Предыдущий | Оглавление | Следующий

Отдел II. Другие социалистические страны

Отдел II. Другие социалистические страны

153. Общие черты и различия.

154. Уважение к праву.

155. Сохранение старого права.

156. Обновление права.

157. Обобществление.

158. Планирование.

159. Югославская критика сталинской политики.

160. Отмирание государства.

161. Самоуправление предприятий.

162. Государство и коммунистическая партия.

163. Влияние югославского пути.

164–165. Бунт 1989 года.

166. Отличия от бывшего Советского Союза.

 

153. Общие черты и различия.

В итоге второй мировой войны восемь государств в Европе стали под разными названиями социалистическими республиками. По своим главным направлениям развитие европейских социалистических стран шло по тому же пути, что и Советский Союз. Иначе не могло и быть, так как приверженность к марксистской доктрине требовала проведения идентичных социальных, правовых и экономических мер.

Вместе с тем положение Советского Союза и других европейских социалистических стран во многих отношениях различалось. Ни одна из этих стран не обладала такой территорией, мощью, международным значением, как Советский Союз. Уже геополитический фактор с неизбежностью предопределил различие, с которым ставились и решались многие проблемы. Коммунистические партии неодинаково пришли к власти, не совпадали во многом экономические и социальные структуры, а также традиции. Политика, даже тогда, когда она преследует одну и ту же общую цель, приспособлялась к среде и обстоятельствам. Поэтому модель Советского Союза не могла быть про-

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.140

сто перенесена на другие государства. Этому мешали их'традиции, уровень индустриализации, культура, социальная структура.

В Советском Союзе признавалось, что по тем или иным основаниям между его правом и правом других социалистических стран возможны различия. Отходы от советской модели вполне естественны, однако имеется предел, который нельзя перейти, если государство хочет остаться в семье социалистических стран. В Советском Союзе с известной настороженностью смотрели на стремление некоторых стран сконструировать «новую модель социалистического общества» (Югославия в 1948 г., Венгрия в 1956 г., Чехословакия в 1968 г.). Не без основания опасались, что за этой формулой скрывалась попытка трактовать марксизм иначе, чем в СССР, стремление отказаться от некоторых основополагающих принципов социализма.

154. Уважение к праву.

До Октябрьской революции русский народ не считал право основой социального строя. В законах он видел капризы царя и способ административного управления. Когда марксизм провозгласил отмирание права, это настолько мало шокировало русских, что полное отмирание права можно было бы осуществить уже на следующий день после революции. Утверждение по инициативе Ленина принципов социалистической законности в период нэпа показалось многим отступлением от социалистического пути; полагали, что верность революции и марксизм потребуют отказаться от этого принципа одновременно с нэпом.

Иной была ситуация в других социалистических странах. Как бы ни различались они между собой, каждая из них до 1945 года или уже реализовала, или готовилась реализовать идеал государства, основанного на праве1. Ни одна из них не знала, как Россия, периода военного коммунизма. Использовав опыт Советского Союза, здесь сразу же признали необходимость переходного периода от капиталистического строя к коммунистическому обществу. Принцип социалистической законности был признан без каких-либо затруднений. Сохранялось и традиционное уважение к праву. Всему этому способствовало наличие старых и новых юристов, готовых работать при новом режиме.

155. Сохранение старого права.

Ни в одной из европейских социалистических стран не сочли необходимым сразу же в целом отменить все старое право, как это сделали в России. Были сломаны экономические и политические структуры, но при этом постарались сохранить то, что было возможно, в юридическом плане, в частности испытанную технику, что, однако, не препятствовало обновлению права. Что касается содержания права, то были отменены нормы, отражавшие его классовый характер. В целом же старое право сохранилось; к нему относились с доверием, как к национальному культурному достоянию.

1 См. Wagner W. (ed.). Polich law throughout the ages. 1970.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.141

В качестве примера обратимся к Югославии. В феврале 1945 года Президиум антифашистского Совета национального освобождения отменил старое право в целом, но разрешил судьям применение тех его норм, которые «не противоречат требованиям борьбы за национальное освобождение, декларациям и решениям антифашистских комитетов и комитетов национального освобождения». В 1951 году Верховный суд страны еще раз четко подчеркнул сохраняющееся значение старого права и указал судам, что всякий раз, когда они отказываются применить норму этого права следует уточнить, «какой норме, институту или политическому принципу противоречит применение этой нормы. Суды не могут ограничиться одним лишь общим указанием на то, что ныне она потеряла силу»1.

156. Обновление права.

Не будем, однако, переоценивать значение того факта, что старое право сохранилось. Старые законы толковались по-новому, с учетом происшедших революционных изменений. Кроме того, были проведены большие законодательные и кодификационные работы, благодаря которым старое право действовало скорее теоретически.

