Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 3. Методы борьбы за укрепление законности в социалистическом обществе

I

Нарушение законов в условиях Советского государства может вытекать из ряда причин, в частности из несогласия исполнителя с законом, из попытки обойти за-

294

кон по основаниям, которые обусловлены его убеждением в неправильности закона, т.е. из расхождения между правосознанием исполнителя закона и правосознанием законодателя.

Нарушение законности может происходить и по личной заинтересованности исполнителя в нарушении закона, т.е. в результате допускаемого им злоупотребления, и из непонимания исполнителем смысла закона, воли законодателя, вследствие либо неумения пользоваться законом, либо технических недочетов законодательства.

Устранение подобных причин требует принятия специальных мер, способных оказать реальную помощь в борьбе за укрепление социалистическое законности[1].

К этим мерам следует отнести такие, как:

а) особый порядок издания законов,

б) высокая законодательная техника,

в) научно обоснованное распределение функций между законодателем и судом, независимость суда,

г) контроль за исполнением закона,

д) процесс, построенный на основе обеспечения процессуальных прав граждан,

е) знание права народом (публикация правовых актов, широкое преподавание права, пропаганда права),

ж) широкое участие масс в надзоре за соблюдением законности,

з) высококвалифицированные кадры юристов, применяющих право.

Особый порядок издания законов требуется для того, чтобы обеспечить высокое качество важнейших нормативных актов.

Качество закона определяется, в первую очередь, его соответствием объективным закономерностям прогрессивного развития общества.

Однако самый лучший по своей направленности закон может в процессе применения быть искажен, если он технически плохо оформлен.

295

Правильное применение норм права к конкретным случаям, т.е. применение их в соответствии с волей законодателя, возможно лишь тогда, когда воля законодателя нашла свое правильное выражение в законе. Процесс применения закона — это вторичный процесс, первичный процесс—создание закона. Применяя закон, суд должен установить волю законодателя, а для этого — воспроизвести логику законодателя, и лишь тогда он может прийти к правильным выводам. Но если логика нарушена в самом процессе законодательства, если отдельные законы находятся в противоречии друг с другом, то это приводит к возможности любого толкования ибо, будучи логичным в одной связи, оно не логично в другой, и, таким образом, создается почва для нарушения законности. Строго логичная система составляет основу, на которой только и может быть обеспечена законность.

В.И. Ленин требовал «обратить сугубое внимание на необходимость более осторожной, тщательной подготовки текста декретов»[2].

Если суд для правильного установления воли законодателя вынужден входить в противоречие с текстом и смыслом закона ввиду его устарелости, технической дефектности или противоречивости, то это подрывает уважение к закону. Неизбежно вырабатывается убеждение, что правильное решение вопроса следует искать не в законе, а в подзаконных актах, инструкциях и т.п., открывается дорога для ошибок, а иногда и злоупотреблений,

Разграничение функций различных органов государственной власти и государственного управления, в частности законодателя и суда в любой области права имеет важнейшее значение для максимального обеспечения интересов государства и прав граждан. Разделение функций отдельных органов социалистического государства и твердое определение этих функций юридически обеспечивают также коллективность руководства государством.

Разграничение функций различных органов является непреложным началом деятельности нашего государства.

Верховный Совет СССР, а также Верховные Советы союзных и автономных республик по принципам своей

296

организации и деятельности наилучшим образом приспособлены для установления первичных норм права — законов. Суд — для разрешения конкретных вопросов права.

В капиталистическом обществе независимость суда, не более как юридическая фикция. Суд, конечно, и там может в отдельных случаях и делах проявить свою «независимость» (например, дело Веры Засулич), но эти частные случаи не должны дезориентировать нас в основном: в том, что суд, как и все органы государственной власти в капиталистическом обществе, не только выражает волю господствующего класса в целом и служит его интересам, но и зависит в ряде случаев от определенных органов и лиц. Его решения принимаются под давлением крупных капиталистических монополий, правительства и т.п.

