Предыдущий | Оглавление | Следующий

ТЕМА 29. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В ОБЕСПЕЧЕНИИ СОЦИАЛЬНОГО МИРА И СОГЛАСИЯ

29.1. Государственно-правовое регулирование классово-политической борьбы

29.2. Правовое регулирование и государственный контроль за деятельностью общественных формирований

29.3. Обеспечение партнерских отношений граждан, их организаций и государства

29.4. Правовое регулирование межнациональных отношений

29.1. Государственно-правовое регулирование классово-политической борьбы

Государственно-правовое регулирование классовых отношений, классово-политической борьбы человеческого сообщества исторически явилось первой разновидностью государственно-правового регулирования общественных отношений вообще. Позднее появятся нации, сословия, коллективы, иные социальные группы, общественные формирования с необходимостью соответствующего государственно-правового урегулирования их отношений как между собой, так и с государством. Через много веков возникнет и совершенно новая задача, отразившая в себе тот богатый опыт, ту мудрость, которые накопило человечество, задача по урегулированию партнерских отношений граждан и государства, личности и общества как равноправных субъектов права. Но все это будет потом, а на заре государства главной проблемой, стоящей перед ним, было урегулирование взаимоотношений между классами, приведение их в определенную управляемую систему.

Из предыдущих глав уже известно, что появление государства было объективной закономерностью, следствием всего предшествующего развития первобытно-общинного строя: отделения человека от животного мира, общественного разделения труда, роста его производительности, возникновения семьи, частной собственности на орудия и средства производства, эксплуатации соплеменников и рабов, имущественного расслоения членов племени, рода и др. Однако все эти факторы не имели бы сейчас такого значения, если бы за всей этой чередой исторических звеньев не последовал раскол общества на антагонистические классы. Последние же были не просто большими группами людей, занимающими самостоятельное место в системе общественного производства. Главное заключалось в том, что, имея непримиримые в тех условиях интересы[1], ведя яростную между собой борьбу, они тем самым поставили под

410

вопрос само существование цивилизации. Поэтому появление государства (права) как эффективного средства урегулирования классовых столкновений было своеобразным спасением человечества от самоистребительной войны[2].

Заинтересованность государства в классовом мире (пусть и неравноправном – свободные и рабы, патриции и плебеи, – но мире) было спасительным выходом для homo sapiens, человека мыслящего и разумного. Ведь любые внутренние или внешние опасности наносят ущерб обществу, ставят под угрозу человеческую жизнь, подрывают первооснову государства – его целостность, т.е.  определенное политическое, экономическое, идеологическое, духовное, социальное, географическое суверенное состояние. Отсюда и стремление государства к созданию наиболее эффективных «лекарств» по лечению застарелой болезни общества – классово-политической борьбы.

Конечно, ее регулирование вначале превращалось в систему навязывания интересов экономически господствующего класса всей остальной части общества. В этом виделись порядок и социальное равновесие. И эта «силовая окраска» методов, способов решения общественных проблем была наиболее характерной для раннего государства. Понятно, что выражалась она прежде всего в создании мощного карательного аппарата как ведущей части государственного механизма. Более того, при благоприятных исторических условиях общество может «впадать в детство», и государство опять становится исключительно грубой силой разрешения социальных конфликтов, регулирования классово-политической борьбы, выступает орудием навязывания какой-то части общества определенного варианта поведения, мировоззрения, потребностей, интересов и т.д. Так, в начале века Россия, уверенно идя по пути демократических реформ, конституционной монархии, в октябре 1917г. «вдруг» пришла к так называемой пролетарской диктатуре. Последняя и была таковой, но не рабочих и крестьян, а совершенно нового класса – партийной, коммунистической номенклатуры. Вместе с тем разветвленный карательный аппарат отнюдь не единственное средство государственно-правового регулирования классово-полити-

411

ческой борьбы. Эта часть механизма государства была продуктом своего времени и не подменяла собой законодательную, исполнительную и судебную власть в обществе. Причем с его развитием их роль и значение возрастают с одновременным изменением роли и значения государственного аппарата подавления. По словам выдающегося русского теоретика государства и права И. А. Ильина, при правильной организации принудительная сила государства и разносторонность его деятельности «не только не подавляют свободную духовную жизнь человека, но создают для нее благоприятные условия. Выработать эту правильную организацию составляет высшую задачу человечества в его политической деятельности»[3].

