Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 37. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

1. Понятие юридической техники.

2. Виды юридической техники.

3. Юридическая терминология.

4. Средства юридического выражения воли законодателя.

5. Средства словесно-документального изложения содержания нормативного акта.

6. Технико-юридические приемы.

7. Законодательная стилистика.

8. Техника индивидуальных актов.

 

1. Понятие юридической техники.

Это – совокупность средств и приемов, используемых в соответствии с принятыми правилами при выработке и систематизации правовых (нормативных) актов для обеспечения их совершенства. Важнейшая ее разновидность – законодательная (правотворческая), в частности кодификационная, техника, которой в основном и будет посвящена данная глава.

Содержание средств и приемов юридической техники связано главным образом с определенной организацией правового материала и его внешним изложением, в первую очередь с выражением структуры права[1]. Есть до-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.267

вольно веские основания полагать, что структура права – это именно та первооснова, которая предопределяет состав и содержание средств и приемов юридической техники. Однако связь между структурой права и юридической техникой не непосредственная, а опосредованная. Непосредственно же юридическая техника касается главным образом внешней формы права, и прежде всего нормативных юридических актов, проявляясь как в собственном специально-юридическом содержании акта, так и во внешнем словесно-документальном изложении выраженной в нем воли.

По своему содержанию юридическая техника складывается из двух элементов: а) технических средств и б) технических приемов. Здесь можно провести аналогию с материальной техникой, где тоже, с одной стороны, выделяются средства техники, т.е. машины, оборудование, а с другой – методы, приемы их использования, т.е. технология. В области права техническими средствами являются, в частности, юридические конструкции, терминология; правовой технологией – способы изложения норм, система отсылок.

Юридическая техника отличается многогранностью, многоаспектностью. Она имеет три основных проявления, три формы существования.

А. Юридическая техника выступает как совокупность средств и приемов нематериального, технического характера.

Средства и приемы здесь технические, потому что являются, так сказать, внешними инструментами и способами организации правового материала. Как и все техническое, они с одинаковым успехом используются при выработке, оформлении и систематизации многих и разных актов. Их значение по отношению к содержанию права служебное.

В то же время эти средства и приемы имеют нематериальный характер. Они выражены в определенных идеологических явлениях и категориях (юридических конструкциях, приемах изложения норм и др.)[2].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.268

Б. Юридическая техника выражается в правилах (нормах), в соответствии с которыми она и используется. Ее средства и приемы действуют не сами по себе, не автоматически. Правильное и целесообразное использование технических средств и приемов закрепляется в правилах юридической техники, которые относятся к особой разновидности технических норм, касающихся области правового регулирования. Они могут быть выражены в нормативных актах, в том числе особых инструкциях по подготовке и оформлению законопроектов. Тогда они выступают в качестве технико-юридических норм, предъявляющих законодателю, иным субъектам общественных отношений определенные требования, от соблюдения которых зависит совершенство актов.

Использование средств и приемов юридической техники внешне выражается главным образом в применении соответствующих правил. Вот почему на практике, а иногда и в теории она понимается как совокупность правил наиболее рационального составления и правильного изложения правовых актов (что, однако, нельзя признать достаточно точным).

Правила юридической техники вырабатываются прежде всего в практической работе по подготовке и оформлению правовых актов. Решающая роль в выработке совершенных правил юридической техники принадлежит правовой науке[3]. Высокий технический уровень законодательства и индивидуальных актов может быть достигнут только на основе проверенных жизнью и теоретически отработанных научных рекомендаций. Уровень юридической техники зависит и от данных неюридических наук (в частности, приемы изложения нормативных актов в письменных документах построены в значительной мере на данных наук, занимающихся законами языка и стиля изложения). Таким образом, высокая юридическая техника является одним из тех юридических инструментов, через которые данные науки превращаются в своеобразную, в пределах правовой надстройки производительную силу.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.269

В. Юридическая техника внешне материализуется в уровне совершенства правовых (нормативных) актов в качестве формы права. Как только средства и приемы юридической техники реально воплощаются в правовых актах, они становятся свойством данной системы законодательства. Уровень юридической техники в той или иной стране определяется прежде всего по реальному использованию технических средств и приемов в законодательстве, в правовых актах.

