики подачи, изложения материала.

III.

Все это, однако, не дает окончательного и исчерпывающего ответа на вопрос об актуальности именно настоящей работы проф. Г.Ф. Шершеневича. А она состоит прежде всего в том, что с помощью этой работы можно разобраться в существе и даже в форме ведущихся сейчас дискуссий на тему о необходимости развития самостоятельного торгового (предпринимательского, коммерческого) права и принятия специального Торгового кодекса, а также в содержании основных понятий и институтов этой правовой отрасли. Ведь пока в нынешних дискуссиях многие их участники не выходят за рамки собственных, весьма приблизительных, а нередко и просто надуманных представлений о торговом праве, в лучшем случае опираясь на достаточно разрозненные, случайные сведения о зарубежном опыте этого дела. Где же все-таки можно точно узнать, что такое торговое право, как и для

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.13

чего оно появилось, из чего оно складывается и как закрепляется в различных правовых системах? Для серьезного исследователя данной проблематики этот вопрос имеет очевидный ответ: разумеется, прежде всего в классических работах Г.Ф. Шершеневича.

Г.Ф. Шершеневич, как всегда, дает простой и четкий ответ на вопрос о том, что такое торговое право: это — совокупность норм частного права, предназначенная для регулирования торгового (коммерческого) оборота, то есть взаимоотношений профессиональных предпринимателей (коммерсантов). Однако к этому выводу он подводит читателя постепенно, следуя ясной логике изложения.

Во-первых, необходимо различать публичное и частное торговое право. Первое оформляет "целый ряд мер, которые государственная власть принимает в видах развития общественного благосостояния" (финансовая, в том числе налоговая и таможенная политика, контроль за предпринимательской деятельностью, включая меры административного и уголовного воздействия, и т.д.). Второе касается непосредственно взаимоотношений коммерсантов, будучи разновидностью частного, а не публичного права. В этом качестве оно становится специальной частью, (подотраслью) более общей правовой отрасли — гражданского права. Забыв (или отвыкнув) от деления права на публичное и частное, мы в понятие "торгового права" нередко вкладываем разнородное содержание, то есть пытаемся "объединить" в нем институты публичного и частного права.

Во-вторых, в России, по авторитетному указанию Г.Ф. Шершеневича, никогда не существовало обособленного торгового права. Последнее всегда считалось специальной частью гражданского права, а торговое законодательство должно было иметь своей главной базой общее гражданское .законодательство, прежде всего единое (для гражданских и торговых отношений) Гражданское уложение. На этом строился и дореволюционный проект этого уложения, в частности, посвященная обязательственному праву его книга V (единственная, которая успела пройти обсуждение в Государственной Думе до начала первой мировой войны и последующей революции).

Иначе говоря, в России частное право традиционно было представлено правом гражданским, куда включалось и торговое право. Это несколько отличало (и должно, возможно, и далее отличать) российский правопорядок от западноевропейских правопорядков. Для последних характерен так называемый "дуализм" частного права, то есть деление его на гражданское и торговое (хотя и с подчинением торгового права .гражданскому праву при отсутствии специальных норм в торговом законодательстве). Отсюда — наличие двух обособ-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.14

ленных (хотя и соподчиненных) гражданского и торгового кодексов в Германии, Франции, Испании и некоторых других странах.

Г.Ф. Шершеневич показал, что такой "дуализм" не свойственен российскому правопорядку и не вызывается какими-то объективными причинами, а связан с особым историческим развитием конкретного государства. История права в дальнейшем подтвердила правоту этого вывода. Первая страна, установившая "дуализм" гражданского и торгового права, — Италия, — оказалась и первой же страной, ликвидировавшей его путем принятия еще в 1942 г. единого Гражданского кодекса. По этому же пути следуют и все без исключения современные кодификации (в частности, Нидерланды и Квебек). К тому же и само торговое законодательство фактически всегда развивается помимо торгового кодекса и в тех странах, где сохранен указанный "дуализм" (законы об акционерных и других торговых обществах, о биржах, о ценных бумагах, о банкротстве и т.д.). Нужно ли нам повторять европейский опыт XIX века, даже наполняя его правилами современных международных конвенций о торговом обороте (подобно тому, как это сделано в Торговом кодексе Республики Калмыкия, ставшем еще одним печальным памятником некомпетентности наших современных законодателей), если уже в начале XX века. Россия шла по другому пути, на который сейчас пытаются перейти многие современные государства?

