Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 46. Дарение

Литература: Победоносцев, Курс гражданского права, т. III, стр. 364-393; Умов, Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права, 1876.

§ 46. Дарение

I. Понятие о дарении.

II. Совершение дарения.

III. Возвращение дара.

IV. Пожертвование.

V. Пожалование.

§ 47. Мировая сделка

§ 48. Страхование имущества

I. Понятие о страховании.

II. Заключение договора.

III. Обязанности страхователя.

IV. Обязанности страховщика.

V. Прекращение договора.

§ 49. Страхование лиц

I. Понятие о страховании лиц.

II. Совершение договора.

III. Обязанности страхователя.

IV. Обязанности страховщика.

V. Права третьего лица.

 

I. Понятие о дарении.

Дарением называется безвозмездный договор, направленный непосредственно на увеличение имущества одаряемого в соответствии с уменьшением имущества дарителя.

1. Дарение представляет собой сделку, основанную на взаимном соглашении, а не на воле одного дарителя. До принятия предлагаемого дара лицом одаряемым дарение не имеет силы. Поэтому-то дарение признается договором. Между тем, другие отводят дарению иное место в системе гражданского права. Исходя из того взгляда, что в большинстве случаев дарение направлено к перенесению права собственности с одного лица на другое и что переход этот совершается одновременно с моментом соглашения, - причисляют дарение к способам приобретения собственности (Победоносцев). Однако, тот факт, что дарение чаще всего направлено к перенесению права собственности, еще не дает основания игнорировать те случаи дарения, когда оно чуждо этой цели. Во-вторых, даже в дарении, направленном на перенесение права собственности, момент перехода последнего не всегда совпадает с моментом соглашения, и тогда между дарителем и одаряемым устанавливается обязательное отношение. Иные, принимая в соображение, что посредством дарения возможно установление всех видов прав, отводят место дарению в общей части гражданского права (Мейер).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.337

Но с педагогической точки зрения едва ли это удобно, потому что по поводу дарения пришлось бы излагать положения, которым место только в особенной части. Наше законодательство признает, что дар почитается недействительным (несостоявшимся?), когда от него отречется тот, кому он назначен (т. X, ч. 1, ст. 973). После этого следовало ожидать, что законодатель причислит дарение к договорам, а между тем он поместил его в отделе «о порядке приобретения и укрепления прав на имущества в особенности». Тем не менее, совокупность постановлений нашего закона о дарении характеризует его именно, как договорное отношение.

2. В числе признаков дарения находится безвозмездность сделки. С юридической точки зрения под безвозмездностью следует понимать только то, что передаваемой ценности не соответствует эквивалент. Нельзя, например, считать возмездным дарение потому, что за подаренные нож или ружье одаряемый вручает дарителю монету, руководствуясь народным предрассудком, что железо и сталь дарить опасно. Безвозмездный характер не устранится от того обстоятельства, что одаряемый оказал дарителю какие-нибудь личные услуги, например, спас жизнь, устроил дело, дал место и т.п. Мотивы при дарении, может быть, очень далекие от чувства бескорыстия, не имеют никакого значения для юридической стороны вопроса. Даритель может иметь в виду своими подарками расположить к себе известное лицо и заставить его из благодарности оставить ему наследство. Безвозмездный характер дарения влияет на степень ответственности дарителя за отчуждаемое право на вещи и за недостатки вещей.

3. Дарение направлено к увеличению имущества одаряемого. Это составляет непосредственную цель, а потому не подходит под понятие дарения такая меновая сделка, в которой одна сторона выигрывает больше другой, потому что такое обогащение составляет случайный элемент и не является прямой целью соглашения. Не будет дарением, когда должник, снисходя к кредитору, предоставляет ему в обеспечение его права требования залог или поручительство, потому что этим действием он не увеличивает ценности имущества своего верителя, а только обеспечивает его права. Увеличение имущества одаряемого производится: а) передачей вещей в его собственность; b) предоставлением ему других вещных прав, с которыми соединено пользование; с) установлением обязательственного отношения, в котором одаряемому присваивается право требования; d) освобождением одаряемого от обязательства или устранением ограничения его права собственности.

4. Увеличению имущества лица одаряемого соответствует уменьшение имущества дарителя. Этим признаком дарение отличается от завещания. По завещанию наследодатель оставляет все свое имущество или часть другому лицу, но имущество его не уменьшается, пока он жив, а после его смерти это имущество будет принадлежать уже не наследодателю, а наследнику. Здесь не может быть и речи о соответственном уменьшении и увеличении имуществ двух лиц, потому что имущества их сливаются в момент перехода ценности.

5. Договорное соглашение, в силу которого состоялось на одной стороне обогащение, на другой уменьшение имущества, не составит дарения. Требуется еще намерение одарить, т.е. произвести описанный результат. Если лицо, желая

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.338

помочь другому в деликатной форме, сознательно покупает у него дом по несообразно высокой цене - дарения нет, потому что нет намерения одарить.

Дарение есть общее название описанной сделки. Она получает специальное наименование приданого, когда совершается по поводу замужества, - пожертвования, когда совершается частным лицом в пользу государства или общества, - пожалования, когда совершается от имени государства частному лицу-

II. Совершение дарения.

Так как дарение представляет собой договорное отношение, то оба лица, участвующие в нем, должны обладать общей гражданской дееспособностью. Например, несовершеннолетний не может ни дарить, ни принимать дара без согласия попечителя, потому что нередко даримое имущество может быть опасным для его интересов, скрывая в себе долги, превышающие его стоимость. Для принятия в виде дара недвижимости церковью или монастырем требуется Высочайшее разрешение (т. X, ч. 1, ст. 985). В противоположность римскому праву и принявшем его взгляд западным законодателям, русское право заявляет, что дарение между супругами производится на том же основании, как между посторонними лицами (т. X, ч. 1, ст. 978). Постановление это является совершенно излишним, потому что оно вытекает логически из идеи раздельности имуществ между супругами, так что, при молчании законодателя, возможность дарения следовала бы сама собой.

