Предыдущий | Оглавление | Следующий

УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

 ПРАВОСПОСОБНОСТЬ И ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

ОБЪЕКТЫ ПРАВА

ВЕЩИ

ЮРИДИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВЕЩЕЙ

 

Из сказанного выясняется, в чем заключаются необходимые условия существования юридического лица.

1. Для существования юридического лица необходимо прежде всего существование такой цели, которая не может быть достигнута одинокими усилиями отдельного лица и требует для своего осуществления соединенных усилий нескольких людей. Цель эта, кроме того, не должна быть длящаяся, постоянная.

2. Наличность цели есть, таким образом, первое условие для возникновения юридического лица. Другим условием является существование материального субстрата, т.е. тех сил, фактических условий, без которых не может быть достигнута цель, ради которой учреждается юридическое лицо. Субстратом юридического лица может быть или имущество, назначенное для определенной цели, или определенные физические лица, или то и другое вместе. Можно представить себе возникновение юридического лица, которое не располагает никаким имуществом и субстрат которого составляют только лица, например благотворительное общество при

175

своем возникновении может не иметь ни копейки денег (деньги могут быть собраны и после возникновения общества). Возможно также возникновение юридического лица без наличности человеческих лиц, входящих в состав его членов. Если правительство решит основать университет и ассигнует известную сумму на приобретение необходимого имущества, то университет как юридическое лицо будет существовать раньше приема студентов, назначения ректора и профессоров. Нельзя, однако, говорить о существовании юридического лица, не имеющего ни членов, ни имущества. Наличность известного субстрата в виде лиц или имущества безусловно необходима для возникновения юридического лица.

3. Наконец, третьим и последним условием существования юридического лица является юридическое признание. Положим, имеются все названные уже данные для возникновения юридического лица; есть цель, для которой хотят учредить юридическое лицо, есть необходимое имущество и лица. Но для существования юридического лица этого еще не достаточно. Нужно еще, чтобы данное лицо было признано как таковое каким-либо внешним правовым авторитетом. С точки зрения узкоофициальной теории права, для бытия юридического лица требуется признание со стороны подлежащей государственной власти. Нетрудно убедиться, однако, что это неверно. Прежде всего само государство является юридическим лицом, очевидно, не потому, что оно само себя признает за таковое, а в силу признания со стороны его подданных — того народа, который входит в состав данного государства.

Далее, существует немало обществ, союзов и учреждений, являющихся в сознании широких общественных кругов «субъектами права», но не пользующихся признанием со стороны государства: положим, например, государство не признает за рабочими права союзов; между тем рабочие образуют союзы, кассы взаимопомощи. Такая касса, хотя и не признаваемая государством, будет выступать среди рабочих как особый субъект права. Это будет нелегальное юридическое лицо. В таком же положении нелегального юридического лица будет, например, молельня или скит какой-нибудь воспрещенной законом религиозной секты.

Не пользуясь признанием государства, такие учреждения, однако, являются субъектами права и, как сказано, юридическими лицами в неофициальном значении этого слова лишь в силу признания со стороны той или другой общественной среды. Права рабочей кассы обусловливаются признанием со стороны рабочих, права скита — признанием раскольничьего общества и т. п.

176

Для бытия всякого юридического лица, все равно — легального или нелегального, требуется признание того или другого внешнего правового авторитета.

Субъектом права при этих условиях является вовсе не непременно живое реальное лицо, а всякий субъект (все равно — реальный или идеальный), коего юридическая норма наделяет правами.

ПРАВОСПОСОБНОСТЬ И ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Юридические лица обладают правоспособностью и дееспособностью в различном объеме, в зависимости от тех целей, которым они служат. Цели юридических лиц бесконечно разнообразны, а потому и содержание прав, которыми они пользуются, разнообразится до бесконечности. Права различных юридических лиц сходны между собой скорее в отрицательных, чем в положительных чертах; юридические лица сходятся между собой скорее в тех правах, которых они не имеют и иметь не могут, чем в тех, которыми они в действительности пользуются. Ясное дело, что юридические лица не могут обладать теми правами, которые связаны с живой человеческой личностью. Так, например, они не могут иметь прав семейственных, супружеских и, вследствие этого, не могут наследовать по закону, так как для этого требуется кровное родство.

