Оглавление | Следующий

ВВЕДЕНИЕ

В литературе всех индустриально развитых стран в последние годы отмечается повышенный интерес широких слоев общества, особенно молодежи, к гуманитарным знаниям. В век грандиозного технического прогресса тяга к общественным наукам воспринимается как парадокс, еще один парадокс нашей эпохи. Но если вдуматься, то в этом нет ничего удивительного и неожиданного. Чем выше уровень материального производства, естествознания и культуры, чем интенсивнее внедряются в жизнь человека компьютеры, электроника и автоматика, тем сильнее ощущается необходимость социального переустройства человеческой жизни, разрыва с общественными отношениями, порабощающими людей, диктующими власть меньшинства и господство несправедливости. Овладев многими тайнами природы, громадными силами созидания и разрушения, человек обращается к тайнам общественного бытия и начинает понимать, что и в общественном устройстве недопустимо дилетантство, произвол и волюнтаризм, пренебрежение объективными закономерностями.

Жизнь убеждает, что ни сверхзвуковые лайнеры, ни громадные города с благоустроенными жилищами сами по себе не обеспечивают достойных человека условий существования, а подчас даже усложняют их. Ядерные реакторы не приносят социальной свободы и равенства, а теория относительности, кибернетика, достижения научной генетики могут использоваться по-разному – в зависимости от того, в чьи руки они попадают и каковы в стране государственная власть, мораль и право. Надежды на то, что технологическая реконструкция может изменить образ жизни людей, политические системы без коренной ломки старых общественных отношений всегда были иллюзорны. Они рассеиваются под влиянием событий сегодняшнего дня. Никто не станет отрицать, огромного значения научно-технической революции XX века, но она создает лишь материальные предпосылки для революционного преобразования и подтверж-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.4

дает, что коммунизм – единственная альтернатива будущего развития человеческой цивилизации. Такое преобразование началось и охватывает уже многие страны мира, сопровождаясь культурной и научно-гуманитарной революцией, одним из проявлений которой является повышенный интерес к общественным наукам и их возможностям повлиять на совершенствование социальных институтов.

Переход к новой общественно-экономической формации означает, что стихийное развитие истории отодвигается на второй план, на первом – познание объективных законов социального движения и их использование для сознательного строительства нового общества. Значение социального знания неизмеримо возрастает. Свое место занимает в обществоведении и юридическая наука, обогащенная передовым мировоззрением и высокими нравственными идеалами коммунизма. Важной областью правоведения (юридических знаний) является общая теория права. Марксистско-ленинское общее учение о праве имеет принципиально-политическое значение – оно раскрывает роль правовой действительности в развитии классового общества, в ликвидации частной собственности и эксплуатации, в установлении и упрочении социалистической демократии. В отличие от отраслевых юридических наук, общая теория права изучает юридическую надстройку в целом, высокая степень обобщения позволяет ей глубоко проникнуть в сущность права и дать ответ на многие актуальные вопросы, часто выходящие за рамки юриспруденции и юстиции. Общая теория описывает реальное соотношение между производственными и правовыми отношениями, между правом и моралью, политикой, идеологией, культурой, техническим прогрессом, наукой; между законодательством и государством, правопорядком и правосудием, законностью и политическим режимом. Она призвана дать ответ на вопрос, какие общественные отношения по своей природе таковы, что необходимо порождают юридическую форму? В ее задачу входит выявление социальной и юридической природы правонарушений и ответственности по закону, определение общих критериев эффективности правового регулирования общественных отношений, путей повышения уровня социалистического правосознания и правовой культуры, правового воспитания трудящихся. Необходимость дальнейшего укрепления правовых основ в жизни членов социалистического общества предполагает растущий авторитет науки права и в том числе общей теории.

Передовые идеи советской общей теории права оказывают благоприятное воздействие на юридическую практику, помогают совершенствовать правовое регулирование, вырабатывать научные демократические принципы правотворчества и применения законов, систему гарантий законности и прав граждан, формулировать основы кодификационных работ и т.п. Общая теория права призвана выполнять и внутринаучную функцию, интен-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.5

сивно развивать, совершенствовать, преобразовывать сам аппарат научного познания права. Не заимствуя своего содержания извне в готовом виде, общая теория воспроизводит глубинную картину юридической реальности собственными концептуальными средствами и путем формирования соответствующих понятий. Но общая теория не возвышается над юридической наукой, ее постоянно питают и поддерживают отраслевые юридические дисциплины, которые носят в известном смысле прикладной характер и теснее, конкретнее связаны с правовой практикой. Взаимосвязь между общей теорией и отраслевыми правовыми науками, а также их различие удовлетворительно характеризуются (помимо прочего) соотношением между двумя дополняющими друг друга типами научной деятельности. При первом превалирует активное формирование методологии и концептуальных средств, анализ теоретических объектов, можно сказать— мышление о мышлении. Последнее необходимо и полезно, если не отрывается от действительности и путей ее духовного осознания. Второй тип познавательной деятельности состоит главным образом, но не исключительно в применении разработанной методологии и понятий к исследуемым наукой объектам и процессам. Здесь на самый первый план выступает усвоение внешнего материала, экстенсивное научное познание[1].