Лишь в условиях социалистического государства имеется реальная возможность обеспечения действительной независимости суда. Всякого рода попытки вмешиваться в деятельность судов по рассмотрению конкретных дел должны пресекаться со всей решительностью и в особо злостных случаях влекут за собой уголовную ответственность.

Необходимое условие обеспечения социалистической законности — независимость суда и подчинение его только закону — один из важнейших конституционных принципов Советского государства.

Вместе с тем, применяя обязательный для него закон к конкретному случаю, суд должен обладать достаточными правами для индивидуализации решения. В.И. Ленин писал: «Сочинить такой рецепт или такое общее правило.., которое бы годилось на все случаи, есть нелепость. Надо иметь собственную голову на плечах, чтобы в каждом отдельном случае уметь разобраться»[3].

Регулирование отношений законом вовсе не исключает полностью выбора исполнителем того или другого решения. Стремление Монтескье и многих других деятелей той же эпохи (а также многих теоретиков и практиков эпохи абсолютизма) предусмотреть все конкретные случаи и сделать судью только «устами» закона никогда

297

не могло быть проведено в жизнь. Попытки подобного рода, имевшие место в практике, вели к серьезным недостаткам в деятельности государственных органов, и в первую очередь суда.

Самый лучший закон сам по себе законности обеспечить не может. К. Маркс спрашивал: «Существует ли такой закон, который, в силу внутренней необходимости, в каждом отдельном случае применялся бы непременно в духе законодателя...?» И отвечал на это: «Нужна невероятная смелость, чтобы называть подобную бессмысленную задачу философским камнем, так как только крайнее невежество может ставить подобную задачу. Закон всеобщ. Случай, который должен быть определен на основании закона, — единичен. Чтобы подвести единичное под всеобщее, требуется суждение. Суждение проблематично. Для применения закона требуется также и судья. Если бы законы применялись сами собой, тогда суды были бы излишни»[4].

Таким образом, ставя вопрос о том, как обеспечить полное соответствие между решением конкретного случая и нормой, нужно определить ту степень самостоятельности выбора, которую можно и должно предоставить исполнительным органам власти и суду в рамках правовой нормы. Попытки предусмотреть все конкретные случаи не могут привести к желательным результатам, так как они влекут казуистическое построение норм и, значит, большую пробельность права. Для того чтобы «все» предусмотреть, закон должен быть построен не на основе узких, казуистических норм, а на основе широких норм, охватывающих большое число близких случаев. Только нормы, построенные таким образом, обеспечивают наибольшую полноту права.

Конкретное содержание закона определяется волей класса. Эта воля детерминирована, как и всякая человеческая воля. Законодатель, так или иначе регулируя общественные отношения, может «выбирать» способы и средства регулирования, однако эта свобода выбора ограничена объективными закономерностями, за рамки которых законодатель не выходит. Лица, применяющие закон, руководствуются нормой, которую дал законодатель. Отсюда их возможность выбирать значи-

298

тельно более ограничена, чем возможность законодателя,— они могут выбирать в пределах нормы. В основе этого выбора лежит правосознание как законодателя, так и лица, применяющего закон.

Возможность выбора у лиц, применяющих закон, должна быть такова, чтобы при разрешении конкретных случаев действовало не усмотрение лица, разрешающего дело, а установленная законодателем общая норма, устраняющая произвол и влияние личной заинтересованности. Там, где общая норма полностью подменяется усмотрением исполнителя, там нарушается или может нарушаться законность. Закон должен быть поэтому технически таким, чтобы обеспечить возможность исполнителю устанавливать волю законодателя.

При применении норм права возможны, конечно, случаи, когда они перестают соответствовать объективным закономерностям общественного развития и социалистическому правосознанию. Тогда они заменяются новыми.

Так, например, законодательство, не учитывавшее в прошлом в должной мере закономерности развития сельского хозяйства и промышленности, во многих случаях препятствовало прогрессивному развитию производительных сил (излишняя централизация, неправильная налоговая политика, ошибки в области планирования и т.д.).