Когда дарение направлено на установление права собственности в лице одаряемого, то передаваемая вещь должна быть способной к такой сделке. Ограничение существует относительно недвижимостей. Благоприобретенное, как недвижимое, так и движимое, собственник может дарить совершенно свободно; родовое имение же запрещается дарить кому бы то ни было мимо ближайших родственников (т. X, ч. 1, ст. 967). Заповедные и майоратные имения не могут быть предметом дарения, потому что запрещено их отчуждение, а потому немыслим и обход закона, практикующийся нередко в отношении родовых недвижимостей.

В силу дарения даритель или предает право собственности или обязывается передать, или отрекается от своего права требования или обязывается не требовать, если приобретет право, например, по наследству. Соответственно тому разнообразится и форма дарения. Если вследствие дарения устанавливается обязательственное отношение, в силу которого даритель обязывается в будущем передать вещь, то не требуется письменной формы. Если же в силу дарения одновременно с соглашением должна следовать передача собственности, то форма дарения различается, смотря по тому, касается ли она движимых или недвижимых вещей. Для дарения движимых вещей закон не устанавливает письменной формы. Дарение исполняется вручением даримой вещи тому, кому она назначается, и поступлением ее в его распоряжение (т. X, ч. 1, ст. 993). Право собственности приобретается одаряемым с момента передачи. Дарение недвижимостей соединено с формальностями, установленными для перехода вообще недвижимостей, следовательно, должно совершаться крепостным порядком (т. X, ч. 1, ст. 987). Акт, которым укрепляется право собственности на недвижимость на основании дарения, называется дарственной записью. Дарение, как

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.339

обязательство, имеет силу с момента состоявшегося соглашения, выраженного в той форме, которая установлена законом для перехода права собственности. А так как эта форма состоит из нескольких раздельных действий (совершения акта у младшего нотариуса, утверждения его старшим), то следует признать, что до окончания целого обряда укрепления наследники дарителя могут отказаться от исполнения дарения, что не лишает одаряемое лицо права требовать от них равной ценности (contra кас. реш. 1887, № 80). Право же собственности приобретается позднее вводом во владение (т. X, ч. 1, ст. 992).

III. Возвращение дара.

В силу дарения, направленного к передаче права собственности, одаряемый становится собственником вещи, а потому, прекращение дарения, собственно говоря, не может иметь места. Дарение способно прекратиться, пока оно находится в стадии обязательственного отношения. Когда же одаряемый приобрел вещное право на подаренную вещь, то она входит в состав актива его имущества и переходит к наследникам (т. X, ч. 1, ст. 977). Однако, закон может постановить, что с наступлением известного юридического факта одаренный лишается подаренной ему вещи, право собственности на которую вновь устанавливается в лице дарителя или его наследников. Такое возвращение дара возможно только в указанных законом случаях. Вещь возвращается в том виде, какой она имеет в момент наступления юридического факта. Все собранные до того плоды остаются одаренным. Если вещь была отчуждена, то возвращение вещи уже невозможно, потому что требование возвращения обусловлено, по закону, его виной и, конечно, закон не мог иметь в виду допустить, чтобы одаренный, с отчуждением вещи, безнаказанно совершал действия, с которыми связывается возвращение дара.

1. По взаимному соглашению получивший дар может возвратить его. С точки зрения юридической, на подобную сделку следует смотреть, как на новое дарение.

2. Дарение, как договор, может быть совершено под условием. Дары между частными лицами дозволяется делать на таких условиях об образе пользования и управления даримым имуществом, какие даритель за благо признает, лишь бы только условия эти не были противны законам (т. X, ч. 1, ст. 975). Например, даритель, передавая имение, обязывает одаренного уплачивать часть доходов известному лицу, или, передавая дом, обязывает оставить за известным лицом пользование одной из квартир. Неосуществление условия, под которым было сделано дарение, влечет за собой возвращение дара (т. X, ч. 1, ст. 976), т.е. даритель или его наследники могут требовать от одаренного возвращения вещи или ценности подаренной вещи, которая, может быть, перешла уже в собственность третьих лиц.

3. Рассматривая дарение, как акт щедрости, которым одаренный нравственно обязывается перед дарителем, наше законодательство, по примеру западных, признает неблагодарность одаренного основанием к возвращению дара. Если принявший дар учинит покушение на жизнь дарителя, причинит ему побои или угрозы, оклевещет его в каком-либо преступлении или вообще окажет ему явное непочтение, то даритель имеет право требовать возвращения дара (т. X, ч. 1, ст. 974). Понятие о явном непочтении довольно неопределенное. Под него

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.340

можно подвести всякое оскорбление личности дарителя. Конечно, суду принадлежит право обсуждать в каждом отдельном случае, есть ли наличность явного непочтения, дающего возможность прекратить действие дарения. Для требования возвращения дара нет надобности в предварительном признании факта побоев, клеветы или обиды уголовным судом; даритель, и не жалуясь в уголовном порядке, вправе обратиться непосредственно к суду гражданскому и требовать возвращения дара на основании представленных доказательств неблагодарности одаренного (кас. реш. 1879, № 193).

4. По общему правилу смерть одаренного не имеет никакого влияния на дальнейшие отношения между ним и дарителем, и дар переходит, вместе с прочим имуществом, к его наследникам (т. X, ч. 1, ст. 977). Однако, когда родители или усыновители при жизни подарили сыну или дочери, ими усыновленным, то в случае бездетной смерти одаренного при жизни дарителей, подаренное имущество возвращается к последним, не в виде наследства, говорит закон, а «яко дар» (т. X, ч. 1, ст. 1142). Выражение закона следует признать неточным, - в виде дара подаренная вещь не может возвратиться к дарителю, потому что с дарением соединен переход права собственности и поступление подаренной вещи в состав имущества одаренного. А так как при этом право дарителя на известную вещь одаренного возникает только после смерти последнего, то оно должно быть отнесено к наследованию восходящих родственников.

