Оглавление | Следующий

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагая читателю настоящий курс лекций, уместно сделать несколько предварительных замечаний методического, методологического и организационно-технического характера. Государство и право традиционно изучались в нашем обществе в рамках единой юридической науки и учебной дисциплины — теории государства и права. Теория права при этом разрабатывалась основательнее, нежели теория государства. Объясняется это тем, что теория права имеет глубокие исторические корни, отличается значительной степенью преемственности. Ее базовые категории и понятия, терминология и многие юридические процедуры сложились и были сформулированы еще древнеримской юриспруденцией.

Теория же советского государства, опираясь на многие ошибочные или утратившие свой смысл марксистские и особенно ленинские положения — об уничтожении частной собственности, о насильственном характере государственной власти, диктатуре пролетариата, полном уничтожении буржуазной государственной машины, об исключительности новых государственных и политических форм и т.д. — превратилась в догму и оказалась в тупиковом положении. Творческое развитие уступило место обоснованию и комментированию решений партийных съездов и пленумов.

Государство и право — явления, тесно связанные, но достаточно автономные и крайне разноплановые. Каждое из них имеет свое содержание, специфические закономерности функционирования и развития.

Целесообразна поэтому, теоретически и практически оправдана их разработка не в составе единой юридической науки — теории государства и права, а в

Предисловие

рамках самостоятельных наук — теории государства и теории права. Это позволит детально разработать положения, которые пока еще рассматриваются походя либо вообще еще не привлекли к себе внимания.

Особенно важно это для науки о государстве. Если теория права по-прежнему сохраняет свою стройность, логическую последовательность и имеет четко определенный предмет, то наука о государстве располагает грудой разрозненного и противоречивого материала, не соединенного продуманной концепцией и размытого в предметных границах. Формы осуществления государственной власти, отношения между законодательной, исполнительной и судебной властями, пределы вмешательства государства в экономику, государственная охрана личности и ее собственности — это лишь некоторые вопросы, которые уже начинает решать теория государства.

Изложенное обуславливает и особенности преподавания учебных курсов теории' права и теории государства. Делать это следует параллельно. Причем теорию государства, как формирующуюся учебную дисциплину, можно пока преподавать в рамках уже изучаемой в учебных заведениях дисциплины — политологии.

Теория отечественного права, имея немалые достижения в осмыслении правовых явлений и практики применения юридических норм, требует также основательной переработки. Необходимо уже сейчас глубоко осмыслить понятие права как меры свободы и справедливости и строить в соответствии с этим деятельность правоохранительных органов. Надо в полной мере использовать достижения правовой мысли и юридической практики зарубежных стран, но не слепо его копировать, а применять с учетом особенностей и степени развития нашего общества.

Требуется в корне изменить отношение государственных руководителей, должностных лиц, граждан к праву, закону. Небрежное, вольное отношение к законодательным предписаниям является, к сожалению, не исключением, а нормой нашей жизни.

Решение этих и других не менее важных проблем, несомненно, скажется на уточнении предмета теории права, на традиционной трактовке многих вопросов.

В. К. Бабаев

Дальнейшее развитие отечественной теории права невозможно без критического переосмысления многих марксистско-ленинских постулатов о государстве и праве, об их роли и месте в жизни общества и конечной судьбе.

Глубочайший кризис во всех сферах жизни стран, которые считались социалистическими, и острая потребность его преодоления обусловили и резко отрицательное отношение к марксизму-ленинизму как учению и социализму как общественно-политическому строю.

В этой связи предлагаю несколько кратких соображений, имеющих отношение к уяснению материала предлагаемого курса.

1. Марксизм-ленинизм как теория общественного развития подвергается в настоящее время уничижительной критике прежде всего его бывшими горячими приверженцами — нашими соотечественниками.

Это очередная крайность. Зарубежные социологи, экономисты, философы, юристы, советологи, не принимавшие никогда марксизм и критиковавшие его, тем не менее с должным уважением относятся к нему как учению, учитывают его в своих исследованиях.

Так надлежит поступать и нам. Немало марксистских положений оказались на поверку утопическими, ошибочными, значительная часть их устарела, многие стараниями последователей превращены в догму.

Но есть в марксизме суждения и выводы, сохранившие свое значение и для сегодняшнего дня. «Марксистско-ленинская теория, — замечает российский правовед Р.З. Лившиц, — как и многие другие теории, внесла свой вклад в человеческую культуру, уступив место новым учениям соответствующим новому этапу развития общества.»[1]

Марксизм-ленинизм — не единственная фундаментальная теория и мировоззрение и даже не единственное социалистическое учение об обществе и путях его развития. Отвергать полностью его так же глупо, как и слепо, догматически исповедовать.

2. Состояние, в котором оказались российское

Предисловие

общество, государства — республики прежнего Союза и страны, исповедовавшие одну с нами идеологию, вызвало негативное отношение к пройденному в течение прошедших десятилетий пути и поставило под сомнение целесообразность и перспективность социализма как общественно-политической системы.

Социализм, существовавший в нашей стране и зарубежных европейских странах, однозначно себя дискредитировал. В этой связи возникает ряд вопросов: был ли это социализм, а если нет, то в чем суть реального социализма, есть ли у социализма историческая перспектива?

