Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 8. Реализация правовых норм

§ 1. Претворение правовых норм в общественную практику

§ 2. Пути реализации правовых норм

§ 3. Правила реализации норм

§ 4. Правонарушения и ответственность

 

§ 1. Претворение правовых норм в общественную практику

Правовая норма сама по себе – только определенный текст с юридическим содержанием. Главное назначение нормы– претвориться в общественную практику. Только общественная практика, конкретные отношения людей составляют реальную жизнь правовой нормы.

Регулирующее действие правовых норм состоит в их влиянии на общественные отношения. Если норма содержит запрет и соответствующие «запрещенные» отношения не имеют места, цель достигнута. Если норма содержит предписание или дозволение, то их еще предстоит реализовать в общественных отношениях. Норма, не оказавшая влияния на общественные отношения, безрезультатна, неэффективна, она не реализована.

При характеристике реализации права нужно преодолеть некоторые терминологические трудности. В нашей правовой литературе традиционно различались реализация права и применение права. Реализация права понималась как категория более широкая, она охватывала все пути претворения норм в практику. Применение права рассматривалось только как властная деятельность органов государства, которые в соответствии со своими полномочиями принимали индивидуальные правоприменительные акты. Тем самым признавалось, что граждане не являются правоприменителями[1].

При утверждении представлений о праве как о ценностном и гуманитарном феномене, о приоритете человека и его прав в обществе прошлые терминологические разноречия могут считаться преодоленными. Напомним, что смысл различий между реализацией и применением права состоял в различении уровней правоприменителей: более высокий и авторитетный уровень – у государства и его органов, более низкий – у граждан. При современном понимании проблемы можно, по-видимому, не проводить различий между реализацией и применением права. Реализовать право можно, только применяя его. Реализация или, другими словами, применение права– это процесс, процедура претворения правовых норм в общественную практику. Пути, конкретные средства реализации права различны: они зависят прежде всего от того, в какой именно области общественных отношений применяются

130       Глава 8 Реализация правовых норм

нормы (предмет), от того, каков характер регулирования (метод) и от того, кто применяет норму (гражданин или государственный орган). Конкретные пути применения права рассматриваются в отраслевых дисциплинах: реализация уголовных норм отличается от реализации цивилистических норм, а их обоих– от реализации норм процессуальных. На уровне общей теории реализация норм должна рассматриваться прежде всего как поведение людей.

Важнейшая ключевая проблема реализации норм– отношение людей к нормам. Здесь можно говорить о трех возможных вариантах. Первый, самый благоприятный вариант– когда граждане одобряют, поддерживают норму и охотно претворяют ее в жизнь. Второй, менее благоприятный вариант– когда граждане относятся к норме безразлично, норма– сама по себе, а поведение граждан– само по себе. Норма не проводится в жизнь, но и не нарушается, она игнорируется. Третий, самый неблагоприятный вариант– когда граждане настроены против нормы, они активно ей противостоят, а подчас и нарушают. В подобных, наиболее острых для общества ситуациях невыполнение нормы влечет за собой ответственность. За этими вариантами скрыта проблема поддержки гражданами закона, проблема легитимности закона, закона правового и неправового.

Административно-командная практика и нормативистская теория не знали, на первый взгляд, этой проблемы. Правом считалась совокупность норм, значит, всякий закон– правовой, неправовой закон невозможен. Далее подразумевалось, что весь или почти весь народ поддерживает и одобряет советские законы, активно претворяет их в жизнь. А что касается некоторого небольшого числа несознательных граждан, нарушителей законов, тунеядцев, прогульщиков и т.п., то к ним общество применяет механизм принуждения. «Пусть горит земля под их ногами» и т.д. По этой простой логике главное заключалось в принятии очередной нормы – закона или постановления. Будет новое постановление, соответственно изменится и наша жизнь. Вот почему такие постановления принимались десятками и сотнями. И также десятками и сотнями не выполнялись.

Справедливость требует отметить, что так было не всегда. В период до XX съезда КПСС, до развенчания сталинизма, когда тоталитаризм функционировал в наиболее открытой насильственной форме, принимаемые решения (а их принималось гораздо меньше), как правило, проводились в жизнь. Причин было две. Одна внутренняя: вера людей в государство и его решения, вторая внешняя: массовое применение

§1. Претворение правовых норм в общественную практику 131

принуждения и насилия. Как только ходом истории сталинизм был разоблачен и отвергнут, обе причины отпали. И тогда начался длительный процесс расхождения между словом и делом, между нормой и ее претворением в жизнь. Довольно долго общество не догадывалось об этом расхождении и пребывало в убеждении: «что решено, то и сделано». Но в 60-е гг., с началом социологических исследований, истина была вскрыта. Не могло не натолкнуть на путь истины и то очевидное обстоятельство, что каждые 5– 6 лет принимались тождественные решения по одним и тем же вопросам, например, о совершенствовании планирования и экономического стимулирования, о совершенствовании хозяйственного механизма, об укреплении дисциплины и т.п. К началу 80-х гг. невыполнение законов, их иллегитимность стали очевидными. Они не преодолены до сих пор. В основе неисполнения законов и сейчас лежит их иллегитимность, безразличное либо отрицательное отношение многих людей к принимаемым законам. Добровольно законы не исполняются, а время массового применения принуждения и насилия ушло.