Задача юридической науки заключается в том, чтобы обеспечить в максимально возможной степени соответствие юридических законов объективным закономерностям развития социалистического общества, социалистическому правосознанию и требованиям социалистической законности. Оценивая с этой точки зрения утверждения о том, что юридическим законам социалистического общества объективно присущи указанные свойства, следует признать, что они снимают вопрос о качестве юридических законов и о борьбе за законность,

Для обеспечения законности важнейшее значение имеет контроль за исполнением законов, в частности деятельность прокуратуры и Комиссии советского контроля Совета Министров СССР.

В соответствии с Конституцией СССР высший надзор за точным исполнением законов всеми- министерствами и подведомственными им учреждениями, равно

299

как отдельными должностными лицами, а также гражданами СССР, возлагается на Генерального Прокурора СССР (ст. 113). Положение о прокурорском надзоре в СССР[5] устанавливает, что «высший надзор за точным исполнением законов имеет своей задачей укрепление в СССР социалистической законности...» (ст. 2). Генеральный Прокурор СССР и подчиненные ему прокуроры, осуществляя от имени государства надзор за законностью, обязаны своевременно принимать меры к устранению всяких нарушений законов, от кого бы эти нарушения ни исходили (ст. 4).

Органы прокуратуры построены таким образом, что они составляют единую централизованную систему, возглавляемую Генеральным Прокурором СССР, с подчинением нижестоящих прокуратур вышестоящим и независимых от каких бы то ни было местных органов власти (ст. 117 Конституции СССР и ст.ст. 5 и 6 Положения о прокурорском надзоре в СССР).

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 августа 1957 г. «Об образовании Комиссии советского контроля Совета Министров СССР» Комиссия советского контроля осуществляет «проверку от имени Правительства фактического исполнения его решений по важнейшим вопросам народного хозяйства, изучение структуры и вопросов работы государственного аппарата, контроль за проведением строжайшего режима экономии, за правильным и целесообразным расходованием денежных средств и материальных ценностей. Органы советского контроля должны способствовать преодолению возможных проявлений ведомственных и местнических тенденций, идущих вразрез с общегосударственными интересами, и вести активную борьбу с бюрократизмом и волокитой»[6].

При всем значении деятельности прокуратуры и Комиссии советского контроля для укрепления социалистической законности серьезнейшее внимание должно уделяться суду.

Говоря о функциях прокуратуры, В.И. Ленин предлагал «сохранить за прокурорской властью право и обя-

300

занность опротестовывать все и всякие решения местных властей с точки зрения законности этих решений или постановлений, без права приостанавливать таковые, а с исключительным правом передавать дело на решение суда»[7].

Правильная организация независимого суда способна в наибольшей мере обеспечить законность,

Укрепление законности требует соблюдения процессуальных форм, способствующих осуществлению охраны прав граждан и в максимальной степени обеспечивающих соответствие судебного решения объективной истине[8].

Суд является наиболее совершенным органом не только для рассмотрения случаев, когда гражданин нарушил право, но и для случаев, когда нарушено право гражданина.

Мы полностью согласны с Ц.А. Ямпольской, когда она пишет, что «рассмотрение поступающих в суды жалоб на действия должностных лиц и органов является одним из способов, при помощи которых восстанавливается нарушенное право, поэтому желательно всемерное расширение круга вопросов, по которым в суд могут поступать жалобы на действия указанных лиц и органов государства»[9]. Но в дальнейшем изложении Ц.А. Ямпольской этого вопроса имеется явная непоследовательность. Дело, конечно, не в создании «новых форм административной юстиции». Однако мнение, что такое испытанное и полностью оправдавшее себя средство организационной работы, как проверка фактического исполнения и контроль, а также жалобы в вышестоящие организации, является достаточным для охраны субъективных прав граждан, представляется необоснованным оптимизмом. Все эти средства действительно необходимы и полностью себя оправдали. Но чем шире будет возможность

301

вмешательства общественности в обеспечение субъективных прав граждан, чем больше дел о бюрократизме, волоките, незаконных привилегиях и нарушении социалистической законности будет выноситься на суд, в открытые судебные заседания для рассмотрения публично и гласно, тем быстрее можно покончить с этими явлениями, которые весьма живучи и не так легко поддаются уничтожению.