Первый тип познавательной научной деятельности характерен скорее для общей теории права, второй – для отраслевых юридических наук, что совершенно не исключает разработки ими теории и методологии как в пределах данной отрасли, так и проникая в предмет целого комплекса знаний. Сохранение грани между общей теорией права и другими отраслями правоведения диктуется своеобразным разделением труда, которое позволяет одним научным дисциплинам быстро и своевременно реагировать на запросы правовой практики, решать в существенном объеме прикладные вопросы, ассимилировать юридическую реальность, пополняя «материю мысли», а другой науке— общей теории – разрабатывать концептуально-понятийный аппарат, творчески-конструктивно развивать собственное содержание, перерабатывая созерцания и представления в научные понятия, синтезируя не только жизненный фактический материал, но и то, что уже добыто и как-то систематизировано отраслевыми юридическими науками. Оказанное лишний раз подтверждает внутреннюю взаимосвязь общей теории права со всеми другими юридическими науками, их взаимодополняющее свойство. Когда по каким бы то ни было мотивам вычленяют общетеоретические исследования права из сферы правоведения,, то причиняют вред не только общей теории, но и всей юридической науке.

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.6

Общую теорию права связывает с остальной юридической наукой единый объект исследования – право, т.е. особая форма социального движения, качественно определенное общественное образование, требующее для своего познания своеобразного понятийно-категориального аппарата, специфических приемов исследования. Само собой разумеется, что ни общая теория права, ни отраслевые юридические науки и история права не изучают правовую действительность изолированно от иных общественных явлений. Напротив, только в сопоставлении права с экономическими и политическими отношениями, с государством, только в анализе их взаимодействия проявляются свойства права, обнаруживается его реальное место в общественной жизни. Но для любой юридической науки главным предметом познания остается право. Если для отраслевых юридических дисциплин предметом оказывается соответствующая отрасль права, то для общей теории, как упоминалось, объектом исследований оказывается вся правовая действительность в целом, и познается она в процессе интенсивного создания концептуальных специфических средств, которые тут же применяются (и верифицируются) отраслевыми науками на конкретном правовом материале, дают известные результаты, подлежащие дополнительному обобщению со стороны теории. Не случайно крупнейшие ученые-юристы прекрасно совмещают научный поиск в отраслевой дисциплине с творческим развитием общей теории права.

Общепризнанное положение о том, что предметом общей теории является правовая действительность в целом, требует уточняющей экспликации и в другом отношении.

1. Теперь хорошо доказано, что объектом (предметом) любого теоретического знания являются не только эмпирически воспринимаемые вещи и явления, но также заложенные в них объективные тенденции, обнаруживаемые лишь на уровне научных абстракций[2]. Применительно к общей теории права это означает, что ее предметом является не просто эмпирически воспринимаемая правовая действительность, а в первую очередь закономерности ее существования и функционирования, выражающие тенденции и возможности ее развития, изменения, преобразования.

2. Правовая реальность составляет лишь одну из форм общественного сознания, обусловленного общественным бытием, особую форму надстроечных явлений над экономическим базисом, а потому обладает, лишь относительной самостоятельностью. Иначе говоря, праву свойственны не только специфические, но и наиболее общие закономерности общественного развития. Из этого следует, что общая теория права имеет своим предметом

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.7

как общие, так и специфические закономерности правовой реальности.

3. Правовая надстройка является результатом человеческой деятельности, продуктом социального движения и оказывает обратное влияние на эту деятельность, на социальное движение. Поэтому нельзя исследовать юридическую форму в отрыве от общественных отношений, которые ее порождают и в которых она реализуется. Предметом общей теории права является правовая действительность (ее закономерности) как особая форма выражения социальной жизни.

Таким образом, можно сказать, что предметом общей теории права являются общие и специфические закономерности возникновения, развития, функционирования правовой действительности в целом как особой формы социального движения и общественных взаимоотношений людей.