Итак, карательный подход к решению социальных споров между классами общества как универсальное средство их государственно-правового регулирования не мог решить проблемы потому, что предмет спора был глубже возможностей государства. Он носил не столько юридический, сколько социальный, культурный, нравственный характер. Он постоянно воспроизводился следующими поколениями, анализировался в различных научных теориях, отражался в программах политических партий.

Общество должно было дорасти до иных методов решения своих проблем, и в том числе между классами. Те же законодательные, исполнительные, судебные органы, возникшие вместе с государством как части его механизма, не могли сразу быть средствами «несилового» решения социальных конфликтов. Пройдет немало времени, прежде чем человечество задумается над принципами разделения властей, независимости суда как главного арбитра разрешения общественных противоречий и др. Изменится и отношение к праву, закону в жизни общества. Если ранее закон рассматривался как временное явление, удобное для данной ситуации, и его применение было ограничено определенными группами, он полностью был подконтролен «создателю», то ныне он становится средством, отражающим волю народа. Признание первенства права разрушает любые личные, классовые принципы регулирования социальных противоречий. На смену античеловеческой, рабской модели поведения приходит государство и право для человека и ради него. По-новому начинают пониматься законность и правопорядок, внутренняя

412

безопасность государства, его целостность и идеология. Переосмысливается правовой статус личности как субъекта права, гражданина государства, жителя земной цивилизации.

29.2. Правовое регулирование и государственный контроль за деятельностью общественных формирований

Общественные формирования – это добровольные объединения граждан, которые создаются ими в соответствии с действующим законодательством для удовлетворения разнообразных (политических, духовных, физических и т.д.) потребностей и интересов человека. К их числу мы можем отнести церковь, политические партии, профессиональные, творческие союзы, молодежные организации, объединения фермеров, юристов, военных, ветеранов, кооперативы, различные ассоциации, спортивные клубы и др. Сами по себе общественные формирования не появляются одновременно с государством и правом, а выступают показателем определенного прогресса общества, уровня развития способа его производства. Разновидность, противоречивость корпоративных интересов детерминируют необходимость в государственно-правовом регулировании.

История повторяется: государство регулировало отношения классов ради сохранения человеческого сообщества, своей социально-политической целостности в прошлом, регулирует отношения социальных групп и общественных выразителей их интересов в настоящем. Усложняются задачи, но цель – сохранение государства, поддержание социального мира и согласия – остается прежней.

С момента своего возникновения государство выработало, а затем и постоянно совершенствовало систему определенных способов, методов, форм управления обществом, где одно из самых почетных мест занимают правовое регулирование и государственный контроль. Если первое представляет форму регулирования общественных отношений путем приведения их в соответствие с нормами права, его функцию, то второе – это уже форма осуществления государственной власти, обеспечивающая соблюдение нормативных актов, издаваемых органами государства, т.е.  функцию последнего.

Итак, общность цели и различие в предмете и субъектах действия – таковы грани соприкосновения правового регулирования и государственного контроля как управленческих функций государства. Еще не было никаких общественных формирований

413

граждан, но уже появились и правовое регулирование, и государственный контроль, ибо они выступают неотъемлемыми свойствами государственно организованного человеческого общества, способами его управления. Возможно ли государство без управления или власти как средства осуществления управления? Очевидно, что нет. Без эффективного правового регулирования, государственного контроля немыслима сама государственность.