Социализм в нашей стране развивался по марксистско-ленинской схеме и отличался следующими чертами: признанием общественной собственности на средства производства и полным отрицанием частной собственности, неприемлемостью рыночных отношений, предпринимательства, конкуренции, жестким и всеохватывающим государственным регулированием экономики, монопольным положением партии в обществе, почти полным ее слиянием с государством. При таком положении, по словам известного английского советолога Э. Карра, «одни и те же люди, с теми же традициями и идеями управляли делами партии и государства»[2]; прекрасные лозунги и программы сосуществовали с унылой повседневной жизнью, убогим бытом, неразвитыми политическими институтами, духовной несвободой. Мы жили, по образному замечанию наших социологов, «между Сциллой мифов и Харибдой повседневных реальностей»[3]. Для характеристики такого социализма употребляют в настоящее время эпитеты «казарменный», «военный», «элитарный» и др., а сам строй, учитывая вышеназванные черты, называют этакратическим.

Построенный в нашей стране социализм был результатом большевистского прочтения марксизма и большевистской интерпретации идеи социализма. Есть

В. К. Бабаев

и иное понимание социализма — социал-демократическое. Хорошо представляя реально существующий капитализм с его мощными стимулами к развитию, свободой, сумевшим воспринять и реализовать социалистическую идею о благе человека и его социальной защищенности, социал-демократы не ставили целью уничтожение частной собственности, рыночных отношений, всех без исключения государственных структур, установление диктатуры пролетариата. Они боролись за гуманизацию капитализма, за воплощение в нем идеалов социализма. История подтвердила правоту социал-демократов. Во многом прав виднейший теоретик германской социал-демократии К. Каутский, писавший в свое время: «Большевизм победил в России, но социализм потерпел там поражение»[4]. Та же мысль — в словах видного русского экономиста, философа и социолога, автора «Манифеста Российской социал-демократической партии» П. Б. Струве: «Социализм не отвечает за большевизм»[5].

В. И. Ленин неоднократно вел речь о созидательной стороне диктатуры пролетариата, законности, необходимости заимствовать все лучшее, что есть на Западе. Однако большевики, придя к власти, сделали упор не на созидательную, а на разрушительную работу. «Нет ничего легче, — верно заметил К. Каутский, — как экспроприировать капиталиста. Это — лишь дело силы и не связано ни с какими социальными гипотезами... Не так просто, как экспроприация, проходит организация»[6]. Отброшен был в первые годы советской власти и принцип законности, уступивший место расплывчатой «революционной целесообразности». Юридическая ответственность нередко наступала в этой связи не за совершенное правонарушение, а за принадлежность к свергнутому классу, определенной социальной группе. Были отвергнуты или уничтожены многие полезные социальные и государственно-правовые институты, ко-

Предисловие

торые с успехом можно было использовать для прогрессивных преобразований.

Идеология первых послереволюционных лет наложила свой отпечаток и на последующие десятилетия.

Возврат к тому времени вреден да и вряд ли возможен. Неприемлем для России и «рывок» в эпоху первоначального накопления капитала, куда первые шаги уже сделаны. Движение по этому пути приведет к дальнейшему обнищанию народа, деградации нравственности, небывалому росту преступности. К тому же, по справедливому замечанию В. С. Нерсеянца, «оптимистическая надежда легко и быстро капитализировать социализм на поверку оказалась наивной и несостоятельной»[7].

Нашему обществу, сформировавшемуся под лозунгом «революция продолжается», нужен взвешенный, эволюционный путь преодоления кризиса и дальнейшего развития, который бы заимствовал (но не слепо копировал) зарубежный опыт и учитывал специфические условия собственной страны. Могут оказаться полезными и сформированные в течение столетий социалистические принципы. Возможно, прав шведский социолог профессор П. Монсон, утверждая: «Социалистической идеологии предстоит трудная задача — отказаться от понятий «диктатура» и «вожди»; стать вновь тем, чем она была в конце XIX и в начале XX веков: идеологией людей, мечтающих и борющихся за лучшую жизнь, за более современное устройство общества»[8].

Предлагаемый курс лекций отличается некоторыми редакционными и содержательно-методическими особенностями. Материал курса не подчинен жестко единой концепции, а отличается индивидуальной, сугубо авторской трактовкой. Авторский облик глав не сказывается на полноте и качестве позитивной информации, получаемой читателем, и в то же время позволяет отразить широкую палитру мнений при изложении

В. К. Бабаев

правовых вопросов. Главы, как правило, написаны учеными, которые широко известны своими работами по рассматриваемым проблемам.

Теоретические положения, изложенные в Курсе, иллюстрируются законодательным материалом Российской Федерации, но жесткой зависимости здесь нет. Устаревание законодательства или замена его иллюстративными нормативными предписаниями иного суверенного государства не колеблет теорию вопроса.

Система изложения материала значительно отличается от традиционной и продиктована не столько основательно устаревшими учебными программами, сколько логикой правового регулирования общественных отношений, системой юридических знаний.

Сноски даны, для удобства и наглядности, постранично. В подстрочники вынесен также материал, имеющий проблемный, исторический или справочно-информативный характер. Перед началом каждой главы дано название включенных в нее параграфов, что дает представление о ее содержании.

В. К. Бабаев

Оглавление | Следующий



[1] Лившиц Р.З. Современная теория права. Краткий очерк. М., 1992. С.15.

[2] Карр Э. История советской России: Большевистская революция 1917-1923. Т.1. М., 1990. С.178.

[3] Радаев В. В., Шкаратан О. И. Власть и собственность // Социологические исследования. 1991. № 1. С. 50.

[4] Каутский К. Терроризм и коммунизм //Политические исследования. 1991. № 2. С. 148.

[5] Струве П. Б. Размышления о русской революции. София, 1921. С. 15.

[6] Каутский А. Указ. соч. С. 175—176

[7] Нерсеящ B.C. О неотчуждаемом праве каждого на гражданскую собственность //Государство и право. 1992. № 12. С. 21.

[8] Монсон П. Две дороги к социализму — два тупика? // Политические исследования. 1992. № 1—2. С. 33.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.