В советской юридической науке широко дискуссируется вопрос о соотношении между общей теорией права и комплексной политико-юридической наукой теории государства и права[3]. Эта проблема заслуживает самостоятельного рассмотрения. Здесь заметим, что все ученые-марксисты признают значение теории государства и права для правоведения и политологии. Вместе с тем надо полагать, что происшедшая интеграция общего учения о праве и общего учения о государстве не исключает их относительной самостоятельности. Философы, занимающиеся наукой о науке, считают, что «интеграция наук ныне реализуется все больше через их дифференциацию»[4]. Такое диалектическое понимание развития современной науки относится и к знаниям о праве и государстве. Диалектический характер развития теории исключает метафизические способы описания этого процесса. В настоящее время уже многие теоретики права защищают самостоятельность общего учения о правовой действительности, не отрицая существования теории государства и права. Но такая позиция встречает некоторые возражения, и опровержение их не всегда бывает убедительным. Короче говоря, задача классификации политических и юридических знаний в настоящее время еще не решена. Представляется, что ее не могут пытаться решить одни юристы, проблема связана с анализом системы всей общественной науки. Что касается содержания общего учения о праве, то оно, как и общее учение о государстве, совместно с ним, вполне успешно развивается на основе исторического материализма, используя другие общественные науки, и с помощью всех отраслей социа-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.8

листического правоведения. За более чем полувековой период своего существования в рамках советской юридической науки общая теория права достигла значительных успехов.

Свидетельством развитости общей теории права является ее четкая структурированность. К структуре общей теории можно подходить в различных аспектах. Если рассматривать ее как совокупность уже добытых знаний о правовой действительности, то элементы общей теории права располагаются в логической последовательности, отражающей движение объекта: правообразование и связи юридической формы с иными явлениями, сущность права, ее проявления в объективном и субъективном праве, реализация права (правоотношения, применение права, законность, правопорядок, правонарушения и юридическая ответственность, наказание и восстановление права). Примерно так излагается общая теория права в учебной литературе и в данной книге. С точки зрения способов получения знаний, общая теория подразделяется на философию права, юридическую концепцию позитивного права, социологию права, а также на сравнительное правоведение, правовую кибернетику и т.п. Эта структура, зависимая от способов познания, считается важнейшей[5].

Объяснение последнему утверждению можно найти в том, что структура знания второго рода органически связана с внутренней закономерностью научного поиска, с важнейшими направлениями развития теории права, которые в перспективе способны сами по себе стать автономной областью научного знания. Интеграция в современной общей теории права философской и социологической проблематики сопровождается одновременным процессом автономизации научных исследований по философии и социологии права. Значительной специализации подверглись общетеоретические исследования в области сравнительного права и в области (в самое последнее время) правовой кибернетики. Нет оснований опасаться, что развивающийся процесс вычленения из общей теории права тех или иных ее элементов приведет к распаду этой науки. Так же как синтез наук не ведет к исчезновению интегрированных ее частей, дифференциация научных исследований не может привести к разрушению соответствующей единой области знания. Единственное требование, которое предъявляется к таким направлениям, как философия или социология права, состоит в том, чтобы они исходили из достигнутого уровня общей теории права, который будет неизменно повышаться за счет освоения новейших результатов исследований, осуществленных в философском и социологическом аспекте, в плане сравнительного права, правовой кибернетики и иных новейших научных направлений.

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.9

Особое значение общей теории права по отношению к перечисленным и иным научным направлениям исследования общетеоретических проблем правоведения определяется прежде всего тем обстоятельством, что марксистско-ленинская общая наука о праве оказалась в состоянии органически связать философские, социологические, кибернетические и другие подходы к правовой действительности со специфически юридическим анализом этой формы социального движения. Общая теория права немыслима вне специальной юридической теории позитивного права. Без связи с ней философия права превращается в абстрактные спекулятивные построения, в мистическое саморазвитие понятий, а социология права— в метафизическую эмпирику, лишенную достоинства концептуального обобщения отдельных фактов, игнорирующую коренные особенности правового опосредования общественных отношений. В лучшем случае это привело бы к возвращению философии права в лоно философии, а социология права – в рамки общей социологии, вывело бы их за пределы юридической науки, в которой они закономерно обосновались и благодаря контакту с которой получили относительно самостоятельный и практически значимый статус. Налицо был бы не прогресс, а регресс философско-социологического понимания права, резкое обеднение общей теории и сведение ее к старому юридическому позитивизму, к юридической догматике, преодоление которой стало возможным только на основе союза юриспруденции с философией и социологией марксизма. Во всяком случае, связь таких компонентов общей теории, как юридическая концепция, философия и социология права, составляет ядро структуры этой науки. История общего учения о праве подтверждает наш вывод.

