Предыдущий | Оглавление | Следующий

2. ЭЛЕМЕНТЫ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА

Юридическая наука как важнейшая духовная, мировоззренческая часть правовой системы общества представляет собой сумму (систему) знаний о правовых явлениях, о праве и о процессе его воздействия на общественные отношения.

В качестве синонима термина «юридическая наука» в литературе используются термины «правоведение», « юриспруденция».

К юридическим наукам в настоящее время относят и науки, которые изучают государство, политические партии. Эти науки, если быть точным, не юридические, а государствоведческие или политологические. Четкое размежевание юридических наук и наук, которые условно можно назвать правовыми, — дело недалекого будущего.

В рамках юридической науки происходит освоение правовой действительности, ее анализ. Все, что связано с правом, его формированием и воздействием на поведение человека, все, что имеет правовую окраску, составляет предмет юридической науки. Это: 1) право как специфическое социальное явление, закономерности его возникновения, развития и функционирования, процесс формирования; 2) взаимодействие права с другими социальными явлениями (экономикой, политикой, государством, моралью, религией и др.); 3) правовые явления, связанные с правом, но не

88_В. К. Бабаев

входящие в его понятие (законность, правовая культура, юридическая ответственность, правовые понятия и т. д.); 4) процесс воздействия права на поведение человека, реализация права и в особенности — правоприменение; 5) правовое состояние общества.

Выявив и изучив сущность правовых явлений и прежде всего права, принципы и цели его действия, юридическая наука предлагает пути и направления совершенствования правотворческой и правоприменительной деятельности, стабилизации и улучшения правовой жизни общества. Именно поэтому юридическая наука (правоведение, юриспруденция) имеет теоретико-прикладной характер. Сами по себе теоретические изыскания не имели бы смысла, если бы в конечном счете не решали практических задач правового регулирования.

Назначение юридической науки в жизни общества проявляется в ее функциях. Эти функции таковы: гносеологическая (познавательная), методологическая (мировоззренческая), прогностическая, прикладная, воспитательная.

Гносеологическая (познавательная) функция юридической науки проявляется в том, что в ее рамках познается право, процесс его действия и все правовые явления.

В процессе анализа правовой действительности формируются правовые понятия, категории, конструкции и они же становятся средством дальнейшего познания правовых явлений. Важное место в познавательной деятельности принадлежит концепциям, т. е. определенным способам понимания, трактовки правовых явлений, вопросов. Процесс правопознания лишь тогда плодотворен, когда есть не одна, а много концепций по одноименным проблемам. Творческая борьба между различными концепциями, дискуссии обогащают и развивают юридическую науку, позволяют выбрать наиболее оптимальный вариант решения вопроса из предлагаемых. Именно таково складывающееся в настоящее время в отечественном правоведении определение права как синтеза нормативного, философского и социологического к нему подхода. Полезна и предлагаемая в науке двоякая трактовка юридической ответст-

Правовая система общества_89

венности (позитивный и ретроспективный аспекты) и др.

Господство отдельных концепций вполне возможно, но опираться оно должно не на руководящие указания властных структур и высоких должностных лиц, а на весомость и убедительность добротных научных аргументов.

Методологическая (мировоззренческая) функция юридической науки выражается в определении подходов к изучению правовых явлений. Правильная методология-условие успешного научного поиска. До недавнего времени единственной научной методологией в отечественном правоведении признавался марксизм-ленинизм. Законсервировав важнейшие постулаты марксистско-ленинской теории и превратив их в догму, советская официальная доктрина остановила развитие самого марксизма и лишила возможности использовать положительные стороны иных методологических подходов к изучению государства и права. Правильная методология — это та методология, которая рождается в столкновении различных подходов к анализируемому явлению, находит подтверждение в повседневной практической деятельности человека. И в этой связи не имеет значения, являлся ли исследователь материалистом или идеалистом, верил в бога или был атеистом. Практика мировых открытий — неопровержимый тому пример.

Прогностическая функция юридической науки состоит в выработке прогнозов (предсказаний), гипотез о развитии права, правовых явлений. Научные правовые прогнозы имеют исключительно важное значение, ибо позволяют последовательно, без рывков и перепадов строить процесс правового регулирования общественных отношений, своевременно обновлять законодательство и устранять постоянно возникающие в нем противоречия. К сожалению, в нынейшней России правовые прогнозы делать исключительно сложно. Это объясняется отсутствием четко обозначенной программы перехода к рынку, нестабильностью социально-политической и национальной обстановки. Стабилизация в этих сферах жизнедеятельности сделает прочными и надежными правовые прогнозы.

90_В. К. Бабаев

Прикладная функция юридической науки связана с выработкой практических рекомендаций по совершенствованию правотворческой и правореализующей деятельности. Юридическая наука постоянно предлагает, как создать качественное законодательство, как эффективнее его претворять в жизнь. Подавляющее большинство монографий, статей, диссертаций отечественных ученых-правоведов содержит такого рода рекомендации. К сожалению, законодательные и правоприменительные органы и субъекты этих сфер деятельности далеко не всегда их учитывают. Разрыв теории и практики свидетельствует о недостаточно высоком уровне правовой системы общества.