В тех или других методах рассмотрения административных дел мы видим лишь способ лучшего обеспечения социалистической законности[10].

К. С. Юдельсон правильно указывает на то, что «разграничение подведомственности судебных и иных (в том числе административных) органов производится в законодательном порядке в зависимости от политики государства на данном этапе его развития»[11]. В соответствии с действующим советским законодательством предусматривается судебное рассмотрение:

1) жалоб на неправильности в списках избирателей (Положение о выборах в Верховный Совет СССР,

302

ст.ст. 105—110 и соответствующие статьи Положений о выборах в Верховные Советы союзных республик и т.д.),

2) дел об изъятии имущества у граждан и колхозников для покрытия недоимок по государственным и местным налогам и обязательному страхованию, обязательным натуральным поставкам и штрафам (постановление ЦИК и СНК СССР от 11 апреля 1937 г. —СЗ СССР 1937 г. № 30, ст. 120),

3) жалоб на неправильные записи в книге загса (ст. 116 Кодекса законов о браке, семье и опеке),

4) исков о признании недействительными ордеров о заселении жилплощади (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 12 декабря 1940 г. №46/23/V),

5) жалоб на отказ в выдаче разрешения на обмен жилого помещения (инструкция Министерства коммунального хозяйства РСФСР от 20 июня 1959 г.),

6) жалоб на выполнение или отказ от выполнения нотариусами какого-либо действия, предусмотренного Положением о государственном нотариате (ст. 231 ГПК РСФСР),

7) жалоб на действия судебного исполнителя и иного органа, выполняющего судебные решения (ст. 270 ГПК),

8) исков об освобождении имущества от описи (постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 марта 1948г. №6/5/V),

9) жалоб на решения комиссии по устройству детей и подростков при Советах Министров автономных республик, крайисполкомах, облисполкомах, горисполкомах, городах республиканского (РСФСР) подчинения, а также при исполкомах районных Советов депутатов трудящихся городов Москвы и Ленинграда. Эти комиссии имеют право рассматривать и решать вопросы о направлении детей и подростков в детские воспитательные колонии Министерства внутренних дел РСФСР, однако, при наличии возражений со стороны родителей или лиц, их заменяющих, решение вопроса передается в судебные органы (Положение о комиссии по устройству детей и подростков при Советах Министров автономных республик и исполкомах краевых, областных, окружных, городских, районных советов депутатов трудя-

303

щихся от 4 октября 1957 г.— СП РСФСР 1958 г № 5, ст. 38),

10) жалоб на неправильность выдачи авторских свидетельств и патентов на изобретения при наличии спора об авторстве (Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях. — СП СССР 1959 г. № 9, ст. 59, п. 46),

11) жалоб на незаконность приказов руководителей учреждений, организаций, предприятий об увольнении рабочих и служащих после рассмотрения соответствующего спора в трудовых комиссиях и местных профсоюзных органах, кроме споров в отношении указанных в законе отдельных категорий должностных лиц (постановление Пленума Верховного Суда СССР от 13 сентября 1957 г.).

Было бы вполне целесообразно поручить судам рассмотрение жалоб и на ряд других административных действий, в частности на отказ в пенсии и на неправильное установление ее размера, на неправильный отказ и нарушение порядка распределения жилплощади, на отказ в предоставлении пособия одинокой матери и устройстве ее детей в государственные учреждения и т.д.

Система судов, общих или специальных, состоящих из лиц, независимых от заинтересованных органов, выбираемых народом и рассматривающих по жалобам заинтересованных лиц и организаций все случаи нарушения законности, восстанавливающих нарушенное право и налагающих административные взыскания не только на органы и учреждения, но и на непосредственно виновных лиц, может и должна реально обеспечить законность в случаях нарушения прав граждан.