Одна из причин фиаско, которое потерпела буржуазная общая теория права, и состояла в неспособности синтезировать в единое целое позитивный, философский и социологический аспекты изучения правовой действительности. Такой синтез обеспечивает марксистско-ленинское учение об обществе, праве и государстве. Поэтому замечание А. Подгурецкого по поводу умозрительности любой общей теории неточно, его надо целиком отнести к буржуазной юриспруденции[6]. Социалистическая общая теория права может и должна быть сплавом философского, социологического и специально-юридического понимания права.

Понятийный аппарат общей теории права марксистского толка успешно ассимилирует социально-философские категории, что, в частности, предопределяет ее многоаспектный анализ правовых явлений, помогает всесторонне показать социальную и нравственную ценность права. Советская общая теория права много занимается специально-юридическими вопросами, но она

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.10

изучает также материальные, политические, этические предпосылки права, вовсе не ограничиваясь одними юридическими конструкциями прикладного характера. Вскрывает роль права в поддержании классового господства и соответствующей политической организации общества. Вместе с тем верному пониманию сущности права помогает широкий социально-философский подход к юридической форме, который показывает, что право является способом обеспечения нормального функционирования любого производства и обмена в классовом обществе, особым социальным феноменом, без которого не решаются сейчас вопросы развития цивилизации. Право участвует в решении глобальных экологических и демографических проблем, в освоении космоса и глубин океанов, развитии международного разделения труда и обмена. Оно служит одним из средств удовлетворения жизненно важных потребностей людей, при известных условиях оказывается в эпицентре социально-классовых битв трудящихся иротив капитала, бесправия и произвола. Конечно, не может быть однозначного подхода к правовой действительности. Закон и суд были и во многих случаях остаются острым орудием расправы с народом, с прогрессивными слоями населения, оказываются в распоряжении тоталитарных, реакционных режимов, военных хунт и бюрократических олигархий, служат империализму. И в то же время история и современность доказывают, что без права и законности невозможны демократические и прогрессивные политические системы, гражданские свободы, строительство социализма и коммунизма.

Наука общей теории права призвана дать четкий ответ на вопросы: в чем заключается природа и общественная значимость всякого права, законности и правосудия? Каков действительно демократический, гуманитарно-нравственный потенциал юридической формы и при каких условиях он может быть реализован с достаточной полнотой? Есть ли возможность интерпретировать правопорядок с позиций исторически определенных идеалов свободы, равенства, справедливости или ценностные ориентиры вовсе не применимы к праву? Эти и многие другие вопросы социально-философского, нравственно-этического, политико-социологического характера, значительного общественно-практического диапазона призвана решать марксистско-ленинская общая теория права.

Мы категорически отвергаем домыслы о том, что исторический материализм и советская юридическая наука односторонне подходят к праву, сводят его к пассивной форме производственных отношений, к элементу искусственно построенной схемы исторических формаций или просто к политике, смешивая закон и право; якобы отвергают нравственные принципы законодательства и правосудия. Понимание экономической детерминации юридической формы, связи законов и судебной деятельности с государственной политикой не только не отрицает, но, напро-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.11

тив, предполагает раскрытие этических и гуманистических аспектов правового регулирования, четкое определение места права в развитии цивилизации, политических образований и человеческой личности. Марксистско-ленинской общей теории права в принципе чужд отрыв правовых явлений от общественных отношений, от человеческой предметно-чувственной деятельности. Признание классовой направленности права ни в какой мере не снимает вопроса о роли человеческого фактора в правовой действительности, проблему соотношения юридических форм с деятельной природой личности и целых социальных групп, коллективов, организаций. Строго говоря, только марксизм впервые в истории подошел к праву с позиций научной социологии, дал трактовку права как специфической формы, наполненной многообразным социальным содержанием.

К структуре общей теории права следует подходить и в зависимости от того, в каком историческом объеме изучается юридическая форма – то ли в разрезе всемирной истории, то ли применительно к определенной общественно-экономической формации или к одной, отдельно взятой стране. Соответственно наука подразделяется на собственно общую теорию права,, общую теорию каждого исторического типа права и общую теорию права отдельных стран. Например, можно считать, что у нас в стране наиболее развита общая теория социалистического права, особенно советского. Но философские и социологические проблемы права наиболее полно могут быть изложены на уровне общей теории права, охватывающей все формации. В то же время общетеоретические вопросы позитивного права, специально-юридические аспекты лучше подвергать исследованию применительно к какой-то одной правовой системе. В соответствии с задачами данной книги в ней предпринята попытка описания общей теории права оптимального исторического охвата.