Государство, которое позволяет по каким-то причинам себе эту роскошь и освобождает общество от своего зоркого ока, недолговечно. Оно, как правило, подвержено различным социальным болезням: революциям, гражданским войнам, анархии, недееспособности органов государственной власти и управления, правовому нигилизму, разгулу преступности и т.п. И, конечно, первой жертвой такого положения становится человек, а затем и само государство.

Вместе с тем при характеристике любых управленческих функций государства нельзя упускать из виду тот политический режим, при котором они реализуются. Это объясняется тем, что их цели, сущность, формы, методы коренным образом отличаются в зависимости от его вида. Так, любой антидемократический политический режим стремится к максимальному расширению сферы своего влияния на общество. В этом залог его долголетия, условие выживания. Потеря контроля за теми же общественными формированиями грозит ему неминуемыми социальными бедствиями. Если вспомнить российскую историю, то, например, проводимые в первой чатверти XVIII в. по инициативе самодержавия церковная реформа и секуляризация земель имели одну цель – подчинение церкви как самостоятельной общественной организации государству. В ней самодержавие не без основания видело для себя серьезную опасность. И, как известно, она завершилась превращением церкви в «чисто государственное учреждение» и «интегральную часть государственного аппарата».

Аналогичный подход был характерен, в частности, и для СССР. Неоднократно говорилось, что государственный контроль должен охватывать все сферы государственной жизни, обеспечивать осуществление решений правящей партии. «Учет и контроль», повсеместный, всеобщий, универсальный, за количеством труда и за распределением продуктов провозглашался в качестве сути социалистического преобразования.

414

Тотальный характер государственного контроля за обществом, репрессии любой социальной нелояльности – наиболее распространенные формы управления гражданами, их общественными формированиями при антидемократическом политическом режиме, где правовое регулирование играет вспомогательную роль. Понятно, что они нуждаются в определенном политическом, идеологическом, правовом освящении своей исключительности. С этой целью появляются различные своды уложений, законов, «моральных кодексов», программ, решений и т.п. При этом законодатели используют разнообразный политико-терминологический камуфляж: богоданность, волеизъявление высшего разума, расы, нации, вариации на тему демократии, строительства «светлого будущего» и т.д.

В условиях демократического государства государственный контроль есть не что иное, как контроль строго определенных органов государства за соблюдением всеми субъектами права действующего законодательства. Конечно, и здесь подавление как одна из его форм не отрицается. Однако пределы его таковы, чтобы человек подвергался «только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе»[4].

Как же практически выглядит правовое регулирование деятельности общественных формирований? Оно, как целостный процесс, фактор преобразования общественной жизни, включает в себя ряд стадий. Первая стадия – это определение круга субъектов – участников правоотношений, наделение их свойством правосубъектности. Для этого все общественные формирования как претенденты на данное социальное (законное) качество должны быть в соответствующем порядке зарегистрированы, их программы и уставы не должны противоречить букве или духу конституции государства, законодательству страны.

Вторая стадия – определение границ поведения субъектов. Все общественные формирования должны действовать в рамках законов государства. Им в принципе запрещается не основанное на законе вмешательство в деятельность государственных органов и должностных лиц.

415

Третья стадия – определение порядка ликвидации общественного формирования за нарушение установленных правил.

Строгое соблюдение требований законов всеми общественными формированиями является надежной гарантией от вмешательства государства в их деятельность. Именно это и отличает демократическое правовое государство от авторитарного, где государственный произвол возводится в ранг внутренней политики.

Государственный контроль за деятельностью общественных формирований как часть общегосударственной системы контроля состоит в обеспечении точного и единообразного исполнения законов всеми общественными формированиями как субъектами права. Он, так же как и правовое регулирование, включает в себя ряд стадий: проверка соответствия программы (устава) общественной организации, ее деятельности законодательству государства; выработка на этой основе решения; доведение этого решения до исполнительных органов государства и общественного формирования.

