Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 5. Интерес и субъективное право

Объективно обусловленный интерес является движущей силой деятельности людей. В праве прежде всего выражены интересы господствующих классов. В какой мере они совпадают с интересами отдельных членов общества и с общественным интересом, зависит от характера строя и этапа его развития. Этот вопрос достаточно выяснен в марксистской литературе. Надо лишь иметь в виду, что само право – объективное и субъективное— не является интересом. Интерес динамичен, право, особенно объективное,— статично. Поэтому законодательство и содержащаяся в нем объективированная воля лишь в принципе совпадают с интересом класса (народа), который подвергается изменению быстрее, чем на это может реагировать правовая система. К тому же ведь всегда важно, чтобы законодатель мог и хотел верно понять действительный интерес тех, от имени которых он действует.

Применительно к субъективному праву проблема социального интереса имеет еще один существенный аспект. Во многих случаях для приобретения субъективного права и во всех слу-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 186

чаях его реализации играет первостепенную роль интерес субъекта, в том числе отдельной личности. Личный интерес может не иметь социального значения, и тогда он никак не отражен в субъективном нраве. Но личный интерес может иметь и очень часто имеет социальное значение. Такой интерес отражается и закрепляется в субъективном праве, на него оно опирается, и он является стимулом свободного действия управомоченного лица. Наделенное субъективным правом лицо заинтересовано в той или иной мере в использовании предоставленной ему юридической возможности. Если этой заинтересованности нет, то оно и не пользуется такой возможностью. В этом смысле можно, вероятно, говорить о примате интереса над волей в субъективном праве[1]. Воля поступать так или иначе, пользуясь предоставленной свободой действий, определяется интересом.

Однако личный интерес нельзя во всех случаях трактовать как выгоду субъекта, в сугубо эгоистическом плане и с односторонне субъективистских позиций – об этом мы уже говорили. Во-первых, социальный интерес личности немеет объективное основание и в этом смысле не так уж зависит от того, что данная личность думает о своем интересе. Во-вторых, для использования субъективного права всегда необходимо, чтобы имело место какое-то совпадение между интересом личности и социальным интересом, отраженным в праве объективом (интересом общекласоовым, общенародным и т.п.). В-третьих,, использование предоставленной юридической возможности в собственном интересе не означает использования к личной выгоде, во всяком случае не всегда означает действительно собственный интерес. Заинтересованность управомоченного может диктоваться интересами другого лица или общественными интересами. Сам по себе термин «собственный интерес» является в этом смысле неточным.

В юридической литературе долго шел спор: в чем ценность субъективного права для личности – в том ли, что оно позволяет действовать по своей воле, или в том, что позволяет действовать в своем интересе? По всей видимости, этот спор не имел никогда под собой достаточной научной и практической почвы. Без интереса нет волевых действий; без волевых действий не удовлетворить интереса. Социальная ценность субъективного права, как мы пытались доказать, заключается в гарантированной свободе действия личности.

Соотношение между интересом и субъективным правом лаконично и четко сформулировано С.Н. Братусем: «Субъективное право, опираясь на интерес, само интересом не является, хотя утеря социально значимого интереса и может привести к тому, что субъективное право утратит свое значение и свою

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 187

ценность»[2]. «Будучи за пределами субъективного права,— пишет Д. М. Чечот,— интерес есть предпосылка и цель субъективного права»[3].

При всем антагонизме, непримиримости между частным и общественным интересом в досоциалистических формациях в субъективном праве оказывались формально совмещенными интересы личности, государства (господствующих классов, их властвующей группы) и общества. Объясняется это прежде всего тем, что право и государство никогда не могут полностью пренебрегать общими делами, поддержанием условий существования данного общества, его сохранением, хотя бы во имя интересов тех, кто осуществляет власть. Социализм создает наиболее благоприятные (для классового и государственно-организованного общества) объективные предпосылки гармонического сочетания личных и общественных интересов, что и должно находить выражение, в частности, в системе субъективных прав граждан социалистических государств.

