Предыдущий | Оглавление | Следующий

Раздел третий. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Раздел третий. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

477. Общие соображения.

Глава 1. КИТАЙСКОЕ ПРАВО

478. Космогонический строй и гармония.

479. Незначительная роль права.

480. Конфуцианство. Преобладание ритов.

481. Школа легистов.

482. Кодификация.

483. Сохранение традиционных идей.

484. Коммунистический Китай.

485. Первые годы: советский путь.

486. Отказ от этого пути: марксизм-маоизм.

487. Эволюция китайского коммунизма.

488. Конституция.

489. Развитие законодательства.

490. Китайская концепция международного права.

 

477. Общие соображения.

Страны Дальнего Востока весьма различны как по их истории, так и взятые в современном состоянии. Несмотря на это, возможно, во всяком случае с точки зрения европейца, выявить некоторые общие их черты. В отличие от Запада, народы этих стран не склонны верить в право как средство обеспечения социального порядка и справедливости. Разумеется, в них существует право, но оно наделено субсидиарной функцией и играет незначительную роль. В суды здесь обращаются и право находит применение лишь тогда, когда исчерпаны все другие способы разрешить конфликт и восстановить порядок. Строго очерченные решения, которые дает право, связанное с ним принуждение – все это встречает крайнее неодобрение. Здесь исходят из того, что социальный порядок должен охраняться по преимуществу методами убеждения, техникой посредничества, самокритичными оценками поведения, духом умеренности и согласия.

1 См. Sulak Nath v. State of Punjab. 1967. SC. 1643.

2 См. Report of the Law Commission of India. 1958. P. 628–629 (цит. по SetelvadM.C. The Common Law of India. 1960. P. 50).

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.354

Этот общий подход ни в какой мере не мешает тому, что у стран Дальнего Востока имеется немало различий, ибо социальное воздействие на личность связано во многих из них с разными концепциями общества. География и история привели к тому, что Китай, Япония, Монголия, Корея, государства Индокитая в этом плане существенно отличаются друг от друга, а вторжение Запада не привело к изменению их традиционных структур.

По-видимому, революционным было то, что большинство стран Дальнего Востока получило кодексы1. Казалось, что, отказавшись от традиционных взглядов, эти страны желают отныне строить общественные отношения на праве и присоединиться к романо-германской правовой семье. В более поздние периоды некоторые из этих стран выразили волю трансформировать свою структуру путем строительства коммунизма.

Изменения, таким образом, значительны. Однако модификации, имевшие место в прошлом, и те, что происходят сейчас, далеки от того, чтобы привести к отказу от традиции. Структуры и институты западного типа, введенные в этих странах, в большинстве случаев остаются простым фасадом, за которым регламентация общественных отношений строится, как правило, в соответствии с традиционными моделями. Очевидно, кроме того, что руководители этих стран должны считаться с установками, укоренившимися в сознании населения, да и в их собственном. С этим связан «собственный путь» Китая к коммунизму, весьма отличающийся от советского пути.

В этом разделе мы рассмотрим право двух главных стран Дальнего Востока – Китая и Японии, которые представляют два типа общества, одно из которых руководствуется коммунистическими целями, другое верно принципам либеральной демократии.

Глава 1. КИТАЙСКОЕ ПРАВО

478. Космогонический строй и гармония.

Традиционная для Китая концепция общественного строя, развивавшаяся до XIX века вне какого-либо иностранного влияния, полностью отличается от западной концепции. Ее фундаментальная идея, далекая от религиозной догмы, – постулат о существовании космогонического строя, в котором взаимодействуют земля, небо и люди2. Земля и небо подчинены неизменным законам, а люди – хозяева своих поступков, поэтому от того, как они ведут себя, зависит, будет в мире порядок или, наоборот, беспорядок.

1 Кроме Малайзии и Бирмы, находившихся под английским господством. Обьиное право этих стран, испытавшее влияние ислама и индусского права, было во многих отношениях точно скопировано по моделям общего права.