В.И. Ленин говоря, в частности, о необходимости упорной борьбы с канцелярской волокитой, писал, что «с точки зрения принципа необходимо такие дела не оставлять в пределах бюрократических учреждений, а выносить на публичный суд, не столько ради строгого наказания (может быть, достаточно будет выговора),но ради публичной огласки и разрушения всеобщего убеждения в ненаказуемости виновных»[12].

Для того, чтобы закон был стабилен, чтобы он со-

304

блюдался, необходимо знание законов как теми, кто должен применять закон, так и теми, к кому закон применяется. Требуя от всех знания законов, В.И. Ленин писал: «Разъяснить, что будем карать и за незнание и за неприменение этого закона»[13].

Тем более непреложно это требование в отношении работников юстиции.

Прав И.Т. Голяков, когда отмечал: «Чтобы осуществить правосудие на основе строгой законности, необходимо прежде всего, чтобы сам судья хорошо знал законы и не только знал, но и уважал законы, которые он призван применять. Как бы хороши законы ни были правосудие не дает надлежащего эффекта, если в каждом действии, в каждом решении суда, осуществляемом от имени государства, не будет видно уважения к закону со стороны самого судьи»[14].

Важнейшее значение для укрепления социалистической законности имеет правовое воспитание граждан. Необходимо, чтобы каждый гражданин знал свои права и обязанности. Большую помощь в этом могут и должны оказать школа, печать, радио. Следует, как это было отмечено на XIII съезде ВЛКСМ.,  ознакомить учащихся старших классов с основами советского законодательства, некоторыми сведениями из гражданского, трудового, колхозного, семейного и уголовного права[15]. С 1958/59 учебного года преподавание основных вопросов советского права введено в программу 10-х классов средних школ.

Недостатки в систематизации советского законодательства, невысокое в ряде случаев качество, а по некоторым вопросам и отсутствие популярной правовой литературы, рассчитанной на широкие круги населения и разъясняющей каждому гражданину в городе и на селе его права, — все это в значительной мере способствует отдельным лицам нарушать законы, злоупотреблять своими правами и полномочиями.

Для того, чтобы практический работник мог хорошо пользоваться законом, для того, чтобы гражданин мог

305

легко найти и понять закон, он должен быть опубликован в наиболее доступной и удобной для его пользования форме.

Однако публикация законов страдает еще недочетами. Конечно, по сравнению с тем, что имело место несколько лет тому назад, положение значительно улучшилось[16]. Но до сих пор не все публикации полны, а многое из того, что можно сделать широко известным и доступным, не публикуется. Приведем некоторые примеры. В 1959 году вышел «Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР за 1938—1958 гг.». В этом сборнике нет Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 г. «О порядке досрочного освобождения от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет», хотя этот Указ опубликован в УК РСФСР издания 1957 года (стр. 134). В сборнике нет и Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1949 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование», хотя он опубликован в УК РСФСР издания 1957 года (ст. 127). Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1955 г. «Об уголовной ответственности за мелкое хищение государственного и общественного имущества» не был опубликован в «Ведомостях Верховного Совета СССР», но зато опубликован в «Сборнике законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР за 1938—1956 гг.» (стр. 546) и в УК РСФСР издания 1957 года (стр. 109) и т.д. Подобных примеров можно привести много.

Широкая публикация советских законов, пропаганда права — одно из важнейших условий укрепления социалистической законности. Каждый советский гражданин должен знать свои права и обязанности, а задача советских юристов состоит в том, чтобы систематически пропагандировать среди населения советское законодательство.

Реальной силой, обеспечивающей законность в условиях социалистического государства, является участие масс в борьбе за законность.

306

В.И. Ленин писал, в частности, что «бороться с бюрократизмом до конца, до полной победы над ним можно лишь тогда, когда все население будет участвовать в управлении. В буржуазных республиках это было не только невозможно: этому мешал самый закон»[17].