Воспитательная функция правоведения заключается в формировании его средствами законопослушного гражданина. Юридическая наука призывает, убеждает каждого человека в том, что право — это благо, средство защиты интересов личности, ее жизни и здоровья. Она раскрывает природу и негативные последствия правонарушений, их вред для человека и общества. Именно юридическая наука привлекла внимание к проблемам правового воспитания гражданина и разработала ее.

Юридические науки разнообразны, ибо многообразен их предмет отражения — право и связанные с ним явления. Все юридические науки с известной долей условности можно разделить на четыре группы: 1) теоретические и исторические науки о государстве и праве (теория государства и теория права, история государства и права, история политических и правовых учений); 2) науки, изучающие зарубежное государство и право (римское право, государственное право зарубежных стран) и международное право; 3) отраслевые юридические науки (гражданское право, уголовное право и др.); 4) прикладные юридические науки (криминалистика, оперативно-розыскная деятельность, судебная медицина, судебная психиатрия, юридическая психология и др.).

Правовые понятия — понятия, которыми оперирует юридическая наука, законодательство и правоприменительная практика.

Понятие (наряду с суждением и умозаключением)

Правовая система общества__91

является одной из основных форм мышления. Оно отражает и закрепляет существенные (отличительные) признаки предметов или явлений объективного мира и процесса мышления и представляет собой простейшую структурную единицу мысли. Полнокровное общение между людьми, существование и движение мысли, содержание любой области знания невозможны без понятий и иных форм мышления.

Правовые понятия — важнейшая разновидность социально-политических понятий, многие из которых были сформулированы в глубокой древности. Такими понятиями, как «государство», «справедливость», «закон», «государственное устройство», оперировали, наполняя их соответствующим содержанием, древнегреческие философы Сократ, Платон, Аристотель. Государственно-правовые понятия были широко известны и понятны в древнем Риме, причем не только профессиональным юристам, но и всем гражданам. Новые широкие общественно-политические движения и теории, философские концепции неизбежно несли с собой и новые понятия. Таковы, например, гегелевские понятия объективного духа, диалектического метода, кантовские «вещи в себе», марксово понятие общественно-экономической формации, ленинское определение классов и др.

Возникнув, понятия не остаются неизменными, застывшими, они постоянно развиваются, корректируются, наполняются новым содержанием. Забвение этого требования диалектики ведет к догматизму, к отрыву понятий от действительности. Именно такая опасность нависла над понятиями демократии, законности, правового государства в современной России. Понятия только тогда будут «работающими», когда они правильно отражают социальную действительность, потребности ее развития. Например, демократия предполагает наличие широких реальных прав и свобод и их гарантий, необходимость неукоснительного соблюдения обязанностей, ответственности перед обществом и другими людьми, материальное обеспечение всестороннего развития личности. Именно поэтому нельзя еще говорить о достижении нашим обществом реальной демократии.

92___В. К. Бабаев

Правовые понятия имеют особый предмет отражения — государственно-правовые явления. Неразрывная связь юридических понятий с государством и правом является главным, существенным признаком, определяющим их характерные черты. Многие юридические понятия закрепляются в законодательстве, что объясняется чисто практическими потребностями правового регулирования общественных отношений. По сфере действия, а следовательно, и значимости, правовые понятия делятся на общеправовые, имеющие значение для всей системы юридических наук, всех отраслей права и законодательства («государство», «право», «правоотношение», «законность» и др.), межотраслевые, имеющие значение для нескольких (но не для всех) отраслей права и науки («проступок», «материальная ответственность» и др.), отраслевые, пределы действия которых определяются границами той или иной отрасли («трудовое соглашение», «обвиняемый», «комитент» и др.).

Наиболее общие, предельно широкие правовые понятия называются правовыми категориями. Они представляют собой результат обобщения существующей государственно-правовой действительности, результат обобщения существующих юридических понятий. Например, обобщив понятие гражданской, административной, уголовной и иной отраслевой ответственности, можно получить предельно широкое понятие юридической ответственности. Оно и будет правовой категорией, ибо это понятие, отвлекаясь от признаков, свойственных отдельным видам отраслевой ответственности и акцентируя внимание на общем, что присуще юридической ответственности в целом, фиксирует ее наиболее существенные признаки.

Совокупность определенных фундаментальных понятий образует ту или иную отрасль права, науку о ней и соответствующую учебную дисциплину. В гражданском праве — это понятия «право собственности», «договор», «обязательство», «наследование», «исковая давность» и т. п., в уголовном праве — «преступление», «наказание», «соучастие», «лишение свободы», «погашение судимости» и др.

Правовые понятия выполняют в правовом регулиро-

Правовая система общества_93

вании общественных отношений и юридической науке функции: гносеологическую, методологическую и формализации.