Ясно и то, что торговое (коммерческое) право как разновидность частного (гражданского) права не имело и не может иметь ничего общего с концепцией так называемого "хозяйственного права", пытающегося с учетом веяний времени преобразоваться с некое "предпринимательское право". Ведь "хозяйственное право" всегда строилось и строится на принципиальной посылке о возможности объединения частно-правовых и публично-правовых начал в некое новое "единое качество правового регулирования". В недавнем прошлом речь шла об "объединении" административно-плановых начал с товарно-денежными, приводившем к забвению и деградации последних и оправдывавшем неограниченное вмешательство государства в сферу экономики. В настоящее время речь идет о попытках создать такую отрасль права, где бы вновь "сочетались" в "едином качестве" меры государственно-принудительного воздействия (публично-правовые) и способы добровольного взаимодействия предпринимателей (частно-правовые). Очевидно, что идея такого "объединения" несоединимых начал в никому и нигде неведомом "предпринимательском праве" не могла прийти в голову столь серьезному ученому, как проф. Г.Ф. Шершеневич, в трудах которого бесполезно искать корйи этой "концепции".

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.15

Таким образом, понимание торгового права как подотрасли права гражданского (частного) не только позволяет разобраться в запутанной картине современных дискуссий, но и имеет важным следствием ряд выводов законотворческого характера, в том числе о предмете нового Гражданского кодекса России и о целесообразности подготовки Торгового кодекса (о котором никогда всерьез не говорила дореволюционная профессура).

Все изложенное — лишь один из возможных примеров, показывающих современное значение учебника торгового права Г.Ф. Шершеневича. Серьезный читатель, на которого и рассчитана данная работа, не только с удовольствием и пользой прочтет этот великолепный труд, но, возможно, еще не раз удивится мудрости и прозорливости отечественных правоведов начала века, их огромной интеллектуальной мощи, особенно в сравнении со многими современными работами, написанными "на злобу дня" на убогом теоретическом фундаменте.

Безусловно важное значение учебник Г.Ф. Шершеневича имеет для студентов-юристов, прежде всего, в отсутствие современной столь же глубокой и фундаментальной литературы по торговому (коммерческому) праву. Здесь они могут войти в мир нормальных, глубоко продуманных и практически опробованных понятий и конструкций, воспринять суть многих традиционных институтов торгового (коммерческого) оборота. Ведь сделать это, основываясь на противоречивых, а зачастую и просто абсурдных положениях действующего российского законодательства попросту невозможно. Для подготовки квалифицированных юристов эти "декреты" и куцые комментарии к ним совершенно не годятся. Можно лишь благодарить судьбу за возможность обратить внимание обучающихся на столь серьезные работы, как дореволюционные учебники по правоведению, среди которых учебники Г.Ф. Шершеневича, в том числе по торговому праву, занимают одно из первых мест.

Следовательно, настоящее переиздание учебника торгового права важно уже потому, что поможет воспитанию нового поколения серьезных юристов, готовых к работе в условиях нормальной рыночной экономики. Это будет лучшей данью памяти выдающегося российского правоведа — профессора Московского университета Габриэля Феликсовича Шершеневича.

Профессор Е.А. Суханов,

заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ.

11 апреля 1994 г.

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.16

 

Г.Ф. Шершеневич. Учебник торгового права

ГАБРИЭЛЬ ФЕЛИКСОВИЧ ШЕРШЕНЕВИЧ[1]

31 августа 1912 года скончался незадолго перед тем покинувший Московский университет профессор юридического факультета Габриэль Феликсович Шершеневич, скончался в полном расцвете духовных и творческих сил, подкошенный быстро развившимся наследственным недугом.

