Предыдущий | Оглавление | Следующий

E. H. Трубецкой

Евгений Николаевич Трубецкой (1863–1920) – правовед, философ, публицист.

E. H. Трубецкой получил образование на юридическом факультете Московского университета (1881–1885 гг.), где одновременно он глубоко изучал историю философии и богословия. По окончании университета стал приват-доцентом Юридического лицея в Ярославле. В 1892 г. получил научную степень магистра, а несколько позднее и доктора. После защиты докторской диссертации был профессором Киевского, а с 1906 г. Московского университета. Хотя, по свидетельству В. В. Зеньковского, главные интересы Трубецкого лежали в области философии и истории религии, он постоянно читал курсы по энциклопедии права и истории философии права [1].

Наряду с научной деятельностью Трубецкой активно участвовал в общественной жизни страны. В 1907–1908 гг. – член Государственного Совета. Являлся одним из основателей «Союза мирного обновления» и главным редактором печатного органа этого союза – «Московского еженедельника» (1906–1910 гг.), в котором публиковались Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, В. Ф. Эрн, С. Л. Франк, И. А. Ильин и др. Трубецкой – один из организаторов Психологического общества при Московском университете, Религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева, инициатор создания издательства «Путь». После Октябрьской революции Трубецкой покинул Москву, включившись в белое движение [2].

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.464

Первоначально Е. Трубецкой и его брат Сергей, в будущем – также известный русский философ, испытали значительное влияние позитивизма. Распространенное в России того времени критическое отношение к существовавшему политическому режиму привело не только к осуждению самодержавия, но и к отрицанию большинства традиционных ценностей. Но при более глубоком знакомстве с мировой философской традицией братья пришли к выводу, что эмпиризм, который реанимировали позитивисты, был уже давно опровергнут Лейбницем в его полемике с Локком, а классик позитивизма Спенсер просто не понял смысл трансцендентального учения Канта об априорных основаниях знания.

Отойдя от позитивизма, Е. Трубецкой пришел к философии скептицизма. Он преодолел кризис в то время, когда страстно увлекся философией Шопенгауэра, результатом чего стал поворот к религиозной проблематике. Тогда пришло понимание того, что его философский пессимизм был неизбежным следствием отрицания абсолютно истинных принципов, управляющих миром. Так перед молодым философом возникла альтернатива: «Или есть Бог, или не стоит жить». Как раз в этот период в журнале «Русский вестник» печатались два произведения – роман Φ. Μ. Достоевского «Братья Карамазовы» и «Критика отвлеченных начал» В. С. Соловьева. Эти работы в разных формах – художественной и философской – поднимали один и тот же вопрос – об отношении человека и Бога, веры и разума. Отталкиваясь от идей, представленных в данных работах, Трубецкой занял собственную позицию. В отличие от Соловьева, который утверждал единосущность Бога и мира, Трубецкой настаивал на точке зрения внеположенности мира божественного и мира природного. Бог, считал он, обладает полной свободой воли, и отождествление его с творением невозможно.

Понятие свободы – одно из центральных в философии Трубецкого. Свобода – достояние Бога, но также и основа деятельности индивида. Если у Соловьева отношение между Богом и человеком основаны на любви, то у Трубецкого – на свободе выбора, которая есть источник не только добра, но и зла. Человек сам выбирает свой путь и несет ответственность за зло в мире. Поэтому София (одно из основных понятий в системе Соловьева) у Трубецкого является не посредницей между Богом и миром, а идеальным замыслом о мире, который человек может принять или отвергнуть.

Трубецкой отрицал мысль Соловьева о том, что противоположение себе чего-либо иного является для абсолютно сущего (Бога) внутренней необходимостью, доказывая, что мир сотворен Богом не из первома-терии, а в свободном творческом акте из небытия.

Смысл жизни Трубецкой видел в поиске вечных истин, которые заключены в божественном сознании. Свободно от ошибок и истинно лишь «мистическое сознание», оно универсально и пронизывает все сферы человеческого сознания. Что касается чувственной, преходящей, действительности, то она, по мнению Трубецкого, доступна нашему

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.465

познанию лишь потому, что уже имеет место в универсальном сознании Абсолютного.