Формами государственного контроля выступают: а) отказ в регистрации общественного формирования, программа (устав) которого противоречит требованиям конституции, законам государства; б) предупреждение (органами прокуратуры) общественного формирования о несоответствии его деятельности существующим законам; в) привлечение к юридической ответственности лидеров, членов общественного формирования за нарушение установленных государственных правил; г) приостановка деятельности общественного формирования до принятия решения (ввиду объявления чрезвычайного положения, антиправового характера ее деятельности); д) ликвидация общественного формирования как организации, имеющей целью насильственное изменение конституционного строя и целостности государства, подрыв его безопасности, разжигание социальной, национальной или религиозной розни.

Таким образом, если правовое регулирование в демократическом правовом государстве отвечает на вопрос «как?», то государственный контроль в большей степени соответствует вопросу «кто?». Остается только добавить, что в системе органов государственного контроля за деятельностью общественных формирований важное место занимают правоохранительные органы, деятельность которых направлена непосредственно на защиту законности в стране, прав, свобод и законных интересов граждан.

416

29.3. Обеспечение партнерских отношений граждан, их организаций и государства

В любом государственно организованном обществе право выступает в качестве социально-нормативного регулятора общественных отношений. Однако в зависимости от сущности общественного строя роль его меняется. Так, в докапиталистических антагонистических общественно-экономических формациях право, выражая возведенную в закон волю господствующего класса, является одновременно и орудием господства, угнетения, эксплуатации одного класса другим. Не изменяется в социально-позитивную, цивилизованную сторону его роль на ранних стадиях капитализма, на всех этапах развития государства тоталитарного типа. Вместе с тем на высшей стадии капитализма, на этапе «загнивания», упадка, дряхления любого антидемократического, антинародного политического режима, борьба передовых слоев общества за права и свободы своего народа ставит господствующий класс, господствующую политическую партию перед социальной дилеммой: либо отказ от власти, либо коренное изменение своей внутренней и внешней политики, демократизация существующего политического режима. Разумеется, дальновидные политические деятели правящих партий идут именно по второму пути, хотя бы и ради сохранения своего политического имиджа, политической жизнеспособности своей партии. И в этой ситуации демократизация политической системы общества проявляется в первую очередь в отказе от политики подавления любого отклонения от официальной догмы и переходе к политике сочетания различных социальных интересов, обеспечения партнерских отношений граждан, их организаций и государства на основе определенных общечеловеческих ценностей, норм международного права.

Таким образом, обеспечение государством социальных условий для возникновения однородных интерсов, их относительной невилировки, т.е.  создания условий для формирования в обществе «среднего» Класса, – это путь к социальной стабилизации, гражданскому согласию, правовому государству, государству социальной справедливости. На это способно лишь сильное государство. Сильное не своим репрессивным аппаратом, а развитой демократией, законностью, дисциплиной, правопорядком. Только в таком государстве возможны реальные партнерские отношения между субъектами права. Человечество устало от различного рода социальных потрясений, которые стоили ему

417

колоссальных жертв. Оно пришло к пониманию того, что история общества – это не только лишь история борьбы классов, но и то, «что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных, неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира» (преамбула Всеобщей декларации прав человека).

Итак, возникновение партнерских отношений в обществе, т.е.  общественных отношений, построенных на принципах равенства, братства, свободы, уважения личности, – закономерный этап развития государства. Их государственно-правовое обеспечение – это не только дань политике, признак хорошего тона, красивый лозунг очередной «перестройки», но и условие его прогресса, формирования правового государства, гражданского общества. Партнерские отношения раскрывают демократическую сущность общества, характеризуют уровень экономического, духовного развития. Волюнтаристскими методами нельзя ввести подобного рода отношения. Для этого требуются материальная и нравственная зрелость общества, совершенство государственного механизма, построенного на основе верховенства закона, разделения властей, независимости судебной власти и т.п. Данные отношения отражают сущностные стороны человеческого общества и будут являться ведущими в системе социальных связей на современном этапе его развития.

