Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава X. ГОСУДАРСТВО, ПРАВО И ДЕМОКРАТИЯ

§ 1. Понятие, признаки и виды демократии

Государство и право познаются не только «через самих себя» – через их сущность, содержание, социальную роль и назначение, но и через систему их взаимосвязей и взаимодействий с другими, примыкающими к ним явлениями, институтами и учреждениями. Среди них особое значение имеет демократия.

Отечественными и зарубежными авторами написаны в течение столетий целые горы книг и статей по проблемам демократии, высказаны сотни, если не тысячи различных точек зрения и суждений о том, что есть демократия, а что не является таковой, каков характер ее связи с государством, правом и обществом. Однако вопрос о демократии и по сей день является весьма спорным и до конца не решенным.

Пытаясь определить, что собой представляет демократия, многие западные исследователи, например, считают, что демократия – это: а) прямое или косвенное (через выборных представителей) управление страной самими людьми; б) государство, страна, сообщество, имеющие демократическое правительство; в) правление большинства; г) восприятие и реализация принципа равенства прав и свобод граждан, а также их возможностей[1]. Исходным в подобных определениях и суждениях является тезис о том, что первоначально демократия в современном ее понимании, зародившись в Греции, дословно означала «народовластие» (от demos – народ и kratos – власть). Этот же смысл вкладывается в данный термин и понятие и поныне[2].

В отечественной научной литературе при рассмотрении понятия и содержания демократии исходят, так же, как и в западных источниках, из традиционного представления о ней как о народовластии. Но в отличие от последних основной акцент при ее определении зачастую ставится не на правах и свободах граждан или на других ее атрибутах,

§ 1. Понятие, признаки и виды демократии        285

таких, как участие граждан в управлении делами общества и государства, а на особом характере формы государства. Демократия, говорится в связи с этим в Энциклопедическом словаре, – это не что иное, как «форма государства, основанная на признании народа источником власти, его права участвовать в решении государственных дел, в сочетании с широким кругом гражданских прав и свобод»[3].

Это не означает, разумеется, что из поля зрения отечественных исследователей выпадают другие стороны и проявления демократии. Рассматривая ее под разными углами зрения и с позиций различных наук – философии, социологии, истории, политологии и др., многие авторы, например, определяют демократию как особый политический режим, как некий «атрибут государства», характеризующийся «принадлежностью народу всей полноты власти, реальной возможностью трудящихся управлять обществом и государством через созданные и контролируемые ими государственные и общественные организации...»[4].

Существуют и другие подходы и представления о демократии, отражающие те или иные ее стороны и отдельные аспекты ее проявления. Каждый из них по-своему раскрывает понятие демократии и каждый заслуживает к себе определенного внимания.

У такого сложного, многостороннего и нередко внутренне противоречивого явления и понятия, как демократия, по-видимому, нет и не может быть простого и к тому же «единственно правильного» определения и представления. Исходное же определение демократии как народовластия или, скажем, как формы государства не может в полной мере удовлетворить ни теоретические (интеллектуальные) потребности общества или его отдельных представителей, ни их практические запросы. Ибо представление о демократии как о форме государства является весьма односторонним, а представление о ней как о народовластии – слишком общим, непременно требующим определенной детализации и «расшифровки».

К тому же нельзя упускать из поля зрения тот немаловажный факт, что у авторов, занимающихся проблемами демократии, нет четко согласующегося с реальной действительностью представления ни о «демосе» – носителе власти, ни о «кратосе» – понятии, содержании и основных признаках самой власти. Все это не может не затруднить, с одной стороны, глубокое разностороннее понимание демократии как

286       Глава X. Государство, право и демократия

 

реально существующего в той или иной стране явления, а с другой – проведение грани и соответственно избежание смешения демократии как научного феномена с псевдодемократией как идеологическим и пропагандистским феноменом.

В самом деле, можно ли все свести к единому, удовлетворяющему всех пониманию и толкованию демократии как народовластия, если в понятие одного из его слагаемых – «народ» – в условиях рабовладельческого строя, согласно официальному о нем представлению, не входила такая огромная часть населения, как рабы? В условиях феодального строя из него «исключались» крепостные крестьяне. В современных же условиях в соответствии, например, с широко распространенным в мире марксистским пониманием «народа» из его состава исключаются господствующие в обществе «эксплуататорские группы и классы». Понятием «народ» при таком подходе охватываются лишь те социальные слои, группы, и классы, «которые по своему объективному положению способны участвовать в решении задач прогрессивного развития общества». Это, главным образом, «трудящиеся массы – творец истории, ведущая сила коренных общественных преобразований»[5].