Объективно необходимое совмещение, а при социализме и возможное совпадение общественных и личных интересов в праве создает специфическую и давным-давно подмеченную ситуацию, 'Особо действенную в демократическом обществе. Отстаивая свои собственные юридические права, гражданин практически выступает в защиту действующего законодательства и правопорядка. Участвуя в охране правопорядка, гражданин борется тем самым и за незыблемость собственных прав.

Жизнь настолько разнообразна и подвижна, что постоянно возникающие потребности и интересы в самых различных сферах деятельности людей, организаций и учреждений не могут полностью охватываться и закрепляться в законодательстве, в субъективных правах и юридических обязанностях. Юридически закрепляются лишь наиболее социально значимые интересы. В тех случаях, когда не закрепленные в объективном и субъективном праве интересы признаются в качестве законных или законом охраняемых интересов, они подлежат защите в той же мере, что и субъективные права. Категория «охраняемые законом интересы» в советской юридической науке разработана слабо. Д. М. Чечот прав, когда замечает: «Нужно либо доказать, что никаких защищаемых законом интересов, помимо субъективных прав, не существует, а поэтому использованное во многих актах... понятие «охраняемый законом интерес» ошибочно, либо, признав правомерность этого понятия, подвергнуть его исследованию как в общетеоретическом плане, так и в сфере отраслевых дисциплин»[4].

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 188

С общетеоретических позиций по поводу категории «законный интерес» можно сказать следующее. Во-первых, она связана с пробельностью материального права. Во-вторых, об охраняемом законом интересе («законном интересе») может идти речь только в случаях, когда объективное и субъективное право данный интерес так или иначе не опосредовало.

Необходимость охраны законных интересов может вместе с этим свидетельствовать о насущной потребности в формировании нового субъективного права и новой общей нормы. Категория законного интереса не должна восприниматься только в плане пробелов, 'подлежащих восполнению. Незначительные пробелы практически трудно восполнять, и к тому же часть из «их связана с охраной быстро изменяющихся интересов отдельных субъектов права, интересов, которые не приобретают в данный период социальной значимости на уровне общеклассовых задач, но и не носят чисто личного характера.

С позиций режима законности важно, чтобы суды не использовали излишне широко предоставленную им возможность (и обязанность) охраны такого рода интересов, чтобы признание интереса законным не приводило к нарушению прямо предусмотренных ib объективном праве «юридических интересов», т.е. социальных интересов, находящихся под непосредственной защитой правовых норм.

Если отвлечься от некоторых возможных исключений, то можно все же считать, что указание в законодательстве об охране законных интересов является признанием пробельности системы субъективных прав, так же как указание на недопустимость отказа в рассмотрении спора за отсутствием закона является признанием пробельности объективного права. И в этом вопросе, так и в иных, ощущается неразрывная связь между субъективным и объективным правом.

Вот почему систематическое признание судебной практикой данного интереса субъектов права подлежащим охране, т.е. законным интересом, свидетельствует о процессе формирования соответствующего субъективного права в силу того, что этот интерес приобретает достаточно высокий уровень общезначимости. В странах, где судебная практика не признана источником права, такая систематическая однородная деятельность суда должна привести к принятию нормативного акта органом власти. В иных странах с этой проблемой справляются проще в силу действия прецедентного права.

Пробелы в субъективном праве неизбежны, но когда в системе прав субъектов их оказывается много или они становятся значительными по своему характеру, то возникает опасность сбоя в правовом регулировании, являющаяся следствием того, что законодатель недостаточно следит за изменением общественных отношений или не желает по каким-то привходящим

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 189

соображениям усовершенствовать правовые нормы, закрепить в законе соответствующие притязания. Но социально значимыми интересами нельзя пренебрегать в правотворчестве и при отправлении правосудия.

