Предыдущий | Оглавление | Следующий

И. Г. Фихте

Иоганн Готлиб Фихте (1762–1814) родился в крестьянской семье. Учился в университетах Йены и Лейпцига. Профессор Йенского университета (1794–1799 гг.). Уволен из него в связи с обвинением в атеизме. С 1800 г. – в Берлине. С 1810 г. – первый выборный ректор Берлинского университета. Еще при жизни Фихте достиг известности благодаря не только научной, но и практической деятельности, в первую очередь благодаря серии речей к немецкой нации, с которыми он обратился к соотечественникам в период французской оккупации.

Главное произведение Фихте – «Основа общего наукоучения» – увидело свет в 1794 г. В дальнейшем он многократно перерабатывал его (прежде всего в своих лекционных курсах), желая достичь максимальной ясности и точности изложения. Первый вариант своей теории права Фихте изложил в 1796 г. в работе «Основы естественного права в соответствии с принципами наукоучения». Позднее проблемы права исследуются им в сочинениях «Замкнутое торговое государство», «Основные черты современной эпохи», в лекциях 1812 и 1813 гг. и в изданных уже после смерти мыслителя произведениях: «Система учения о праве» и «Учение о государстве, или Об отношении первоначального государства к царству разума».

В своей философии Фихте главное внимание уделял проблемам метода познания. Вслед за Кантом он считал, что философия должна быть фундаментом всех наук. Наука же должна быть системой, исходящей из единого самодостоверного основоположения.

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.183

В учении Фихте трансцендентальный метод познания, в котором сочетаются постижение предмета и самопознание личности, познающей предмет, систематически применяется к учению об обществе, государстве и праве. Применительно к вопросам теории государства и права этот подход означает анализ понятий, исходя из их синтетического единства, имеющегося в субъекте познания, который Фихте определяет как «Я». При этом подробно разрабатывается теория практического действия как условия трансцендентального истолкования понятия и формы государства и права, исследуются предпосылки и границы принципа интерсубъективности в конституировании правовых отношений, решается проблема соотношения морали и права.

«Я» Фихте определяет как абсолютное самосознание, которое находится за пределами сферы опыта человека и потому может рассматриваться как его предпосылка. Особенность фихтевского понимания «Я» состоит в том, что оно трактуется им не как некоторая данность, преднаходимая человеком в глубинах своей личности. По Фихте, «Я» – это чистая деятельность, постоянный акт свободного самоопределения человеческой личности, который является условием каждого акта познания и воли. Цель этой деятельности – самоосуществление человека как свободной личности. Человек должен сам определять себя и никогда не позволять определять себя посредством чего-то постороннего. Именно в этом состоит истинное предназначение человека.

Внешним условием реализации человеком себя как свободной личности является право. «Я» как высший принцип свободной деятельности человека должно стать основоположением и исходным пунктом учения о праве и нравственности. Важнейший вклад Фихте в философию права заключается как раз в попытке вывести, дедуцировать всеобщие принципы права, исходя из единого высшего принципа.

Из всеобщего чистого понятия «Я» Фихте прежде всего стремится вывести другие «Я», теоретически доказать их необходимость. Казалось бы, это – самоочевидный эмпирический факт. Однако наука тем отличается от обыденных форм познания, что она не может удовлетвориться простой констатацией очевидного, но должна выводить и доказывать все свои принципы. В данном случае требование такого рода дедукции направлено на точное выяснение самой природы права. Осуществление этой задачи должно доказать, что право имеет место там, где субъект правоотношения реализует себя как свободную личность, как «Я», и относится к другим людям как к равным себе «Я», сознает свою сущностную общность сними. Подобное отношение исключает отношение к другому человеку как к средству, а также отношение господства и рабства, которые, таким образом, должны быть признаны неправовыми.