Говоря о советских законах, В.И. Ленин подчеркивал, что наши законы хороши именно тем, что предоставляют всем возможность бороться с такими явлениями, как бюрократизм, волокита, возможность, которую ни одно капиталистическое государство не предоставляет рабочему и крестьянину. «Самые лучшие буржуазные республики, как бы демократичны они ни были, имеют тысячи законодательных помех, которые препятствуют участию трудящихся в управлении»[18]. Иное дело в социалистической стране. Привлечение все большего числа трудящихся к управлению государством, к участию в обеспечении законности — важнейшая задача коммунистического строительства.

Отмеченные методы борьбы за укрепление социалистической законности сами по себе, без помощи в этом деле широких масс трудящихся, обеспечить социалистическую законность не могут. Эту борьбу, как указывал В.И. Ленин, нельзя сделать одной пропагандой, а можно завершить только если сама народная масса помогает[19].

Советское государство за сорок с лишним лет своего существования сделало очень много для привлечения широких масс населения к борьбе за социалистическую законность. За последние годы принят ряд актов, расширяющих участие народных масс в борьбе за законность.

В соответствии с упоминавшимся уже Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 августа 1957 г. Об образовании Комиссии советского контроля Совета Министров СССР «Комиссия советского контроля проводит свою работу по контролю с привлечением широких масс рабочих, колхозников и служащих, опираясь на помощь местных Советов депутатов трудящихся и общественных организаций».

307

В докладе H.С. Хрущева на XXI съезде КПСС указывалось, что «главным направлением в развитии социалистической государственности является всемерное развертывание демократии, вовлечение самых широких слоев населения в управление всеми делами страны, привлечение всех граждан к участию в руководстве хозяйственным и культурным строительством»[20]. Уже сейчас в Советском Союзе многие функции, выполняемые государственными органами, постепенно переходят в ведение общественных организаций. Все большей становится и будет становиться роль общественных организаций в обеспечении общественного порядка и контроля. Создание добровольных народных дружин, расширение работы товарищеских судов — все это весьма эффективные средства борьбы с нарушениями законности. Чем больше общественность, широкие круги трудящихся будут вовлечены в управление всеми делами страны, тем легче и скорее мы будем бороться не только с уже совершенными преступлениями, но и, что еще более важно, будем во многих случаях предупреждать совершение преступлений. Принципиальное указание Н. С. Хрущева, что «главное — это профилактика, воспитательная работа»[21], ставит перед советскими юристами важнейшие задачи разработки методов и конкретных способов привлечения широких масс трудящихся — рабочих, служащих, учащихся, домохозяек к практической работе в области укрепления законности. В борьбе с халатностью, хищениями, взятками, обмером, обвесом, обсчетом в торговле, в борьбе с бездушным отношением к гражданам в быту самым действенным средством является широкое привлечение общественности.

Разрабатывая теоретические и практические вопросы, обеспечивающие в наибольшей степени соблюдение правил социалистического общежития, мы в то же время должны исходить из того, что «переход отдельных функций от государственных органов к общественным организациям не ослабит роли социалистического государства в строительстве коммунизма, а расширит и укре-

308

пит политическую основу социалистического общества, обеспечит дальнейшее развитие социалистической демократии»[22].

Вторая сессия Верховного Совета СССР пятого созыва, приняв ряд важнейших законодательных актов, таких, как Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и многие другие, пошла по пути неуклонного расширения роли общественности. Вновь созданы институты общественных обвинителей и защитников, предоставлено общественным организациям или коллективам рабочих, служащих, колхозников по месту работы виновного право ходатайствовать о его условном осуждении, суды могут возложить на эти организации или коллективы обязанность по перевоспитанию и исправлению условно осужденного. Общественным организациям предоставлено право досрочно ходатайствовать о снятии судимости с осужденного к лишению свободы, если он после отбытия им наказания заслужил этого примерным поведением и честным отношением к труду.