2 См. Gernet J. Le monde chinois. 1972; Going H. Die historischen Grun-dlegen der europeischen Rechtseinheit, Jahrbuch. der Max-Planck Gesellschaft zur Forderung der Wissenschaften. 1973. P.24–36.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.355

Гармония, от которой зависят равновесие в мире и счастье людей, предстает в двух аспектах. Во-первых, как гармония между человеком и природой. Поведение людей должно соответствовать естественному порядку. Чтобы избежать эпидемии, неурожая, наводнения и землетрясения, а также совершая те или иные действия общественного и личного плана, следует учитывать расположение планет, время года и т.п. Правители должны особо подавать пример жизни в соответствии с естественным порядком: это их основная задача. Добродетель и мораль – более важные качества правителей, чем их практические познания.

Во-вторых, гармония необходима в отношениях людей друг с другом. В общественных отношениях на первом плане должны находиться идея согласия, поиски консенсуса. Следует избегать осуждений, санкций, решений большинства. Несогласия должны как бы «растворяться», а не решаться. Предложенный выход должен быть свободно принят участниками, считающими его справедливым, и при этом никто не должен «потерять лицо». На переднем плане должны находиться воспитание и убеждение, а не власть и принуждение.

479. Незначительная роль права.

Вследствие таких взглядов китайцы отрицательно относятся к нашей идее права с его строгостью и абстрактностью. Человек не должен настаивать на своих правах, поскольку долг каждого – стремиться к согласию и забывать о себе в интересах всех. К юристам китайцы относятся с недоверием. Используя абстрактные нормы, юристы создают препятствия к достижению компромиссов. Хотят они того или нет, но тем самым они способствуют недостойному поведению, несовместимому с интересами общества. В любом случае конкретное решение должно отвечать справедливым и гуманным чувствам, а не быть втиснутым в рамки юридической схемы. Возмещение вреда не должно ложиться непомерным грузом на плечи должника и вести его семью к разорению1.

Законы не являются нормальным средством решения конфликтов между людьми. Их полезная роль ограничивается тем, что они предлагают образцы поведения и предостерегают тех, кто повел бы себя антиобщественным образом. Однако речь не должна идти о буквальном следовании законам; при их исполнении к применении должна сохраняться большая свобода усмотрения, а идеал в том, чтобы законы вообще не применялись и судебные решения не выносились.

Традиционная китайская концепция не отрицает права, но полагает при этом, что оно для варваров2, для тех, кто не заботится о мора-

1 См.: Tsien. La responsabilite civile delictuelle en Chine populaire // Revue Internationale de droit compare. 1967. N 4. По традиции спорные вопросы решаются на основе чувства гуманности, затем – ритов, затем – разума и лишь после всего этого может последовать обращение к праву.

2 Согласно легенде, право (фа) изобрел варварский народ, называвшийся миао в XXIII веке до нашей эры; бог затем истребил этот народ (см. Bod-de О., Morris С. Law in Imperial China. 1967).

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.356

ли, для неисправимых преступников, наконец, для иностранцев, которым чужда китайская цивилизация. Китайский же народ прекрасно обходится и без права. Он не интересуется тем, какие нормы содержат законы, не обращается в суд и регулирует межличностные отношения так, как ему подсказывает смысл, следуя не праву, а соглашению и гармонии. Эту гармонию легко восстановить благодаря тому, что китайцы воспитаны так, что ищут причины конфликта не в злой воле или неспособности противника, а в своих собственных ошибках, нерадении, оплошности. В атмосфере, где каждый готов признать свои ошибки, людей нетрудно заставить пойти на уступки и согласиться на вмешательство посредника; страх перед общественным мнением может придать этому согласию принудительный характер1.

Ряд факторов еще более усугубляет неприязнь к праву. Среди них на первом плане – плохая (быть может, умышленно плохая) организация правосудия, что отнюдь не волнует власти2. Чиновник, на которого возложено вершить правосудие, весьма далек от тяжущихся, так как, по общему правилу, он приглашается на этот пост из другой провинции и поэтому плохо знает местные наречие и обычаи. Его служащие, с которыми непосредственно имеют дело тяжущиеся, коррумпированы, они нарочно затягивают процесс, ибо кормятся от него. Обращение с тяжущимися унизительное, а исход процесса всегда весьма сомнителен. «Выигранный процесс – потерянные деньги», – говорит народная поговорка. Все это побуждает китайцев обходить суды и решать споры путем внесудебных процедур.

480. Конфуцианство. Преобладание ритов.