Права и обязанности легальных юридических лиц всегда строго и точно ограничены определенной сферой компетенции, которая указывается в их уставе или статуте. Как правоспособность, так и дееспособность этих лиц ограничены строго определенными рамками. Вообще всякое легальное юридическое лицо может совершать только те действия, на которые его уполномочивает устав, утвержденный подлежащей властью. Дееспособность юридических лиц выражается в действиях определенных физических лиц, представителей, действующих от имени юридического лица. Действия таких представителей считаются действиями самого юридического лица. Если, например, ректор университета заключает контракт на поставку дров или на устройство электрического освещения в университетских зданиях, то эти действия ректора считаются действиями самого университета. Утверждая устав юридического лица, правительственная власть всегда определяет те органы, которые компетентны выражать его волю и действовать от его имени. Само собой разумеется, однако, что ни лица, уполномоченные быть представителями юридического лица, ни вообще физические лица, входящие в его состав, не должны быть отождествляемы с самим

177

юридическим лицом. Со смертью государя государство как юридическое лицо не прекращает своего существования. Университет не перестает существовать за выбытием ректора.

ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Вследствие крайнего разнообразия целей, преследуемых ими, юридические лица весьма разнообразны как по своему устройству, так и по характеру их деятельности. Изо всех существующих классификаций юридических лиц наиболее распространенной является классификация Савиньи. За основание классификации Савиньи принимает субстрат юридических лиц и делит их на основании этого признака на universitates personarum и universitates bonorum. Universitates personarum, или корпорации, это те юридические лица, субстратом которых являются лица физические. Universitates bonorum, или учреждения, — те юридические лица, субстрат которых составляет имущество, предназначенное для определенной цели.

Подробное рассмотрение существующих классификаций юридических лиц входит в область гражданского права: в курсе энциклопедии мы можем ограничиться рассмотрением той из них, которая исходит из различия целей, преследуемых юридическими лицами. Юридические лица могут преследовать или цели и интересы публичные, общественные, или же частные цели и интересы отдельных физических лиц, входящих в их состав. Сообразно с этим юридические лица делятся на две категории: на юридические лица публично-правовые и частно-правовые.

Начнем с юридических лиц, существующих на началах публичного права. Субстратом таких юридических лиц может быть, во-первых, имущество, предназначенное для какой-либо цели. Примеры таких юридических лиц мы имеем в музеях, публичных библиотеках. Во-вторых, субстрат публично-правового лица могут составлять лица физические, объединившиеся в одно целое. К такого рода юридическим лицам принадлежит церковь, сословия и, наконец, само государство. Существенное отличие юридических лиц, зиждящихся на началах публичного права, состоит в том, что они преследуют цели общественные, публичные. Отсюда вытекает несколько характерных особенностей их. Общественные цели, которым служат юридические лица, отличаются от частных целей отдельных лиц большим постоянством, продолжительностью; они характеризуются также большей независимостью от тех частных лиц, которые входят в состав юридических лиц. Существование юридического лица, имеющего публично-правовой характер,

178

не зависит от воли его членов. Юридическое лицо этого рода не может прекратить свое существование даже в силу единогласного приговора всех его членов. Университет не перестал бы существовать в силу приговора профессоров и университетских властей, потому что он преследует не частные цели этих лиц, а общественные цели народного просвещения.

Иное дело, если юридическое лицо существует на началах частно-правовых (например, банк). Оно преследует частные цели и интересы своих членов, акционеров, пайщиков и, стало быть, может прекратить свое существование по воле этих лиц. Члены таких частно-правовых юридических лиц являются полными их представителями: их воля составляет в полном смысле слова волю юридического лица, имущество юридического лица — их имущество. Отсюда вытекает новое, важное различие между публично-правовыми и частно-правовыми юридическими лицами. Если прекратит свое существование юридическое лицо, основанное на началах публичного права, например университет, то имущество его, как бесхозное, поступает в пользу государства. Если же прекращается юридическое лицо частно-правового порядка, например акционерные компании или промышленное товарищество, то имущество его поступает в пользу акционеров, пайщиков, вообще физических лиц, входящих в его состав. Остается еще заметить, что юридическое лицо, основанное на началах частно-правовых, может прекратить свое существование не только вследствие постановления всех или большинства его членов, но и иногда за выбытием немногих крупных пайщиков, даже за выбытием одного крупного пайщика, если с уходом его юридическое лицо не обладает достаточными средствами для достижения своей цели.