Обращаясь к социальной характеристике юридической техники, надо отметить, что ее средства и приемы сами по себе не имеют классовой направленности, безразличны к общественным классам[4]. Реакционное законодательство в буржуазных странах может быть довольно совершенным по уровню технической обработки. В социалистическом праве, не имеющем по содержанию какого-либо преемства с эксплуататорскими типами права, используются определенные средства и приемы юридической техники прошлого. Юридическая техника играет существенную роль в обеспечении эффективности социалистического права, в укреплении социалистической законности. Полное и правильное использование всех средств и приемов на основе отработанных правил юридической техники обеспечивает точное выражение содержания правовых актов, их доходчивость и доступность, возможность наиболее рационального их использования в практической работе. Уровень юридической техники- один из показателей уровня юридической культуры в стране. Необходимость полного и всестороннего использования юридической техники, выражающей передовой опыт законодательства и прогрессивные рекомендации науки, является объективной закономерностью, недоучет которой приводит к определенным отрицательным последствиям, издержкам, недостаткам в форме права.

С правовой стороны юридическая техника образует главное и, пожалуй, исходное в той части техники юриспруденции, которая связана с правовыми актами; другая ее важная часть-техника правоприменительной

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.270

деятельности (11.39.1). При этом хотелось бы обратить внимание на органическое единство вопросов данной темы, а также темы о систематизации с вопросами толкования. Под известным углом зрения толкование права – это как бы продолжение юридической техники, это техника, выраженная в деятельности по установлению действительного содержания юридических норм.

В советской юридической литературе проделана значительная работа, направленная на выяснение понятия юридической техники. По этому вопросу высказаны различные, на первый взгляд, довольно разноречивые мнения. Многие авторы дают такое теоретическое истолкование юридической техники, которое сводит ее к "совокупности правил"[5], "системе правил и приемов"[6].

Как уже отмечалось, юридическая техника – явление многогранное. Это и порождает то, что те или иные авторы рассматривают в качестве юридической техники лишь один ее аспект – одну из форм, в которой она проявляется.

И все же, думается, при теоретическом истолковании юридической техники на первый план следует выделить ее субстрат, так сказать, ее субстанциональную сторону – средства[7], а вслед за тем и приемы, используемые при выработке, систематизации правовых актов[8]. Это помимо иного соответствует тому высокозначимому месту, которое занимает в правовой действительности юридическая техника как важнейшая часть техники юриспруденции, месту, не сводимому к словесно-документальному оформлению актов. Правила же – это такая ее сторона, которая характеризует использование технических средств и приемов, относящееся в основном к внешней форме.

Следует обратить внимание на взгляд, связывающий юридическую технику со структурой права[9]. И дело не только в том, что структура права предопределяет состав, содержание и характер

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.271

юридической техники (ее средства). Главное заключается в том, что, выражая особенности структуры права, средства юридической техники являются как раз тем нематериальным инструментом, при помощи которого на основе надлежаще отработанных научных данных возможно строительство структуры права. Однако такое строительство в рамках присущих праву объективных свойств и закономерностей может происходить только через форму права и ее собственное содержание, форму, в отношении которой только и могут "работать" средства и приемы юридической техники.

И еще одно замечание. При всей многогранности понятия юридической техники к ней все же не относятся процедурные (процессуальные) действия и операции, связанные с использованием технических средств и приемов. Организационно-технические вопросы подготовки проектов нормативных актов, порядок внесения в них изменений, их отмены и т.д. – все это можно охарактеризовать в качестве юридико-технической стороны правового регулирования. Но здесь техническое выражает лишь организационно-вспомогательное значение действий и операций, которые образуют материальное содержание процедурно-процессуальных правоотношений, т.е. иного (хотя и связанного с техникой) правового явления[10]. В каких бы формах ни проявлялась юридическая техника, се границы строго очерчиваются техническими средствами и приемами, образующими ядро рассматриваемого правового явления.

2. Виды юридической техники.

Юридическая техника классифицируется:

а) по видам правовых актов, которые обслуживаются данной совокупностью технических приемов и средств;

б) по содержанию этих приемов и средств.

По видам правовых актов юридическая техника подразделяется на: 1) законодательную (правотворческую) и 2) технику индивидуальных актов.