Гносеологическая функция юридических понятий заключается в том, что они являются важнейшей формой познания правовой действительности, отражают важнейшие ее стороны и связи. Любое понятие, если оно действительно научное, дает представление о каком-либо явлении социальной жизни, ее стороне или связи. Язык права — это и есть оперирование правовыми понятиями. «Субъективное право», «презумпция», «преюдиция», «правоотношение» и другие понятия — это информация о социальной жизни, протекающей в правовых формах. Владение правовыми понятиями — элемент профессиональной подготовки юриста. Но весьма важно усвоение их каждым человеком, ибо это — окно в интересный, увлекательный и в целом понятный каждому мир юриспруденции.

Методологическое значение юридических понятий состоит в том, что они определяют способы, методы исследования (изучения) государственно-правовых явлений. Правда, это относится не ко всем понятиям, а лишь к тем из них, которые имеют высокий уровень обобщения («право», «государство», «правоотношение» и др.). А такие понятия, как «свидетель», «ответчик», «потерпевший» и др., методологической нагрузки не несут, а имеют сугубо практическое значение. Функция формализации правовых понятий проявляется в том, что с их помощью определяются границы правового воздействия на социальную жизнь, достигаются ясность и лаконичность права.

В юридической науке и в законодательстве понятия употребляются либо как таковые (без указания их существенных признаков), либо с указанием таких признаков. В последнем случае речь идет об определении правовых понятий. Определением широко пользуется не только юридическая наука, но и законодательство.

Таковы, например, определения понятий преступления, проступка, договора и др., закрепленные в нормах различных отраслей права. Почти все крупные послед-

94__В. К. Бабаев

ние нормативные акты суверенных республик бывшего Союза закрепляют понятия, составляющие предмет регулирования и определяют их. Так, российский Закон «О приватизации жилого фонда в РСФСР» 1991 г. в ст. 1 определяет приватизацию жилья как бесплатную передачу или продажу в собственность граждан на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде. Земельный кодекс России 1991 г. дает определение коллективной совместной собственности на земельные участки, Закон Российской Федерации «О предприятиях и предпринимательской деятельности» 1990 г. начинается с определения предпринимательства.

Порой законодательные акты закрепляют и определяют целый блок вновь вводимых в процесс правового регулирования понятий. Таков, например, Российский закон от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», в ст. 2 закрепляющий определения двенадцати ключевых понятий: «массовая информация», «средства массовой информации», «периодическое печатное издание», «главный редактор», «журналист» и др. Нередко законодатель умышленно не раскрывает содержания понятия, оставляя это на усмотрение того, кто применяет нормы права. Примером здесь могут явиться так называемые оценочные понятия («недобросовестный работник», «значительный ущерб» и др.).

Понятие как форма мысли выражается и фиксируется в словах, представляющих собой материальную оболочку последней. Юридические термины (лат. terminus — предел, граница) — это слова или словосочетания, точно обозначающие определенное правовое понятие.

Терминология, которой пользуются юридическая наука и законодательство, весьма неоднородна. Все юридические термины делятся на три группы.

1. Общеупотребительные термины — слова обычного литературного языка («жилое помещение», «доля», «захват», «промотание» и др.). Без них не могут существовать ни юридическая наука, ни законодательство, поскольку без общеупотребительных слов нельзя

Правовая система общества__95

выразить мысли, сделать законодательство и юриспруденцию доступными для понимания.

2. Специальные юридические термины — это термины, отражающие особенности государства и права как специфических социальных явлений и возникающие в процессе юрисдикционной деятельности. Таковыми, например, являются: «правоотношение», «подсудимый», «истец», «прокурор», «преюдиция» и др. Надо при этом заметить, что очень многие специальные юридические термины в современное право пришли из далеких прошлых правовых систем («алименты», «иск», «договор», «правоспособность» и др.).

3. Специальные неюридические термины — это термины, составляющие принадлежность других (неюридических) наук и отраслей и используемые в законодательстве и юридической науке («перевозка», «кибернетика», «эпизоотия», «эпидемия», «венерическая болезнь» и др.).

Для уяснения их смысла надо обращаться к тем отраслям знаний, принадлежностью которых они являются.

Юридическая терминология должна отвечать требованиям: точности в обозначении того или иного понятия; единства (однозначности, когда термин имеет одно, а не несколько значений); краткости, ясности и простоты.

Язык закона должен быть достаточно выразительным и в то же время лишенным эмоциональной окраски. «В законе нужен ровный, спокойный тон изложения, не окрашенный субъективным переживанием, не зависящий от характера трактуемого предмета, без пышной торжественности, нервной взволнованности, романтической приподнятости или бытовой заземлен-ности[1].

Для законодательства, к примеру, привычен термин «государство», но не употребляются близкие ему по смыслу слова «отечество», «отчизна», «родина», «держава». Законодатель оперирует термином «смерть», но не использует слова «гибель», «кончина» и т.д.