Создание нового права было необходимостью, ибо речь шла о строительстве социалистического общества, принципиально отличного от предшествующего. Оно могло быть осуществлено двумя способами: с одной стороны, копированием советской модели; с другой – использованием имеющихся институтов, в которые следовало вдохнуть новые идеи и поставить их таким образом на службу социалистическому государству.

Вначале преобладал первый способ, причем в больших масштабах. Затем последовательно набирал силу второй, особенно после XX съезда КПСС в 1956 году. Этот способ исходил из неоднократных высказываний Ленина о том, что в ходе строительства социализма следует учитывать национальные особенности. Характерно в этой связи следующее высказывание тогдашнего министра юстиции Польши: «Механическое противопоставление права, законодательства и судебной практики социалистического государства соответствующим институтам буржуазного государства было негативным фактором, сказавшимся на развитии нашего права. Недооценили тот факт, что эти институты формировались на протяжении веков. Их следовало совершенствовать в интересах социализма, не отбрасывать... Ради того чтобы механически перенести в Польшу правовые институты других государств, строящих социализм, были забыты прогрессивные традиции польской науки»2. Юристы социалистических стран приветствовали обновление марксистско-ленинской доктрины, явившееся следствием XX съезда КПСС в 1956 году. Отныне преобладало новое течение, менее властное и менее догматическое.

1 Srovanovitch К. Le regime socialiste yougoslave. 1966. P. 169.

2 Panstwo i Prawo. 1957. № 1.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.142

157. Обобществление.

Реформы были направлены прежде всего на обобществление средств производства.

Наиболее успешными они оказались в сфере индустрии. В разных странах перспективные планы промышленного развития потребовали передачи государству всех промышленных предприятий; рабочий класс не должен был отныне находиться в подчинении частных собственников и эксплуатироваться ими. Национализация промышленности была облегчена и тем, что многие индустриальные предприятия принадлежали иностранному капиталу или собственникам, скомпрометировавшим себя связями со старыми политическими режимами.

Как и в СССР, в странах народной демократии была запрещена частная торговля. Однако здесь этот процесс не пошел так далеко. Частные продовольственные магазины сохранились в Болгарии и Венгрии. И в других странах, например в Польше, был достигнут компромисс: государство передавало частным предприятиям право осуществлять определенную торговую деятельность.

Трудности, как и в России, вызвала национализация земли и коллективизация сельского хозяйства. В большинстве стран эти трудности были преодолены таким образом, что ситуация здесь если и не идентична советской, то в целом похожа не нее. Однако три страны – Венгрия, Польша и Югославия – во многом не последовали общему направлению.

Ошибочно впечатление, что коллективизация земли в Венгрии была завершена в 1961 году. Сельское хозяйство действительно велось крестьянами, объединенными в кооперативы. Однако член кооператива считался собственником земли и получал от кооператива определенную сумму денег как арендную плату. Кооперативы могли продавать землю крестьянам. Приусадебные участки принадлежали крестьянам на праве частной собственности.

В Польше не была осуществлена национализация земли и большая часть сельскохозяйственной продукции производится индивидуальными хозяйствами. Им принадлежит 83% обрабатываемой земли. Возникшие вначале колхозы к 1956 году прекратили свое существование. Закон лишь ограничил размеры индивидуальных наделов 15 – 20 гектарами. Существует, с некоторыми оговорками, свобода распоряжения недвижимостью.

Коллективизация в Югославии пошла не далее, чем в Польше. Первая реформа 1945 года ограничила размер землевладения 25 – 35 гектарами. Эта мера означала конфискацию земель, принадлежащих церкви и крупным собственникам, но она не вела к национализации, поскольку конфискованные земли распределялись между бедными крестьянами. Шаг к коллективизации был сделан в начале 50-х годов. Размер индивидуальных хозяйств был ограничен 10 гектарами, а семейных хозяйств (задруг) – 25 гектарами. Поскольку уже осуществлялась коллективизация, она проходила в форме создания сов-

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.143

хозов, а не колхозов. Далеко она не пошла: 90% обрабатываемой земли находится в руках 2 300 тысяч мелких сельскохозяйственных производителей – индивидуальных и семейных, причем 30% этих производителей имеют участок размером до 2 гектаров. Основная масса сельскохозяйственной продукции производится, таким образом, за пределами коллективизированного сектора.

Сказанное выше не означает, что руководители обеих стран – Польши и Югославии – отказались от идеи коллективизации. Но они не хотели осуществлять ее с помощью властных мер и неизбежных при этом потерь, предпочитая методы воспитания и убеждения, стараясь привлечь крестьянство перспективой материальных преимуществ.

158. Планирование.