Веря в идею всеединства и Богочеловечества как конечную цель развития мира, Трубецкой, в отличие от Соловьева, исходил из принципа четкого разграничения религиозно-нравственной и социально-экономической сферы. По Трубецкому, недостатком того церковно-государственного строя, за который ратовал Соловьев, является то, что он может быть осуществлен лишь путем насилия, так как государство – не свободная организация, его нельзя включить в Царство Божие.

Выступая с критикой теократических идей Соловьева, Трубецкой обратился к понятию правового государства, считая право проявлением Абсолютного, каким оно может быть на несовершенной ступени человеческого развития. В соответствии с мировой философско-правовой традицией Трубецкой связывал идеал права с принципом свободы. Свобода составляет основное содержание права. Где нет свободы, там нет и не может быть никакого права. В данном контексте он различал свободу как способность воли человека сознательно выбирать ту или иную модель поведения (свобода внутреннняя) и свободу как возможность действовать вовне, преследовать и осуществлять какие-либо цели во внешнем мире (свобода внешняя). Право, по определению Трубецкого, которое он дает не без влияния И. Канта, есть совокупность норм, с одной стороны, предоставляющих, а с другой стороны, ограничивающих внешнюю свободу лиц в их взаимных отношениях [3].

Согласно воззрениям Трубецкого, именно трактовка права как внешней свободы, предоставленной и ограниченной внешней нормой, заключает в себе именно те существенные признаки права, которых недостает другим его определениям. Значительная часть определений, против которых выступает Трубецкой, считает характерным для права то, что оно является созданием государства или пользуется его признанием. Но, доказывает Трубецкой, право может существовать и помимо государства, оно предшествует государству и обусловливает его собой. Точно так же несущественно для права признание его каким-либо внешним авторитетом: ибо право обусловливает любой авторитет.

Некоторые авторы (Трубецкой отмечает Иеринга, Шопэнгауера, Л. И. Петражицкого и др.) выделяли также и другие, на их взгляд, существенные признаки понятия права: принуждение, силу, интерес, осуществление мира, нравственное содержание правовых норм. Несущественность всех этих признаков Трубецкой стремился доказать, исходя из того, что право осуществляется без всякого принуждения и насилия, что существуют правовые нормы, не выражающие в себе интересов, не направленные к осуществлению мира и, наконец, безнравственные по своему содержанию.

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.466

Различая нормы нравственные и правовые, Трубецкой вместе с тем отмечает, что уважение к внешней свободе личности должно быть гарантировано не только правом, но и нравственностью, поскольку существует множество нравственных норм, которые ограничивают произвол одних лиц во имя внешней свободы других. Так, например, если нравственные нормы запрещают воровство, убийство, то они, подобно нормам правовым, ограждают внешнюю свободу лица против внешних насилий и против любого произвола. Отсюда можно сделать вывод, что данное определение права не заключает в себе тех признаков, на основании которых можно было бы отличить нормы правовые от норм нравственных. С точки зрения Трубецкого, область нравственности и область права не только не исключают друг друга, но находятся во взаимосвязи, так как одни и те же нормы могут одновременно заключать в себе и правовое, и нравственное содержание, несмотря на то, что не все правовые нормы нравственны по своему содержанию.

Основная суть различия между правом и нравственностью, которое проводит Трубецкой, может быть выражена следующим образом: содержанием права является исключительно внешняя свобода лица. Содержанием же нравственности является добро, или благо, причем требования добра могут касаться как внутренних, так и внешних проявлений нашей свободы, как действий лица, так и его настроения. В область права входят все вообще требования, касающиеся внешней свободы лица, все те правила или нормы, которые ее предоставляют и ограничивают, независимо от того, нравственны или безнравственны эти нормы, служат или не служат они целям добра. В область нравственности входят все вообще правила или нормы, предписывающие осуществлять добро, независимо от того, имеют или не имеют эти предписания правовое значение, касаются ли они внешней сферы действий или только внутренней сферы настроения лица.

Таким образом, с одной стороны, нравственные предписания включают в себя часть права, с другой – правовые предписания включают в себя часть нравственности; но вместе с тем существует множество таких нравственных требований, которые не имеют правового значения, и много таких правовых норм, которые или вовсе не имеют нравственного содержания, или же просто безнравственны.