5. Наконец, последним основанием возвращения дара является несостоятельность дарителя, признанная в судебном порядке. Естественно предубеждение против дарений, совершаемых лицом несостоятельным, когда дела его были уже в затруднительном положении, потому что в этом случае невольно возникает сомнение в добросовестности таких сделок. К сожалению, слишком известно, как часто лицо, накануне объявления его несостоятельным, передает свое имущество жене, детям, а потом с наглой откровенностью предлагает кредиторам по гривеннику за рубль. Ввиду этого заинтересованные лица, а во главе конкурсное управление, вправе опровергать безмездные акты несостоятельного. Основанием опровержимости дарственной сделки является не выставляемое нашим законом соображение, что ввиду долгов имущество несостоятельного принадлежало в существе своем кредиторам (Уст. суд. торг., ст. 460), потому что это юридически неверно. Таким основанием может быть признана удостоверенная или предполагаемая недобросовестность несостоятельного должника в отношении своих кредиторов. Для опровержения дарственных отчуждений, под которыми закон понимает передачу вещей на основании дарения, требуются следующие условия: а) отчуждение должно быть совершено в течение последних 10 лет перед объявлением несостоятельности; b) отчуждение должно быть произведено в пользу супруга несостоятельного, а по делам торговой несостоятельности также в пользу детей и родственников его; с) отчуждение в пользу детей и родственников может быть опровергаемо только при доказательстве, что во время отчуждения долги несостоятельного не превышали уже в половину его имущество. В рассматриваемом случае имеет место настоящее возвращение дара, потому что самое дарение признается недействительным и стороны должны быть поставлены в прежнее состояние. Поэтому иск о возвра-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.341

щении дара имеет вещный характер, конкурсное управление вправе требовать от одаренного выдачи ему самой вещи, а не ценности, а если эта вещь перешла по новой сделке к третьему лицу, то и это последнее обязано возвратить ее по требованию управления, так как оно не могло приобрести права собственности, которого не имел одаренный.

Помимо указанных случаев возвращения дара, если дарение состоит в обязательстве передать вещь, то гибель вещи или изъятие ее из обращения являются достаточным основанием для прекращения обязательственного отношения. Ответственность дарителя за сохранение подаренной вещи до передачи может возникнуть только в случае злого умысла или грубой неосторожности, близкой к первому. Хотя от воли самого дарителя зависело установить обязательственное отношение, но, если оно установлено, оно должно быть выполнено тем более, что одаренный, ввиду своего права мог сделать соответствующие распоряжения и вступить в сделки. Но, с другой стороны, ответственность его и не может быть чрезмерной, ввиду безвозмездного характера сделки, ввиду оказываемого им благодеяния.

IV. Пожертвование.

Добровольное приношение на пользу общую называется пожертвованием (т. X, ч. I, ст. 979). Ввиду такого определения и назначения места среди постановлений о дарении, пожертвование должно быть признано видом дарения. Признаками, квалифицирующими этот вид дарения, являются: а) частное лицо, как даритель, и b) общая польза, как назначение дара. Ассигнование земством или городом некоторой суммы на нужды военные не будет пожертвованием, потому что здесь нет частного лица. Общая польза предполагает неопределенное количество лиц, которые могут пользоваться пожертвованными вещами. Поэтому дарение в пользу государства, земства, города, учебных заведений, ученых обществ и т.п. будет пожертвованием. Но дарение в поль: у совокупности лиц, представляющих лишь свои частные интересы, как, например, товарищество, родственный союз, не будет пожертвованием. Хотя приношения на пользу общую возможны как при жизни, так и по смерти дарителя, посредством завещаний, однако из всех постановлений закона обнаруживается, что под пожертвованием он понимает только приношение при жизни, т.е. дарение.

Жертвовать может всякий, если только он дееспособен. Однако, закон, ввиду высокой цели дарения, обращает внимание на личность дарителя и советует принимать в соображение поведение и прежний образ жизни жертвователя. Так как порочные люди могут делать приношения с целью получить награду от правительства, чтобы, прикрыв тем прежние свои поступки, сравниться с отличными в обществе людьми, то воспрещается принимать пожертвования от таких лиц (т. X, ч. I, ст. 33 и 34). Очевидно, закон этот носит характер инструкции административным учреждениям. Жертвуемо может быть всякое имущество, которым лицо может свободно распоряжаться. Поэтому нельзя жертвовать родовые, заповедные, майоратные имения, недвижимости и капиталы, находящиеся в пожизненном пользовании.

Как вид дарения, пожертвование предполагает согласие одаряемого, которое дается тем учреждением, в пользу которого оно производится, а чаще всего

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.342

административной властью и даже, в некоторых случаях, для принятия пожертвования необходимо разрешение министра внутренних дел (т. X, ч. I, ст. 981), который сносится, конечно, с тем министерством, которое имеет в своем ведомстве одаряемое учреждение. Пожертвования недвижимостей в пользу церквей, монастырей, архиерейских домов, принимаются с Высочайшего соизволения (т. X, ч. 1, ст. 985). По воспоследовании в установленном порядке принятия, которым устанавливается обязательственное отношение, следует, по общим правилам, переход и укрепление права собственности (кас. реш. 1887, № 80).

Пользование пожертвованным имуществом должно следовать тому назначению, которое дано было жертвователем. Уклонение от его воли дает право последнему или его наследникам требовать возвращения дара (т. X, ч. 1, ст. 986). Однако, возможны случаи, когда, вследствие изменившихся обстоятельств, первоначальная цель не может быть достигнута, например, с закрытием того учебного заведения, в пользу которого произведено было пожертвование. Если жертвователя уже нет в живых и он не предусмотрел такого случая дарения, то на изменение назначения пожертвованному имуществу испрашивается Высочайшее разрешение через комитет министров (т, X, ч. 1, ст. 986).