Так же как и з Советском Союзе, экономика и других социалистических стран основана на планировании, которое, однако, организовано неодинаково. Эти особенности не должны удивлять, ибо марксизм-ленинизм говорит именно о принципе планирования, а не о его формах. В Советском Союзе в разные периоды можно было увидеть тенденцию как к централизации, так и к децентрализации, жесткое планирование производства сменялось более гибким. Специфические особенности планирования в других социалистических странах связаны с факторами социального и географического порядка.

159. Югославская критика сталинской политики.

Правительство Югославии в 1948 году оказалось в конфликте с руководством СССР.

По мнению югославов, марксизм-ленинизм требует, чтобы средства производства были реально переданы в распоряжение народа в лице непосредственных производителей, коллективов трудящихся. В то время как в Советском Союзе настаивали на усилении государства, югославы считали, что государство должно начать отмирать немедленно, и этот процесс призван охватить все общественные сферы в той мере, в какой он не вредит успеху социалистического строительства. У русских и югославских коммунистов один и тот же идеал, но югославы считали, что путь к нему должен быть иным, чем в СССР, нужно искать новые формы, которые не были бы приданием государству, управляемому верхушкой коммунистической партии, той же власти, которая находилась ранее в руках буржуазии.

С позиции югославов ликвидация буржуазии в СССР должна была означать начало отмирания государства. Больше не существует противостоящих социальных групп, какими были антагонистические классы в прошлом. Следовательно, сохранение государством и правом прежних властных функций неоправданно. Однако в СССР произошел обратный процесс, и в соответствии с тезисом Сталина государство должно было только и делать, что постоянно усиливаться, подчиняя себе не только отношения производства, но и все сферы жизни общества.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.144

Такая позиция объяснялась, по мнению югославов, тем, что руководящие советские кадры хотя и происходили из пролетариата, но затем оторвались от него. Возникла особая автономная группа со своими интересами, отличными от интересов пролетариата и даже зачастую вступающими в противоречие с ними. Эта группа становится всесильной бюрократией и вместо того, чтобы демократизировать Советское государство, сделать его отмирающим, бюрократизирует его и превращает в тоталитарное. Советская бюрократия не довольствуется доминирующей ролью, которую ей доверил пролетариат. Она взяла на себя роль эксплуататора, которую до революции играла буржуазия. Вместо социалистической системы, которую намеревались создать, в действительности в СССР сложилась система государственного капитализма.

160. Отмирание государства.

Чтобы избежать бюрократизации государства и сделать его демократическим, народные массы должны участвовать в государственном управлении и в ведении национальной экономики, а у государства нужно постепенно отбирать его традиционные функции и передавать их обществу. Только так мыслимо государство при социализме. Этими установками руководствовался строй, созданный под руководством маршала Тито.

По Конституции Югославии 1946 года было создано централизованное государство, аналогичное советскому. После обобществления средств производства и исчезновения класса капиталистов в 1953 году была принята новая Конституция, пересмотренная в 1974 году. Государство было реорганизовано. Публичная власть была децентрализована в том плане, что региональным и местным коллективам была предоставлена широкая автономия. Экономика демократизирована в том плане, что рабочие и служащие получили возможность участвовать в ведении экономики страны.

Экономическая политика, по мнению югославов, не должна способствовать расширению государственной собственности, ее задача прямо противоположна: превратить эту собственность в общественную, управлять которой будет не государственная бюрократия, а сами трудящиеся. Передачу функции государства обществу – «свободным союзам производителей» – следует начинать именно с экономических функций. Народ призван участвовать в осуществлении не только политической, но и экономической власти, и как отражение этой формулы в Югославии параллельно с каждым Национальным собранием (федеральным, республиканскими) и национальным комитетом (района, общины) создаются Собрания или Комитет производителей, избираемые непосредственно ими самими.

161. Самоуправление предприятий.

В каждом промышленном предприятии страны имеется Рабочий совет – высший орган предприятия, который руководит им, распределяет доходы или, во всяком случае, контролирует их использование. Это и есть известное «самоуправление предприятий» – гордость югославских руководителей.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.145

Правда, это самоуправление несколько ограничено наличием директора, который назначается специальной смешанной комиссией при народном комитете общины. Директор призван обеспечить должную организацию производства, с тем чтобы оно учитывало планы и интересы социалистической экономики всей страны. В особых случаях, когда некомпетентность самоуправления ставит под угрозу общественные интересы, оно может быть временно ограничено прямым вмешательством властей, берущих на себя управление предприятием.

162. Государство и коммунистическая партия.

Государство Югославия сохраняло функции, предполагающие использование государственного принуждения в целях поддержания порядка и мира в обществе. Это те функции, осуществление которых само общество лишь в последнюю очередь может принять на себя; они перейдут к нему, когда исчезнут все еще существующие неравенства, порождающие нарушения порядка и мира в обществе.