Техника индивидуальных актов изучается в основном в конкретных юридических дисциплинах (науках процессуального права, гражданского права и др.). Для общей теории права решающее значение имеет законодательная техника.

По своему содержанию технико-юридические средства и приемы подразделяются на две качественно различные группы: во-первых, средства и приемы юридического

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.272

выражения воли законодателя (или воли субъекта индивидуального акта) и, во-вторых, средства и приемы словесно-документального изложения содержания акта.

Первая из указанных групп относится к специально-юридическому содержанию права-собственному содержанию акта как формы права, а в конечном итоге представляет собой "технические моменты" конструирования правовых (нормативных) актов как явлений юридического порядка.

Вторая группа средств и приемов касается только внешней формы – правовых актов как документов.

Проводя строгое различие между рассматриваемыми разновидностями юридической техники, следует учитывать вместе с тем их взаимосвязь. Весьма важно, в частности, то, что юридическое выражение воплощенной в акте воли неизбежно находит известное внешнее изложение в тех или иных особенностях словесно-докумен-тальной формы. Следовательно, то, что относится к юридическому выражению воли, имеет "двойное" бытие: существуя как самостоятельная разновидность правовой реальности, оно проявляется и во внешней форме.

3. Юридическая терминология.

Это – выраженное непосредственно в тексте акта словесное обозначение определенного понятия. Относясь к средствам словесно-документального изложения, термины вместе с тем служат исходным материалом для строительства норм, их общностей.

Таким образом, юридическая терминология имеет общее, сквозное значение в юридической технике, выступает в качестве начального звена при юридическом выражении воли законодателя.

При формулировании юридических норм используются три вида терминов: общеупотребляемые, специальные технические и специальные юридические.

К юридической технике принадлежит специальная юридическая терминология. Здесь термины – это обозначение юридических понятий, выражающих природу норм, юридические конструкции, отраслевую типизацию норм, т.е. иных средств техники, относящихся к более глубоким пластам юридической материи, к содержанию права. Поэтому специальные юридические термины имеют свой, особый смысл. И, следовательно, юридические термины являются как бы мостиком от непосредственно

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.273

воспринимаемых элементов текста ко всему комплексу технико-юридического инструментария.

Необходимыми условиями рационального использования терминологии являются: а) единство терминологии. Одинаковые термины, используемые при формулировании юридических норм, должны иметь тождественное значение; недопустимо для обозначения одних и тех же понятий использовать разные термины; б) общепризнанность терминологии. Используемые термины должны получить признание в науке и практике; в) устойчивость терминологии. Недопустимо без особо веских причин отказываться от ранее используемой терминологии, вводить наряду с принятыми другие, по мнению некоторых авторов, более "удачные" термины[11].

Ряд терминов нуждается в расшифровке непосредственно в тексте нормативного акта. Такая обязательная расшифровка дается в дефинитивных нормах, а также в содержании элементов иных норм (в описательных гипотезах, диспозициях, санкциях).

4. Средства юридического выражения воли законодателя.

Государственная воля, чтобы она стала правом, должна быть возведена в закон. Для этого необходимо выразить ее на языке права. Это и осуществляется на основе юридической терминологии при помощи специальных средств юридической техники.

Средства юридической техники данного вида – это нематериальные формы, при помощи которых возможно строить право – создавать его скелет, конструкции, облекать в юридический вид его содержание. Это – соответствующие в основном идеальной структуре права (1.15.7.) своего рода типовые схемы, которые позволяют отливать из воли законодателя юридические нормы, входящие в действующую систему права.

Главными средствами юридической техники рассматриваемого вида являются:

а) нормативное построение;

б) системное построение;

в) юридические конструкции;

г) отраслевая типизация[12].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.274

Нормативное построение. Перевод воли государства на язык права состоит прежде всего в том, что она на основе категорий правосознания (категорий "право" и "обязанность" и др.) при помощи юридической и иной терминологии излагается в виде нормативного предписания – конкретного, формально закрепленного государственно-властного веления нормативного характера[13] (регулятивного, охранительного, дефинитивного и т.д.). Изложение государственной воли в виде нормы-предписания и есть та первичная типовая схема, с которой начинается юридико-техническое строительство права.