Важно понимать, что социальные интересы являются побудительными стимулами деятельности общественных образований (целых регионов обществ), классов и отдельных слоев населения, каждой личности. Именно социальные интересы побуждают их принимать участие в сохранении или достижении более благоприятных условий человеческого существования, бороться за коренные изменения в экономическом и политическом строе, устранять обстоятельства, которые тормозят социальное движение, прогресс.

Только своевременное отражение в правовой системе и системе субъективных прав назревших объективных потребностей и социальных интересов (объективной нуждаемости в экономических, политических и культурных благах) в состоянии поддерживать действенное правовое регулирование общественных отношений, правопорядок и законность. Сама жизнь и в первую очередь материальные условия формируют интересы личности и общества, интересы существуют в реальной действительности в качестве прежде всего взаимной зависимости индивидов, между которыми разделен труд[5]. В этом смысле интересы не зависят от представлений людей об этих интересах и лежащих в их основе потребностях. С ч ругой стороны, интерес предполагает осознание объективных потребностей и сознательно-волевую деятельность, направленную на достижение целей, выдвигаемых соответственно понятому интересу. Осознавать и своевременно выражать социальные интересы в праве не столь просто. Приходится иметь в виду и то, что политические, экономические, культурно-этические интересы одного и того же класса, одной и той же социальной группы не всегда полностью сочетаются. В силу одного этого обстоятельства охраняемые государственным аппаратом политические интересы тех, кто осуществляет власть, могут отодвинуть на второй план экономические, а тем более культурно-этические интересы. Разумеется, в конечном счете экономические потребности и интересы возобладают и найдут свое концентрированное выражение в государственной политике, но это лишь в конечном итоге, который может наступить и через довольно длительный период времени.

У каждой личности также есть самые разнообразные интересы, и нельзя думать, что при любой жизненной ситуации материальный интерес занимает господствующее положение. Во всяком случае всем прекрасно известны исторические факты, когда главнейшим стимулом человеческих поступков оказывают-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 190

ся этические ил« политические идеалы, ради которых люди могут жертвовать не только материальными интересами, но и самой своей жизнью. Только, если взять социальные общности и историю их развития в целом, выясняется, что в самом последнем счете основой духовных потребностей и интересов оказывались материальные условия жизни и назревшая необходимость их изменения.

Одной из задач юридической науки является выяснение, насколько система субъективных прав (юридических обязанностей) полно отражает и закрепляет реально существующие интересы граждан (организаций, учреждений) и какие из этих интересов требуют дополнительного юридического признания. По сути проблема та же, что и соотношение между притязаниями и моральными правами личности, с одной стороны, и юридического характера правами – субъективным правом – с другой стороны. Только в данном случае вопрос углубляется до выяснения лежащих в основе притязаний личности, классов, социальных групп, организаций объективных потребностей и обусловленных ими интересов. К тому же не всякого рода интересы могут найти свое выражение в определенных общезначимых притязаниях, моральных требованиях и общественном сознании, которое в качестве правосознания будет стимулировать формирование собственно права, охраняемого государством. Прежде всего ясно, что интересы должны носить социально значимый характер я не быть сугубо личными, а тем более асоциальными. Далее, эти интересы не могут противоречить интересам господствующих классов, господствующей воле. Наконец, это должны быть интересы, которые можно выразить не только в субъективном праве, но и гарантировать юридическими обязанностями. Если интересы не обеспечить внешне принудительной, государством установленной обязанностью – юридической обязанностью, то такие интересы и соответственно притязания не могут стать субъективным правом. Их даже нечего пытаться санкционировать законом и судом.

Надо оговорить, что подобный вопрос не представляет проблемы, когда речь идет о притязаниях (интересе) в имущественных отношениях. Притязание имущественного характера, связанное с отношениями собственности и товарооборотом, если есть на то государственная воля, всегда может быть обеспечено юридической обязанностью (разумеется, если таковая не противоречит объективным закономерностям данной формации, оправдана материальными условиями). В иных сферах общественной жизни, не связанных с фактическим владением вещами и обменом, не любые интересы и притязания могут быть поддержаны обязанностями, а потому и не любые из них даже могут стать правом. Во-первых, моральному притязанию не всегда соответствует моральный долг (обязанность) других считаться с этим притязанием. Кроме того, во-вторых, отнюдь не

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 191

любой моральный долг может быть закреплен как юридическая обязанность.