Государство продолжает также осуществлять функцию охраны границ. Но это никак не мешает ему отмирать во всех других сферах. Мы видели выше, как происходит отмирание государства в сфере экономики. Государство и бюрократия должны также немедленно потерять и другие функции, которые затрагивают интеллектуальную сферу, образование, здравоохранение, социальное обеспечение.

По этим соображениям в 1952 году Коммунистическая партия Югославии была трансформирована в Лигу коммунистов, одной из задач которой была пропаганда идей коммунизма. Что касается права принятия конкретных решений, которые должны стать государственным актом, то оно было передано Социалистическому альянсу. Это была не политическая партия в собственном смысле слова, а более широкая организация, призванная охватить практических всех граждан, участвующих в осуществлении государственной власти, и оказывать им в этом посильную помощь.

163. Влияние югославского пути.

Югославская критика в адрес советских институтов была в 1948 году воспринята в СССР как измена социалистическому лагерю. Но после смерти Сталина и XX съезда КПСС встал вопрос, не содержала ли эта критика долю истины и не давали ли условия, существовавшие в ФНРЮ и отличающиеся от советских, этой республике право избрать свой путь, также отличающийся от советского. СССР и другие социалистические страны постарались устранить то, что составляло центральный пункт югославской критики. Были осуждены отдельные допущенные ошибки, чрезмерный бюрократический централизм с его медлительностью в решении дел и др.

Ряд стран социалистического лагеря, в том числе Советский Союз, после 1956 года сочли необходимым провести реформы, направленные на ликвидацию «бюрократических искажений социализма» и восстановление принципов социалистической демократии. Очевидно, что при этом сыграл свою роль и югославский опыт. Зна-

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.146

чительно дальше, чем этот опыт, пошла в направлении сближения со смешанной экономикой и либеральными демократами политическая и экономическая перестройка в СССР, инициированная М.С.Горбачевым. В свою очередь, ее далеко позади оставили затем страны народной демократии, вступив на путь радикальных трансформаций.

164–165. Бунт 1989 года.

В этом году произошла подлинная революция. СССР начал широкомасштабную перестройку и, желая изменить мнение о себе мирового сообщества, отказался от «доктрины Брежнева», использовавшуюся для интервенции в Чехословакию в 1968 году и подавления попытки создать «социализм с человеческим лицом». Странам, находившимся в сфере его влияния, СССР дал свободу выбора режима, который они сочтут предпочтительным.

Было хорошо известно, что общественный строй в этих странах установлен против желания населения, он сохранялся по воле и под давлением СССР. Тем не менее было удивительно наблюдать скорость и масштабы движения, начавшегося в этих странах. После Польши весной 1989 года оно в течение того же года охватило Венгрию, Германскую Демократическую Республику, Чехословакию, Болгарию, Румынию и даже Албанию. Все эти государства решили встать на новый путь. Выйдя далеко за пределы советской перестройки, они открыто отказались от принадлежности к социалистической системе. Изменились даже названия этих государств, они перестали быть социалистическими, демократическими, народными республиками. Коммунистические партии смогли продолжить свое существование только объединившись с другими партиями или превратившись в социал-демократические, признающие принцип свободных выборов. Перед лицом происходящего, видя крах своей политики, бывшие признанные вожди партии и государства сошли со сцены, за исключением Польши, где они способствовали тому, чтобы то, что произошло, стало возможным. Югославия, которая в своей независимости ушла дальше всех от советской модели, некоторое время сдерживала кризис, но здесь свою роль сыграл распад федерации.

166. Отличия от бывшего Советского Союза.

Ситуация, сложившаяся в этих странах, с одной стороны, и в СССР – с другой, была различна. Благодаря исторической традиции в этих странах существовало демократическое сознание, которого не было в СССР.

Это демократическое сознание ведет все эти страны к возвращению в романо-германскую правовую семью. Но реинтеграция связана с проблемами.

Следует учитывать, что экономические связи этих стран в течение десятилетий были ориентированы на бывший СССР. Невозможно тотчас разрушить такие отношения, тем более что с их сохранением связаны многочисленные интересы. В плане политической организации эти страны, освободившись от советской опеки, быстро установили институты подобные тем, что существуют в западноевропейских странах.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. – М.: Междунар. отношения, 1996. С.147

Что касается права, то оно несомненно обладает некоторым своеобразием, порожденным пребыванием в социалистической орбите. При этом, однако, следует еще раз напомнить: принадлежность к правовой семье никоим образом не исключает определенных различий между членами этой семьи.

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Optime - Тематический каталог сайтов. Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.