V. Пожалование.

Дарование кому-либо Высочайшим указом государственной недвижимости в собственность называется пожалованием (т. X, ч. 1, ст. 934). Признаками, квалифицирующими пожалование, как вид дарения, являются следующие условия: а) дарителем является Государь Император, как представитель государства, а не как частное лицо, в качестве которого он может производить дарение на общем основании, b) одаренным - частное лицо, с) пожалованы могут быть только недвижимости и, притом, составляющие государственную принадлежность, а не частную собственность Государя Императора.

Пожалование производится в форме Высочайшего именного указа (т. X, ч. 1, ст. 934), в силу которого жалуемое лицо приобретает право на известное количество десятин земли. С этим моментом еще не связывается переход права собственности, так как нет еще определенного объекта. Высочайший указ создает обязательственное отношение между государством и частным лицом, в силу которого последнее приобретает только право требовать передачи ему известного числа десятин земли. Только с этого момента отвода земли, выделения участка из общей массы государственных имуществ, которое производится министром государственных имуществ на основании Высочайшего указа, - приобретается право собственности. Поэтому продажа такого имения, еще не сданного, будет недействительна. Право требовать сдачи пожалованной земли может быть потеряно за истечением общей земской давности (т. X, ч. 1, ст. 966).

§ 47. Мировая сделка

Литература: Анненков, Опыт комментария, т. 6, стр. 225-244; Парамонов, Мировая сделка («В. Пр.», 1900, № 3).

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.343

Под именем мировой сделки понимается договор, в силу которого контрагенты обязываются ко взаимным уступкам, ввиду сомнительности принадлежащих им в отношении друг друга прав. Цель мировой сделки состоит в том, чтобы устранить или предупредить споры, процессы, памятуя, что худой мир лучше доброй ссоры.

1. Мировая сделка является договором. Поэтому все субъективные и объективные условия, установленные для договоров, имеют полное применение к мировым сделкам. Лицо, вступающее в такую сделку, должно быть дееспособно, а содержание ее не должно противоречить законам и нравственности. Поэтому мировая сделка, заключенная несовершеннолетним или несостоятельным, будет недействительна, поэтому невозможна мировая сделка относительно неотчуждаемых прав, прав состояния, личных прав. Мировой сделке свойственны дву-сторонность и возмездность.

2. Необходима сомнительность прав, как основание, как побудительная причина к заключению мировой сделки. Предполагается сомнение сторон, заключающих мировую сделку, в неопровержимости их прав, неуверенность в благополучном исходе процесса, если дело дойдет до суда. Сомнительность должна быть субъективной, а не объективной: нужно, чтобы контрагенты предполагали возможность неудачного исхода процесса, хотя бы для опытного юриста дело представлялось в совершенно ином свете. Однако, субъективность не может переходить в совершенную безосновательность, которая способна возбудить подозрение в мотивах, побудивших стороны к мировой сделке, например, если сторона выставляет сомнительность бесспорного векселя. Если право подлежит уже судебному рассмотрению, то сомнительность его устраняется благоприятным решением двух инстанций, так как обжалованное в кассационном порядке, оно может повести к обратным результатам. Если же дело окончательно решено, без возможности его перевершения, то оно не может служить основанием для мировой сделки. Мировая сделка относительно прав, не возбуждающих никакого сомнения, не теряет своей силы, как договор; если только стороны не заблуждались относительно своих прав, например, не знали об окончательном решении. Но она утрачивает значение мировой сделки и принимает дарственный характер, который, при наличности некоторых условий, может иметь своим результатом опровержения сделки, например, со стороны конкурсного управления.

3. Третьим признаком, определяющим мировую сделку, является взаимность уступок. Каждый контрагент отступается в части от своего права, ввиду такого же отступления с другой стороны. Где нет взаимности, там нет мировой сделки, а есть только дарение. Поэтому неправильным представляется выражение «окончить дело миром», когда истец уменьшает на суде свои требования, которые ответчик соглашается удовлетворить, не дожидаясь судебного решения. Уступки могут состоять или в уменьшении объема существующего требования, или в замене большего другим, меньшим требованием.

Понимаемая в таком смысле, мировая сделка отличается от другого юридического отношения, которому также присваивается название мировой сделки.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.344

Под этим именем понимается соглашение, при наличности установленных законом условий, между несостоятельным должником и его кредиторами, которое имеет своей целью отсрочку или пропорциональное уменьшение требований. Эта конкурсная мировая сделка не имеет ни одного признака договорной мировой сделки: 1) она не может быть признана основанной на договоре, потому что меньшинство кредиторов принуждено подчиниться решению большинства; 2) нет здесь сомнительности правУ потому что требования могут быть уже признаны конкурсным управлением подлежащими удовлетворению; 3) наконец, отсутствует и взаимность уступок, потому что несостоятельный должник не делает никаких уступок, а только пользуется уступками со стороны кредиторов.

Форма мировой сделки, все равно совершается ли она на суде или вне суда, должна быть письменной (Уст. гражд. суд., ст. 1359). Для внесудебной мировой сделки закон предписывает, кроме письма, еще явку к засвидетельствованию нотариусу, хотя практика наша старается отнять у этой формальности какое бы то ни было значение (кас. реш. 1875, № 678). Судебная мировая сделка может найти себе достаточное выражение и в судебном протоколе (Уст. гражд. суд., ст. 1359 п. 2).