Покойный профессор происходил из польской дворянской семьи и родился 1 января 1863 года в Херсонской губернии. Среднее образование он получил в Казани, а затем там же окончил в 1885 году юридический факультет Казанского университета, со степенью кандидата юридических наук, по представлении работы: "Акционерные компании". В том же году он оставляется для приготовления к профессорскому званию по кафедре торгового права, сдает в 1887 году магистрантский экзамен, а в 1888 году чтением двух пробных лекций: "О праве замужней женщины на производство торговли" (по собственному избранию) и "О чеках" (по назначению факультета) открывает себе путь к преподавательской деятельности в качестве приват-доцента по кафедре торгового права. Будучи позднее утвержден по кафедре гражданского права в Казанском университете, Г.Ф. возвращался дважды к преподаванию торгового права: с 1986 по 1898 г. и с 1900 по 1904/1905 уч. год. Чтение этого же предмета было принято на себя Г.Ф. и по перемещении в 1906 году в Московский университет.

Степень магистра гражданского права Г.Ф. была получена в 1888 году от Московского университета по защите диссертации: "Система торговых действий. Критика основных понятий торгового права". По защите в Казани докторской работы: «Авторское право на литературные произведения» в декабре 1891 года, Г.Ф. в следующем году назна-

Габриэль Феликсович Шершеневич 17

чается профессором Казанского университета по кафедре торгового права и торгового судопроизводства, а с 1896 года перемещается на кафедру гражданского права и судопроизводства. С этих пор преподавательская деятельность Г.Ф. Шершеневича продолжается до конца 1905 года, когда он покидает профессуру. Наступает пора политической деятельности Г.Ф., приводящая к избранию депутатом от города Казани в 1-ую Государственную Думу. Почти одновременно по представлению юридического факультета, Совет Московского университета постановил ходатайствовать о перемещении Г.Ф. в качестве экстраординарного профессора по кафедре торгового права, но ввиду последовавшей уже отставки и принятия Г.Ф. депутатских полномочий, могло состояться назначение его лишь сверхштатным профессором Московского университета по названной кафедре. В этом звании он остается до 28 февраля 1911 года, когда согласно прошению увольняется из Московского университета. Последний год жизни Г.Ф. нес преподавание гражданского и торгового права в Московском коммерческом институте.

Научный облик почившего Г.Ф. трудно обрисовать в немногих чертах и нелегко определить его место в истории русского юридического просвещения. Слишком многогранной представляется его личность, многосторонними оказываются его интересы и сложной неустанная работа пересмотра, проверки и обновления своих взглядов на коротком протяжении двадцати четырех лет научной деятельности. Можно только сказать, что он по преимуществу был догматиком права, но с таким широким захватом исторических, социологических и философских элементов, какой редко сочетается в одном лице. Первые монографические работы и общие курсы торгового (1888 г. и 1894 г.) и гражданского права (1894 г.) уже обнаружили в нем качества догматика синтетического склада. Углубленное исследование текстов положительного законодательства и судебной практики в этих произведениях несколько отступает назад перед задачей охватить известную область права в целом, расположить и систематизировать добытый уже материал по расширенному и вновь координированному плану. Таким путем мозаичная работа предыдущих исследователей в трудах Г.Ф. по частному праву, особенно торговому, впервые сомкнулась в цельную картину системы. Но начатая работа обобщения неудержимо влекла Г.Ф. дальше. В "Курсе гражданского права" (1901-1902) исследование методологических приемов права переносит центр исследовательского интереса на изучение вопросов общей теории права. Рамки частного оказываются перейденными, и в "Истории философии права" (1904г.) рассматривается последовательная смена взглядов на взаимоотношение права и государства. Проверке и пере-

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.18

смотру подвергаются уже вопросы публичного права, и на почве добытого материала рождается мысль о высшем юридическом обобщении, философии права. Она, по мысли Г.Ф., должна охватывать три ветви: общую теорию права, философию права и политику права. С 1911 года появляются отдельные части общей теории права, но дальнейшая работа пресекается неумолимой смертью. Все время параллельно развивается и аналитическая, ремесленная так сказать, работа догматика над пересмотром и новой обработкой положительного законодательства и судебной практики в "Курсе торгового права" и "Учебниках" (издания 1911 -1912 гг.).