ОБЪЕКТЫ ПРАВА

В неразрывной логической связи с учением о субъекте права находится учение об объекте права. Мы видели, что теория Иеринга и его школы, сводящая содержание права к интересу, влечет за собой неправильное понимание субъекта права. Нетрудно убедиться в том, что эта теория влечет за собой также неверное учение и об объекте права.

По определению проф. Коркунова, объектом права может быть все то, что служит средством для осуществления разграничиваемых правом интересов. После всего того, что было выше сказано нами против теории интересов в отделе о правомочии, определение г. Коркунова не нуждается в подробном опровержении. Укажем только на то обстоятельство, что

179

существует множество объектов права, не связанных с интересами их обладателей и даже находящихся в противоречии с этими интересами. Никому не нужная деловая переписка, старая рукопись, литературное упражнение наследодателя, зараженная оспенным ядом одежда — все эти предметы, очевидно, такие же объекты права, как какое-нибудь доходное имение. Содержание права, как мы знаем, составляет не интерес, а свобода лица, и, соответственно этому, объектом права является все то, что может входить в сферу внешней свободы, что может сделаться предметом человеческого господства. Такими предметами, а следовательно, и объектами права могут быть, во-первых, предметы вещественного мира — вещи; во-вторых, — действия лица и, наконец, в третьих, — само лицо. Прежде всего выясним юридическое понятие вещи.

ВЕЩИ

Вещь в смысле юридическом и вещь в смысле физическом далеко не одно и то же. Вещью в смысле объекта права может быть только то, что доступно господству лица или совокупности лиц, соединившихся вместе. Способность человека подчинять своему господству предметы внешнего мира заключена в определенные границы, вытекающие отчасти из свойств человека, отчасти из природы самих вещей. Все то, что находится вне этих пределов, не может быть объектом прав. Небесные светила не могут быть объектами прав и потому не представляют вещей в юридическом смысле. Затем объектами права могут быть только те вещи, которые по самой природе своей могут составлять определенную сферу чьего-либо господства. Поэтому не могут быть объектами права те предметы, которых нельзя точно ограничить, изолировать от других, например вода в океане, воздух. Но если только эти предметы каким-либо искусственным способом обособляются, отделяются от других, то они тем самым приобретают способность быть объектами прав и становятся вещами в юридическом смысле (например, вода в водопроводе, сжатый воздух под воздушным колоколом). Вообще вследствие прогресса цивилизации и развития техники многие силы природы, первоначально свободные и независимые от человека, постепенно подчиняются его господству и становятся объектами права. В древности, когда электрическая энергия была известна человеку лишь в виде ниспосылаемой Зевсом молнии, она не могла быть объектом права; теперь же, когда электричеством освещаются дома, улицы, устраиваются электрические трамваи,

180

оно, несомненно, является объектом права, и возникают даже судебные дела о краже электричества.

Некоторые ученые говорят, что объектом права могут быть только вещи, представляющие какую-нибудь ценность. Вещи, никому ни на что не нужные (например, песок на берегу реки, снег, лежащий в поле), согласно весьма распространенной теории, объектами права служить не могут. Если право — то же, что интерес, то приведенное воззрение должно быть признано правильным. Но так как в действительности право и интерес — далеко не одно и то же, то на самом деле может существовать множество таких объектов права, которые не представляют ни для кого интереса, а следовательно, — и ценности. Примеры таких объектов права уже были приведены, а указание на такие якобы никому не нужные предметы, как речной песок или снег, на самом деле только лишний раз доказывает слабость теории интересов. В самом деле, я могу всякому запретить — брать мой речной песок или расчищать снег с моих полей. В этом — явное доказательство того, что вещи эти, хотя, быть может, и не имеющие никакой ценности, составляют объекты моего права.