Тип общества, который существовал в Китае и всячески поддерживался в течение веков, соответствует тому, что предложило конфуцианство. Ячейка общества – это семья с иерархической организацией и почти абсолютной властью главы семьи. Община и само государство должны соответствовать этой модели семьи и избегать сколько-нибудь значительного вмешательства в отведенный ей широкий круг дел. Жителю общины полагалось строго следовать ритам, соответствующим статусу, который житель имеет в общине. Соблюдение ритов, предписываемых обычаем, заменяло в Китае законопослушание.

В этой статичной концепции общества в качестве основных принципов выступали: сыновняя любовь, подчинение высшим в иерархии, запрещение любых эксцессов и возмущений. Да и власти осте-

1 См. Vu Van Май. Influence du bouddhisme sur le droit // Revue Asienne de droit compare. P. 3–26.

2 В VII веке император Кан Ши открыто заявлял: «Число тяжб беспримерно возрастет, если люди не будут бояться обращаться в суды, надеясь легко найти там справедливость... Половины наших подданных не хватит, чтобы решать споры другой половины. Поэтому я требую, чтобы с теми, кто обращается в суд, обходились безжалостно, так чтобы они почувствовали отвращение к праву и тряслись от страха от одной мысли предстать перед судьей» (цит. по Van der Sprennel S. Legal Institutions in Manchu China. 1962. P.77).

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.357

регались править по произволу: они сами были воспитаны в уважении к ритам, а кроме того, их сдерживали моральные установки, требовавшие сперва объяснить, а потом приказывать, выступить в качестве арбитра, а уж потом судить, предупредить, прежде чем наказать1.

Китай в течение веков жил, не зная организованных юридических профессий. Суд творили администраторы, сдававшие для занятия поста экзамены литературного характера. Они не знали права и руководствовались советами своих чиновников, принадлежащих к наследственной касте. Людей, сведущих в законе, презирали, и если советовались с ними, то тайно. Не было юридической доктрины, и в долгой истории Китая не обнаруживается ни одного крупного юриста, оставившего в ней след.

481. Школа легистов.

Этот традиционный подход был оспорен, но весьма своеобразно. В истории Китая выделяется период сражающихся царств. В это смутное время – III век до нашей эры – школа легистов заняла позицию, согласно которой власть должна основываться не столько на добродетели правящих (правлении людей), сколько на подчинении закону (правлении законов). Взгляды легистов изложены в трактате, принадлежащем Хан Фэйцзы. Он и другие легисты настаивали на необходимости постоянно действующих законов; правитель должен знать их, а подданные – строго исполнять. Это была концепция права и закона, близкая к преобладавшей на Западе, но не лишенная, по выражению Ж. Эскарра, «некоторой наивности»2.

Однако взгляды легистов остались чуждыми сознанию большинства китайского населения. Они слишком отклонялись от укоренившихся представлений и поэтому имели лишь временный успех. Легистам не удалось утвердить в Китае понятие постоянно действующих правовых норм и суверенного закона.

При династии Хан (206 г. до нашей эры) конфуцианство снова возобладало, и с тех пор его господство было постоянным. Монголы-завоеватели в XIII веке могли выразить свое презрение к этому учению, отнеся его проповедников вместе с проститутками и нищими к десятому, последнему разряду населения. Но это преходящее явление не оставило большого следа, конфуцианская мысль господствовала вплоть до нашего века, и право не интересовало китайцев, предпочитавших иные пути реализации справедливости. Общественный строй основывался на ритах, и закон играл лишь второстепенную роль3. Чтобы узнать нормы, которыми реально руководствовались в сфере, которую мы бы назвали частным или гражданским правом, следует

1 См. Tsien. Op. cit. P. 432.

2 Escarra J. Le droit chinois. 1936. P. 55.

3 cm. T'ung-tsu-ch'ii. Law and Society in Traditional China. 1961. («Цель права – сохранить статус каждой семьи, а не определять, что хорошо и что плохо».)

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.358

абстрагироваться от закона и руководствоваться только обычаем1. Китайские кодексы, которые появлялись после воцарения династии Хан, содержали лишь административные предписания или нормы, относящиеся к уголовному праву; гражданско-правовые правила попадали в них лишь тогда, когда нарушение норм обычая влекло уголовные санкции2. Тот, кто, добиваясь осуществления своих интересов в области частного права, просил государственного вмешательства, должен был винить другую сторону в совершении уголовно наказуемого деяния. Общественное мнение осуждало такой способ действий, и тот, кто не мог доказать выдвинутое обвинение, сурово наказывался.