По образному замечанию известного русского доре-

96__В. К. Бабаев

волюционного правоведа С. В. Пахмана, «для того, кто уже успел близко освоиться с юридической наукой, сухость ее не отталкивает его, напротив, строгие и точные ее начала и без всякой окраски социального или политического характера, будут для него столь же привлекательны, как числовые формулы для математика»[2]. Эта же мысль, но другими словами: «Для юриста слова-термины — то же, что для астронома условные буквы; как с теми, так и с другими приходится ознакомиться приступающему к изучению»[3].

Правовые принципы в рамках правовой системы представляют собой совокупность идей, на которых базируются многочисленные ее элементы.

Категория эта — собирательная, ибо в основе каждого из элементов правовой системы лежат свои принципы. Есть принципы права как специфического социального явления, принципы правотворчества, правоприменения, законности, юридической ответственности и др.

Естественно, что понятия «правовые принципы» и «принципы права» не тождественны, ибо второе является разновидностью первого. Магистральными принципами правовой системы, которые получают конкретизацию и развитие в принципах каждого ее элемента, являются: принцип справедливости, гуманизма, максимальной защиты личности и ее интересов. Эти принципы прежде всего определяют характер и тип правовой системы той или иной страны.

Правовая культура как элемент правовой системы — это и уровень правового сознания, и правовой активности граждан и должностных лиц, их убежденность в следовании закону, это и качество права в целом, и культура правовых учреждений и всей юридической деятельности.

Правовая культура раскрывает качественную сторону правовой системы, уровень ее развития, связь с цивилизацией. Она тесно соприкасается с общей

Правовая система общества_97

культурой общества, хотя и не находится в прямой зависимости от нее. Культурное, или как стало принято говорить, цивилизованное общество, имеет, как правило, и высокоразвитую правовую систему.

Правовая политика — это основы, принципы, направления, задачи, стратегия и тактика правового регулирования общественных отношений.

Любое общество проводит определенную экономическую, социальную, национальную, культурную, экологическую, международную и иную политику. Правовая политика — важнейший вид политики. Она является «сквозной», поскольку любая иная политика осуществляется в большинстве своем правовыми, законодательными средствами.

Правовая политика — крайне емкое, собирательное понятие. Оно охватывает и правотворческую, и правоприменительную политику. Правотворческая политика обусловливает подходы к разработке нормативно-правовых актов, оценке требующей законодательного регулирования общественной ситуации, стратегию развития законодательства. Правоприменительная политика, составной частью которой является политика правоохранительная, включает в себя принципы реализации права, стратегию и тактику применения норм права к конкретной юридической ситуации.

Правоприменительная политика логически продолжает политику правотворческую, но может и значительно с ней расходиться. За последние два—три десятилетия суды, например, при одном и том же уголовном законодательстве уже не раз то ужесточали меру наказания за отдельные виды преступлений, то стремились определить наказание, не связанное с лишением свободы.

Правотворческая, Правоприменительная и правоохранительная политика в свою очередь включает более дробные части. Так, в состав правоохранительной политики входит политика уголовная, определяющая стратегические направления, задачи, принципы и тактику борьбы с преступностью.

В современных условиях отечественная правовая политика должна быть направлена на создание законодательной базы рыночных отношений, условий, стиму-

98_В. К. Бабаев

лирующих развитие производства, разнообразных форм собственности, демократизацию политической жизни, реализацию в отношениях между людьми принципа социальной справедливости, создание стабильной государственности, правопорядка, упрочение нашего многонационального государства.

К сожалению, правовая политика сегодняшнего дня не отвечает в полной мере этим требованиям. Она противоречива, непоследовательна в целях и задачах правового регулирования. Принципиально важные законодательные акты не согласуются, а порой взаимоиск-лючают друг друга. Достаточно вспомнить нормативные акты Верховного Совета, Президента, Правительства о налогах с предприятий, общественно-производственных объединений, граждан или же законодательство о приватизации жилищного фонда, о землепользовании и плате за землю и др.

Противоречивость и непоследовательность правовой политики вносят нестабильность и в процесс правового регулирования общественных отношений. Четкая концепция и программа (без детализации) правового развития, одобрения высшими представительными органами Российского государства крайне необходимы нашему обществу.

Право и выражающее его законодательство являются главным, цементирующим элементом правовой системы. Без права нет правовой системы, ибо оно вызывает к жизни каждый из ее элементов. Вокруг права, как электроны вокруг ядра, вращаются все составные части правовой системы. От связи с правом, от близости к нему зависит значимость того или иного элемента правовой системы.

Право, выраженное в законодательстве, обретает свои четкие рамки и в свою очередь вызывает к жизни новые правовые явления — элементы правовой системы: правоотношения, юридическую практику, правовые институты и учреждения. Хорошо продуманное, эффективно действующее законодательство делает таковой и правовую систему в целом.

Правовые отношения — это поведение субъектов на основе норм права. Правоотношение — динамика права, форма его жизни. Именно в рамках правоотно-

Правовая система общества_99

шений может проявлять себя право, поскольку только здесь возникают и реализуются права и обязанности человека, удовлетворяются его интересы, наступает юридическая ответственность.