Оставленное Г.Ф. научное наследие показывает, как неустанно рос и зрел его синтетический талант, расширялась аналитическая работа, какой силы уравновешенной объективности достигало уже его изложение. Вместе с тем, неустанным распространением поля своих исследований на все новые области права Г.Ф. достигалась и другая цель. Под спокойным покровом позитивного изучения действующего права и трезвого исследования исторических его оснований раскрывался горячий призыв к социальному идеалу. Только содержание его, согласно общему позитивному взгляду Г.Ф. на природу права, раскрывалось в изучении изменчивого содержания различных областей права.

В области работ Г.Ф. по частному праву центральное по своему значению место занимают "Курс" и "Учебник торгового права" и "Учебник русского гражданского права". Для оценки значения этих руководств нужно иметь в виду состояние русской учебной литературы по частному праву к началу девяностых годов прошлого столетия. Она только еще зарождалась на основе оригинальных исследований в работах немногих цивилистов, разбросанных по разным университетам России. Между тем в среде рядового студенчества, волна которого, вровень с ростом общественного развития и самоопределения, росла в столичных и провинциальных университетах, ощущался духовный голод по систематическим пособиям и руководствам, с трудом утоляемый местными силами. На эту жаждущую ниву и вышел Г.Ф. с своими руководствами и всю тяжесть работы один взял на себя. Борозду за бороздой проводил он каждым изданием своих руководств в общественном сознании, углубляя ее каждый раз, захватывая новые глубины. На учебниках Г.Ф. молодые поколения знакомились со строением и жизнью гражданского общества, законами, управляющими гражданским и торговым оборотом. Не совсем иногда удачно, по указанию критиков, выполнялись детали работы, но в общем задача была понята и выполнена верно. Если первоначально кое-где неправильно были поставлены леса, двинуты не те пружины, то в

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.19

новых изданиях эти недостатки устранялись. Над этой работой усовершенствования покойный Г.Ф. трудился не покладая рук, до последнего вздоха, и новым поколениям оставил очищенные до кристаллической прозрачности руководства.

Научный характер и значение цивилистических трудов Г.Ф. нашли свое признание и в судебной практике и оказали на нее огромное влияние. Напомним реш. гражд. касс. деп. Правительствующего Сената, где по поводу договора текущего счета имя Г.Ф. поставлено во главе представителей научных воззрений на этот институт (1907 г. № 18). В его же трудах сенатская практика нашла исход в своих колебаниях по вопросам, связанным с подробностями заключения и действия договора личного найма, юридической природы торгового дома и многим другим...

Наконец, Высочайше учрежденная комиссия по составлению проекта Гражданского Уложения, вырабатывая текст и систему законов проекта, на всем протяжении своих работ и особенно в книге V, посвященной обязательствам и объединяющей институты гражданского и торгового права, принимала то или другое отношение к высказанным Г.Ф. взглядам, чем в свою очередь были вызваны и доклады и статьи Г.Ф. по поводу работ комиссии и особенно книги V.

В связи с этими работами и выраженными пожеланиями реформ по отдельным вопросам частного права Г.Ф. занялся и общим вопросом о кодификации гражданского права в России. Истории кодифицированных работ на Западе и у нас посвящен II выпуск "Курса гражданского права". В результате своих исследований Г.Ф. пришел к заключению о безусловной необходимости кодификации гражданских законов, распространения действия ее и на местные системы гражданского права, действующие в России, и на крестьянскую массу. Идея устранения дуализма в частном праве и объединения гражданского и торгового кодекса, практически примененная составителями проекта Гражданского Уложения, нашла у Г.Ф. полное признание и поддержку. Позднее, в 1906 году, Г.Ф. в журнальной статье, признавая, что в переходные эпохи, подобные переживаемым, основные принципы права подвергаются переработке, признал возможным отказаться от обновления всего гражданского уложения и предлагал пока ограничиваться изданием отдельных законов.