Аналогично дело обстоит и со второй составной частью демократии как народовластия – с «властью», которая в одних случаях сводится главным образом только к государственному феномену (государственная, законодательная, исполнительная, судебная власть), а в других случаях – к более широкому, политическому феномену (политическая власть в обществе). А в третьих случаях власть, а вместе с ней и демократия ассоциируются со всем обществом, со всей общественной, а точнее, общественно-политической властью.

Отсутствие единого или хотя бы достаточно общего представления о демократии – ее понятии, сущности и содержании – открывает огромные возможности для произвольного ее толкования и наименования демократическими государств, правящих режимов и политических систем, которые, по сути, никогда не были таковыми. Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что в современную эпоху, именуемую эпохой демократии, не было и нет такого государства или правящего режима, которые не причисляли бы себя к народным, демократическим, действующим от имени всех своих граждан и в интересах всех.

Это говорит о многом и прежде всего о том, что во избежание злоупотребления термином «демократия» и в целях его более рационального и эффективного использования весьма важно выработать о демократии хотя бы общее представление. Последнее может складываться

§ 1. Понятие, признаки и виды демократии        287

не иначе как из выработанных веками и подтвержденных самой жизнью ее признаков и черт. Среди них необходимо выделить прежде всего следующие.

1. Демократия всегда ассоциируется с народом, его волей и интересами – с народовластием. Понятия народа, власти, а следовательно, и демократии имеют преходящий, исторический характер[6]. По мере развития общества, государства и права меняются представления не только о народе и власти, но и об ассоциирующейся с ними демократии, а также о ее идеологах и сторонниках – демократах.

Небезынтересно в этом плане сравнить современное представление о демократии и о демократах или тех, кто называет себя таковыми, с первоначальным представлением о ней и об этих людях.

Прежде всего следует отметить, что в ранних источниках демократами рекомендовалось называть «не тех людей, кто старается быть причастным к государственным делам после того, как дело народа победило, а таких, которые пожелали подвергнуться опасности ради вас тогда, когда государство претерпело несчастье»[7].

В наше время, в особенности в постсоветской России, все выглядит несколько иначе. А именно, у государственного руля оказываются в значительном количестве люди, ставшие «причастными к государственным делам» лишь после того, как «дело народа победило».

Далее. В соответствии с теми же ранними источниками любой приверженец демократии должен обладать следующими качествами. Во-первых, он должен быть человеком «хорошего происхождения и со стороны отца, и со стороны матери». При этом не поясняется, что значит быть человеком «хорошего происхождения», а лишь констатируется, что такой человек не может враждебно относиться к законам, охраняющим демократический строй.

Во-вторых, у истинного демократа «должны быть предки, совершившие что-либо хорошее для народа или уж во всяком случае не питавшие к народу вражды».

В-третьих, он должен быть «рассудительным и скромным в своей повседневной жизни». Это необходимо для того, чтобы «из-за безудержной расточительности не брать взяток и не действовать вопреки интересам народа».

В-четвертых, демократ должен быть «благоразумным человеком и искусным оратором, ибо хорошо, когда рассудительность оратора помогает ему выбирать наилучшие решения, а его образованность и красноречие убеждают слушателей».

288       Глава X. Государство, право и демократия

 

И, в-пятых, настоящий демократ должен быть человеком храброй души, чтобы не покинуть страну или «город в период бедствий и опасностей»[8].

Истинные демократы во всех отношениях противопоставляются лжедемократам. Последние «из бедняков быстро превратились в богачей; занимают много должностей, но не дают отчета ни по одной; вместо согласия они возбудили между гражданами взаимные подозрения; вместо мира объявили гражданскую войну; из-за войны потеряли» в глазах других людей, в частности, эллинов, – констатировал в одной из своих речей Аисий[9].