Колоссальную роль в деле вовлечения масс в борьбу за укрепление социалистической законности в нашей стране сыграли решения июньского Пленума ЦК КПСС 1959 года, направленные на усиление контроля за деятельностью администрации производственных и торговых предприятий со стороны первичных партийных организаций. Пленум обратил особое внимание на то, чтобы местные партийные органы в своей организаторской деятельности по проведению в жизнь директив партии и правительства опирались прежде всего на широкие массы трудящихся, развивали и поддерживали творческую инициативу профсоюзных и комсомольских организаций в осуществлении общественного контроля, учитывая, что контроль снизу наиболее эффективно помогает выявлять и своевременно устранять недостатки в работе. В свете общей, характерной для периода развернутого строительства коммунизма закономерности, выражающейся в усилении руководящей роли Коммунистической партии, становятся понятными также меро-

309

приятия, проводимые в целях укрепления партийного руководства трудящимися массами в борьбе за последовательное осуществление принципов социалистической законности.

Одним из необходимых условий обеспечения законности является высокая юридическая квалификация тех должностных лиц, которые должны применять закон, знание ими законов и умение их применять.

Для того чтобы не было судебных ошибок, «важно, чтобы советские законы применялись разумно, чтобы советское правосудие отправляли люди высококвалифицированные, понимающие всю полноту ответственности перед народом»[23].

В связи с проблемой социалистической законности и характеристикой методов ее укрепления существенное значение имеет выявление соотношения законности и целесообразности. Какое бы то ни было противопоставление законности и целесообразности в наших условиях недопустимо, так как оно по существу означает, что исполнитель ставит свое мнение о целесообразности выше мнения законодателя.

М.И. Калинин указывал, что «наш советский законодатель, которому с горы виднее, вырабатывая тот или иной закон.., имеет в виду издать закон революционно наиболее целесообразный, и только революционно целесообразный. Никаких других законов кроме целесообразных, у нас быть не может»[24].

Применение закона, направленное не на установление воли законодателя, а на целесообразное, с точки зрения исполнителя, в данном конкретном случае решение, есть путь к нарушению социалистической законности.

Для правильного понимания сущности, природы Советского закона и социалистической законности, громадное значение имеет вопрос о связи социалистической законности и революционной целесообразности. Для буржуазной науки права характерно утверждение, что принцип целесообразности уничтожает принцип законности и что, следовательно, оба эти принципа несовместимы.

310

В советском социалистическом праве революционная целесообразность не может и не должна быть отрываема от социалистической законности. Советский законодатель всегда требует, чтобы закон был применяем в соответствии с принципами революционной целесообразности (см., например, в уголовном праве — ч. 2 ст. 7 и ст. 43 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в гражданском праве — ст.ст. 1 и 4 ГК РСФСР).

Важнейшее значение для дальнейшего укрепления социалистической законности имеют решения XXI съезда КПСС. Успешное выполнение поставленных XXI съездом КПСС исторических задач по развернутому строительству коммунистического общества в нашей стране возможно при условии дальнейшего развития социалистической демократии, творческой инициативы и самодеятельности широких народных масс, еще более активного привлечения общественных организаций и всех трудящихся к участию в управлении государственными делами, руководстве хозяйственным и культурным строительством[25].

Дальнейшее укрепление социалистической законности в период развернутого строительства коммунистического общества являются важнейшей задачей не только государственных органов, но и общественных организаций и коллективов трудящихся. Совместная борьба за социалистическую законность органов Советского государства и общественных организаций создает все необходимые предпосылки для обеспечения социалистической законности.

Предыдущий | Оглавление | Следующий

 



[1] См. по этим вопросам П.Е. Недбайло, О юридических гарантиях правильного осуществления советских правовых норм, «Советское государство и право» 1957 г. № 6, стр. 20—29, В.А. Власов, Обеспечение социалистической законности в советском государственном управлении, М., 1958.

[2] Ленинский сборник XXIII, стр. 226.

[3] В.И. Ленин, Соч., т. 31, стр. 50.

[4] К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. I, стр. 66—67.

[5] См. «Ведомости Верховного Совета СССР» 1955 г. № 9, ст. 222.