Действие мировой сделки, все равно, судебной или внесудебной, заключается в том, что вместо прежних отношений, существовавших между контрагентами, хотя бы эти отношения имели различные основания, устанавливается новое договорное отношение. Здесь имеет место новация. Поэтому контрагенты лишаются права требовать и взыскивать друг с друга, в силу прежде существовавших отношений, если только в основе мировой сделки не лежит заблуждение или обман, влекущие ее недействительность (Уст. гражд. суд., ст. 1366). Такой результат мировой сделки основывается на тождестве лиц и объектов в прежнем отношении, погашенном мировой сделкой, и в новом отношении, подающем повод к возбуждению данного иска. Со времени мировой сделки каждая из сторон имеет право требовать от другой только того, к чему та обязалась в силу договора. Мировая сделка, заключенная с одним из солидарных кредиторов или должников имеет силу относительно всех.

§ 48. Страхование имущества

Литература: Степанов, Опыт теории страхового договора 1875; Брандт, О страховом от огня договоре («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1875, №Зи4); Ноткин, Страхование имуществ по русскому законодательству, 1888.

I. Понятие о страховании.

Страхование, имеющее своей целью обеспечить частное хозяйство от убытка, который может быть причинен ему каким-нибудь чрезвычайным событием, юридически достигается двояким путем: посредством торгового и взаимного страхования. Под торговым страхованием понимается договор, в силу которого одно лицо за определенную плату обязывается возместить ущерб, какой может понести имущество другого от известной случайности (т. X, ч. 1, ст. 2199). Под именем взаимного страхования

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.345

понимается договор, в силу которого все контрагенты обязываются возместить ущерб, какой может понести имущество одного из них от известной случайности. Рассмотрим признаки, свойственные тому и другому виду страхования имуществ.

1. Перед нами прежде всего договор. Этим признаком рассматриваемые виды страхования отличаются: а) от самострахования, которое имеет экономическое, но не юридическое значение, b) от принудительного страхования, основанного не на соглашении, а на повелении закона. Договор страхования представляется условной сделкой, так как обязанность страховщика или всех взаимных страхователей уплатить сумму денег, равную понесенному ущербу, стоит в зависимости от наступления предусмотренного события.

2. Обязанность возмещения ущерба переносит страх за потери в известном хозяйстве с хозяина на других. Страхование направлено к возвращению действительного ущерба, а не к обеспечению возможных выгод. Где нет уменьшения ценности имущества, там нет места и возмещению (кас. реш. 1884, № 1 И).

3. Действительный ущерб может быть причинен имуществу посредством гибели или повреждения вещей, принадлежащих к его составу, неосуществления прав требования, входящих также в юридическое понятие об имуществе. Чаще всего страхование направлено к обеспечению ущерба, который причиняется уменьшением ценности физических вещей, составляющих достояние частного хозяйства, дома, имения, парохода (т. X, ч. 1, ст. 2199).

4. Ущерб должен быть произведен известной случайностью, т.е. таким событием, возможность которого, хотя и предвидится вообще, но в каждом данном случае не может быть предусмотрена. Случайные события являются или результатом разрушительных сил природы или действием посторонних лиц, например, поджог. Род случайности, угрожающей имуществу, должен быть предусмотрен в договоре. Такими опасными событиями являются пожар, наводнение, градобитие, кораблекрушение, эпизоотия и др.

5. Контрагенты должны иметь в виду будущее событие, ожидаемое и угрожающее. Поэтому, если опасность в момент договора миновала, т.е. если условие, ввиду которого состоялось соглашение, уже наступило, - договор теряет свое основание и будет недействительным, например, в случае прихода застрахованных товара или судна. Точно также и в обратном случае - страховой договор будет недействителен, когда несчастье уже произошло, например, пароход уже затонул (contra кас. реш. 1888, № 73).

На этих признаках оканчивается сходство между торговым и взаимным страхованием. Существенное различие между ними заключается в том, что торговое страхование - договор возмездный и предполагает определенное вознаграждение, называемое страховой премией, тогда как взаимное страхование чуждо началу возмездности.

II. Заключение договора.

Торговое страхование является договором двусторонним, в силу которого один контрагент обязывается заплатить безусловно известную сумму денег, как премию, а другой контрагент обязывается заплатить денежную сумму, равную величине ущерба, если наступит известное событие. Первый контрагент называется страхователем, а второй стра-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.346

ховщиком (т. XI, ч. 2, Уст. торг., ст. 538'). Страховщиком может быть как лицо физическое, так и юридическое, хотя в действительности, ввиду значительного капитала, требуемого страховым делом, обязанность возмещения ущерба принимают на себя только страховые общества. Страхователем может быть лицо, заинтересованное в сохранности имущества, т.е. лицо, на имущественных интересах которого могли бы отразиться невыгодно гибель или повреждение вещи. Таким лицом прежде всего является собственник, на котором всегда лежит риск всякой опасности (casum sentit dominus). Но, кроме собственника, и другие лица могут быть заинтересованы в судьбе вещи: залогодержатель, потому что только ценностью заложенной вещи обеспечивается его право залога; пользовладелец, потому что с гибелью вещи прекращается его право пользования; наниматель, потому что на нем лежит ответственность перед собственником за нанятую вещь; приемщик поклажи, потому что он отвечает за сохранность отданной ему вещи. Последствием совершения договора страхования лицом, не имеющим имущественного интереса в застрахованной вещи, будет недействительность сделки. В силу того же требования заинтересованности в судьбе вещи, недействительно будет страхование одного и того же имущества в нескольких обществах на сумму, превышающую его действительную ценность. Из нескольких таких договоров действительны будут первые, насколько страховая сумма не достигает стоимости вещи. Испанское право разрешает этот вопрос иначе: каждый страховщик отвечает пропорционально, так, чтобы-вся страховая сумма была покрыта платежами (исп. гражд. код., § 1795). Положение это нельзя признать логичным.