Ныне существующий правовой механизм построен в первую очередь на основе жесткой регламентации прав, свобод, обязанностей, ответственности участников правоотношений. Запретный характер современного механизма регулирования в нашей стране – ярчайшая его черта, которая порой усугубляется юридически некачественными законами, отсутствием механизма их реализации, бюрократизацией и некомпетентностью государственных чиновников и т.д. Все это вместе взятое отнюдь не способствует укреплению государства, не говоря уже о его прогрессе. Более того, представляется, что само существование Российской Федерации как целостного государства сегодня стоит под вопросом.

Разработка концепции правового сочетания интересов в обществе, обеспечении партнерства в общественных отношениях – важнейшая задача. Главная цель – выработать на основе общих закономерностей их развития, тенденций и противоречий единую долгосрочную, научно обоснованную тактику и стратегию в этой социальной сфере. Иными словами, правомерно

418

вести речь о чрезвычайно специфичном правовом механизме – механизме правового сочетания интересов. Управление обществом невозможно без искусственно создаваемых специальных нормативных подсистем. Всякая социальная искусственность – порождение реальных потребностей общества.

Итак, через сочетание различных социальных интересов – к обеспечению парнерских отношений в обществе между субъектами права. Если партнерство – это цель, то сочетание интересов – путь к этой цели. Закон эффективен лишь постольку, поскольку отражает объективные интересы человека, рационально, высоконравственно сочетая интересы различных субъектов общества. В ином случае правовая норма просто мертва. Поэтому всегда должно иметь место активное, демократическое и целенаправленное воздействие права на сознание личности. Отсюда вытекает и схема работы: регулировать поведение участников правоотношений, сочетая их интересы с интересами других участников, всего общества в целом и, наоборот, сочетая различные интересы в праве, оказывать регулятивное воздействие на субъектов. Понятно, что термины указанного типа («сочетание», «согласование», «координация», «корреляция» и т.п.) могут относиться только к категории законных или охраняемых законом интересов. Различного рода противоправные интересы, которые не соответствуют требованиям действующего законодательства, порождают социальный или индивидуально-групповой антагонизм, подлежат вытеснению и подавлению. Но и в упорядочении общественных отношений, охране господствующих общественных отношений должен проявляться гуманизм государства.

Таким образом, сочетание, партнерство интересов – одна из задач правового регулирования, способ управления социальным поведением в демократическом обществе, самостоятельная функция правового государства, средство достижения его целей. В связи с этим особое значение приобретает утверждение в социальном движении государственно-правовых принципов, обеспечивающее через сочетание различных интересов в обществе партнерские отношения между субъектами права. Они, как исходные идеи социального равновесия, должны пронизывать весь общественный организм, деятельность каждого звена политической системы общества.

Важнейший среди принципов – принцип свободы и равенства субъектов права. Законодательство, государство должны в полной мере защищать как политическое, национальное, расо-

419

вое, религиозное большинство, так и политическое, национальное, расовое, религиозное меньшинство. В государстве не могут быть выше прав человека и гражданина никакие другие ценности. Иной подход чреват весьма серьезными социальными бедствиями. Примат прав человека над правами нации является существенной чертой свободного общества. Поэтому равенство в общественных отношениях между социальными партнерами нельзя понимать абсолютно. Оставление без внимания объективной иерархичности системы социальных интересов нередко сводит на нет саму эффективность правового регулирования. Иерархия интересов объективно предполагает и иерархию субъектов правоотношений.