482. Кодификация.

Идея «общества без права» как будто была поставлена под сомнение революцией 1911 года. После провозглашения республики велась редакционная работа по созданию кодексов. Гражданский кодекс, включающий и гражданское, и торговое право, вступил в силу в 1929–1931 годах, Гражданский процессуальный кодекс –в 1932 году, Земельный кодекс – в 1930 году3. Во всяком случае внешне китайское право европеизировалось и вошло, как это полагают многие изучавшие его, в семью правовых систем, основанных на римском праве.

483. Сохранение традиционных идей.

Однако за этим фасадом продолжали существовать традиционные понятия и, за немногими исключениями, именно они преобладали в реальной действительности. Труды нескольких человек, желавших вестернизации своей страны, не могли немедленно перестроить китайское мышление и укоренить в течение нескольких лет в умах юристов и китайского населения романскую концепцию права, разрабатывавшуюся более тысячи лет юристами Запада. Кодексы и законы применялись в Китае только в той мере, в какой они отвечали народному чувству справедливости и приличиям. Практика игнорировала законы, как только они нарушали традицию. В суды не обращались потому, что люди не знали своих прав, или потому, что они не хотели заслужить неодобрение общества. Общественные отношения, таким образом, практически регулировались так же, как и прежде. Обращались ли в исключительных случаях в суды? Даже в этих случаях часто получалось так, что китайские судьи выносили решения по стандартам конфуци-

1 См. McAleavy H. Chinese Law // Derrett J. Op. cit. P. 105–130.

2 Первые кодексы утеряны. Из сохранившихся самый старый датирован VII веком нашей эры (династия Тан). Кодекс разделен на две части: первая – уголовное право (лю), вторая – административные правила (лин). После падения империи действовал кодекс, именуемый Татзин Лиши, опубликованный в 1648 году. Его первая часть содержала 457 норм (лю), которые около 1800 года были исправлены и дополнены еще 1800 нормами, содержащими правила применения (ли). Все нормы были разбиты на шесть разделов в зависимости от того, какой из шести органов высшего управления они интересовали.

3 Эти кодексы продолжают действовать на Тайване.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.359

анства, вместо того чтобы применять нормы писаного права: они отказывались выселить нанимателя из помещения, так как он беден и ни в чем не виноват, тогда как собственник богат и не нуждается в сданном помещении; они предоставляли отсрочку должнику, если он был в трудном положении. В результате принятия новых кодексов, как того и опасались, увеличилось число судебных процессов, и это казалось китайцам признаком упадка. Возврат к конфуцианству казался желательным даже самым передовым умам1.

484. Коммунистический Китай.

В результате победы коммунистической партии, возглавляемой Мао Цзэдуном, Китай с 1 октября 1949 г. стал Народной республикой. Как и Советский Союз, он руководствуется идеологией марксизма-ленинизма. Однако положение Китая существенно иное.

Советский Союз и страны народной демократии в Европе легко пришли к необходимости принципа законности в переходный период. В этих странах в течение веков признавалась первенствующая роль закона, который и был использован для создания и организации нового общества. В Китае, наоборот, принцип законности лишь начинает утверждаться, преодолевая традицию2. Хотя в Китае отказались ныне от учения о связи между гармонией в обществе и порядком вещей в природе, тем не менее страна в большей степени, чем Советский Союз, подготовлена к тому, чтобы моральное воспитание и воспитание гражданской добродетели вытеснили методы, основанные на праве.

485. Первые годы: советский путь.

В 1949 году были отменены все ранее изданные законы и декреты и упразднены суды. Надо было создавать что-то новое.

В первые годы после прихода коммунистов к власти могло сложиться впечатление, что они, хотя и с неохотой, признают важность права и закона, видя в них самый эффективный, быстро действующий инструмент перестройки общества.

Органические законы 1949 года, которые предусматривали воссоздание правовой системы, исходили из советской модели. На Верховный суд возлагалось руководство всеми новыми судами; была создана прокуратура, призванная утвердить принцип социалистической законности. В 1950–1951 годах были изданы крупные законы: о браке, профсоюзах, об аграрной реформе, о судебной организации и др. Была создана кодификационная комиссия, которая приступила к подготовке кодексов.