Свои теоретические взгляды на общие вопросы права Г.Ф. изложил в появившихся в печати выпусках общей теории права. Философия права ищет постоянного в сменяющемся, но научной остается, поскольку строит свои понятия только на положительном праве, а не подставляет свои идеальные представления (стр. 20). Для построения такой философии права дают материал общей части специальных

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.20

юридических наук. Обобщение этих данных и составляет задачу общей теории права (стр. 43). Однако определение самого права в пределах юридических - невыполнимая задача. Здесь необходимо содействие социологии и этики (стр. 47). Отношение философии права и социологии состоит в их взаимном сотрудничестве (стр. 56). Подобно праву и понятие о государстве только социологическое (стр. 213). Реально существует только индивид (стр. 147), но общество обращает его в средство достижения целей и всегда будет так поступать, пока не утратит инстинкта самосохранения (стр. 148). Социальная норма характеризуется повелением, угрозой, содержащейся в обращении к индивиду со стороны государства. Но само государство не вступает при этом в какое-то юридическое отношение к подданным и не занимает положения субъекта права (стр.211). Невозможность юридического определения понятия о государстве вытекает из недопустимости двойственного определения одного и того же понятия - социологического и юридического (стр.212). Таким образом, Г.Ф. приходит к заключению, что право есть равнодействующая двух групп интересов - властвующих и подвластных, а само право является "хорошо понимаемой политикой силы". Благоразумие принуждает властвующих к самоограничению (стр.311). В связи с теорией принуждения в учении о праве стоит и теория первенства государства над правом, как своим произведением (стр. 314). Обоснование необходимости права строится на доказательстве его исторической необходимости не только в прошлом, но и в данный момент (стр. 357). Из изложенного явствует, что Г.Ф. в основных своих воззрениях на право и государство во многом сходится с Иерингом в его учениях о значении целей, принуждения и интересов. В отличие от него Г.Ф. значительно расширил привлекаемый материал и на нем проверил и сделал дальнейшие выводы. Нельзя также не заметить сильного влияния английского позитивизма и английской аналитической школы права (Дж. Остина), придавших взглядам Г.Ф. такое единство и последовательность.

При той разносторонней и кипучей научной работе, какую развил Г.Ф., он находил возможным отдавать много сил и служению на общественном поприще. Так, Казанское Юрид. Общество, сыгравшее такую роль в деле распространения и укрепления в обществе правовых воззрений по всему Поволжью, многим обязано Г.Ф., как председателю, так и активному участнику и члену (см. Протоколы Каз. Юрид. Общ. за 1899-1904 гг.).

По переселении в Москву кипучая организаторская деятельность Г.Ф. раскрывается с новой силой. При его горячем содействии, а отчасти и руководстве развивается деятельность М. Об-ва народных университетов, М. коммерческого института и состоящего при Мос-

Габриэль Феликсович Шершеневич   21

ковском университете Юридического Общества. В историю этих ученых, учебных и просветительных учреждений имя Г.Ф. вписано неизгладимыми чертами. Выходящее ныне седьмое, первое посмертное, издание "Учебника торгового права" издается Императорским Московским университетом, которому почивший Габриэль Феликсович завещал авторское право на все свои сочинения. Исполняя возложенное юридическим факультетом поручение подготовить к печати новое издание, нижеподписавшийся понял свою задачу в том смысле, чтобы, сохраняя в полной неприкосновенности по объему и по содержанию весь выработавшийся на предыдущих изданиях основной материал, дополнить и пересмотреть его в целях согласования с новейшим движением юридической литературы, положительного законодательства и отчасти судебной практики. Незаменимым пособием в этой работе был корректурный экземпляр шестого издания, переданный мне на руки лично почившим Г.Ф. в январе 1912 года. В то время представлялось мне не совсем ясным значение этого дара, теперь же, пройдя по следам его неутомимой работы и творчества, высоко оцениваю оказанное доверие и скорбно измеряю тяжесть безвременной кончины Габриэля Феликсовича, не успевшего вполне развернуть всего богатства своих дарований.

В. Краснокутов

 

Список трудов Г.Ф. Шершеневича[2]

1. Система торговых действий. Критика основных понятий торгового права. Казань, 1888.

2. Труды г. Цитовича в области торгового права (Жур. Гр. и Уг. Права, 1888, № 3).