Наконец, структуру общей теории права фиксируют с точки зрения дифференциации содержания на онтологию и гносеологию. Общая теория права с преимущественно онтологическим содержанием совпадает, строго говоря, с первым вариантом ее структуры. Гносеологический аспект общей теории включает разработку и изложение методологии юридической науки. Вопросам методологии у нас уделяется много внимания[7], но важно во всех случаях обеспечивать органическое единство метода и теории, гносеологии и онтологии права. В этой связи надо сказать, что философские проблемы права включают вопросы методов познания, но к ним не сводятся. Методы определяют путь, способы исследования, но важно также философски

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.12

осмыслить и результаты изучения, оценить их с мировоззренческих позиций, соотнести с наиболее принципиальными и достоверными законами социального движения. Философская проблематика общей теории права не замыкается на разработке методологии, и широкий социально-философский взгляд на право пронизывает все содержание советской общей теории права. Мы попытаемся в дальнейшем придерживаться единства метода и теории в каждой главе книги и лишь тут, во введении, задержим внимание читателя на некоторых исходных методологических предпосылках правоведения.

Прежде всего заметим, что методология частных наук не может быть отнесена к компетенции философии. Ее разрабатывают на основе философии сами науки (физика, математика, химия, геология, история, филология и т.д.). Это относится и к науке права. Методология как целый комплекс методов, средств, способов и процедур познания права составляет мета-юридическую область правоведения, ответственность за состояние которой несет вовсе не философия, а общая теория права, в содержании которой гносеологическая проблематика занимает важнейшее место, составляет в известном смысле ее непременный и ведущий структурный элемент. В настоящее время ощутимее, чем когда-либо раньше, успехи любой науки зависят от ее оснащенности средствами и способами познания, от быстроты и удачности обновления ее концептуального и понятийного аппарата. К тому же выявление и разработка новых методов исследования теперь часто оказываются источником появления новых научных направлений8.

Ядро методологии общей теории права и всей советской юридической науки составляет материалистическая диалектика как универсальное средство познания явлений природы, общества и мышления. Задачей общей теории права является сложнейшая конкретизация этого способа познания применительно к праву, тончайший перевод философских законов и категорий диалектики в понятийный аппарат правоведения. И если советская юридическая наука в принципе успешно преодолела на основе марксистской философии догматику и формализм, утвердила материалистическое понимание права, вскрыла его классовую направленность, то все же новые задачи науки права требуют дополнительных творческих усилий в применении к исследованиям юридических явлений диалектики как единства логики и теории познания. Это требует не относительно отрывочных и спорадических попыток экспликации законов, категорий диалектики в свете правовой действительности, а постоянного настойчивого проникновения в логику изучаемого объекта[8], в данном случае – в логику движения, существования права.

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.13

Тогда диалектика поможет найти генеральный путь познания интересующего нас явления. Превосходство метода материалистической диалектики перед иными способами познания не в отдельных формулах ее законов и категорий, а в том, что, будучи аналогом действительности, диалектика раскрывает путь познания истины и указывает на объективные критерии истинности полученных знаний. В. И. Ленин писал: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности»[9]. Речь идет о диалектике перехода от эмпирического к теоретическому уровню знания, а от него к практике.

Теоретическое познание включает сложнейший момент «восхождения от абстрактного к конкретному». В советской юридической литературе эта проблема освещалась неоднократно в работах С. И. Аскназия, В. П. Казимирчука, Д. А. Керимова, Л. И. Спиридонова[10]. И все же одно дело описать этот Марксов принцип, а другое – в полной мере его использовать в исследовании. К тому же в интерпретации самого принципа бывают неясности, различные суждения. Часто считают, что восхождение к конкретному тождественно с возвращением к практике от абстрактного мышления. На самом деле здесь еще не выполняется обратный путь от науки к жизненным явлениям. По Марксу, «абстрактные определения ведут к воспроизведению конкретного посредством мышления»[11]. Мышление усваивает конкретное во всей (полноте его свойств, но это именно «духовно конкретное»[12]. Тогда можно полагать, что, например, изучение сущности права не замыкает общую теорию, а требует последующего воспроизведения правовой действительности посредством мышления. Вот почему за главой о сущности права последуют разделы, в которых будут описаны объективное и субъективное право, т.е. то, что лежит на поверхности юридической действительности и подлежит по самой своей природе реализации в правоотношениях и правопорядке, в наказании за правонарушения. Так восстанавливается в мышлении юридическая надстройка во всей своей сложности и динамичности. Лишь в дальнейшем, уже вне теории, вне науки, каждому читателю предстоит преодолеть дополнительные трудности, вызванные противоречием между вскрытым общим законом данного явления (выведенным в теории) и единичными разнообразными жизненными отношениями[13]. Часто отсутствие тождества между эмпирически конкретным и духовно конкретным воспринимается как

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.14

следствие допущенной при познании сущности права ошибки. На самом деле противоположность между теоретическим выводом и эмпирическими фактами, между субъектом и объектом познания снимается только в процессе практической деятельности, когда преобразование действительности происходит в соответствии с полученными о ней научными знаниями. Результаты такого практического преобразования действительности лучше всего показывают, насколько истинны были полученные знания и как успешно мы ими воспользовались.