Большие затруднения возникали, однако, в связи с отсутствием достаточно подготовленных юристов. Функции судов зачастую выполняли органы полиции и государственной безопасности. Наряду с народными судами общей компетенции действовали особые суды.

1 Chu-Ching. On the Reconstruction of the Chinese System of Law. 1947.

2 Shao-Chuan Leng. Justice in Communist China. 1967.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.360

Над самими же народными судами довлели органы исполнительной власти. С трудом происходило создание прокуратуры; поскольку отсутствовало законодательство, она не знала, что должна делать. В 1952–1953 годах принцип законности, и так утверждавшийся с трудом, был подвергнут нападкам: критиковались отделение права от политики, независимость судей, юридический формализм, принцип непридания закону обратной силы, давность, принцип «нет наказания без закона».

Тем не менее от советской модели не отказывались, и принцип социалистической законности должен был в итоге восторжествовать. Эту тенденцию подтвердила Конституция 1954 года, построенная по модели советской Конституции 1936 года1. В том же году были реорганизованы суды и прокуратура. В 1957 году действовало более 2700 народных судов. Постановление 1954 года содержало гарантии против ареста и задержания.

486. Отказ от этого пути: марксизм-маоизм.

После 1957 года, когда обнаружились первые трения с Советским Союзом, китайская революция взяла другой курс. В 1960 году произошел полный разрыв с СССР. Хотя китайская критика была сконцентрирована на советском руководстве, которое пришло на смену Сталину, в действительности в Китае была отброшена вся политическая линия, которой следовал Советский Союз начиная с 1917 года. В СССР были национализированы средства производства. Эта фундаментальная мера, предусмотренная марксистским учением, и была осуществлена в Китае. Но национализация – это еще не все. Маркс и Ленин хорошо понимали это, когда говорили о необходимости создания нового механизма производства. Стремясь к быстрому развитию производства, советские руководители не отказались от многого из того, что обеспечивало производительность при капитализме. Китай отказался от этой модели, трактуемой как государственный капитализм, и выступил против «советских ревизионистов», которые, как утверждалось, подменили борьбу за полное освобождение рабочего класса и всего человечества «борьбой за гуляш».

Таким образом, приоритет в Китае был отдан не экономическому росту, а социальным перестройкам, созданию нового типа общественных отношений, исключающих всякую возможность и даже желание эксплуатации. Главное – не развитие важных секторов экономики (например, тяжелой индустрии), а то, что народные массы осознали, что произошел коренной перелом и никто не является больше объектом эксплуатации. Интеллектуальная элита (инженеры, администраторы, лица свободных профессий) не будут отныне стоять над пролетариатом. Рабочие должны участвовать в управлении предприятием, а директора и инженеры – в производственном процессе,

1 Конституция 1954 года содержит широкую декларацию прав, а ее ст. 78 гарантирует независимость судей.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.361

с тем чтобы преодолеть разрыв между работниками умственного и физического труда. Был предпринят и ряд других мер эгалита-ристского характера, а экономический критерий производительности был заменен политическим с учетом того, насколько преданно и старательно участвует каждый в выполняемой сообща работе. Оплата определялась коллективом, причем работник должен был сам по совести сказать, на что он вправе претендовать.

Еще в одном отношении китайский путь в тот период отличался от советского. Допускалось, что в компартии могут быть правое крыло, центр и левое крыло. Такого рода предложения рассматривались как нормальные и, более того, необходимые для любого живого организма. Признавалась опасность «склероза» партии – отрыва ее руководителей от массы и возврата в целях личной выгоды на путь реставрации капитализма. С позиции терпимости никто из противников не рассматривался априори как неисправимый.

Конституции, принятые в 1954, 1975 и 1978 годах, закрепили коммунистический режим в стране и господствующую роль государства. Оно выступает как государство идеологическое и бюрократическое. В 70-е годы произошла «культурная революция» – волна насилия, имевшая целью полностью отбросить конфуцианство. Гонениям подвергся интеллектуальный слой общества, практически изгнанный из общественной жизни. Во главу угла были поставлены классовая борьба и утверждение социалистического пути. Все это происходило под лозунгами опасности капитализма и империалистической агрессии.

Конституция 1975 года (очень краткая, всего 30 статей), предельно идеологизированная, закрепила великие коммунистические принципы Мао Цзэдуна, государственный способ производства, особую роль пролетариата.