[6] «Ведомости Верховного Совета СССР» 1957 г. 18, ст. 474.

[7] В.И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 330.

[8] См. М.С. Стpогович, Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе, М., 1955, стр. 159 — 182; Р. Pахунов, Советское правосудие и его роль в укреплении законности, «Коммунист» 1956 г. № 7, стр. 47; Г.Н. Александров, О предварительном следствии и дознании, «Советское государство и право» 1954 г. № 2, стр. 60—61.

[9] Ц.Я. Ямпольская, О субъективных правах советских граждан и их гарантиях, «Вопросы советского юсударственного права», М., 1959, стр. 223.

[10] За необходимость судебного рассмотрения жалоб граждан по административным делам высказываются М.С. Строгович («Теоретические вопросы советской законности», «Советское государство и право» 1956 г. № 4, стр. 23; е г о же, Уголовно-процессуальное право в системе советского права, «Советское государство и право» 1957 г. № 4, стр. 108); Н.Г. Александров («Укрепление социалистической законности и применение советского права», «Вестник Московского Университета» 1957 г. № 2, стр. 115); Н.О. Магид (40 лет советского права, т. II, Л., 1957, ст.ст. 117—118); И.Ф. Рябков («Правовое регулирование в СССР и систематизация законодательства», «Научная конференция, посвященная кодификации законодательства, Тезисы докладов», Ростов-на-Дону, 1957, стр. 11—12); П.Е. Недбайло («Применение советских социалистических правовых норм». Автореферат диссертации, М., 1956, стр. 27); А.С. Пиголкин («Применение норм права и социалистическая законность», «Советское государство и право» 1957 г. № 10, стр. 113— 114); Л. С. Явич («Советское право—регулятор общественных отношений в СССР», Сталинабад, 1957, стр. 121); Н. Г. Маннова («Вопросы организации охраны прав граждан местными органами государственной власти СССР», «Вестник Ленинградского Университета» 1958 г. № 11, стр. 111); В.П. Кашепов («О подсудности народного суда» «Правоведение» 1959 г. № 2, стр. 119). Вопрос о том, создавать ли с этой целью специальные суды или предоставить права административной юстиции общим судебным органам, представляется второстепенным. Основное — это обеспечение процессуальных гарантий при рассмотрении жалоб трудящихся.

[11] К.С. Юдельсон, Советский гражданский процесс, М., 1956, стр. 300—301.

[12] Ленинский сборник VIII, стр. 54; см. также В. И. Ленив, Соч , т. 36, стр. 512.

[13] Ленинский сборник VIII, стр. 21; см. также Ленинский сборник XXXV, стр. 60.

[14] И.Т. Голяков, О задачах правосудия в социалистическом государстве, М., 1945, стр. 49.

[15] См., «Комсомольская правда» 16 апреля 1958 г.

[16] Издаются «Собрания постановлений Правительства Союза Советских Социалистических Республик», издаются Ведомости Верховных Советов союзных республик, издан ряд хронологических сборников законов и указов и т.д.

[17] В.И. Ленин, Соч., т. 29, стр. 161.

[18] В.И. Ленин, Соч., т. 29, стр. 161.

[19] См. В.И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 52.

[20] «Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза Стенографический отчет», т, I, Госполитиздат, 1959, стр. 102—103.

[21] «Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза Стенографический отчет», т, I, Госполитиздат, 1959, стр. 104.

[22] «Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза Стенографический отчет», т. II, Госполитиздат, 1959, стр. 445.

[23] «Известия» 21 августа 1955 г.

[24]  «Стенограмма 2-й сессии ЦИК II созыва», M, 1924, стр. 435— 436.

[25] Постановление Центрального Комитета КПСС от 26 июня 1959 г «Об образовании в первичных партийных организациях производственных и торговых предприятий комиссий по осуществлению парторганизациями права контроля деятельности администрации предприятий», «КПСС в резолюциях и решениях. », ч. IV, изд. 7-е, Госполитиздат, 1960, стр. 525.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.