Наконец, ценность вещи есть величина в высшей степени изменчивая, а потому представляет шаткий критерий для отличия того, что есть и что не есть объект права: то, что сегодня не имело цены, завтра оказывается ценностью. Вчера, например, мой речной песок не представлял ценности, служил для меня только помехой и я дозволял его брать кому угодно, а сегодня изобретен способ делать из речного песка чрезвычайно твердый и дешевый кирпич, и песок внезапно становится большой ценностью. Точно так же и снег станет ценностью, если я вздумаю воспользоваться им для устройства запруды или в целях орошения моих полей. Право не может знать заранее, какие вещи, не имеющие ценности в настоящее время, приобретут ее впоследствии; поэтому объектами права предметы внешнего мира служат независимо от того, имеют ли они ценность или нет.

Приходится указать на одно важное различие между вещью в физическом и юридическом смысле. Вещами в юридическом смысле могут быть и предметы, физически еще не существующие, а только ожидаемые — res futurae. Например, урожай будущего года, шерсть, которая будет получена с овец, вообще все, что составляет естественный прирост к существующему имуществу, — может послужить предметом юридических сделок, договоров, стало быть — объектом права. Вещи эти, не будучи еще вещами в физическом смысле, являются вещами в смысле юридическом. Такое различие объясняется

181

тем, что господство человека, а следовательно, и его право простирается не только на настоящее, но и на будущее время. Под вещами в юридическом смысле следует понимать все предметы внешнего несвободного мира, уже существующие или ожидаемые в будущем, которые могут быть подчинены господству лиц, признаваемых субъектами права.

Определение это нуждается в разъяснении. Некоторые юристы считают его неполным ввиду существования так называемых бестелесных вещей; под бестелесными вещами при этом разумеют такие, которые не имеют обособленного материального бытия, т.е. не существуют как отдельные предметы видимого мира. К числу таких бестелесных вещей проф. Зверев относит некоторые свойства, стороны вещей, не имеющие самостоятельного существования, но обладающие самостоятельной ценностью. Таковы, например, вид на пейзаж, слушание музыки, катание на реке, посещение картинной галереи. Достаточно, однако, вникнуть в эти примеры, чтобы признать понятие бестелесной вещи совершенно несостоятельным. В самом деле, положим, что я взял билет на концерт Гофмана; является вопрос, что служит объектом моего права: зал ли, в котором будет даваться концерт, рояль ли Беккера или игра Гофмана? Очевидно, игра Гофмана: если последний не выйдет, а вышлет вместо себя другого музыканта, то я могу потребовать свои деньги обратно. Следовательно, в таких случаях объектами права являются вовсе не вещи или стороны вещей, а действия или самого лица, обладающего правом, или других лиц (в приведенном примере, кроме Гофмана, объектом моего права является еще и мое действие — занятие определенного места в зале). Поэтому понятие о бестелесных вещах следует вовсе выключить из правоведения.

Как сказано, под вещами в юридическом смысле должны быть понимаемы только такие предметы несвободного внешнего мира, которые всецело могут быть подчинены господству лиц и могут служить в качестве средств его целям. Современное право признает, что человек, будучи сам лицом, не может быть низведен на степень средства для целей другого лица и, стало быть, не может рассматриваться как вещь в юридическом смысле.

Профессор Зверев ошибочно исключает из числа объектов права res extra commercium, т.е. вещи, которые исключаются из гражданского оборота, из сферы торговых сделок: сюда относятся, например, человек и члены его тела. Человек, как сказано, не является вещью в юридическом смысле и потому действительно не может быть предметом торговых сделок: из

182

этого, однако, не следует, чтобы он не был и не мог быть объектом права, ибо в праве семейственном, как мы увидим ниже, объектами права являются муж, жена и дети.

Тем более неверно утверждение, что труп и члены человеческого тела не могут быть объектами права. В доказательство этого утверждения проф. Зверев ссылается на тот факт, что сделки между анатомическим театром и больным относительно поставки трупа считают недействительными, и родственники могут потребовать труп обратно для погребения. Из этого, однако, видно как раз противное тому, что желает доказать Зверев: родственники именно потому и могут потребовать труп обратно, что он представляет объект их права: труп лишь постольку исключается из гражданского оборота, поскольку он является объектом права определенных лиц. Напротив, при отсутствии близких родственников, заинтересованных в погребении усопшего, труп может быть даже предметом торгового оборота. Доказательства этого можно найти в анатомических театрах и клиниках: здесь можно видеть скелеты и препараты из различных частей человеческого тела, которые имеют определенную ценность и могут быть покупаемы. То же самое справедливо и относительно других res extra commercium. Общественные сады, судоходные реки исключаются из торгового оборота потому, что они составляют объект права государства, города или общины; равным образом и священные предметы частными лицами покупаемы быть не могут потому, что они являются объектом права церкви. Словом, res extra commercium потому исключаются из гражданского оборота, что составляют объект чьего-либо исключительного права.

ЮРИДИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВЕЩЕЙ

Выяснив общее понятие о вещи в юридическом смысле, обратимся к юридической классификации вещей. Она, понятно, не имеет ничего общего с естественно-научной классификацией их. Последняя разделяет предметы внешнего мира на роды и виды в зависимости от естественных их свойств. В юридической же классификации естественные свойства имеют второстепенное значение и принимаются во внимание лишь постольку, поскольку они влияют на юридическую судьбу вещей, определяют их юридическое положение и значение.

1) С юридической точки зрения, вещи разделяются прежде всего на движимые и недвижимые. Под вещами движимыми обыкновенно разумеются такие, которые по самой своей природе могут быть отделены от земли и передвигаться без

183

повреждения своего существа и назначения. Под вещами недвижимыми подразумевается обыкновенно земля и все то, что неразрывно связано с ней физически и юридически. Так, например, все, что растет на земле, рассматривается как часть земли: растения, пока они не отделены от земли, рассматриваются как составные ее части. Дома и вообще все возведенные на земле здания рассматриваются как недвижимость, так как они связаны с ней механически, и предполагается, что они не могут быть отделены от нее без повреждения своего существа и назначения. Это, разумеется, нисколько не опровергается тем, что дом может быть разобран, отделен по частям от земли и продан на слом: дом сломанный перестает быть домом: он не может исполнять свое назначение иначе, как в связи с землей, а потому рассматривается как недвижимость. Впрочем, с прогрессом цивилизации само понятие недвижимости начинает подвергаться некоторым колебаниям. Благодаря возможности переносить дома с места на место без всякого «повреждения их существа и назначения», в настоящее время сам вопрос о том, составляет ли дом движимость или недвижимость, становится проблематичным. Во всяком случае, такие дома, которые допускают такое перенесение, уже не могут быть рассматриваемы как вещи недвижимые по природе (naturaliter immobiles). Если они признаются недвижимостью, то только в силу постановления законодателя.

От вещей недвижимых по природе (naturaliter immobiles) следует отличать вещи юридически недвижимые (civiliter immobiles). Юридически недвижимыми вещами являются все вещи, отнесенные сюда законодателем, которые он так или иначе признает связанными с землей. Законодатель может признавать недвижимыми даже такие предметы, которые могут быть свободно отделены от земли: например, рыбу в реке, зверей в лесу.

Разделение вещей на движимые и недвижимые имеет огромное практическое значение. Для недвижимого имущества существуют особые формы для укрепления его за владельцем (купчая крепость); разделение это влияет на право наследства: относительно недвижимого имущества могут быть установлены майораты; напротив, относительно движимого имущества таких распоряжений делать нельзя. Наше законодательство различает имущество родовое и благоприобретенное, причем понятие родового имущества распространяется только на недвижимое имущество, а движимое имущество родовым быть не может.

2) Далее в юриспруденции различаются вещи делимые и неделимые. Здесь опять-таки следует различать делимость физи-

184

ческую от делимости в юридическом смысле. Физически все предметы окружающего мира делимы до бесконечности, но с юридической точки зрения неделимы многие вещи, а именно те, которые не разделяются на части без повреждения своего существа и назначения. Стало быть, неделимыми признаются те вещи, которые при разделении утрачивают существенные для права свойства целого. Книгу, машину, животное нельзя разделить на части без того, чтобы они не потеряли своего прежнего значения.

Неделимые вещи, в свою очередь, разделяются на простые и сложные. Сложными вещами называется совокупность многих отдельных вещей, искусственно соединенных между собой в одно целое и рассматриваемых, как единый объект права. Сложные вещи (universitates rerum) бывают двух родов: 1) universitates rerum cohaerentium и 2) universitates rerum distantium. Первые представляют совокупности вещей, соединенных в одно целое механически и технически и вследствие этого соединения утративших индивидуальное, самостоятельное существование, например: дом, часовой механизм, экипаж.