Другой принцип – это принцип верховенства федеральной конституции. Его суть заключается в том, что признаются неконституционными любые законы, подзаконные акты субъектов федерации, противоречащие букве и духу федеральной конституции. Вся сложность в том, чтобы установить ее правовые границы без ущемления естественных прав народа и человека. Следовательно, федеральные и республиканские законы должны приниматься только по строго определенным вопросам. Полномочия федерации и ее субъектов также должны исходить из идей естественного права и общественного договора. Субъекты федерации обязаны уважать общее правило, как и сама федерация обязана уважать право субъекта. Папа римский Иоанн Павел II в своем послании от 8 декабря 1988 г. «Уважение к меньшинствам – условие сохранения мира» подчеркнул: «Каждое право влечет за собой соответствующие ему обязанности. Также и на членах групп, составляющих национальные меньшинства, лежат обязанности по отношению к обществу и государству, в котором они живут»[5].

Следующий принцип – это принцип гражданства. Он играет важнейшую не только юридическую, но и психологическую роль. Принадлежность человека к стране прямо отражается на его поведении, уважении законов и государства, его патриотизме, любви к своему отечеству. Возврат к феодализму, удельным княжествам средневековья, разноуровневому гражданству человека приводит к отрицанию федеративного устройства государства, политической борьбе, межнациональным конфликтам, подрывает сущность партнерства в общественных отношениях.

420

Связь между принципами равенства субъектов, верховенства основного закона, гражданства возможна лишь при существовании принципа верховенства судебной власти, судебного контроля за конституционностью законов. Конституционный Суд или Верховный Суд Федерации осуществляет высший судебный контроль за состоянием соблюдения федеральной Конституции всеми субъектами права. Любое решение органов государства должно быть аннулировано в случае признания его противоречащим конституционной норме. Данный контроль – весьма эффективное средство заставить все звенья государственного механизма уважать основные принципы общества. При этом по общему правилу рассмотрение всех дел – компетенция судов субъектов федерации. Федеральный же суд должен рассматривать только дела, затрагивающие интересы федерации или федеральный закон. Таким образом, в федерации создаются две судебные системы: федеральная и республиканская. Конечно, это возможно при условии того, что федерация – желаемая всеми субъектами форма государственного устройства, а Конституция федерации будет действительно основным законом государства, из которого все его субъекты будут черпать свою энергию, силу и поведение.

Принцип взаимной ответственности субъектов права также выступает одним из связующих звеньев обеспечения партнерских отношений в обществе. Он предполагает то, что современное демократическое государство обязано иметь правовые нормы, гарантирующие ответственность федерации, ее субъектов, государственных органов и должностных лиц, общественных формирований, граждан в их взаимоотношениях.

Таким образом, достижение партнерства в общественных отношениях между различными субъектами – это не самоцель общества, а условие нормальной его жизни. Оно служит защите фундаментальных прав человека, противостоит грубой силе, способствует развитию личности, создает условия для расцвета всего общества.

29.4. Правовое регулирование межнациональных отношений

В современных условиях проблема правового регулирования межнациональных отношений приобретает все большее значение, становится предметом пристального внимания международных организаций, парламентов и правительств, политических

421

и государственных деятелей, ученых и общественности. Национальные отношения – это разновидность общественных отношений. И поэтому на их правовое регулирование распространяются те же основные принципы, которые используются при регулировании общественных отношений в целом. Вместе с тем специфика национальных отношений (их духовная, территориальная и другая определенность) требует при подходе к ним особой осторожности, деликатности как со стороны законодателя, так и со стороны правоприменителя. В многонациональном государстве значимость рационального правового регулирования многократно усиливается, что обусловливает необходимость создания концепции государственной безопасности как системы «взаимоувязывания» национальных и государственных интересов.

Единство различных наций и народностей скрепляется на уровне личности, коллектива и всего гражданского общества. Национальные отношения реализуются в плоскости: целостный мир – государство – классы – нации – граждане. Недооценка в правовом регулировании отдельного звена этой структуры резко снижает его эффективность. Нельзя игнорировать ни гражданский, ни общечеловеческий, ни национальный фактор. Любое искусственное возвышение статуса одной нации над всеми остальными, навязывание идеи о приоритете права нации над правами других наций, граждан неизбежно приводят к появлению межнациональной напряженности в обществе, национализма, шовинизма, расизма.