487. Эволюция китайского коммунизма.

В 1976 году была арестована «банда четырех» – государственных руководителей, причастных к проведению «культурной революции», и другие ее лидеры. К концу 1984 года наметились изменения – 20 миллионов человек вернулись из заключения на свободу. Интеллигенция после многих страданий и издевательств вновь обрела положение, которое позволяло использовать ее компетенцию и знания.

Начиная с 1970 года складывается новая политика. Это была политика прагматичного и гибкого Дэн Сяопина, выраженная в его знаменитой формуле: «Неважно, какая кошка – белая или черная, – если она ловит мышей». Разумеется, были сохранены социалистические принципы, роль коммунистической партии, государственная централизация и др. Однако перед лицом экономического провала, к которому привела политика Мао, требовались реформы. Улучшение экономической ситуации было невозможно без политических изменений, и они начались с сентября 1980 года. Новая политика прежде всего отказалась от идеи о том, что «культурная революция» и клас-

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.362

совая борьба – это основополагающие принципы построения китайского социализма. Дэн Сяопин настаивал на модернизации четырех ведущих секторов: сельское хозяйство, промышленность, национальная оборона, наука и технология.

В сельском хозяйстве крестьянам была предоставлена большая свобода; им стали больше платить за обязательные поставки государству, что повысило их жизненный уровень. Крестьянам было также разрешено продавать часть продукции на свободном рынке. Сходные реформы были проведены и в промышленности.

Тяжелая индустрия осталась в рамках централизованного плана, но легкая промышленность и сфера обслуживания в результате децентрализации получили самостоятельность. Некоторые маленькие предприятия, например рестораны, эксплуатировались как частные, с ограниченным использованием наемных работников. Для развития экономики были приняты меры по привлечению иностранных инвестиций, в частности в 1979 году издан закон о совместных предприятиях, образованы четыре свободные экономические зоны1. В стране созданы условия для привлечения иностранных экспертов и специалистов, а также для обучения молодых китайцев за рубежом. Существенно изменилось высшее образование. В 1975 году в Китае было четыре юридических факультета, причем весьма слабых. В 1986 году в более чем 20 университетах имелись факультеты права. Срок обучения – четыре года, и оно охватывает широкий круг обязательных и факультативных предметов. Большая проблема – нехватка профессоров права и комплектование библиотек2.

488. Конституция.

В 1982 году была принята четвертая Конституция. В ней отражены основные идеи реформы, предпринятой Дэн Сяопином. В ее преамбуле говорится о тех усилиях, которые Китай должен сделать в последующие годы, чтобы осуществить модернизацию промышленности, сельского хозяйства, национальной обороны, науки и технологий.

Для этого в ст. 18 содержится разрешение иностранным предприятиям или частным зарубежным инвесторам сотрудничать в разных формах с китайскими предприятиями и другими экономическими органами в соответствии с законами Китайской Народной Республики. В ст. 6–12 закреплен приоритет государственной экономики, а также коллективных форм экономики. Земля принадлежит государству или коллективным органам, но производителям – членам коллективных хозяйств разрешено обрабатывать землю для личного использования в пределах, установленных законом. В этих статьях предусмотрена также возможность деятельности небольших частных предприятий в городах и в сельской местности (также в пределах, ус-

1 Tao J. Le commerce avec la Chine. 1987.

2 Han De Pet et Kanter. Legal Education in China. 32 Am. Journ. of сотр. Law. 543.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.363

тановленных законом) как дополнение к господствующей государственной социачистической экономике. Статьи 35–56 говорят о правах и обязанностях граждан, как-то: свобода слова, прессы, объединений, собраний, митингов и демонстраций. Каждый гражданин имеет право на труд, отдых, образование; он может приносить жалобы на действия должностных лиц, получать возмещение за вред, причиненный ему государственным органом или должностным лицом в результате несоблюдения какого-либо из его основных прав. Статьи 57–135 значительно более детально очерчивают структуры государственной власти, чем это делали предшествующие конституции. В частности, подчеркивается, что судьи должны осуществлять судебную власть в соответствии с законом, но на основе независимости: они должны быть свободны от воздействия административных и политических органов.

489. Развитие законодательства.