Скажем, научный вывод о демократическом потенциале правового регулирования совсем нетрудно «опровергнуть» примерами использования закона и суда в реакционных целях, но социалистическое преобразование общества, государства и права в состоянии подтвердить наличие такого потенциала, способность трудящихся и народной власти его использовать в соответствующих условиях. Иначе говоря, истинность или ложность теоретического вывода проверяется существующей правовой действительностью, но во всех без исключения случаях подтверждается или опровергается революционно преобразующей практикой. И это обстоятельство не всегда учитывается, когда пытаются использовать всеобщий путь познания применительно к праву. Общественно преобразующую окружающий мир практику нельзя включать в процесс производства знаний, но это необходимая предпосылка и конечный результат познания, а противоречие между теорией и практикой оказывается наиболее действенным стимулом развития науки да и обновления практики. Отражение действительности в познании противоречиво[14], процесс исследования предполагает раздвоение единого предмета и познание его противоречивых сторон, благодаря чему проникают в сущность явления, переходят от сущности первого порядка к сущности второго и следующих порядков. Можно будет попытаться использовать эти положения.

Но противоречив и переход от теории к практике, на что в литературе обращается меньше внимания, и связь науки с практической деятельностью трактуется упрощенно, как необходимость тождества между теоретическими выводами и фактическим положением. Если бы суть была в этом, то наука была бы обречена на то, чтобы тащиться в хвосте истории, и не могла бы освещать путь практике.

В каком же смысле надо понимать принцип, устанавливающий, что критерием истины теории права является практика?

1. Критерием истинности общетеоретических правовых положений не может быть только юридическая, государственно-правовая практика, сама представляющая только форму (не всегда адекватную) социального содержания. Поэтому критерием юридической науки, в том числе общей теории, является вся общест-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.15

венная практика, особенно революционно преобразующая деятельность классов, народа.

2. Уровень теоретических обобщений в юридической науке бывает различным. Даже в общей теории права он не всегда одинаков. Наиболее высок этот уровень при решении проблем сущности права и его социальной роли в истории человеческого общества. Критерием кардинальных выводов общей теории права может быть только всеобъемлющая общественно-практическая деятельность, социальное движение в целом или на весьма значительном этапе развития страны. Иные положения общей теории права, относящиеся к сравнительно частным вопросам (принципы кодификации, приемы толкования норм права и т.п.), не требуют исторически объемных практических подтверждений, их критерием может выступать более узкий круг практической деятельности, если только она в общем и целом идет в фарватере общественного прогресса.

Историческую общественно-практическую деятельность как критерий истинности научных выводов марксизм противопоставляет идее буржуазного прагматизма, никогда не сводит к так называемым потребностям сегодняшнего дня. Положения науки должны соответствовать объективным закономерностям общественного развития. Эти положения не всегда оказываются полезными для всех при нынешних условиях, но непременно будут с пользой для социального прогресса использованы передовыми силами общества в новых условиях. Замена вопроса об объективной истине выводов юридической науки критерием узко и волюнтаристски понимаемой прагмы свойственно буржуазному юридическому позитивизму и социологизму, ведет к философскому агностицизму и вообще снимает проблему истины в общественной науке, в юриспруденции[15].

Исторически масштабную общественную практику как критерий истинности положений науки нельзя, с другой стороны, и отрывать от текущей практической деятельности, и в том числе от работы законодательных и судебных органов; нельзя превращать теорию в спекулятивную абстракцию, ибо истина всегда конкретна и применима к строго определенным условиям социального развития. Метафизический отрыв общетеоретических выводов правоведения от исторически определенных условий развития позитивного права лишает науку эмпирической почвы, предметности и действенности, фактически не дает никакой возможности выверить истинность научных выводов для соответствующей эпохи, региона культур, отдельных стран.