В свете проблемы отношения права и нравственности, Трубецкой ставил вопрос о том, обладают ли требования добра всегда одинаковым и неизменным содержанием, представляют ли они сочетание вечного с изменчивым или же они меняются сообразно той ступени развития, на которой стоит каждое конкретное общество. Решение этого частного вопроса философии права невозможно найти, если не ответить на более общие вопросы: изменчивы ли все требования добра вообще или же есть вечный идеал добра? Существует ли какое-либо вечное начало должного в нравственности, вечный закон добра, или же все содержание нравственности в целом есть продукт истории?

Сторонники господствовавшей в конце XIX – начале XX в. теории эволюционного воззрения на нравственность чаще всего склонялись к

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.467

тому, что нравственность – всецело продукт истории и видели в нравственных нормах только беспрерывно изменяющийся результат развития человека и человеческого общества. Главным аргументом в пользу такого воззрения выдвигался факт изменчивости нравственных понятий в зависимости от эпохи, цивилизации и исповедуемой религии. Значительная часть эволюционистов склонна была считать, что нет вечных истин в сфере нравственности, а есть лишь беспрерывно меняющиеся нравственные понятия, отражающие в себе ту или иную ступень культурного развития.

Трубецкой, возражая против такой трактовки нравственности, выдвигал следующий основной аргумент: весь мир находится в процессе беспрерывного развития; это всеобщее течение, совершающееся в области явлений, не исключает существования таких незыблемых законов сущего и таких вечных законов должного, которые определяют собой развитие мировой жизни, дают направление потоку явлений, но сами находятся вне движения, вне развития и не подлежат изменению. Выводить изменчивость добра из того, что меняются человеческие понятия о добре, так же абсолютно неверно, как и отрицать неизменность законов природы на том основании, что на различных ступенях своего развития человек представляет их себе неодинаково. Трубецкой был убежден, что изменчивость нравственных понятий доказывает только, что нравственное сознание человека изменяется, прогрессирует; но это отнюдь не доказывает того, что изменяется сам закон, сама сущность добра. Признание развития нравственного сознания человека не исключает возможности существования таких вечных истин в нравственной области, которые лишь постепенно проникают в сознание человека и постепенно им усваиваются. Разбирая аргументацию эволюционистов, которая покоится на произвольном отождествлении образа добра с субъективными понятиями о добре и исходит из того допущения, что не существует блага объективного, что все то, что люди называют добром или благом, неизбежно несет на себе печать субъективности, Трубецкой отмечает следующее: что если стать на такую точку зрения, то не может быть и речи о каких-либо вечных истинах в нравственной сфере.

В своих работах Трубецкой указывает, что все ошибки человеческого ума и воли обусловливаются тем, что благо человека не зависит только от его ума и воли: человек – не центр Вселенной и не изолированное существо, а часть мирового целого, органически связанная с прочими частями мироздания; следовательно, его благо зависит от объективных законов, лежащих в основе мирового целого. С точки зрения ученого, законы блага существуют объективно, независимо от того, вошли они или нет в человеческое сознание, потому что благо человека (телесное и душевное), обусловлено непреложными законами, господствующими в мироздании, а также местом человека во Вселенной. Согласно глубокому убеждению Трубецкого, вера в объективный, незыблемый закон добра, существующий независимо от наших несовершенных понятий о нем, составляет необходимое предположение нравственности, а отожде-

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.468

ствление добра с субъективными человеческими представлениями о добре, которое развивают эволюционисты и дарвинисты, неизбежно приводит к отрицанию нравственности и морали.

Как бы ни были разнообразны и изменчивы человеческие представления о самом содержании добра, закон добра всегда представлялся и представляется людям в виде требования всеобщего, безусловно данного. В попытке выяснить содержание этого закона, его требования, Трубецкой основывается на понятии солидарности. Показывая, что как бы ни менялось содержание нравственного сознания людей, человечество на всех ступенях своего развития в большей или меньшей степени придерживалось одной нравственной истины: никакой человек не может найти своего блага в своей единичности, вне союза с подобными ему людьми. Человек должен осознать ту истину, что путь одиночества – гибель, а солидарное сообщество для человека спасительно. Как бы ни были разнообразны нравственные понятия у различных народов, все они сходятся между собой в том, что человек должен поступаться некоторыми личными интересами ради общего блага, ограничивать свой произвол ради ближних.