Как добиться реализации законов, их поддержки людьми, их легитимности? Конечно, это задача практическая, но в основе ее решения лежит теория.

Если видеть в праве и законах средство подавления и насилия, средство классового господства, то, естественно, ни о какой легитимности не может быть и речи. Легитимны могут быть только законы, воплощающие основные начала права: социальное согласие, общественный компромисс, проводящие идеи социальной справедливости. Только изменив представления о праве и содержании законов, можно ждать того, что законы будут правовыми и получат поддержку людей, обретут легитимность.

Проблема не имеет простого и однозначного решения. Если основная идея права и социальной справедливости– идея общественного согласия и социального компромисса – будет проведена в законах, есть, с точки зрения теории, основания считать такие законы правовыми. Но компромисс по самой своей природе не может удовлетворить всех, всегда остаются недовольные сторонники крайностей. Поэтому полной легитимности компромисс, воплощенный в законе, дать не может. Легитимным можно и нужно считать закон, обеспечивающий интересы большинства. Это очень важный, принципиальный момент. Легитимность и большинство неразрывны. Вот почему общий уровень политической и правовой культуры людей влияет на легитимность

132       Глава 8. Реализация правовых норм

закона в неменьшей степени, чем содержание самого закона. Возможно и такое, когда, с точки зрения правовой теории, с точки зрения юридической науки и профессионалов, закон удовлетворяет самым высоким правовым требованиям, но большинство общества его не воспринимает. Примеров тому сколько угодно. Хотя бы тот же вопрос о возможности отмены смертной казни. В этом смысле правовой характер закона обусловливается общим уровнем правосознания. Вот почему наше движение к правовому государству, к правовым законам должно идти как по линии повышения качества законов и профессионализма законодателей, так и по линии повышения общей политической и правовой культуры общества. Достижение легитимности, реализуемости закона возможно по мере сочетания обеих линий развития.

Таким образом, сочетание содержания закона, его правового характера, с одной стороны, и легитимности закона, его поддержки людьми, с другой, это сочетание противоречиво. Закон, отвечающий высоким требованиям права, может не поддерживаться большинством, которое само эти требования не разделяет. Правовой закон может быть не легитимен. И наоборот, те идеи, которые поддерживает большинство, сплошь и рядом оказываются не правовыми. Когда подобные идеи возводятся в закон, большинство людей этот закон поддерживает, мы имеем дело с легитимным законом, но не правовым. Противоречие это естественное, оно отражает дифференциацию общества, противоречивую природу демократии. Можно думать, что окончательного решения проблема не получит и в обозримом будущем, во всяком случае до тех пор, пока мы будем исповедовать принцип «большинство всегда право». Но и отказаться от данного принципа нельзя, ибо это– один из устоев демократии. Главной задачей здесь является постепенное сближение крайностей, повышение общей правовой культуры населения и профессионализма законодателя.

Еще один аспект реализации правовых норм– их эффективность. Принимая ту или иную норму, законодатель рассчитывает на достижение определенной цели, на изменение, развитие, стабилизацию или свертывание определенных общественных отношений. Намеченную цель удается достичь далеко не всегда. Конкретный результат реализации норм может не совпасть с намеченной законодателем целью. Соотношение между намеченной целью и полученным результатом понимается как эффективность нормы.

Нужно раз и навсегда отказаться от представлений о заранее предопределенной эффективности норм .Более того, даже предвидеть заранее

§2. Пути реализации правовых норм  133

эффективность или неэффективность норм практически невозможно. Это выявляется только в ходе реализации норм. Приняты, например, законы о борьбе с организованной преступностью (предусмотрены новые составы преступлений, повышены меры ответственности и др.). В результате спустя определенное время организованная преступность снизилась, следовательно, законы эффективны (результат достиг цели). Или преступность не снизилась или даже возросла, следовательно, нормы оказались не эффективны (результат не достиг цели). Справедливости ради нужно указать, что эффективность правовых норм зависит не только от их содержания, но и от многих других, часто неправовых факторов. Например, закон о борьбе с организованной преступностью по содержанию может быть не плох, но органы милиции укомплектованы плохо и некому реализовать закон. Выявление эффективности правовой нормы составляет поэтому непростую задачу, ее решение достигается с помощью социологии права, самостоятельной правовой дисциплины.

Социологические исследования раскрывают реальную жизнь правовых норм, показывают, применяются ли эти нормы фактически или игнорируются, каков результат их применения. Социологические исследования включают анализ реальных общественных отношений, динамику их развития, а также отношения людей к нормам. На основе полученных данных социология дает ответ об эффективности или неэффективности принятых норм. Данные социологии отражают в концентрированном виде обратную связь практики и законодателя и дают исходный материал для изменения, развития и совершенствования законодательства.

Таким образом, реализация норм является завершающим этапом их жизни и в то же время предпосылкой появления новых норм.

§ 2. Пути реализации правовых норм

Привычной многолетней конструкцией нашей теории права была реализация норм в правовых отношениях. Теория правоотношения была тщательно разработана и в отраслевых дисциплинах. Теория опиралась на апробированную нормативистскую конструкцию: норма– модель правоотношения. В норме дан идеальный образ право-

134       Глава 8. Реализация правовых норм

отношения. Затем, опираясь на норму и руководствуясь ею, субъекты права вступают в отношения, предначертанные и урегулированные нормой (в правовые отношения), приобретают права и обязанности, несут ответственность за нарушения.