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.16

Признание возможности достижения научно-истинных выводов о праве ни в какой степени не снимает вопроса об этических идеалах и ценностных ориентирах советского правоведения, а также самой правовой практики. Право противостоит всегда произволу, беззаконию, бесправию. Законность является непременным элементом демократии. Высшую социальную ценность составляет человек, его права и свободы. Для марксистской общей теории права являются незыблемыми демократические и гуманистические традиции международного коммунистического движения. Для марксиста-ленинца защита прав человека, справедливости, законности всегда представляется делом принципа. Конечно, категории права, законности, демократии, справедливости, свободы и равенства носят конкретно-исторический характер, в классовом обществе имеют классовую окраску, могут быть использованы на благо всего человечества лишь прогрессивными классами. Реальным гуманизмом современной эпохи является только научный коммунизм, выражающий закономерность социального развития нашей эпохи наиболее полно и всесторонне.

Вопрос об объективной необходимости, научной обоснованности того или иного правового установления и проблема социальной ценности такого юридического установления не тождественны, не поглощают друг друга. Однако социальная ценность права определяется не абстрактными идеалами, а тем, в какой мере оно служит объективным потребностям человеческого прогресса. С этой точки зрения социалистическое право не только объективно необходимо, научно обоснованно, но и обладает наибольшей социальной ценностью, способствуя достижению коммунизма, великих идеалов полной социальной справедливости и свободы. История подтверждает, что для прогрессивных сил общества принцип научной истины и принцип социальной ценности в общем и целом никогда не противоречат друг другу.

Основываясь на диалектическом и историческом материализме, научной достоверности и представлениях о социальной полезности, этической ценности, советская общая теория разработала, к примеру, концепцию законности как непременного элемента социалистической демократии, теорию государства незыблемой социалистической законности, проблему взаимообусловленности права и государства[16]. На этих и многих других вопросах, в одинаковой степени представляющих научный и гуманитарный интерес, автор постарается остановиться подробнее в ходе дальнейшего изложения курса общей теории права.

Особое значение философского метода материалистической диалектики, раскрывающей и объясняющей интегральную кар-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.17

тину мира, позволяющей дать мировоззренческую оценку различным социальным явлениям и результатам познания, особое значение этого метода для каждой науки заключается еще и в том, что принципы диалектики служат отправной точкой в разработке специальных (общенаучных и частных) методов, познания, среди которых сейчас на первое место выдвинулся системный анализ. В советской юридической науке уже есть первые попытки разработки и применения системного анализа к сфере правовой действительности. На первых порах системный метод в основном ограничивается исследованием структуры объективного права[17], что дает известный положительный результат, но еще не позволяет использовать все достоинства современного системного подхода.

С позиций материалистической диалектики системный метод включает системно-историческую характеристику объекта (генезис), системно-коммуникационный анализ связей данной системы с иными системами, системно-интегральное исследование (факторы сохранения), системно-структурный и системно-функциональный аспект изучения данного сложного предмета[18].Таким образом, не всякое признание права системой и структурированным предметом исследования можно считать системным к нему подходом. Современный системный анализ требует: а) выявления генетических связей той системы, которую полагают собственно правом, т.е. включает исторический подход к юридической форме; б) определения решающих связей права как системы с иными социальными системами (образованиями), взятыми в динамике и статике; в) рассмотрения права в качестве подсистемы более обширной социальной системы «право-общественные отношения», сделав этот анализ суперсистемы центральным; г) интегрального подхода к праву, т.е. с точки зрения поддержания, сохранения (восстановления) свойственной ему внутренней системности; д) анализа компонентов права (элементов его системы) в историческом срезе, с точки зрения зависимости свойств этих компонентов не только от внутреннего, имманентно присущего им содержания, но и от свойств, предопределенных нахождением в данной системе, а также от характера осуществляемой функции каждым элементом и всей системой, взятой в ее органическом единстве.

Применять требования системного анализа следует в единстве, все компоненты этого анализа должны работать в процессе познания правовой действительности одновременно. Если пытаются применить отдельные требования системного подхо-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.18

да, то категории этого метода растворяются в традиционных понятиях юридической науки, поглощаются ее прежними концептуальными конструкциями, привычным образом мышления юриста и ожидаемый эффект не наступает. Что же нового может дать верно примененный метод системного анализа? Пока полного ответа у нас нет. Но по крайней мере системный подход заставляет конкретнее осуществлять при исследовании права общий принцип диалектики о связи между явлениями, а саму связь преподносит в разных аспектах, в динамике и статике. Системный анализ ставит новую проблему о гомеостазе, о сохранении и поддержании данной системы в равновесии, исключающем ее распад. Не менее важна проблема всестороннего анализа системы «право – общественные отношения», имея в виду прямые и обратные связи права с общественными отношениями, идею сохранения, информации, функциональных связей и т.п. Крайне интересной детализацией и развитием диалектического принципа движения является идея зависимости содержания компонентов от характера их действия и функционирования всей системы, в которую входят эти компоненты. Задача состоит в том, чтобы постепенно внедрить категориальный аппарат системного анализа во всю науку общей теории права, во все области правоведения, освоить системный подход к праву органично, с оптимальным учетом специфики юриспруденции и правовой практики, сделать этот метод собственным приемом юридического мышления.