Для совершения договора требуется соглашение сторон относительно существенных принадлежностей сделки, каковыми являются: точное обозначение: а) страхуемых вещей, b) события, грозящего опасностью, с) срока, до истечения которого страховщик несет на себе обязанность возмещения, d) размера вознаграждения за страх. Два последних условия не имеют значения для взаимного страхования. Размер возмещения может определиться только, когда случится ожидаемое событие и причинен будет ущерб. Однако, нередко в договор торгового страхования включается страховая сумма, которая служит цели определения величины премии, выражаемой в процентах, а, кроме того, имеет значение предельной или пропорциональной суммы возмещения. При последнем условии величина суммы возмещения относится к величине действительного ущерба, как условленная сумма относится к действительной ценности всего застрахованного имущества. Что касается формы договора, то закон наш не устанавливает письменной формы, но в действительности страховой договор всегда выражается на письме. Письменный акт, в который облекается договор страхования, называется полисом (т. XI, ч. 2, Уст. торг., ст. 5381).

Сам порядок заключения договора торгового страхования заключается в следующем. Страховщик, в видах успеха своего дела, доводит сам до общего сведения об условиях, на которых он готов вступить в договор. Страхователи подают письменное объявление, выражающее с их стороны желание заключить договор и содержащее означение всех подробностей относительно страхуемого имущества. Обыкновенно подобное объявление пишется на заготовленных за-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.347

ранее бланках, выдаваемых страховщиком и содержащих ряд вопросов, на которые страхователь должен дать ответы. Юридическое значение этих бланков состоит в том, что страхователь освобождается от ответственности за умолчание тех обстоятельств, относительно котррых не было вопросов. Одновременно с объявлением вносится вознаграждение, премия и иные платежи, падающие на страхователя, пошлины, гербовый сбор, расходы по пересылке и т.п., в чем ему выдается предварительное свидетельство, имеющее значение простой квитанции, расписки в получении денег. Затем, по рассмотрении представленного агентом объявления, страховое общество выдает полис. Из рассмотрения описанного порядка совершения страхового договора обнаруживается, что моментом его совершения следует признать выдачу полиса, который представляет собой принятие предложения, выраженного в поданном страхователем через страхового агента объявления. Следовательно, только с момента выдачи полиса начинается обязанность страховщика нести на себе страх за вещь. Однако страховые общества считают начальным моментом выдачу квитанции и тем лишают всякого юридического значения выдаваемый ими полис.

III. Обязанности страхователя.

1. На страхователе лежит забота о сохранении своих вещей. Если страхователь является сам виновником гибели или повреждения имущества, случайности уже нет. Грубая неосторожность с его стороны приравнивается к злому умыслу, а потому в том и другом случае страховщик освобождается от своей обязанности. При происшедшем несчастии страхователь обязан принять меры к сохранению погибающего имущества, например, в случае пожара немедленно уведомить полицию, вынести наиболее ценные вещи. Неприятие таких общих мер и особенно препятствование принятию их со стороны посторонних лиц, например, запирание наглухо дома во время пожара, запрещение вывозить на берег товары с погибающего судна, -дают право страховщику уменьшить страховую сумму, если он докажет, что принятие таких мер предохранило бы страхователя от некоторого ущерба.

2. Ввиду риска, который несет страховщик, на страхователе лежит обязанность сообщения изменений в составе имущества, способных увеличить степень риска. Страховщик, не уведомленный своевременно о происшедших изменениях, например, о перемене квартиры, о переходе из каменного дома в деревянный, может возвысить премию или даже вовсе отступить от договора, если риск переходит ту степень, какую принимает на себя вообще страховщик, например, если хозяин отдает флигель под заведение, в котором приготовляются взрывчатые вещества.

3. С наступлением предусмотренного несчастного события страхователь должен немедленно уведомить о несчастии страховщика. С этой целью обыкновенно устанавливается в договоре довольно короткий срок, несколько дней. Такое уведомление необходимо для возможности произвести оценку причиненного ущерба: чем далее от момента несчастья, тем труднее становится определение убытков.

IV. Обязанности страховщика.

На страховщике лежит единственная обязанность, составляющая главное содержание страхового договора. Эта обязанность состоит в платеже суммы, равной ценности поврежденною

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.348

имущества. Величина этой суммы, неизвестная в момент совершения договора, определяется впоследствии, в момент происшедшего несчастья, размером произведенных этим событием убытков (кас. реш. 1881, № 118). Возмещение может быть произведено не только деньгами, но и натурою, например, передачей страхователю такого же количества и того же качества муки, как и та, которая потонула на застрахованной барже. Это не будет замена исполнения, а исполнение, потому что возмещение ущерба достигается тем и иным способом. Срок выдачи страховой суммы обусловливается представлением со стороны страхователя доказательств понесенного им ущерба.

Если несчастье наступило вследствие вины третьего лица, то страховщик, возместив страхователю причиненный ему ущерб, вправе обратиться к этому лицу с регрессом, с требованием возвращения понесенных страховщиком убытков (кас. реш. 1872, № 98). Страхователь же, получив возмещение ущерба, не может уже обращаться к виновнику с требованием вознаграждения, потому что убытки его покрыты страховщиком. Его требование может быть признано основательным лишь тогда и настолько, если имущество его было застраховано не во всей своей ценности. Ничто не мешает страхователю, не обращаясь к страховщику, потребовать возмещения ущерба от виновника, и в таком случае страховщик освободится от своей обязанности.

V. Прекращение договора.

Прекращается страховой договор, кроме общих причин по следующим основаниям.

1. Страховой договор заключается на определенный срок, а потому истечение срока прекращает обязательственное отношение и освобождает страховщика от дальнейшей ответственности за судьбу вещи. В практике, согласно договору, этот момент определяется не только днем, но и часом.