Системное построение. Нормативная организация воли законодателя не ограничивается только ее выражением в виде норм-предписаний. Последние должны быть построены и системно, прежде всего так связаны, чтобы выявлялись государственно-регулятивные, принудительные свойства права. А это значит, что нормативные предписания должны быть выражены также в виде логических норм. Особо важно, чтобы при нормативном изложении были неразрывно связаны регулятивные и охранительные нормативные предписания.

Юридические конструкции. Это – более высокий уровень технико-юридического выражения воли законодателя, отражающей характер (модель) связи между элементами и сторонами логических норм[14]. Юридические конструкции представляют собой специфическое пост-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.275

роение нормативного материала, соответствующее определенному типу или виду сложившихся правоотношений, юридических фактов, их связи между собой.

В каждой отрасли социалистического права существуют устоявшиеся конструкции, выраженные главным образом в кодифицированных нормативных актах. Таковы типические схемы (модели) составов преступлений в уголовном праве, в том числе разнообразные общие и специальные составы. Тщательностью отработки юридических конструкций отличается гражданское право (разнообразные конструкции договоров, например таких, как иррегулярная поклажа и иррегулярный заем; конструкция "ответственность без вины"; конструкция "присутствующие и отсутствующие" субъекты и т.д.). Состав и разработанность юридических конструкций является одним из показателей технико-юридического уровня развития данной отрасли права, степени развития в ней нормативных обобщений, их отработанности.

Таким образом, юридические конструкции представляют собой как бы готовые типовые образцы, схемы, в которые облекается нормативный материал. Их использование облегчает формулирование юридических норм, придает нормативной регламентации общественных отношений четкость и определенность, обеспечивает, следовательно, необходимую формальную определенность права. Важнейшая задача при создании юридических норм состоит в том, чтобы подобрать такие конструкции, которые соответствовали бы содержанию нормативного материала, позволяли бы с максимальной эффективностью обеспечить поставленные законодателем задачи.

Юридические конструкции складываются на основе опыта правотворчества (в основном кодификационного), в ходе которого отбираются наиболее целесообразные и отбрасываются устаревшие модели построения нормативного материала. Большую роль в их выработке играет правовая наука. Она не только теоретически закрепляет и осмысливает сложившиеся на практике типовые конструкции, но и ставит вопрос об их дальнейшем развитии.

Отраслевая типизация. Специфической конструктивной моделью, обеспечивающей изложение воли законодателя на языке права, является структурный тип правоотношения. Нормативные предписания для их системной организации должны быть изложены таким образом,

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.276

чтобы они не только образовывали логические нормы и стройные юридические конструкции, но включались в строго определенную отрасль права, соответствовали типическим чертам отраслевого правоотношения. Это достигается путем помещения данного предписания в отраслевой кодифицированный акт, подчинения его определенной системе общих норм, применения отраслевой терминологии и др.[15].

5. Средства словесно-документального изложения содержания нормативного акта.

Воля законодателя не только должна быть выражена на "языке права"; она нуждается и во внешнем, документальном изложении.

Средства юридической техники данного вида тоже связаны со структурностью права. Но они касаются не содержания нормативных актов (юридического выражения их содержания), а текста акта, его внешнего, документального построения, внешней архитектоники.

Средства юридической техники рассматриваемого вида – это формы, позволяющие закреплять, фиксировать надлежащим образом выраженную волю законодателя. К ним относятся составленный с помощью юридической терминологии текст документа (его реквизиты и структурное построение). С документальным изложением воли законодателя связан также стиль правовых актов (законодательная стилистика).

Текст документа как внешняя форма изложения содержания нормативного акта характеризуется: а) реквизитами, б) структурной организацией.

Реквизиты текста нормативного документа. Каждый нормативный документ должен иметь такие внешние реквизиты, которые свидетельствовали бы о его официальном характере, отражали его содержание, юридическую силу, место и дату издания. К внешним реквизитам относятся, в частности, наименование акта, его заголовок, обозначение даты. Все эти реквизиты подчиняются требованиям юридической техники, обеспечивающим надлежащее осуществление свойственных нормативному до-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.277

кументу функций. Так, основные требования к заголовку нормативного документа – это точность и краткость. Слишком длинные, громоздкие заголовки создают известные трудности при применении актов и их систематизации, а также при их толковании. Следует вместе с тем заметить, что заголовки документов (частей, разделов, глав и статей) – это не чисто технико-юридический прием.