В этот новый период развития появились важные законы в области уголовного права, уголовного и гражданского процесса, законы о гражданстве, патентах, о хозяйственных дотациях (1982 г.), о смешанных предприятиях (1979 г.), об иностранных предприятиях (1986 г.) и др.1 В 1987 году вступили в силу «Основные принципы гражданского права», регламентирующие статус юридических лиц, сделки, обязательства, собственность. В 1980 году Закон о браке (он не входит в систему гражданского права) отменил Закон 1950 года, закреплявший старый, феодальный строй семейных отношений. В законе отчетливо видно стремление поощрять поздние браки, что должно способствовать решению демографических проблем; ст. 2 закона предписывает супругам обязанность «планирования семьи». Подтвержден принцип свободы брака, оба супруга должны выразить согласие на вступление в брак. В ст.9 провозглашен принцип равенства супругов. Если оба согласны на развод и при этом договорились о судьбе и содержании детей, то такой полюбовный развод осуществляется с минимальными формальностями: достаточно обратиться к чиновнику, ведающему актами гражданского состояния, и заполнить соответствующий формуляр. Чиновник выдает супругам свидетельство о разводе, но при условии, если он найдет соглашение справедливым, а согласие на развод действительно соответствующим намерениям сторон. В этом случае дело о разводе передается в суд. Закон от 1 января 1986 г. посвящен наследованию.

Уголовный кодекс 1980 года содержит 192 статьи и разделен на общую и особенную части2. Цели уголовного закона определены в ст.2: «Использование уголовной санкции для борьбы с контрреволюционной деятельностью и иными преступными деяниями и тем са-

1 XU (Baikang) Panorama du droit chinois en viqueur. Rev. Int. Dr. Сотр. 1990. P. 885; Jingzhov T. Le droit chinois contemporain. 1991.

2 Wang. Les sources du droit de la Republique Populaire de Chine. P. 73.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.364

мым защита режима диктатуры пролетариата, социалистической и иной коллективной собственности, индивидуальной собственности, признаваемой законом, прав граждан, демократических свобод и иных прав, охрана общественного порядка, производства, труда, воспитания, научных исследований, обеспечение прогрессивного развития, дорогу которому открыли социалистическая революция и социалистическое строительство».

Закон определяет составы преступлений и санкции, начиная от пребывания под общественным контролем и кончая смертной казнью. Тюрьма предстает как учреждение воспитательного плана, подобного школе или особому заводу, где отбывающие наказание перевоспитываются .

Этот интерес, проявившийся к праву, не дает основания забыть о вековых китайских традициях, в которых не было места праву. Ныне имеются законодательные тексты, студенты изучают право, но это отнюдь не означает, что в реальной жизни идут судебные процессы, выносятся судебные решения, складывается судебная практика. Хотя и имеются суды и судьи, стороны конфликта обращаются не к ним, а к посредникам по месту жительства (квартальные советы). Нужны большие изменения менталитета, прежде чем появится, если это вообще случится, подлинная китайская правовая система. Тем не менее начиная с 1976 года последовали существенные изменения, но невозможно предсказать, насколько длителен будет этот процесс.

490. Китайская концепция международного права.

Поиск примирения, применяемый во внутренних отношениях, представляется не менее желательным и в ракурсе международного права.

В 1954 году в Китае была создана Внешнеторговая арбитражная комиссия в рамках Совета по расширению международной торговли1. Предварительный регламент этой комиссии, принятый в 1956 году, соответствовал советскому образцу. Однако китайская практика далека от практики СССР и европейских социалистических стран. И здесь действует традиция и предпочитают искать пути для мирового соглашения, считая применение права крупной неудачей. По данным, опубликованным в ФРГ в 1960 году, Внешнеторговая арбитражная комиссия в Пекине рассмотрела 61 дело и ни одно из них не завершилось вынесением арбитражного решения, во всех случаях было достигнуто мировое соглашение. Правда, сам характер заключаемых в этой области договоров и неопределенность материального права, подлежащего применению, в значительной мере размывают границу между арбитражем и примирением. Однако различие сохраняется, и для китайцев весьма небезразлично, будет спор ликвидирован в результате соглашения сторон или путем решения, вынесенного авторитетным арбитром.

1 См. Crespi-Reghitzi G. Legal aspects of Trade with China:The Italian Experience // Harvard International Law Journal. 1968. № 9.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.365

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Optime - Тематический каталог сайтов. Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.