2. Демократия в реальной жизни выступает как сложное и многогранное явление, материализующееся в самых различных сферах жизни и имеющее бесчисленные пути и способы своего проявления. Она отнюдь не сводится лишь к политической сфере жизни общества или государства, как это иногда трактуется в литературе, а распространяется также и на другие сферы – экономическую, социальную, культурную, научную, идеологическую. В зависимости от того, в каких сферах жизни общества и деятельности государства проявляется демократия, обычно говорят и о соответствующих видах демократии. Например, если демократические принципы, нормы и идеи реализуются в политической сфере жизни общества и государства, то, несомненно, в данном случае речь идет о политической демократии. Когда же они проявляются в сфере экономики, социальной сфере жизни общества или же в области идеологии, то соответственно имеется в виду экономическая, социальная и «идеологическая» демократия.

Демократия не может быть сведена только к какой-либо одной из сфер жизни общества, точно так же, как она не может рассматриваться исключительно лишь в каком-либо одном из своих проявлений. Она не может проявляться, например, только в качестве особого политического и государственного режима, т.е. совокупности методов осуществления власти или в качестве формы организации государства и отдельного государственного или общественно-политического института. Она выступает в самых различных своих качествах и проявлениях. В частности, по отношению к субъекту государственной и общественной власти – народу – демократия выступает как максимальное проявление его воли, устремлений и интересов, их характеристика. Применительно к непосредственным носителям этой власти – государст-

§ 1. Понятие, признаки и виды демократии        289

венным, партийным и общественным органам и организациям демократия выступает как их соответствующая форма или принцип организации. По отношению к процессу осуществления государственной и общественной власти демократия проявляется как совокупность соответствующих методов и способов властвования, т.е. как соответствующий режим. Наконец, по отношению к объекту проявления власти – отдельным гражданам, юридическим лицам, социальным слоям, группам, классам, ассоциациям и организациям демократия выступает в виде их соответствующего статуса, режима их жизнедеятельности, широкого круга конституционно закрепленных прав и свобод.

К сказанному следует добавить, что политический и идеологический плюрализм, многопартийность, признание принципа разделения властей, решение вопросов большинством голосов, выборность, сменяемость и подотчетность государственных органов народа и многое другое в таком же духе – это все так же есть не что иное, как пути и способы проявления всего того, что именуется демократией.

3. Исходя из взаимосвязи и взаимодействия различных сфер «приложения» демократии, а также различных путей, форм и способов ее проявления, о демократии как явлении в каждой отдельно взятой стране можно говорить не как о случайном наборе демократических проявлений, институтов и учреждений, а как о некой их системе.

Составными частями или структурными элементами такой системы в зависимости от аспекта исследования, а также от уровня (своего рода «среза») рассматриваемой системы могут выступать, например, отдельные разновидности демократии –демократия внутрипартийная, государственная, профсоюзная и т.д. Они проявляются как первичные (по своему объему, содержанию, месту в системе и социальному назначению) элементы, непосредственно образующие общую систему демократии и выступающие, в свою очередь, по отношению к ней как подсистемы.

Кроме выделения первичных элементов общей системы демократии возможно также выделение и ее вторичных элементов, которые непосредственно образуют в результате своей взаимосвязи и взаимодействия частные системы (подсистемы) демократии. В качестве такого рода вторичных элементов общей системы демократии можно назвать, например, на уровне рассмотрения форм внутренней организации и внешнего проявления демократии различные демократические (партийные, государственные и общественные) институты и учреждения; на уровне содержания демократии – соответственно ее различные принципы (выборность, подотчетность, гласность, сменяемость, коллективность руководства и др.), традиции демократии, различные

290       Глава X. Государство, право и демократия

социальные нормы, конституирующие демократические институты и учреждения и содержащие в себе демократические права и свободы граждан. Используя аналогию с другими социальными системами (и в частности, с политической системой, теория которой считается более или менее разработанной в литературе), в общей системе демократии можно выделить в качестве самостоятельных элементов также и взаимодействие субъектов демократии, их общественно-политическую активность и фактические отношения, возникающие между ними в процессе реализации их прав и свобод, при проведении в жизнь принципов демократии.