Солидарность как закон должного в большей или меньшей степени признавалась везде, где только существовало человеческое общество. В нравственном мировоззрении всех народов в большей или меньшей степени выражается сознание одного основного нравственного начала: благо человека – не в эгоистическом обособлении, а в солидарности с другими людьми, причем этот принцип выражается во всей своей полноте и широте в христианской заповеди всеобщей человеческой любви, т.е. такой солидарности, которая не ограничивается одной сферой человеческих действий, но охватывает собой и внутреннюю сферу душевного настроения. Трубецкой не сомневался, что именно в принципе всеобщей человеческой солидарности выражается не преходящая точка зрения той или иной исторической эпохи, а вечный, непреложный закон добра. Идея всеобщей солидарности поэтому коренится не в тех или других субъективных представлениях человека о добре, а в таких объективных, универсальных началах, которые определяют собой путь мирового развития вообще и определяют собой задачу человека и человеческого общества в частности. Этот закон солидарности обнаруживается как объективная истина, как объективный закон добра, который торжествует над заблуждениями и иллюзиями отдельных личностей и целых народов.

Таким образом, в нравственности, согласно взглядам Трубецкого, необходимо различать два элемента: 1) вечный закон добра, которым должна определяться конечная цель человеческой деятельности, и 2) ряд конкретных задач-целей – подвижных, изменчивых, которые обусловливаются, с одной стороны, вечными требованиями добра, а с другой – меняющимися особенностями той конкретной среды, в которой добро должно осуществляться.

Признавая всеобщность и вечность начал права и нравственности, Трубецкой выдвигал в центр своей философии права вопрос о естест-

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.469

венном праве, утверждая, что истинное право изначально покоится на абсолютном, безусловном праве человеческой личности, а все писаные и неписаные законы могут претендовать на обязательное значение лишь во имя естественного права человеческой личности. Как только отвергается право, как только личность перестает быть ценностью, весь правовой порядок рушится. Естественное право, содержание которого включает в себя и нравственные предписания, составляет высшее основание положительного права, а вместе с тем и внутренний закон нашего разума. Оно, согласно Трубецкому, содержит в себе единство нравственных требований и норм, в свете которого позитивное право находит себе подтверждение или осуждение. Естественное право, будучи правом нравственным по своей природе, ориентирует положительное право на принципы абсолютного добра, требуя, чтобы внешняя свобода была предоставлена лицу в тех границах, которые оправдываются целями добра.

Теория естественного права, восходившая еще к древнеримским юристам и достигшая своего расцвета в эпоху Нового времени, к концу XIX в. многими правоведами воспринималась как нечто архаическое. Трубецкой был одним из первых, кто всерьез занялся ее разработкой, будучи подвигнут к тому своими религиозно-нравственными исканиями. Во многом под влиянием его начинаний в России происходит своеобразное возрождение естественного права, с учетом всего того, что внес в теорию права XIX век. Ренессанс теории естественного права в России связан с именами таких крупнейших правоведов, как П. И. Новогородцев, И. В. Михайловский, Е. В. Спекторский, А. С. Ященко, Н. Н. Алексеев, Б. Π Вышеславцев, И. А. Ильин.

Разработка Евгением Николаевичем Трубецким сложных, спорных вопросов о сущности права, о соотношении права и нравственности продолжала традиции духовных исканий русских ученых-правоведов, своеобразно преломляя их идеи в свете мирового философско-правового наследия и собственного религиозного опыта ученого. Его труды не потеряли своей актуальности и теоретического интереса. Именно поэтому они должны рассматриваться как одна из необходимых составляющих национального юридического образования.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Зеньковский В. В. История русской философии. Т. 2. Ч. II. Л., 1991. С. 107.

[2] Основные сочинения Е. Трубецкого: Религиозно-общественный идеал западного христианства в V веке. Ч. 1: Миросозерцание Блаженного Августина. М., 1892; Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI веке. Ч. 2: Идея Царства Божия в творениях Григория VII и публицистов его времени. Киев, 1897; Философия Ницше: Критический очерк. M., 1904; История философии права. М., 1907; Социальная утопия Платона. М., 1908; Великая революция и кризис патриотизма. М , 1915; Отечественная война и ее духовный смысл М., 1915; Умозрение в красках М , 1915; Два мира в древнерусской иконописи. M., I9I6; Метафизические предположения познания. Опыт преодоления Канта и кантианства М., 1917; Два зверя М., 1918; Смысл жизни М., 1918; Μ , 1994; Энциклопедия права. 5-е изд Μ , 1919.

[3] Трубецкой E. H. Энциклопедия права. 5-е изд. М., 1919 С. 11.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.