2. Исполнение договора, т.е. возмещение ущерба, также прекращает обязательственное отношение. Так как ответственность страховщика определена сроком и так как это обязательство, по существу своему, длящееся, то при частичном повреждении застрахованного имущества, страховщик возмещением ущерба не освобождается от ответственности за судьбу остального имущества, если оно впоследствии пострадает от той же опасности, например, если застрахованный дом потерпит два или три раза повреждение от огня. Конечно, соглашение может ограничить ответственность страховщика первым несчастьем.

3. Гибель застрахованной вещи от другой опасности, а не от предусмотренной договором, прекращает обязательственное отношение, например, застрахованный от огня дом рушится от дурной постройки.

§ 49. Страхование лиц

Литература: Осецкий, Страхование лица («В. Пр.», 1900, № 2).

I. Понятие о страховании лиц.

Тем же именем страхования обозначается целая группа сделок, не имеющих, по своей юридической природе,

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.349

ничего общего со страхованием имущества. Первоначальным и типичным в ряду таких договоров является так называемое страхование жизни, т.е. договор, в силу которого одна сторона, страхователь, обязывается вносить периодически до своей смерти определенные платежи, а другая сторона, страховщик, обязывается уплатить в этот момент известному лицу единовременную сумму. Расчет страхователя заключается в той, что, отказываясь ежегодно от части своих доходов, он обеспечивает материальное существование своей семьи в случае смерти ее главы. Конечно, путем ежегодного откладывания той же суммы денег страхователь мог бы собрать капитал не меньший, а, может быть, даже и больший. Но за то он не уверен, что преждевременная смерть не прервет его на этом занятии. Расчет страховщика состоит в надежде, основанной на статистических данных, что страхователь проживет настолько долго, чтобы покрыть своими первоначальными взносами капитальную сумму.

Страхование жизни послужило исходным пунктом для образования еще других видов личного страхования: а) Страхования старости, в противоположность страхованию жизни, имеет в виду обеспечение собственных интересов, а не интересов других лиц. Оно состоит в том, что страхователь вносит периодически известную сумму денег с тем, что с достижением известного возраста он получает сам право на капитал или на ренту. Расчет страхователя заключается в возможности прожить долее того времени, на какое хватило бы его сбережений; тогда как расчет страховщика заключается в надежде, что страхователь не доживет до того возраста, который даст ему право на капитал или доходы. b) Страхование стипендии, состоит в обеспечении необходимых для изучения наук материальных средств, которое достигается взносом ежегодных платежей со времени рождения ребенка. Затруднение для родителей, возникающее вследствие дороговизны обучения, особенно в высших учебных заведениях, устраняется возможностью приобретения материальных средств за незначительные и малочувствительные ежегодные взносы. Расчет страховщика заключается в надежде, что ребенок не доживет до необходимого возраста, с) Страхование приданого заключается в предоставлении выходящей замуж дочери известного капитала, который трудно было бы собрать самим родителям.

Виды страхования на этих формах не останавливаются: постоянно создаются новые посредством комбинации прежних или включения новых элементов.

Однако, как ни почтенна задача страхования лиц, как ни свидетельствует она о высокой степени культуры, направленной к устранению влияния случайностей на жизнь человеческую, но все же, с юридической точки зрения, эти договоры не могут быть подведены под понятие страхования. Их связь и единство названия обусловливаются случайным сосредоточением тех и других сделок в руках одних и тех же обществ; а также тем общим им экономическим, но не юридическим, началом, которое заключается в обеспечении материальных интересов человека от действия случайности. Страхование лиц отличается от страхования имущества весьма существенными, с юридической точки зрения, признаками: а) По договору страхования имущества страхователь приобретает право на возмещение понесенного ущерба, тогда как в страховании лиц такого ущерба может и не быть. Если можно еще называть ущербом смерть или бо-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.350

лезнь главы дома, доставляющего семье все средства существования, то в других видах личного страхования, например, приданого или стипендии, даже и этих признаков нет. В страховании имущества наличность ущерба обусловливают собою обязанность страховщика, тогда как в страховании лиц ущерб и обязанность не находятся в причинной связи, например, когда глава семьи не только не обеспечивал существования семьи, но проигрывал и прокручивал средства, бывшие в распоряжении семьи. b) Соответственно тому, в страховании имущества страховая сумма определяется только в момент происшедшего несчастья. Напротив, в страховании лиц отсутствие ущерба делает лишним выжидание несчастного события и страховая сумма определяется в момент заключения договора. Позднейшие изменения обстоятельств, хотя бы они устраняли всякую мысль о необходимости обеспечения, например, в случае получения наследства, нисколько не изменяют обязанностей страховщика, с) Соответственно тому страхование совершается не непременно в пользу всех лиц, существование которых с материальной стороны стояло в зависимости от застрахованного лица, а в пользу одного из них или в пользу произвольно избранного постороннего лица, помимо всех ближе заинтересованных лиц. d) Страхование имущества представляет собою условное обязательство, под условием всегда положительным. Страхование лиц является обязательством срочным, так как наступление известного возраста определяется календарным днем, а наступление смерти, хотя и неизвестно, когда наступит, но известно, что оно вообще наступит, е) Вторичное страхование имущества будет недействительно, насколько оно превышает ценность застрахованной вещи, тогда как при личном страховании нет никакого юридического препятствия к заключению последовательного ряда страховых договоров.

Установление юридического различия между страхованием имущества и страхованием лиц вовсе не направлено на отрицание за вторым видом страхования юридической силы. Это договор, по своим юридическим признакам, отличный от договора страхования имущества, а между тем единство имени способно вызвать представление о близости их юридической природы.