Право без правоотношений — вещь в себе. Возникающие и существующие многообразные правовые отношения вовлекают в работу и проявляют все иные элементы правовой системы, являются своеобразным каналом связи между ними. Так, о направленности правовой политики, об уровне правовой культуры, о состоянии юридической практики и юридической техники можно судить лишь по правоотношениям, на основе их анализа.

Юридическая практика — важный элемент правовой системы, ибо связан с деятельностью и накопленным при этом опытом компетентных органов, должностных лиц и граждан по изданию и реализации юридических норм. Юридическая практика — это всегда определенный результат или правотворческой, или правоприменительной деятельности. Каков этот результат, такова и степень надежности и эффективности правовой системы. Правовая система создается для нормального человеческого общежития, и юридическая практика как завершающий ее элемент наглядно показывает, что представляют юридические нормы в реальности и как они применяются.

Юридическая практика в свою очередь влияет на другие элементы правовой системы. В соответствии с потребностями юридической практики корректируется законодательство, улучшается правоприменительная деятельность.

В то же время не всякая юридическая практика и не все ее правоположения являются прогрессивными, правильными и используются для совершенствования законодательства. Судебная практика по делам о расторжении брака такова, что детей обычно оставляют матери, доверяя ей воспитание и заботу о них. Как показывает жизнь, это далеко не всегда правильно. Во многих случаях надлежащее воспитание и материальное содержание детей может обеспечить их отец, тем более, что закон определяет совершенно равные права родителей на ребенка при расторжении брака.

100В. К. Бабаев

Юридическая техника — совокупность специфических средств, правил и приемов наиболее оптимального правового регулирования общественных отношений.

Юридическая техника имеет длительную историю своего существования. Высокого уровня развития она достигла в правовой системе древнего Рима. Непревзойденные по точности и лапидарности формулировки, удачные термины, правила изложения нормативных предписаний до сих пор вызывают восхищение и восприняты современной юриспруденцией.

Юридическая техника делится на законодательную (нормотворческую) и технику правоприменения.

Законодательная техника включает в себя разнообразные способы и приемы: а) построения нормативного акта, т.е. его структуру (преамбула, основная часть, заключительные положения), рубрикацию (части, разделы, параграфы, пункты), официальные атрибуты (наименование акта и органа, его издавшего, подпись соответствующего лица); б) формулирования и изложения нормативного акта (язык, стиль, строгая терминология); в) опубликования нормативных актов (срок, порядок и источник опубликования, техника и порядок перевода с одного языка на другой).

Правоприменительная техника не менее разнообразна и включает в себя способы и приемы толкования юридических норм, квалификации деяния, построения правоприменительного акта и др.

Среди средств юридической техники есть такие, которые играют важную роль в правовом регулировании общественных отношений, но оказались обойдены вниманием правовой и в особенности — учебной литературы. Речь прежде всего идет об аксиомах, юридических конструкциях, правовых символах, презумпциях и фикциях.

Правовая аксиома — положение, которое принимается в юридической науке и законодательстве без доказательств, в силу его убедительности, истинности.

Правовые аксиомы как общепринятые положения — это опорные точки, кирпичики фундамента, на котором базируются и развиваются юридическая наука и законодательство.

Аксиомы представляют собой результаты мыследея-

Правовая система общества101

тельности человека и выражаются в понятиях и суждениях. Истинность и убедительность их проверены многолетней, а нередко и многовековой практикой. Правовые аксиомы имеют дело с юридическими явлениями и отражают их особенности. Аксиомы, выраженные и закрепленные в нормативно-правовых актах, становятся законодательными аксиомами.

Для каждой сферы юридической деятельности, каждой отрасли правоведения и законодательства характерны свои аксиомы. Для правотворчества, например, аксиомами стали правила формулирования юридических норм, изложения их в нормативных актах, опубликования, вступления в юридическую силу. Действие юридических норм и процесс их применения базируются на таких правовых аксиомах, как «субъективному праву всегда соответствует юридическая обязанность», «всякое правонарушение предполагает наказание», «из двух актов по одному и тому же вопросу действует акт, принятый вышестоящим государственным органом, и акт, принятый в более позднее время», «окончательная квалификация деяния возможна только после установления всех фактических обстоятельств дела», «закон обратной силы не имеет» и др.

Нарушение правовых аксиом, их игнорирование приводят к произволу и юридическому хаосу. В настоящее время в Российском государстве подтверждается, к сожалению, известное изречение: «Если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, то они, наверное, опровергались бы».

Правовые аксиомы служат интересам всего населения страны, их исполнение укрепляет порядок в обществе, вводит правовую жизнь в цивилизованное русло. Задевают они интересы лишь тех людей (и эти люди готовы их опровергнуть и делают это), которые ставят себя над законом, пропитаны правовым нигилизмом и смутно различают демократию и анархию.

Юридическая конструкция — специфическое построение нормативно-правового материала по тому или иному типу связи между его элементами.