Согласно этой конструкции правоотношение понималось как общественное отношение, урегулированное правовой нормой. Участники общественных отношений считались сторонами правоотношения, его субъектами. Содержание правового от кошения определяло права и обязанности сторон. Праву одной стороны соответствует обязанность другой стороны. Иногда эти права и обязанности переплетаются. Например, в трудовом правоотношении работник имеет право получить установленную оплату труда, а наниматель обязан такую оплату произвести. Работник вместе с тем обязан выполнять свои трудовые обязанности и соблюдать трудовую дисциплину, а наниматель вправе требовать выполнения обязанностей, а за их нарушение– привлечь работника к дисциплинарной ответственности. Объектом правоотношения считалась цель, на достижение которой нацелено правоотношение. В приведенном примере таким объектом была трудовая деятельность.

Простая и четкая конструкция правоотношения хорошо охватывала разнообразные жизненные ситуации. По договору займа одна сторона (кредитор) предоставляет другой стороне (должнику) определенную сумму денег, а последний обязан в установленный срок вернуть заем. По договору имущественного найма одна сторона (наймодатель) предоставляет другой стороне (нанимателю) определенное имущество за вознаграждение. В силу пенсионного правоотношения одна сторона (гражданин) имеет право при достижении пенсионного возраста и наличии необходимого стажа получить пенсию, а другая сторона (орган социального обеспечения) обязана такую пенсию назначить и выплачивать. Тысячи подобных примеров можно привести из всех областей общественной жизни. Конструкция правоотношения опиралась на многовековую связь кредитор – должник, известную еще римлянам, и эту связь отражала неплохо. Но к правовым реалиям, выходящим за пределы элементарной двусторонней связи, конструкцию правоотношения применить было весьма сложно.

Выяснилось, что далеко не все правоотношения сводятся к двусторонней связи с взаимно корреспондирущими правами – обязанностями. Взаимоотношения в области прав человека, в области так называемых абсолютных прав (например, право собственности), отношения граждан с органами власти и управления, процессуальные

§2. Пути реализации правовых норм  135

отношения и многие–многие другие не укладывались в русло привычного двустороннего правоотношения. Была предпринята попытка разделить правоотношения на регулятивные (привычная модель прав–обязанностей) и охранительные (все остальные). Но ничего кроме новых терминов эта попытка не принесла. Да и само деление правоотношений вряд ли корректно: любому непредубежденному читателю ясно, что каждое правоотношение несет в себе как регулятивные, так и охранительные элементы. Сплошь и рядом регулирование сводится именно к охране.

Практические потребности потребовали отступить от понимания правоотношения как непременно двусторонней связи участников отношений типа кредитор–должник. Общественная практика и опыт правового регулирования уже обнаружили и продолжают обнаруживать все больше многосторонних правоотношений. В нормальном правоотношении в рамках судебного процесса (неважно, уголовного или гражданского) три участника: две стороны и суд. Во многих правоотношениях, апробирующих трудовую деятельность, также несколько участников: работник, наниматель и трудовой коллектив; работник, наниматель и государственный орган; работник, наниматель и профсоюз. В правоотношениях в акционерных кампаниях, кооперативах участников могут быть десятки и даже сотни. Таким образом, усложнение общественных отношений с необходимостью приводит к увеличению числа участников этих отношений. Соответственно и правоотношения охватывают уже не две стороны, не двух участников, а множество сторон, участников. В зависимости от содержания правового отношения права–обязанности сторон в этих отношениях могут совпадать (например, у акционеров) или различаться (стороны в судебном процессе).

Многосторонние правоотношения отличаются от двусторонних числом участников. Это отличие количественное, оно не затрагивает замкнутого, ограниченного характера правоотношения и не требует новых теоретических подходов.

Общественная практика и опыт правового регулирования породили отношения с неопределенным кругом участников. Так, при использовании в качестве средства правового регулирования запрета это средство распространяется на неопределенный круг участников. Так обстоит дело, например, в сфере уголовной и административной ответственности. Многие права человека в их регламентации охватывают неопределенный круг как управомоченных, так и обязанных лиц (все граждане имеют то или иное право, никто не может препятствовать осуществле-

136       Глава 8. Реализация правовых норм

нию этого права). Не имеют четко обозначенного круга сторон отношения в сфере определения компетенции того или иного органа. Можно привести и другие примеры. Общим для всех этих отношений является неопределенный круг их участников. В этих ситуациях механизм замкнутого правоотношения и теория элементарного правоотношения уже не могут быть использованы. В этих случаях нужно говорить о реализации правовых норм не через правоотношения. Объем подобных отношений постоянно увеличивается. И такая ситуация далеко не случайна.