II. Совершение договора.

Договор страхования лиц в большинстве случаев, за исключением страхования старости, заключается в пользу третьих лиц. Может ли быть этим третьим лицом вообще каждый или требуется некоторая заинтересованность в его жизни страхователя, например, зависимость его материального существования от последнего? Действительно, некоторые страховые общества на Западе выставляют такое требование, но оно не вытекает из юридических соображений Если страхование не имеет своей целью возмещение ущерба, то, очевидно, нет никакого основания делать различие между лицами, в пользу которых предназначается страховая сумма. Это тем более, что заинтересованность одного лица в судьбе другого трудно поддается определению: это можег быть незаконная дочь страхователя, не желающего обнаруживать перед другими такое обстоятельство, или особа, с которою он находится в близких отношениях. Согласия третьего лица при заключении договора не требуется, - сила, договора от этого обстоятельства не зависит.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.351

Наше законодательство, не касаясь вовсе договора страхования лиц, не устанавливает для него формы, а потому словесное соглашение вполне достаточно для его силы. Но в действительности договор страхования лиц, как и имущества, всегда совершается письменно. Предложение делает страхователь, подавая объявление о своем желании застраховаться. Принятие выражается страховщиком в выдаче полиса, и с этого времени договор должен считаться заключенным. В объявлении должны быть даны ответы на все вопросы, имеющие существенное значение для договора и предлагаемые самим страховщиком, как, например, относительно возраста, здоровья, занятий, образа жизни. Не довольствуясь личными показаниями, страховые общества подвергают еще страхователя медицинскому освидетельствованию через собственных врачей.

III. Обязанности страхователя.

Основная обязанность страхователя заключается в аккуратном взносе страховой премии, величина которой определяется при совершении договора и может быть одинаковой для каждого периода времени или постепенно уменьшаться. Упущение своевременного взноса нередко сопровождается по договору неустойкой. Во всяком случае, из договора личного страхования вытекает обязанность для страхователя периодически вносить платежи до наступления известного обстоятельства. Поэтому страхователь не вправе произвольно прекратить платежи и вместе с тем считать свое обязательственное отношение прекращенным. Последствием просрочки будет обращение к нему с требованием со стороны страховщика о платеже следующей за истекший период премии. Страховщик вправе предъявлять такое требование ежегодно, при наступлении и просрочке установленного времени. Конечно, стороны могут указать в договоре, что прекращение взносов равносильно отказу от договора и обязательно для другой стороны. Но, если это прямо не указано в договоре, то обязательственное отношение не прекращается от упущения одним из контрагентов исполнения своей обязанности.

Затем, на обязанности страхователя лежит уведомление страховщика о всякой перемене в образе его жизни, способной иметь влияние на продолжительность существования. Добровольное поступление на военную службу, путешествие в малоизвестные страны, резкая перемена профессии, поездка в местность, охваченную эпидемией, - все эти обстоятельства не влияют на отношения сторон только тогда, если они происходят с ведома и согласия страховщика. В противном случае обязанность последнего отпадает, если со страхователем случится несчастье в новой обстановке, так как страховщик всегда может поставить в зависимость одно от другого и заявить, что смерть произошла от обстоятельств, увеличивших риск помимо договора.

IV. Обязанности страховщика.

На страховщике лежит одна обязанность - с наступлением срока уплатить страховую сумму. Этот срок наступает при страховании жизни с моментом смерти, при страховании стипендии, приданого, - с достижением известного возраста. Страховщик освобождается от своей обязанности, если предусмотренный срок наступает ранее по вине страховщика, что имеет место в страховании жизни. Главный случай такого преждевременного наступления срока представляет самоубийство, потому что при договоре стороны имели в виду обычное течение жизни, и если обязатель-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.352

ство поставлено в зависимость от случайного обстоятельства, то намеренное создание его устраняет характер случайности. Однако, если самоубийство произведено в припадке психической болезни, помешательства, если, например, тифозный больной в припадке горячки выбрасывается из окна, то это не устраняет обязанности страховщика. Последний освобождается от лежащей на нем обязанности и в том случае, когда смерть наступает преждевременно вследствие изменившихся условий жизни страхователя, которые наступили без его согласия.

V. Права третьего лица.

То лицо, в пользу которого был заключен договор личного страхования, приобретает самостоятельное право с момента уведомления его и выраженного им согласия на принятие. До этого времени контрагенты имеют полную возможность изменения условий договора и даже совершенного прекращения помимо согласия третьего лица. Из содержания договора обнаруживается, что право на страховую сумму может быть приобретено им не ранее смерти страхователя. Но право это возникает во всяком случае первоначально в его лице, а не производно, не переходит от страхователя по наследству, так как сам страхователь этого права не имел. Поэтому право на страховую сумму, если оно принадлежит наследнику страхователя, не зависит от принятия наследства. Сын может отказаться от обремененного долгами наследства, и тем не менее не лишится права на страховую сумму, на которую не может быть обращено взыскание со стороны кредиторов страхователя.

Договор личного страхования представляет собой дарственную сделку в отношении к третьему лицу. Отсюда получается тот вывод, что в случае несостоятельности страхователя, при наличности тех условий, с которыми закон соединяет возможность опровержения дарственных актов, конкурсное управление может потребовать от третьего лица, получившего уже страховую сумму вследствие смерти несостоятельного должника, возвращения денег, в конкурсную массу. Вопрос состоит в том, какую следует признать величину дарения, в размере ли страховой суммы или в размере совокупности внесенных премий? Решение должно быть в пользу второй величины. Дарение предполагает соответствие обогащения на одной стороне и уменьшение имущества на другой. Кз имущества страхователя вышли только премии, а не вся сумма. Поэтому конкурсное управление может вытребовать только сумму, равную совокупности премий, но и то при условии, что договор был заключен не раньше, как за 10 лет до объявления несостоятельности. Если договор был заключен ранее этого Момента, то конкурсное управление не имеет права требовать возвращения, так как все последующие платежи были лишь исполнением взятого на себя обязательства и, если бы не были внесены добровольно, то могли бы быть вынуждены.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права - М.: «СПАРК», 1995. С.353

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.