Юридические конструкции представляют собой плод многолетней, а нередко и многовековой мыслительной

102В. К. Бабаев

деятельности и вызваны к жизни объективными потребностями урегулирования человеческих отношений.

Сфера и особенности регулируемых правом общественных отношений определяют и тип связи нормативно-правового материала, иными словами, своеобразие той или иной юридической конструкции. Для гражданского права, имеющего дело, главным образом, с имущественными отношениями, типичны такие юридические конструкции, как «договор», «право собственности», «добросовестный владелец» и др. Уголовное право, имеющее своим предметом преступление и наказание, оперирует конструкциями состава преступления, невменяемости, освобождения от уголовной ответственности и т. д.

Как и нормы права, юридические конструкции моделируют общественные отношения специфическими правовыми средствами и тем самым значительно сокращают, упрощают и стабилизируют процесс правового регулирования многообразной социальной жизни.

Например, в случае совершения преступления лицо, осуществляющее предварительное расследование, исходит из конструкции состава преступления: субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона. Эта конструкция четко определяет программу и порядок действий дознавателя, следователя или судьи, избавляет его от излишней работы, не имеющий отношения к делу. Конструкция гражданско-правового договора (например, купли-продажи, дарения и др.) однозначно определяет положение сторон, их права и обязанности.

«Прикладывая» юридические конструкции к тем или иным общественным отношениям, люди упорядочивают свою социальную жизнь, удовлетворяют разнообразные интересы, нормализуют общественный порядок. Хорошо продуманные и эффективно работающие юридические конструкции — необходимое условие стабильности правовой системы.

Правовые символы — это закрепленные законодательством условные образы, используемые для выражения определенного юридического содержания.

Символика — своеобразное средство формализации правового содержания в целях придания ему четкости, определенности, лапидарности и образности. Символам

Правовая система общества103

как разновидности искусственных, замещающих знаков присущ ряд особенностей. Они нередко представляют собой материальные, осязаемые предметы, хотя выражают абстрактное содержание; символы должны быть понятны тем, кто ими пользуется; символы, как правило, рассчитаны на чувственное, эмоциональное восприятие.

Символику, однако, нельзя считать архаизмом и уделом древних правовых систем. Используются юридические символы и в современных законодательных системах.

В отечественном праве, например, законодательно закрепляется и тем самым приобретает правовой характер ряд символов. Таковыми, например, являются герб, флаг, гимн — как символы государства, вставание присутствующих в зале судебного заседания при появлении состава суда — как символ уважения к нему и уважения к правосудию. То же самое назначение у введенной новым законодательством судейской мантии и принимаемой президентами суверенных республик присяги — как символа служения народу и т.д. Закон 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» в ст. 21 «Символы судебной власти», в частности, устанавливает:

«1. На здании суда устанавливается Государственный флаг Российской Федерации, а в зале судебных заседаний помещаются изображение Государственного герба Российской Федерации и Государственный флаг Российской Федерации. 2. При осуществлении правосудия судьи облачаются в мантии ...».

Использование в законодательстве символики освобождает от необходимости давать или повторять описание тех или иных правовых явлений, придает законодательству, наряду с лаконичностью, строгостью, определенную образность.

Правовая символика, следовательно, является элементом юридической техники.

Особенно велика роль символов в праве была в период его зарождения. Тогда преобладали символы-действия, что объяснялось неразвитостью правовой формы, невысоким уровнем мышления, языка. «Каждый символ был необходимым и естественным

104В. К. Бабаев

выражением мысли и имел священно-историческое значение. Что после осталось только символом, то в древности было самой материей действия, или содержанием»[4].

Многочисленные примеры правовых символов можно найти в древнем праве, а упоминание о некоторых из них есть в Ветхом Завете:

«Прежде такой был обычай у Израиля при выкупе и при мене для подтверждения какого-либо дела: один снимал сапог свой и давал другому, и это было свидетельством у Израиля»[5].

В древнем Риме широко был известен символический обряд приобретения собственности — «меди и весов». В присутствии пяти свидетелей — совершеннолетних полноправных граждан и еще одного — шестого, державшего весы, приобретатель касался рукой приобретенного имущества, одновременно ударяя кусочком меди или одной монетой в другой руке о весы, а затем немедленно вручал медь отчуждателю собственности (продавцу).

По-видимому, в еще более далекие времена, когда деньги отмерялись на вес, обряд этот не был формальным (символическим), а являлся действительным актом купли-продажи[6].

Своеобразный обряд определения зерна за убитую собаку существовал у саксонских крестьян и бедуинов. Если была убита собака, то ее необходимо было повесить за хвост так, чтобы она касалась носом земли, и сыпать на нее пшеницу до тех пор, пока зерно полностью не покроет собаку[7]. В период зарождения земельной собственности в суд приносили глыбу земли и тяждущиеся вступали в борьбу над нею.

С развитием правовых систем, совершенствованием

Правовая система общества105

юридической формы символические действия уступали место правовым понятиям, конструкциям, терминологии.

Презумпция (лат. praesumptio — предположение) — предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом.