Дело в том, что реализация норм через правоотношения– один из признаков зарегулированности общественных отношений. Не регулирования, а именно зарегулированности, когда правовое регулирование дает не свободу поведения, а намечает конкретные, заранее предопределенные поступки. В перспективе главным правовым предметом может стать запрет, на что обращалось внимание в литературе[2]. Запрет охватывает определенную сферу поведения, большую или меньшую. Но он оставляет свободным любое поведение за пределами запрета. Вот почему запрет, несмотря на его кажущуюся недемократичность, на самом деле является правовым средством свободы поведения[3] в гораздо большей степени, чем дозволение и предписание. А свобода поведения, когда субъект права свободен в своих поступках, когда он защищен недопустимостью вмешательства в его действия, такая свобода поведения не вписывается в привычные рамки правоотношения. Соответственно внимание науки и поиск правовых моделей переключается от правоотношения к другим формам, в большей степени апробирующим свободу. В развитых демократических странах широко используется в тех или иных модификациях механизм невмешательства государственно-правового регулирования в поведение участников общественных отношений. С помощью правовых норм устанавливаются рамки возможного поведения, его пределы, причем широко используется форма запретов. С помощью правовых норм устанавливаются также процедуры разрешения разногласий. Нетрудно убедиться, что подобный механизм реализации норм противоположен правоотношениям с точно предопределенным поведением их участников. Разумеет-

§ 3. Правила реализации норм           137

ся, мы в перспективе непременно перейдем к более широкому использованию механизма свободы и запретов, но еще долгие годы будет преобладать типичный для нас механизм правоотношений. Было бы неверно отказаться от механизма правоотношений и разрушить его. Реализация норм через правоотношения и вне их– два самостоятельных равноценных пути применения права. Каждый из этих путей связан с определенными группами общественных отношений и с определенными правовыми средствами.

Практика правового регулирования выявила две крупные области, где реализация норм идет не через правоотношения. Во-первых, это область прав человека. Правовое регулирование в этой сфере по мере продвижения к правовому государству будет развиваться и углубляться. Во-вторых, область применения запретов, прежде всего область уголовной и административной ответственности. Будущее развитие выявит и новые области.

§ 3. Правила реализации норм

В предыдущих параграфах была раскрыта концепция реализации норм как их претворения в общественную практику. Сейчас речь пойдет о правилах реализации норм, т.е. о тех рамках и процедурах, которые определяют такую реализацию, фиксируют положения, с помощью которых норма претворяется в общественную практику.

Для того, чтобы норма стала действовать и применяться, должны иметь место определенные фактические обстоятельства. Обстоятельства, с которыми связывается наступление правовых последствий, принято именовать юридическими фактами. Наступление юридического факта приводит в действие правовую норму. Так, в гражданском законодательстве есть норма, гласящая, что лицо, причинившее вред личности или имуществу гражданина, обязано полностью возместить такой вред. Эта норма до поры до времени «спит» в недрах законодательства. Но как только происходит факт причинения вреда (автомобиль наезжает на пешехода, работник получает травму на производстве и т.п.), норма вступает в действие: причинитель вреда обязывается к его возмещению.

Юридические факты знают много классификаций. Наиболее общей является разделение юридических фактов на события и действия. Основанием разделения является волевое отношение людей к юридическим фактам. Факты, происшедшие независимо от воли людей,

138       Глава 8 Реализация правовых норм

именуются событиями. Факты, происшедшие по воле людей, именуются действиями. Типичные примеры событий– стихийное бедствие, истечение срока давности, естественная смерть человека. Событие произошло – наступают определенные правовые последствия. Наступают будто бы независимо от воли людей. Однако подобная независимость относительна. Умер человек и не оставил завещания. В действие вступают нормы законодательства о наследовании по закону. Получение наследства в этом случае действительно не зависит ни от воли умершего, ни от воли наследников. Однако получение наследства связано с тем, что законодатель предвидел подобную ситуацию и сознательно, по своей воле, связал с ней определенные правовые последствия. Вне зависимости от воли людей правовые последствия вообще не могут наступить, ибо в правовых нормах фиксируется воля людей к установлению порядка в обществе. Поэтому и на уровне события правовые последствия наступают по воле людей, но по воле законодателя, а не правоприменителей. А на уровне действия имеет место и воля правоприменителей. Если умерший оставил перед смертью завещание, то наследование наступает по завещанию, по воле наследодателя и, естественно, по воле законодателя.

Действия как разновидность юридических фактов допускают и более дробную классификацию. Они могут быть правомерными и неправомерными. Правомерные действия заключаются в совершении поступков, не противоречащих законодательству и не нарушающих общественный порядок. Правомерные действия бывают односторонними и многосторонними. Односторонние действия влекут за собой правовые последствия независимо от воли других лиц. Таковы, например, решения государственных органов, судебные решения, отказ гражданина от завещания, признание гражданином долга, заявление работника об увольнении по собственному желанию, приказ администрации о временном переводе работника в связи с производственной необходимостью и др. Многосторонние действия (сторон может быть две и более) характеризуются соглашением сторон, именно соглашение порождает правовые последствия. Таковы, например, многочисленные гражданские договоры, трудовые договоры, перевод работника на другую работу с его согласия и др. В многосторонних действиях очень рельефно проявляется сущность права, как компромисса, средства согласия.

Неправомерные действия являются правонарушениями и влекут за собой юридическую ответственность. Об этом речь пойдет в следующем параграфе.

§3 Правила реализации норм             139

Действие норм во времени. Нормы начинают действовать и подлежат применению после их вступления в силу. Порядок вступления норм в силу детально регулируется в законодательстве, для чего принимаются специальные акты. Общие условия вступления норм в силу сводятся к следующим.