Под universitates rerum distantium разумеется такое соединение вещей, при котором отдельные вещи механически вовсе не связаны между собой, так что каждая из них представляет собой физически обособленное целое, но все вместе составляют одно идеальное целое по своему назначению.

Наглядным примером таких вещей может послужить библиотека. Все книги, входящие в состав библиотеки, могут рассматриваться как отдельные вещи, но они связаны идеально общим назначением и поэтому рассматриваются как единая сложная вещь, единый объект права. Будучи разрознены, они не имеют ни той ценности, ни той полезности, какую они имеют в совокупности в качестве библиотеки. Другим примером universitates rerum distantium может служить музей, картинная галерея.

3) Не менее важное значение имеет юридическое разделение вещей на главные и побочные. Из вещей, соединенных механически или идеально в одно целое, те, которые в самих себе имеют свое независимое назначение, называются главными. Те же вещи, которые не имеют самостоятельного назначения, а служат дополнениями к другим, называют побочными. Значение этого деления может быть выяснено на следующем примере: в имении земля имеет значение главной вещи, а сараи, службы, сельскохозяйственные орудия — словом, все те вещи, назначение которых заключается в том, чтобы способствовать эксплуатации земли, являются вещами побочными.

185

В картине главную вещь представляет сама картина, а побочную — рамка. Вообще побочными называются такие вещи, которые по своему назначению занимают подчиненное положение по отношению к другим вещам. Юридическое значение разделения вещей на главные и побочные заключается в том, что вещь побочная следует за судьбой главной вещи: если продается главная вещь, то вместе с ней продаются и дополняющие ее побочные вещи; если главная вещь составляет недвижимость, то и побочные вещи, ее дополняющие, рассматриваются как недвижимость, хотя бы по природе своей они, взятые отдельно, могли бы рассматриваться как движимость: так, например, зеркала, вделанные в стену дома, электрические лампочки, прикрепленные к стенам, рассматриваются как части вещи недвижимой — дома.

4) Следующую важную категорию вещей составляют так называемы плоды (fructus). Некоторые вещи, могущие служить объектами права, обладают способностью производить другие вещи, также могущие служить объектами права. Объекты права, происходящие таким образом от других объектов права, называются плодами. Понятие плода в юридическом смысле шире, нежели понятие плода в физическом смысле. Под плодом в смысле юридическом разумеют не только произведения мира животного или растительного, но и вообще всякие продукты других вещей, хотя бы между вещью производящей и произведенной не было никакой органической связи. Наряду с плодами естественными право знает и плоды гражданские, под которыми разумеются доходы, извлекаемые из вещей, например, квартирная плата, получаемая домовладельцем, аренда и т. п. Впрочем, плодами считаются только такие предметы, которые могут быть отделены от вещи, их произведшей, без уничтожения и без повреждения последней: например, мясо и кожа животного не будут плодом животного. Плодами могут считаться только те вещи, которые могут существовать обособленно от произведшей их вещи, как самостоятельные объекты права. Плод только тогда рассматривается как самостоятельная вещь, когда он вполне отделен от вещи, его произведшей; пока плоды не отделены, они рассматриваются как составные части других вещей; например хлеб на корню рассматривается как составная часть земли.

5) Наконец, вещи делятся на индивидуальные и родовые. Индивидуальными вещами называются такие, коих юридическое значение обусловливается их особыми, чисто индивидуальными свойствами, которые в других вещах не встречаются и делают эти вещи незаменимыми. Например, к числу индивидуальных вещей принадлежат картины Рафаэля, рукопись

186

Пушкина, ботик Петра Великого. Напротив, существуют вещи, юридическое значение которых обусловливается родовыми признаками, общими у них с другими вещами. Такие вещи измеряются мерой и весом. Значение, например, куска хлеба определяется родовыми признаками, и всякий такой кусок может быть заменен другим такого же качества и веса. Такое деление влияет на положение вещей в гражданском обороте. Индивидуальные вещи вообще незаменимы. Поэтому, например, занять картину Рафаэля бессмысленно, так как соответственной ценностью ее заменить нельзя. Я могу, конечно, взять какую-нибудь статую напрокат. Но это будет уже не заем, а наем. Напротив, родовые вещи могут быть заменены другими однородными, а также могут быть предметами займа.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.