В свое время специфическая черта субъективного права имеющего своим коррелятом юридическую обязанность была подмечена Л.И. Петражицким, хотя и в совершенно неприемлемой для нас интерпретации: с точки зрения «императивно-атрибутивных» эмоций индивида.

Ни право, ни притязание, ни даже правосознание нельзя сводить к эмоциям индивида. Однако отличие правового сознания от нравственного состоит, в частности, действительно в том, что представления о юридически значимых правах непременно ассоциируются с юридическими обязанностями. Такая ассоциация отражает правовую реальность, связь субъективных прав с юридическими обязанностями.

Вероятно, подобная грань существует и между правосознанием и политическим сознанием. Политический интерес, притязание политического характера могут получить выражение в юридических правах только при условии, если им будут соответствовать юридически—признанные обязанности. Важно и то, что субъективное право всегда предполагает не только юридические обязанности других лиц, но и определенные юридические обязанности управомоченного лица. Общественные отношения, предполагающие сосредоточение у одной стороны всех прав, а у другой только одних обязанностей, не опосредуются законодательством, не нуждаются в правовом регулировании. Только в абстракции можно выделить отношение, у одной стороны которого субъективное право, а у другой юридическая обязанность. От подобной абстракции, полезной для анализа и часто употребляемой в теории, надо отличать фактическое положение и юридическую практику, да и историю (например, как отмечалось, отношения между рабовладельцем и рабом не нуждались в правовом опосредовании, первый полностью господствовал над вторым).

Таким образом, к числу необходимых предпосылок, без которых нельзя ожидать преобразования интереса личности, а точнее, ее притязаний, в субъективное право, можно отнести: приобретение интересом личности социальной значимости, его соотносимость с общественным интересом, возможность обеспечения такого интереса юридическими обязанностями иных участников общественных отношений. Когда интерес личности оказывается закрепленным в субъективном и объективном праве, последнее приобретает по отношению к породившему его интересу относительную самостоятельность. Интерес может исчезнуть, измениться, но право в связи с этим автоматически не отменяется. Более того, одно и то же право может часто использоваться для удовлетворения разных интересов.

Отвергая понимание субъективного права как защищенного интереса, нельзя игнорировать роль социальных интересов лич-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 192

ности, господствующих классов, общества в формировании и реализации системы субъективных прав. Изучение проблемы интереса в субъективном праве должно быть продолжено. Подобные исследования особенно полезно осуществлять методами конкретно-социологического анализа. Общетеоретические основы изучения проблемы состоят в следующем: а) признание единства субъективного и объективного права; б) понимание того, что субъективное право позволяет развивать самодеятельность людей и коллективов[6]; в) утверждение, что совокупность наличных прав субъектов обеспечивает им определенную сферу «индивидуальной автономии»[7]; г) наконец, четкое представление о том, что в интересе лица может выражаться как его личный социально значимый интерес, так и интерес иных лиц, а также общественный интерес[8]. Последнее обстоятельство при исследовании субъективных прав в социалистическом обществе приобретает особое значение.

Интерес субъекта толкает его к приобретению и использованию субъективного права, он же приводит к существенным модификациям этого права, предусмотренным законодательством, в мотором выражены интересы классов или всего народа.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву Л., 1949; Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959.

[2] Братусь С Н. Субъекты гражданского права М, 1950, с. 20—21.

[3] Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты, с. 35.

[4] Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты, с. 43.

[5] См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 31.

[6] Алексеев С. С. Проблемы теории права, т. 1, с. 305

[7] Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности, с 65.

[8] Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. М., 1961, с. 225—226










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.