Как правило, норма вступает в силу после ее доведения до сведения правоприменителей, т.е. до сведения государственных органов, юридических и физических лиц. Временем доведения до сведения считается публичное опубликование нормы (в официальном издании, в газете, в бюллетене и т.п.). Может быть предусмотрено, что норма вступает в силу спустя определенный срок после ее опубликования. Если такой оговорки нет, то норма вступает в действие сразу же после публикации. Начало действия нормы с момента ее опубликования легко объяснимо: можно применить и реализовать только ту норму, содержание которой известно правоприменителям. Вот почему практика принятия норм без опубликования их в печати (закрытые нормы, для служебного пользования и т.п.), имевшая широкое применение в прошлом, ныне, с переходом к требованиям правового государства, прекратила существование. Норма, не известная людям, для которых она издана, применению не подлежит.

Иногда в исключительных и прямо оговоренных в законе случаях нормы вступают в силу немедленно (если речь идет об экстренных мерах, о чрезвычайном положении и т.п.). Подразумевается при этом, что подобные нормы публикуются незамедлительно и разрыв между их вступлением в силу и опубликованием не превышает одного–двух дней. А средствами массовой информации (радио, телевидение) эти нормы доводятся до сведения людей сразу же после их принятия.

Нормы прекращают свое действие с момента утраты ими юридической силы. Подобных очевидных случаев два. Первый, когда норма носит временный характер и в ней самой указан срок ее действия. По истечении этого срока она утрачивает силу. Второй, когда норма отменяется в установленном законом порядке. Менее очевидны две другие ситуации утраты нормами своей юридической силы. Иногда старая норма формально не отменяется, но ее действие перекрывается вновь принятой нормой, большей или равной юридической силы, причем новая норма противоречит старой. Бесспорно, юридически корректной была бы отмена старой нормы при принятии новой. Но и в тех случаях, когда указания на отмену нет (обычно по упущению законодателя), старая норма все же утрачивает силу как перекрытая

140       Глава 8. Реализация правовых норм

новой. Возможны ситуации, когда норма не отменяется и не перекрывается, но фактически исчезают отношения, на которые она была рассчитана. Например, формально не отменены тысячи актов о планировании, материально-техническом снабжении, оплате труда и других проявлениях государственного руководства экономикой. Однако новые общественные отношения привели к тому, что эти нормы фактически утратили свою силу (превратились в так называемые «фусы»).

Мы рассказали о нормальном, естественном порядке действия норм во времени– от вступления в силу до ее утраты. Исключительным порядком действия нормы во времени является ее обратная сила.

Под обратной силой понимается распространение действия нормы на отношения, возникшие до ее принятия. Здесь необходима четкость в постановке и решении вопроса. Дело в том, что новая норма редко создает принципиально новые отношения, ранее отсутствовавшие на практике. Типична иная ситуация: отношения сложились и функционируют, но правовое регулирование их меняется. Например, принимаются новые основы законодательства– гражданского, трудового, земельного или какого-либо другого. Разумеется, гражданские, трудовые, земельные отношения существовали и до принятия новых основ, но регулировались иначе. Так вот, распространение новых основ на ранее сложившиеся гражданские, трудовые или земельные отношения не есть обратная сила закона. Юридические факты в области этих отношений, которые имели место до принятия новых основ, регулируются прежними нормами, а факты, имевшие место после принятия основ, регулируются новыми нормами. Как правило, в постановлении о введении в действие нового закона применяется следующая формула: новый закон применяется к правоотношениям, возникшим после его введения в действие; по правоотношениям, которые возникли ранее, новый закон применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после его введения в действие. Проще говоря, старые факты (и вытекающие из них права и обязанности)– по прежнему закону, новые факты– по новому. Есть преемственность в регулировании, переход с одного закона на другой, но обратной силы закон не имеет.

Обратная сила закона заключается в применении его к фактам, имевшим место до вступления его в силу, что происходит в исключительных случаях. Общим является правило: закон обратной силы не имеет. Это правило придает определенность и стабильность общественным отношениям. Люди в своих поступках ориентируются на действующие законы. Они не могут рассчитывать на будущие законы.

§3. Правила реализации норм            141

И поэтому новые законы не должны распространяться на старые жизненные ситуации, это вызвало бы хаос в обществе. Исключения из этого правила очень редки и допускаются при наличии прямого указания в законе о придании ему обратной силы.

Вместе с тем имеется общее правило о непременном придании обратной силы закону, отменяющему или смягчающему уголовную ответственность. Вот как оно сформулировано в Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. (ст. 15): «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Равным образом, не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника». В первых двух фразах ст. 15 Международного пакта устанавливается недопустимость обратной силы при ужесточении наказания. В третьей, заключительной фразе устанавливается обязательное применение обратной силы при смягчении наказания. Это правило воспроизведено российским законодательством. Его гуманистическая направленность очевидна.

Действие нормы в пространстве характеризует сочетание двух принципов – территориального и экстерриториального. Основной принцип– территориальный. Он заключается в применении нормы на той территории, властями которой норма принята. Этот принцип тесно связан с государственным суверенитетом: власть государства распространяется на территорию государства и ограничивается этой территорией. Соответственно, территориальный принцип господствует в отраслях законодательства, регулирующих управленческие и охранительные отношения: в конституционном, административном, уголовном, процессуальном законодательстве.

Экстерриториальный принцип всегда применяется в порядке исключения в силу особого указания в законе, основанного на взаимной договоренности государств. Экстерриториальное действие норм состоит в том, что нормы одного государства применяются на территории другого государства. Развитие экстерриториального действия нормы обусловлено развитием международных связей, прежде всего в сфере экономики и культуры. Широкое применение этот принцип находит в

142       Глава 8. Реализация правовых норм

международном частном праве, он используется также в гражданском, торговом, семейном, международном публичном праве.