Используя системный анализ, можно удовлетворительно связать некоторые правовые проблемы с наукой управления, не отождествляя при этом юридическую форму и социальное управление. В этом направлении уже предпринимаются известные усилия[19]. Весьма перспективен контакт науки права с кибернетикой как самой общей теорией управления сложными системами[20]. В сфере правовой кибернетики мы несколько неожиданно встречаемся со своеобразной модификацией системного подхода при решении вопросов логико-семиотического характера, алгоритмики, математической логики, моделирования. Управление, кибернетика, право составляют единый комплекс вопросов при освоении автоматических систем управления (АСУ).

Системный анализ является альфой и омегой социально-правовых исследований[21], в том числе программ изучения эффективности действия юридических норм[22]. Значительные возмож-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С.19

ности использования системного анализа, похоже, имеются и в сравнительном правоведении[23]. На этих вопросах еще придется остановиться подробнее.

* * *

В основу публикации легли лекции по общей теории для студентов старших курсов юридического факультета Ленинградского университета, до некоторой степени сохранены манера преподнесения материала, последовательность и подход к библиографии. Но содержание лекций переработано, частично сокращено, а в других случаях (по сложным и дискуссионным вопросам) развито, углублено, в силу чего книга приобрела черты монографии. Автор выражает благодарность чл.-кор. АН GCCP Керимову Д. А., засл. деят. науки Алексееву С. С., зав. сектором Института государства и права Казимирчуку В. П., которые любезно согласились ознакомиться с рукописью и высказали по ней полезные замечания.

Оглавление | Следующий



[1] Швырев В. C. К анализу категории теоретического и эмпирического в научном знании – «Вопросы философии», 1975, № 2.

[2] Грязнов П.Е, Дынин Б.С,. Никитин Е.П. Теория и ее объект. М., 1973.

[3] Недбайло П.Е. Введение в общую теорию государства и права. Киев, 1971; Лукашева Е.А. Общая теория права и многоаспектный анализ правовых явлений.— «Советское государство и право», 1975, № 4

[4] Кедров Б.М. О синтезе наук – «Вопросы философии», 1973, № 3, с. 77

[5] Логическая структура научного знания Под ред. П. В Тованец М, 1965.

[6] Подгурецкий А. Очерк социологии права. М., 1974, с. 15.

[7] См. напр.: Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972; Проблемы методологии и методики правоведения. Под ред. Д. А. Керимова, В. Н. Кудрявцева, И. С. Самощенко. М., 1974.

[8] Вахтомин Н. К. Генезис научного знания. М., 1973. 8 Копнин П. В. Диалектика как логика. Киев, 1968.

[9] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 152—153.

[10] Спиридонов Л. И. Социальное развитие и право. Л., 1973.

[11] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 727.

[12] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 727.

[13] См: Маркс К и Энгельс Ф. Соч., т. 26, ч. 3, с. 85.

[14] См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 177.

[15] Так, Ф. Коэн полагает, что юридические понятия не могут быть истинными или ложными, они могут быть только полезными или бесполезными. (Соhеn F. Transcendental Nonsense and the Functional Approach.— «Columbia Law Review», 1935, № 35).

[16] Самощенко И. С. Охрана режима законности Советским государством. М., 1960; Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971; Явич Л.С. Социалистический правопорядок. Л., 1972.

[17] Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1974.

[18] Афанасьев В.Г. О системном подходе в социальном познаниа.— «Вопросы философии», 1973, № 6; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973.

[19] Управление. Социология. Право. Под ред. И. В. Павлова и В. П. Казимирчука. М., 1971.

[20] Правовая кибернетика. Отв. ред. В. Н. Кудрявцев. М., 1970.

[21] Право и социология. Отв. ред. Ю. А. Тихомиров и В. П. Казимирчук. М., 1973.

[22] Козлов В.А. Вопросы теории эффективности правовой нормы. Автореф. канд. дис. Л., 1972.

[23] Тилле А.А., Швеков Г.В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах. М., 1973; Краснянский В.Э. Метод сравнительного правоведения в советской юридической науке. Автореф. канд. дис. Л. 1971.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.