Эту дедукцию Фихте осуществляет, анализируя ключевое в определении «Я» понятие свободы. Оно предполагает не одно, но множество взаимосвязанных «Я», реализуемых в людях, способных ставить и воплощать в действительность свои цели, взаимодействовать друг с другом на основе требований разума. Такое взаимодействие Фихте определяет как общность людей.

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.184

Доказательство необходимости существования общности как внутренне дифференцированного, сложного целого, основанного на разделении труда, различии сословий, наличии развитой культуры, государства, права, означает дедукцию общества.

Разумеется, реальность очень далека от тех определений, которые получаются из дедукции чистых умозрительных понятий. Однако эта дедукция позволяет науке различить истинное и неистинное, разумное и неразумное, правовое и неправовое, которые перемешаны в реальной жизни человека и общества. Именно это должно быть назначением науки, которая, основываясь на деятельности разума и на анализе понятий, должна дать обществу рекомендации, в пределах своей компетенции обозначить идеалы и наметить перспективы.

Результатом дедукции из высшего принципа «Я» оказывается чистое понятие права, в общем и целом соответствующее понятию естественного права. Однако и по источнику, и по способу его понимания, оно достаточно далеко от традиционной трактовки этого термина, более соответствуя кантовскому пониманию: «Каждый член общества так должен ограничивать свою собственную внешнюю свободу благодаря внутренней, чтобы все другие рядом с ним могли быть также внешне свободными».

В свою очередь, система реального, позитивного, права должна быть выведена из принципов естественного права, являющихся всеобщим основанием для отдельных политических и политико-правовых наук. Естественное право Фихте понимает как промежуточное звено между природной стороной человека и его моральностью. Право, по мысли Фихте, должно соединить необходимость природы и свободу духа. Тем самым оно способствовало бы порождению человеком его «второй природы» – мира объективной свободы, где он находился бы у самого себя. Не стихийная природа, как у Гоббса или Руссо, соответствует естественному состоянию человека, а «вторая природа» – созданный человеком мир правовых отношений. Само государство, согласно Фихте, есть естественное состояние человека, и его законы не должны быть ничем иным, как реализацией естественного права. Здесь сопрягаются идея права и идея справедливости, норма нравственная и норма юридическая. С точки зрения Фихте, не существует естественного права и естественного состояния как чего-то заложенного от природы, но существует идея права, идея справедливости, раскрывающая смысл положительного права.

Фихте указывает на близость права и нравственности, которые он, однако, различает. Поэтому он полагал, что философское рассмотрение нравственного закона должно составлять предмет морали, а не теории права, которая должна быть особой, независимой от других наукой. Это промежуточное положение права, по-видимому, нелегко сохранить: не случайно в истории правовой науки мы видим попытки обосновать право, опираясь либо на природу, либо на нравственность и религию [1].

История философии права. Под ред. Керимова Д. А.  – СПб., Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. С.185

В ранний период своего творчества Фихте был склонен сближать право и нравственность. Так, в «Опыте критики всякого откровения» (1792) право почти напрямую выводится из нравственного закона. В статьях «Требование от государей Европы свободы мысли» и «К исправлению суждений публики о Французской революции» он включает право в сферу нравственности, обозначая последнюю как родовое понятие по отношению к праву. В поздний период своего творчества он более четко проводит различие между правом и нравственностью. В этой связи Фихте отмечал: «В теории права нет речи о моральном обязательстве; здесь каждый связан лишь произвольным решением жить в обществе с другими: и если кто-то не хочет ограничивать свой произвол, то в области естественного права ему нечего противопоставить, кроме того, что он в таком случае должен удалиться из всякого человеческого общества».

Развиваемый Фихте в наукоучении трансцендентальный метод познания находит свое применение в философии права. При этом мыслитель достигает значительных результатов в вопросе обоснования исходного пункта правового знания, в исследовании роли личности в конституировании системы права, разрабатывает теорию интерсубъективности.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Гайденко Π. Π. Философия Фихте и современность. М., 1979. С. 117.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.