3. Русское торговое право г. Башилова (Жур. Гр. и Уг. Права, 1888, №6).

4. О праве замужней женщины на производство торговли (Жур. Гр. и Угол. Права, 1888, № 7).

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.22

5. Курс торгового права. Казань, 1888, 2 изд. 1892, 3 изд. 1899, 4 изд. Москва, 4 тома, 1908-1912.

6. Юридическая сила уставов акционерной компании (Жур. Гр. и Угол. Права, 1889, № 3).

7. Конкурсное право, Казань, 1890, 2 изд. 1898, 3 изд. вошло в IV т. 4 изд. Курса торгового права.

8. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891.

9. Новый проект устава об опеках и попечительствах (Жур. Гр. и Угол. Права, 1892, №5).

10. К вопросу о системе гражданского права (Юрид. Летопись, 1892, №8-9).

11. Наука гражданского права в России. Казань, 1893.

12. К вопросу о сущности гражданского права (Жур. Гр. и Угол. Права, 1893, 10).

13. Учебник русского гражданского права, изд. 1. Казань. 1894, 10 изд.. Москва, 1912.

14. Несколько слов о коммерческих судах (Жур. Мин. Юстиции, 1895, №2).

15. Определение понятия о праве, 1896.

16. О последствиях безвестного отсутствия по русскому законодательству (Жур. Мин. Юстиции, 1896, № 5).

17. О порядке приобретения ученых степеней, 1897.

18. По поводу книги Вл. Соловьева "Оправдание добра" (Вопросы фил. и психологии, 1897, май-июнь).

19. О чувстве законности. Публичная лекция. Каз., 1898. (Уч. Зап. Каз. Университета).

20. Рецензия на диссертацию Петражицкого "Права добросовестного владельца". (Жур. М. Юстиции, 1898, № 6).

21. Учебник торгового права. 1 изд., Казань, 1898, 6 изд., Москва. 1912.

22. Доклады в Юридическом Обществе при Казанском Университете: в 1899 - "Ответственность Московско-Каз. ж.д. за срочность доставки грузов" (12-25). "Проект общей части обязательственного права" (138 ел.); в 1901 г. - речь "Утилитарное учение о нравственности" (3-27).

23. Вопросы торгового права в проекте гражданского уложения (Право, 1899, №41).

24. Новейшая кодификация гражданского права в ржании (Актовая речь в Каз. университете), 1899.

25. О желательной постановке высшего юридического образования (Право, 1900, № 4).

Габриэль Феликсович Шершеневич   23

26. Курс гражданского права, вып. 1. Казань, 1901, вып. 2, Казань, 1902.

27. О применении норм права (Жур. Мин. Юстиции, 1903. №1).

28. История философии права. Казань, 1904. 2 Изд. Москва, 1907.

29. Герои Максима Горького перед, лицом юриспруденции. Публичная лекция. Казань, 1904.

30. Программа к.-д. партии. 1906.

31. Революция и гражданское уложение (Право, 1906, № 1).

32. Общее учение о праве и государстве, Москва, 1908, 2 изд. 1911.

33. Социология. Москва, 1910.

34. Общая теория права. 4 вып. Москва, 1911-1912.

35. Германский закон 30 мая 1908 года о страховом договоре. Перевод под редакцией проф. Г.Ф. Шершеневича. Спб., 1909.

36. Законы по вопросу об обеспечении нормального отдыха торговых служащих. Перевод под ред. проф. Г.Ф.Шершеневича. Москва, 1910г.

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права - М.: «СПАРК», 1994. С.24

Оглавление | Следующий



[1] Перепечатано из "Отчета Императорского Московского Университета" за 1912 год, отдел некрологов.

[2] Составлен по автобиографическим данным, помещенным в Биографическом словаре профессоров и преподавателей Императорского Казанского университета, под ред. Н.П. Загоскина, ч. II, стр. 86, а также по систематическому указателю русской литературы по гражданскому праву Поворинского, систематическим указателям к Ж.МЮ. (1898-1909), к "Праву" (1898-1908) и др. источникам.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.