Аналогия закона. Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не может обеспечить сплошного регулирования общественных отношений. В жизни возникали, возникают и будут возникать ситуации, которые не имеют прямого нормативного решения. Отсутствие такого решения именуется пробелом в регулировании. Как следует разрешать конкретные ситуации при пробелах в правовом регулировании?

Ответ на этот вопрос зависит от системы права. В системе общего права пробелы в регулировании предопределены его достаточно общим характером. Эти пробелы восполняются судебной практикой, судебным прецедентом. В континентальной системе права при ведущей роли законодательного регулирования пробелы в регулировании, видимо, должны восполняться из законодательного арсенала. Такое восполнение называется применением по аналогии близкой законодательной нормы или, сокращенно, аналогией закона.

В нашей литературе принято различать аналогию закона и аналогию права. Аналогия закона состоит в использовании близкой по содержанию нормы, а аналогия права наступает при отсутствии такой близкой по содержанию нормы и заключается в применении общих начал регулирования. Подобное различие вряд ли корректно. При нормативистском понимании права как системы норм возможна только аналогия закона, ибо и право, и законы по содержанию совпадают. При ценностной обобщенной трактовке права под ним понимаются нормативно закрепленные идеи справедливости, равенства, свободы. Эти идеи и составляют содержание правовых законов. Поэтому, что бы ни применялось по аналогии– конкретная норма или общий принцип– все равно речь идет об аналогии закона. Следовательно, корректнее говорить только об аналогии закона, применяемой в двух ипостасях: либо через аналогию конкретной нормы, либо через применение общих принципов.

Пробелы в регулировании, влекущие использование аналогии, рассматривались в нашей литературе как недостаток, как отступление от «четкой и исчерпывающей регламентации всех сторон регулирования»[4]. Вряд ли этот упрек обоснован. Стремление к беспробельности может привести только к сплошной зарегулированности обществен-

§3. Правила реализации норм            143

ных отношений, да и пробелы все равно останутся. Развитие и усиление диапозитивных начал и использование исчерпывающих запретов в правовом регулировании оставляют все больше свободы поведения участникам общественных отношений. Пробелы могут устраняться либо использованием аналогии закона, либо соглашением участников общественных отношений, либо судебной практикой. Какой путь предпочтительнее, зависит от природы регулируемых отношений.

В сфере управленческих отношений и отношений по охране общественного порядка, где поведение участников отношений более или менее четко определено, пробелы регулирования следует восполнять применением нормы, т.е. использовать аналогию закона. В сфере имущественных отношений пробелы в регулировании можно и нужно восполнять по соглашению сторон, в договорах, а при недостижении соглашения– через разрешение разногласий в суде.

В ряде областей регулирования аналогия закона полностью исключена. Это относится к уголовной и административной ответственности. Специфика уголовной и административной ответственности состоит в том, что все составы правонарушений исчерпывающим образом перечислены в кодексах (подробнее речь об этом пойдет в следующем параграфе). Нет состава– нет преступления или административного проступка. Нельзя привлечь гражданина к уголовной или административной ответственности по аналогии. Как в ситуации с обратной силой закона, так и здесь очевидна гуманистическая направленность этого правила.

Толкование норм. Претворение норм в жизнь достигается сознательной деятельностью людей. Люди осознают смысл нормы, раскрывают для себя ее содержание. При этом та или иная интерпретация нормы бесспорно связана с индивидуальными особенностями правоприменителя. Понимание нормы правоприменителем под углом зрения ее практического претворения в жизнь можно именовать толкованием нормы.

Толкование– составная часть применения нормы. Поскольку в качестве правоприменителей выступают и граждане, и юридические лица, и государственные органы, все они являются толкователями норм. Однако их возможности в области толкования различны. Если гражданин или юридическое лицо в меру своего понимания и с учетом собственных интересов определенным образом толкует норму, то такое толкование не выходит за пределы конкретного правоотношения. Если же толкование нормы дается специально управомоченным на то го-

144       Глава 8. Реализация правовых норм

сударственным органом, то подобное толкование обретает особый авторитет, становится эталоном правоприменения.

Приведем только один пример. В 1956 г. была восстановлена, а в 1971 г. включена в КЗоТ России норма о том, что работник вправе оставить работу по собственному желанию, предупредив об этом администрацию за две недели. В ходе применения этой нормы возник вопрос: вправе ли работник в течение срока предупреждения отозвать заявление об увольнении? Логика работника, его толкование нормы сводились к тому, что поскольку в течение срока предупреждения трудовой договор полностью сохраняет силу, то работник может и отозвать его. Логика администрации, ее толкование той же нормы сводились к тому, что предупреждение об увольнении введено для того, чтобы администрация имела возможность подыскать нового работника вместо уходящего. Поскольку администрация вынуждена это делать, поданное заявление не может быть аннулировано. Каждое толкование имеет свои достоинства и недостатки, свои резоны. Ситуация с применением нормы становилась коллизионной, ни одно толкование не имело преимуществ перед другим. И тогда Пленум Верховного Суда дал свое толкование. Он разъяснил, что работник вправе отозвать заявление и не может быть уволен в случае, если администрацией на его место не был приглашен новый работник, которого администрация обязана принять на работу. Это толкование высшего судебного органа стало эталонным, оно сохраняет свою силу до сих пор и воспроизведено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. (п. 15-в).