Поэтому в демократическом правовом государстве посягательство на национальное, расовое равноправие, территориальное единство государства, деятельность любых объединений граждан, политических партий, направленная на возбуждение национальной или расовой вражды, розни или пренебрежения, применение насилия на национальной почве должны признаваться противозаконными. Юридическое, политическое и экономическое равенство наций ведет к гармонизации и партнерству в межнациональных отношениях.

Национальные отношения в условиях федерального государства имеют два основных значения. Во-первых, они выполняют связующую роль одной нации, народности с другими нациями, народностями, составляющими федеративный государственный союз. Во-вторых, национальные отношения – это общественные связи нации, народности с государством. Все это обусловли-

422

вает появление в процессе правового регулирования межнациональных отношений двух основных тенденций в их развитии: государственного суверенитета и национального, народного суверенитета.

Государственный суверенитет – это, как известно, верховенство и независимость государственной власти как внутри страны, так и во внешнеполитической сфере. Национальный суверенитет – это полновластие нации, ее политическая свобода, возможность самоопределения для сохранения своей самобытности, языка, культуры, истории. Осознание своих национальных способностей является закономерным этапом развития нации, к которому рано или поздно придут все народы. Поэтому главная задача государства заключается в создании благоприятных условий для развития нации, народности, «мягкого» их включения в многонациональный процесс, локализации любых проявлений национализма или великодержавности.

Вся история цивилизации наглядно свидетельствует о том, что в периоды значительных общественных катаклизмов происходит активизация национального фактора. Иными словами, объективной основой национальных противоречий служат прежде всего экономические причины. С другой стороны, истоки межнациональных конфликтов коренятся также и в причинах исторического прошлого нации, ее вхождения в конкретное государство. Для одних народов это дело было добровольным, а для других – нет. С подобными обстоятельствами необходимо считаться при формировании правовой политики. Поэтому роль права в решении национальных проблем нельзя ни преувеличивать (учитывая объективные моменты), ни преуменьшать.

Государственный суверенитет составляет источник правового регулирования межнациональных отношений, но он не может быть сведен к суверенитету одной нации. Нельзя делить население государства на правовое большинство и правовое меньшинство, на граждан и неграждан. Это замкнутый круг, верный путь к социальной напряженности. С течением веков человечество выработало определенные международно-правовые способы регулирования межнациональных отношений. Они заключаются в следующих правах нации:

– на создание суверенного государства;

– на свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним;

– на установление любого другого статуса;

423

– на свободное распоряжение своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств (Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных международных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах, ст. 1).

В процессе правового регулирования межнациональных отношений недопустимо возводить в абсолют принцип государственного суверенитета, территориальную целостность государства и игнорировать право народа на самоопределение. Все государства в соответствии с Международным биллем о правах человека обязаны поощрять осуществление этого права любого народа и уважать его. Все народы не только имеют право на самоопределение, но и «в силу этого права они свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие» (Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, ст. 1; Международный пакт о гражданских и политических правах, ст. 1).

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Интерес – это объективно-субъективная по сущности и субъективная по своей внешней форме побудительная причина деятельности личности.

[2] И оно смогло выполнить эту свою задачу, но не потому, что было слепым орудием в руках экономически господствующего класса. Его относительная самостоятельность от общества, классов способствовала формированию специфических государственных интересов, которые позже проявятся в категориях «отечество», «родина», «патриотизм» и др.

[3] Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. Правоведение. 1992. № 3. С. 98.

[4] См.: Всеобщая декларация прав человека. Ст. 29. Ч. 2.

[5] Век XX и мир. 1989. № 9. С. 42.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Optime - Тематический каталог сайтов. Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.