Существенным признаком презумпции является их предположительный характер. Презумпции — это обобщения не достоверные, а вероятные. Однако степень их вероятности очень велика и основывается она на связи между предметами и явлениями объективного мира и повторяемости повседневных жизненных процессов.

Наблюдая факты и явления при одних и тех же условиях в одних и тех же ситуациях, человек, основываясь на связях между предметами и явлениями и предшествующем опыте, закономерно предполагает, что при наличии аналогичных условий и ситуаций будут иметь место те же факты и явления. Например, факт совместного проживания супругов, всегда очевидный, дает основание предполагать, что супруг — отец ребенка. Родственные отношения судьи, рассматривающего дело, с обвиняемым, потерпевшим или другими участниками процесса дает основание предположить его необъективность при рассмотрении дела. По этому основанию уголовно-процессуальный закон запрещает судье участвовать в рассмотрении дела и т.д.

Презумпции выступают в качестве способа, облегчающего достижение истины. Многие презумпции являются продуктом многовековой практической и мыслительной деятельности. Их использование освобождает человека от необходимости повторять вновь те же мыслительные процессы. В этом отношении такие презумпции являются ценным достоянием общественного развития.

Правовые презумпции — разновидность общих презумпций. Они отражают обычный порядок связей между предметами и явлениями только в сфере права либо только в связи с правом. Правовые презумпции прямо или косвенно закрепляются в нормах права.

106В. К. Бабаев

Многочисленные правовые презумпции делятся на различные виды.

По факту правового закрепления презумпции бывают фактическими и законными.

Фактические презумпции в законе не выражены и поэтому не имеют юридического значения. Однако они учитываются при формировании внутреннего убеждения того лица, которое применяет право. Яркое описание фактических презумпций, со ссылкой на французских авторов, дает талантливый русский дореволюционный цивилист Д. Мейер: «Все, что случается естественно и обыкновенно, предполагается истинным, и напротив, необыкновенное и неестественное, не будучи доказано, не считается истинным. На этом основано предположение, что отец любит своих детей, что каждый заботится о своих детях, что плательщик состоит должным, что люди действуют сообразно правилам своим и привычкам, что каждый поступает по указанию рассудка и поэтому исполняет свои обязательства»[8]. Законные презумпции — предположения, прямо или косвенно закрепленные в законодательстве. Такова, например, презумпция отцовства, закрепленная в ст. ст. 47, 48 Кодекса о браке и семье Российской Федерации.

По сфере действия различаются общеправовые и отраслевые презумпции. Отраслевая презумпция действует только в пределах одной отрасли права. Таково, например, предположение о компетентности вышестоящего государственного органа в вопросах, относящихся к ведению нижестоящего (подчиненного) государственного органа. Типичная ситуация — вышестоящий суд принимает к производству дело, подсудное нижестоящему суду.

Общеправовые презумпции действуют во всех без исключения отраслях отечественного права. Они превратились в своего рода общеправовые принципы. В современных правовых системах — это презумпция добропорядочности граждан, находящая выражение в уголовном процессе в презумпции невиновности обви-

Правовая система обществу107

няемого, презумпция знания закона, презумпция истинности нормативно-правового акта.

Презумпция добропорядочности гражданина означает, что каждый человек, вступающий в правовые отношения с другими субъектами права, предполагается добропорядочным (добросовестным). Добропорядочным в соответствии с правовыми требованиями может считаться лицо, не совершающее действий, наносящих вред другим людям, их интересам, обществу и государству, или совершающее определенные действия (или воздерживающееся от них), когда закон этого требует.

Презумпция добропорядочности имеет исключительно большое значение в правовом регулировании и является предпосылкой действия правовых норм. Заключает ли гражданин договор купли-продажи или иную гражданско-правовую сделку, дает ли потерпевший, свидетель показания, приводит ли истец доказательства в обоснование иска, вступают ли юноша и девушка в брак, во всех случаях они предполагаются добропорядочными, не имеющими дурных помыслов. Отсутствие данной презумпции в любой правовой системе создало бы неимоверные трудности, обусловив необходимость в каждом конкретном случае проверять факт добропорядочного поведения субъектов правоотношения.

Презумпция знания закона была сформулирована и применялась еще в римском праве и находила выражение в формуле пето ignorantia luris recusare potest - никто не может отговариваться незнанием закона.

Если человек терпит урон в своих правах и интересах вследствие правовой неосведомленности или совершает правонарушение, утверждая при этом, что не знал о противоправности и наказуемости своего деяния, то ссылка на незнание закона не должна приниматься во внимание.

Правоприменительные органы и должностные лица исходят при этом из того, что гражданин должен знать законы своего государства.

В этом суть данной презумпции. Иначе бы субъектам правоприменительной деятельности пришлось- бы

108В. К. Бабаев

бесконечно выяснять вопрос: «Знал или не знал гражданин закон?» И вряд ли бы они по этой причине добрались до сути основного решаемого дела. Этим определяется значение презумпции в правовой системе.