Толкование норм индивидуальными правоприменителями (гражданами, юридическими лицами) носит частный характер, ограничивается сферой конкретного отношения и не требует специального анализа. Толкование общего плана носит не частный индивидуальный характер, оно охватывает более или менее широкий круг ситуаций.

Такое толкование нуждается в специальном анализе.

По юридической силе толкование общего плана может быть официальным и неофициальным. Официальное толкование дается уполномоченными на то органами, формулируется в специальном акте (разъяснении) и формально связывает применителей истолкованной нормы. Это – официальная, общеобязательная директива о том, как применять норму[5]. Среди официальных толкований выделяется аутентичес-

§3. Правила реализации норм            145

кое, т.е. разъяснение, данное тем же органом, который принял норму.

Отношение к официальным разъяснениям двояко. С одной стороны, такие разъяснения облегчают применение норм, снимают противоречия, устраняют неясности. С другой стороны, разъяснения подчас подменяют норму, размывают ее содержание. При административно-командной системе так называемая разъяснительная практика министерств и ведомств часто сводила на нет смысл законов и постановлений правительства, поскольку эти акты расходились с интересами аппаратных структур.

В идеале разъяснительная практика требует сокращения, причем преимущественной формой толкований должны стать толкования аутентические. Тогда снимается возможность подмены акта высшей юридической силы актами низшей юридической силы. Чем меньше разъяснений исходит от нижестоящих управленческих органов, тем лучше. Идеальным органом для разъяснений, когда они действительно необходимы, могут стать незаинтересованные и авторитетные органы, лучше всего органы суда и арбитража. Свои разъяснения они могут давать, разрешая конкретные дела и суммируя сложившуюся судебную и арбитражную практику. Но, повторяем, подобная картина является скорее желанной целью, чем реалией сегодняшнего дня. В современной практике разъяснения по-прежнему часто сводят на нет содержание норм. Правда в последние годы допущено обжалование разъяснений в органы суда и арбитража. Тем самым сделан шаг к ограничению и отмене толкований, расходящихся со смыслом норм.

Неофициальное толкование исходит не от государственных органов, оно не носит обязательного характера, его рекомендации не влекут однозначных правовых последствий. Чаще всего такое толкование дается специалистами-учеными и практиками (доктринальное толкование). Очень известными и популярными сборниками доктринальных толкований являются комментарии к законодательным и подзаконным актам.

По приемам толкования выделяются следующие их виды. Логическое толкование опирается на правила формальной логики. Текстовое толкование опирается на литературный, филологический анализ текста тол куем ой нормы. Систематическое толкование опирается на связи норм между собой и их взаимную обусловленность. Чаще всего приемы толкования используются все вместе, а не каждый в отдельности.

146       Глава 8 Реализация правовых норм

§ 4. Правонарушения и ответственность

Нормы права нацелены на обеспечение порядка в обществе. Действия людей с отступлением от норм, с игнорированием норм и вопреки нормам приводят к нарушениям порядка в обществе. Такие действия считаются противоправными (напомним, что право– это и есть общественный порядок). Противоправное поведение есть правонарушение, оно заключается либо в нарушении прав других граждан, юридических лиц и государственных органов, либо в невыполнении гражданином своих обязанностей, либо в нарушении установленных запретов. Учитывая нормативную (общеобязательную) природу правовых норм, подкрепленную потенциальной возможностью принуждения, нарушение нормы не может быть безразличным для общества. Правонарушение влечет за собой юридическую ответственность. Механизмы правонарушения и ответственности тесно взаимосвязаны.

Правонарушение включает: противоправный характер действий, вину, причинение вреда и причинную связь между противоправными действиями и вредом. Противоправный характер действий означает, что они совершены с нарушением закона ил и договора. Нарушение должно быть виновным. Противоправность сама по себе– это объективная сторона правонарушения: если закон или договор нарушены, значит действия объективно противоправны. А вина охватывает субъективное отношение нарушителя к своему поступку.

Вина выступает в форме умысла или неосторожности. Умысел означает, что нарушитель сознавал противоправность своих действий и тем не менее сознательно шел на них. Неосторожность означает, что нарушитель либо предвидел противоправные последствия, но рассчитывал их предотвратить, либо не предвидел таких последствий, хотя должен был их предвидеть. Категории вины, умысла, неосторожности были разработаны в первую очередь применительно к потребностям уголовного законодательства, но получили применение и в других отраслях.

Вред – это совокупность отрицательных последствий правонарушения. Вредом может быть нарушение общественного порядка, имущественный ущерб-, ущемление прав граждан и юридических лиц[6]. В причинении вреда заключается негативный для общества результат правонарушения. Именно нанесенный обществу вред побуждает общество привлекать нарушителя к ответственности.

§4. Правонарушения и ответственность              147

Наконец, причинная связь означает, что вред наступил именно вследствие противоправных и виновных действий нарушителя.

Правонарушение имеет место, если присутствуют все четыре его элемента: противоправность, вина, вред и причинная связь. Таков внутренний механизм правонарушения.