Помимо выделения структурных элементов системное исследование демократии предполагает также установление всего многообразия системообразующих (т.е. «стягивающих» различные элементы в единую систему) связей, возникающих соответственно между первичными и вторичными элементами; определение уровня структурной и функциональной целостности исследуемой системы на том или ином этапе ее развития; разграничение промежуточных и конечных целей ее функционирования; определение окружающей среды системы демократии и установление характера ее взаимодействия с экономическими, политическими, идеологическими и иными условиями жизни, непосредственно окружающими ее.

Системное исследование демократии позволяет глубже проникнуть в суть данного явления, лучше понять механизм его функционирования и многочисленные способы его проявления. Однако при этом следует иметь в виду, что существование общей системы демократии, а следовательно, и ее соответствующее рассмотрение возможны далеко не в каждом обществе. Это возможно лишь в тех общественных и-политических системах, где нет глубокого, объективно непреодолимого материального и любого иного, производного от него, разрыва между различными слоями общества.

Там же, где такой разрыв существует, там, где у разных слоев и классов доминируют несопоставимые друг с другом материальные и иные цели и интересы, там нет и не может быть общей системы демократии. У каждой из этих сторон существуют свое собственное, обусловленное объективными условиями их жизни и их интересами представление о демократии, своя собственная система ценностей и своя система (подсистема) демократии. Ибо у рабовладельца, помещика и современного работодателя объективно существует своя система ценностей и интересов, а следовательно, свое представление о демократии, а у раба, крепостного и современного работника по найму, работополучателя – свое.

§ 1. Понятие, признаки и виды демократии        291

4. В реальной действительности у разделяющих различные, а тем более несовместимые друг с другом ценности и интересы слоев общества нет и не может быть общих для всех идеалов демократии. У каждого из них свои идеалы, свое представление о демосе и кратосе, о гуманизме и справедливости в установлении и осуществлении власти, о «подлинной» демократии.

И было бы «ужаснее всего, – отмечалось одним из идеологов античной демократии, – если бы в демократичесхом государстве не все имели одинаковые права, если бы, оставив за собой государственные должности, мы в то же время в судебных делах отказались бы от того, что нам положено по закону, и, погибая в борьбе за наш государственный строй, при голосовании отдавали бы первенство людям, имеющим много имущества»[10].

Иными словами, было бы губительным для общества и государства, именуемых демократическими, если бы не было для всех хотя бы формального равенства, если бы открыто доминировали во время формирования государственных органов и их деятельности люди, «имеющие много имущества». Для поддержания единства общества и государства не только принудительными, но и поощрительными, идеологическими мерами, раньше и особенно в современных условиях, требуется хотя бы иллюзия равноправия всех социальных слоев и классов, иллюзия одинакового их доступа к создаваемому всем обществом богатству и к рычагам управления государством.

На самом же деле все обстоит далеко не так. Доминирующую роль в ранних и современных обществах, во всех когда-либо существовавших демократиях неизменно играли и продолжают играть лишь высокообеспеченные, богатые слои населения и классы, монополизирующие доступ к власти, о которых еще Аристотель в своей «Риторике» писал, что они «высокомерны и надменны», «склонны к роскоши и хвастовству», «настроены так, как будто обладают всеми благами». Богатые отличаются еще и тем, замечал великий мыслитель, что «считают себя достойными властвовать, потому что, по их мнению, они обладают тем, что делает людей достойными власти». И вообще, обобщал автор, характер, сообщаемый богатством, «есть характер человека неразумного и хвастливого. Характер у людей, недавно разбогатевших, и у людей, давно богатых, различен именно тем, что люди, недавно разбогатевшие, обладают пороками в большей и худшей степени потому, что быть вновь разбогатевшим значит как бы быть невоспитанным богачом. И несправедливые поступки, которые они совершают, по-

292       Глава X. Государство, право и демократия

 

рождаются не злобой, но высокомерием и невоздержанностью, как, например, побои и прелюбодеяния».

Имея прямой доступ к власти и обладая надежными рычагами контроля за ее осуществлением, господствующие круги в любом современном обществе пытаются широко использовать в процессе ее формирования и функционирования также представителей других слоев населения. Тем самым создается устойчивая, веками внедряемая в сознание и подсознание масс иллюзия всеобщей доступности власти в демократическом обществе и государстве, ее «народности», всеобщей справедливости и универсальности.