Государство, претендующее называться правовым, заинтересовано в знании всеми гражданами основных положений нормативных актов.

Условиями, обеспечивающими реальность этой презумпции, являются: широкое участие населения страны в обсуждении проектов важнейших нормативных актов; ясность и четкость самих актов, хорошо отлаженная процедура их принятия и опубликования, широкое тиражирование этих актов.

К сожалению, современная Россия далека от реальности названных условий.

Презумпция истинности нормативно-правового акта означает, что акт, принятый нормотворческими государственными органами, прежде всего законодательными, предполагается истинным, правильным.

Есть требования внутреннего и внешнего порядка, обусловливающие истинность нормативно-правового акта. Нормативно-правовой акт должен: 1) правильно отражать состояние регулируемых общественных отношений; 2) давать им правильную юридическую оценку, что находит выражение в правовых предписаниях, санкциях, рекомендациях; 3) издаваться в пределах компетенции и полномочий соответствующего государственного органа; 4) отвечать требованиям, предъявляемым к его структуре, форме, порядку издания, приобретению им юридической силы.

Акт, отвечающий указанным требованиям, есть основание считать истинным. Но поскольку далеко не все акты истинны, действует не категорическое утверждение, а предположение (презумпция) их истинности. Эта презумпция вносит стабильность в правовую жизнь общества, создает необходимые условия для решения социальных и иных задач правовыми средствами. Презумпция истинности нормативно-правового акта — условие обязательности этого акта для всех субъектов, которым он адресован. Крайне порочна в этой связи практика местных органов власти, действующих вопре-

Правовая система общества109

ки законам и нормативно-правовым актам вышестоящих органов.

Правовая фикция — несуществующее положение, признанное законодательством существующим и ставшее в силу этого общеобязательным.

Фикции — это положения заведомо неистинные. Однако они широко используются в различных отраслях знаний. Будучи закрепленной в законодательстве, фикция становится правовой (юридической).

Применялись правовые фикции уже в древних правовых системах. Таковой, в частности, была фикция римского права о признании «по вымыслу» иностранца римским гражданином, если он выступал истцом или ответчиком в гражданских сделках.

Фикции известны и отечественному праву. Так, ч. 3 ст. 21 ГК РФ устанавливает: «Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим».

Является ли истинным положение о том, что днем смерти гражданина считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим? Нет, конечно, ибо оно не соответствует действительности. Более того, можно с уверенностью сказать, что оно даже не вероятно. И если иногда может совпасть день вступления решения суда в законную силу с днем действительной смерти гражданина, то это будет совершенно случайное совпадение.

Следовательно, в норме устанавливается положение, которое заведомо лишено истинности, т.е. признается существующим то, чего на самом деле не существует. Фиктивные положения закрепляются также в ч. 2 ст. 18 ГК РФ, устанавливающей время начала безвестного отсутствия лица, в ст. 111 ГПК РФ, определяющей, что при отсутствии сообщения суду лицами, участвующими в деле, и представителями о перемене их адреса во время производства по делу, повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу не проживал.

Фиктивным является и положение уголовного законодательства, в силу которого судимость лица призна-

110 В. К Бабаев

 

 ется несуществующей, если она снята либо погашена в установленном законом порядке, и др.

Необходимость фикций в отечественном праве и в других правовых системах обусловлена тем, что они вносят четкость и определенность в регулирование общественных отношений, в правовое положение личности.

Признание гражданина безвестно отсутствующим, умершим, несудимым и другие подобные обстоятельства — это юридические факты, с которыми связано возникновение, изменение или прекращение субъективных прав и юридических обязанностей. И всякая неопределенность в их наличии или отсутствии недопустима. Поэтому фиктивное законодательное установление и закрепление таких положений является не только оправданным, но и необходимым в правовой системе.

Правовые презумпции и фикции, а нередко и другие правовые явления некоторые наши ученые (В. М. Горшенев, О. Н. Садиков) называют нетипичными правовыми образованиями, поскольку они плохо укладываются в рамки привычных правовых категорий. Такое название имеет право на жизнь, хотя и весьма условно.

Правовая система не является застывшим, раз и навсегда сформировавшимся образованием. Она находится в постоянном развитии. Со временем может изменяться как перечень ее компонентов, так и наши представления о ней.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Язык закона /Под ред. А. С. Пиголкина. М, 1990. С. 29.

[2] Пахман С. В. О современном движении в науке права. СПб., 1882. С. 67.

[3] Ефимов В. В. Догма римского права. СПб., 1897. С. 19.

[4] Морошкин Ф. О. О постоянном образовании законодательства. М., 1832. С. 128.

[5] Ветхий Завет. Книга Руфь. 4.7.

[6] См.: Фейхтвангер Л. Сыновья //Собр. соч. в 12 т. Т. 8. М., 1966. С. 495.

[7] Пост А. Г. Зачатки государственных и правовых отношений. М., 1901. С. 13.

[8] Мейер Д. О юридических вымыслах и предположениях О скрытых и притворных действиях. Казань, 1854. С. 52—53.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.