Юридическая ответственность – реакция общества на правонарушение. Поэтому механизм ответственности стыкуется с механизмом правонарушения. Юридическая ответственность заключается в применении к нарушителю мер государственно-правового воздействия, состоящих в негативных для нарушителя последствиях. Государственно-правовое воздействие, осуществляемое судом, арбитражным судом, другим органом принуждения – это реакция общества на противоправные и виновные действия, негативные последствия – реакция на причиненный вред.

Меры ответственности должны быть адекватны степени правонарушения: чем серьезнее, грубее, тяжелее по последствиям правонарушение, тем строже должна быть ответственность. Соответствие правонарушения и ответственности – одно из проявлений справедливости как сущности права.

Проследим действия механизмов правонарушения и ответственности на конкретных примерах.

1. Одним из самых тяжелых уголовных преступлений является убийство. За него Уголовный кодекс предусматривает самые строгие меры наказания. С учетом характера и степени вины в Кодексе установлены разные санкции за убийство. Самая строгая ответственность установлена за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (т.е. за умышленную и отягченную вину), далее – по нисходящей: за умышленное убийство без отягчающих вину обстоятельств, за умышленное убийство в состоянии сильного душевного волнения (т.е. за умышленную, но облегченную вину), за убийство при превышении пределов необходимой обороны, за неосторожное убийство. Хотя итог правонарушения один и тот же – убийство, но мера ответственности прямо связана с характером вины и причинной связью.

2. Фирма А в нарушение договора с фирмой Б не поставила ей в установленный срок оговоренную продукцию. По иску фирмы Б арбитражный суд обязал фирму А произвести оговоренную продукцию и взыскал с нее в пользу фирмы Б значительный денежный штраф. Правонарушение очевидно, оно заключается в нарушении договора. За это арбитраж применил две меры воздействия: обязал поставить про-

148       Глава 8 Реализация правовых норм

дукцию и наложил штраф. Первая мера является государственно-правовым воздействием, но не заключает в себе негативных последствий для нарушителя. Эта так называемая мера защиты. Ее назначение– защитить интересы потерпевшего от правонарушения Когда требование арбитража о поставке продукции будет выполнено фирмой А, интересы фирмы Б будут защищены и восстановлены. Но ответственности для фирмы А в этих действиях нет. Ответственность (негативное последствие) для правонарушителя заключается в штрафе.

3. Работник был незаконно уволен и восстановлен на работе судом с оплатой ему за вынужденный прогул за счет предприятия. Восстановление на работе в данном случае – мера защиты, оплата за вынужденный прогул – мера ответственности. Ответственность в виде материальной санкции возложена на предприятие, как на юридическое лицо, виновное в правонарушении. Это обычная имущественная ответственность за обычную вину. Однако вина предприятия (юридического лица) заключается в вине конкретного должностного лица, которое произвело незаконное увольнение. Если вина конкретного должностного лица не выходит за пределы обычной вины, дело заканчивается на оплате вынужденного прогула за счет предприятия. Но если вина должностного лица превышает обычные пределы, оказывается явной (терминология закона, ст. 214 КЗоТ), то оплата вынужденного прогула в порядке регресса перекладывается на должностное лицо, виновное в явном нарушении. В этом случае для ответственности предприятия достаточно обычной вины, а для регресса к должностному лицу необходима явная вина. Снова характер и степень вины определяют характер и степень ответственности. Какую вину следует считать явной, определила судебная практика: сюда отнесены увольнения вопреки прямому запрещению закона и некоторые другие случаи (п. 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г.).

Так выглядит на практических примерах соотношение правонарушения и ответственности.

Категории правонарушения и ответственности носят межотраслевой характер, они используются во всех отраслях законодательства. Попытки вычленить специфическую ответственность в пределах каждой отрасли (ответственность по жилищному, финансовому, земельному, семейному законодательствам и другим отраслям) не увенчались успехом. В то же время оказалось возможным выделить отдельные виды ответственности, специфические для сквозных групп общественных

§4 Правонарушения и ответственность               149

отношений–имущественных, управленческих, охраны общественного порядка, через которые осуществляется правовое регулирование и которые проходят через все отрасли законодательства (об этом говорилось в § 1 главы 6 настоящего раздела). Имущественным отношениям присуща, главным образом, материальная ответственность, состоящая в возмещении причиненного материального вреда. Управленческие и правоохранительные отношения отличает более строгая уголовная ответственность и менее строгая административная ответственность. Они заключаются в применении мер уголовного наказания за преступления и мер административного воздействия за более мелкие правонарушения. И материальная, и уголовная, и административная ответственность используются во всех отраслях законодательства, поскольку каждая из них регулирует в своей сфере имущественные, управленческие и правоохранительные отношения. Иногда в трудовом законодательстве выделяют специфическую ответственность–дисциплинарную, заключающуюся в ответственности работника перед нанимателем за нарушение трудовой дисциплины.

Рассмотрением вопросов правонарушений и ответственности завершается проблематика реализации норм права.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Социалистическое право. М., 1973. С. 43–140

[2] Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. - М., 1989; Нерсесянц В.С.. Выступление на круглом столе издательствава «Юридическая литература». – В сб.: Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990.

[3] Алексеев С.С. Указ, соч. С. 81-103; Нерсесянц В.С.. Указ соч. С. 52-60

[4] Социалистическое право. М., 1973. С. 463.

[5] Социалистическое право. – М., 1973. С. 483.

[6] Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М., 1992. С. 95–96.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.