В реальной действительности такого образцово-показательного, чисто народного строя никогда не было и нет. То, что именуется в обществе, состоящем из классов и слоев с диаметрально противоположными ценностями и интересами, демократией, точнее и честнее было бы назвать, как это делал еще Платон, олигархией[11].

Что же касается «чистой», самой совершенной, «настоящей», «подлинной» и т.п. демократии, народовластия всех слоев населения в интересах всех, то это, скорее, некая идеальная теоретическая конструкция, образец для подражания в развитии общества и государства. Этот идеал и теоретическая конструкция находятся в тесной связи и взаимодействии с другими аналогичными идеалами и конструкциями, такими, например, как «государство всеобщего благоденствия», «открытое общество», «развитое социалистическое» и «коммунистическое общество», «общенародное государство» и др.

Они нередко абсолютизируются одними слоями общества и отражающими их интересы авторами и критикуются другими.

Одним из таких критиков в России был К. П. Победоносцев (1827 – 1907) – обер-прокурор Св. Синода, наряду с выполнением своих служебных обязанностей преподававший законоведение трем цесаревичам, поскольку кроме него, по его скромному замечанию, нельзя было «положиться нравственно хотя бы на одного из нынешних – увы! гнилых – юристов в России»[12].

В одной из своих «записок»-конспектов по законоведению автор, не отягощенный теоретическими изысканиями, тем не менее рассуждал по поводу демократии. В Древнем мире, писал он, демократия была простая, непосредственная. Народное правление состояло «из целого народа. В новом мире – иная форма, сложная». Народное

§ 2 . Факторы, обусловливающие реальный характер демократии  293

правление состоит из представителей народа, выбранных лиц, правящих во имя народа. «Чистая демократия возможна разве на малых территориях, ограниченных горами или морем. Притом необходимое для нее условие – существование рабства, которое в Древнем мире давало возможность всем свободным гражданам заниматься политикой правления».

Самый явственный пример чистой демократии – Афинская республика, продолжал автор. Правит народное собрание, куда еженедельно собираются все граждане с 20-летнего возраста. Все дела внутренней и внешней политики, суд и законодательство – все здесь сосредоточено.

Однако это правление, называемое чистой демократией, по мнению К.П. Победоносцева, является ничем иным, как правлением толпы. А толпа «не может рассуждать». Она действует по увлечению, следуя речам ораторов-демагогов. Воля народная выражается большинством. Старый не имеет преимущества перед молодым. «Из слепой страсти к численному равенству все должности замещаются даже не по выбору, а по жребию и подлежат частой смене по прихоти собрания, не стесняющегося и своими законами. При разгуле демократии тяжко становится всем честным и самостоятельным людям. Все возвышающееся над толпой ненавистно толпе. Отсюда – остракизм». [13]

Таким образом, «чистая», доведенная до своего логического конца демократия ассоциируется у данного автора, так же, как и у ряда других авторов, с властью толпы. Демократия в данном случае рассматривается как синоним «толпократии». Идеи чистой демократии подвергаются критике и с других позиций.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Webster's New Universal Unabridged Dictionary. N.Y., 1993. P. 483.

[2] См., например: Holden В. The Nature of Democracy. L., 1974; Sinclair R. Democracy and Participation in Athens. Cambridge, 1989.

[3] Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 378.

[4] Карельский В.М. Теоретические проблемы социалистической государственной власти и демократии. Свердловск, 1972. С. 27.

[5] Советский энциклопедический словарь. С. 378

[6] См.: Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М , 1993 С. 10–16.

[7] Исократ. Речи: XVIII // Вестник Древней истории 1968. № 2. С 68.

[8] Эсхин (III). Античная демократия в свидетельствах современников / Изд. подгот. А.П. Маринович и Г.А. Кошеленко М. 1996. С. 186-187.

[9] См.: Там же. С. 196. 259.

[10] Исократ (XX). Античная демократия в свидетельствах современников. С. 318

[11] См.: Платон. Государство//Сочинения: в 3-х т. Т. 3. Ч. 1. М., 1971.

[12] Цит. по: Тимошина Е.В. Записки по законоведению К.П. Победоносцева // Правоведение. 1997. № 1.С. 70.

[13] Цит. по: Тимошина Е.В. Указ. соч. С. 76, 264.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.