Заголовок представляет собой одно из средств выражения содержания данной группы юридических норм или одной нормы. Поэтому заголовки могут быть использованы при толковании актов.

Структурная организация текста нормативного документа. Необходимым средством юридической техники являются расположение нормативного материала в тексте акта в определенном порядке, его расчлененность и согласованность. К основным требованиям юридической техники здесь относятся:

1) последовательная дифференцированность нормативного материала в тексте нормативного документа. Подавляющее большинство нормативных актов нуждается во внутреннем распределении нормативного материала в тексте документа, отражающем структуру отрасли, подотрасли, института. Наиболее существенную роль дифференциация нормативного материала играет в кодифицированных актах – Основах, кодексах.

Структура текста нормативных актов (в особенности кодифицированных) должна обеспечить максимальные возможности для формулирования нормативных обобщений. Это достигается прежде всего при помощи выделения общей части (общих положений). Выделение общей части позволяет сконцентрировать в одном месте текста документа общие нормы, избежать повторений, с надлежащей четкостью сформулировать наиболее принципиальные нормативные положения, ведущие юридические принципы.

В кодифицированных актах конкретный нормативный материал распределяется по разделам и главам текста документа. Каждое из этих подразделений охватывает определенный институт или группу институтов. Распределение нормативного материала по разделам и главам – такое технико-юридическое средство, которое неразрывно связано с содержанием правового регулирования. Вот почему вопрос о структуре нормативного акта

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.278

в ряде случаев приобретает принципиальное значение. Например, при кодификации советского гражданского законодательства возник вопрос, выделять ли правовые институты только по специальным юридическим признакам или, кроме того, по признакам, отражающим сферу регулируемых отношений (в частности, обособить все правовые институты, регулирующие отношения в области социалистического хозяйства). Законодательство пошло по первому пути. Между тем есть основания полагать, что обособление хозяйственных гражданско-правовых институтов в особый раздел позволило бы сформулировать ряд обобщающих нормативных положений, придало бы данной ветви гражданско-правового регулирования необходимые стройность и четкость, соответствующие потребностям социалистического общества.

Первичной структурной единицей текста нормативных актов является статья (или даже, что характерно для развитых, специализированных правовых систем, подразделения статьи-абзацы, пункты, части, иногда фразы текста статьи).

Статья (или ее подразделение) является первичной структурной единицей потому, что она соответствует основной первичной единице самого права – юридическому нормативному предписанию[16]. Вместе с тем в развитых, специализированных правовых системах статья все более становится типической формой выражения и закрепления первичной группировки – ассоциации нормативных предписаний (11.25.6.).

Отмечая принципиальное единство нормативных предписаний и первичных единиц текста акта, необходимо обратить внимание на то, что выделение новых статей (если это не является разукрупнением статей, содержащих несколько предписаний) возможно лишь постольку, поскольку одновременно в результате нормативного обобщения формулируются новые предписания, в том числе охранительные и специализированные. Произвольно дробить одну норму-предписание и размещать ее в

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.279

нескольких статьях или их подразделениях объективно невозможно[17].

Основная задача при фиксировании юридических норм в тексте нормативного документа состоит в том, чтобы с надлежащей четкостью указать на условия действия и содержание властного государственного веления. Кроме того, следует иметь в виду и необходимость обеспечить охрану юридических норм принудительной силой государства, т.е. документального закрепления логических норм. Поэтому либо в данной статье, либо в иных статьях нормативного акта (а иногда и в другом акте) должны быть сформулированы охранительные нормы, которые бы с исчерпывающей полнотой охраняли действие всех норм, включая регулятивные предписания;

2) единство и внутренняя логика в тексте нормативного документа. Материал в тексте нормативного документа должен быть согласован во всех своих частях и расположен в логической последовательности.

Нормативный документ нуждается также во внешнем единстве. Одним из выражений этого единства является сквозная и стабильная нумерация статей.

На практике с определенным номером статьи или ее подразделением связывается представление о содержании соответствующих юридических норм в кодифицированном акте. Поэтому важное требование юридической техники состоит в том, чтобы при последующих изменениях, вносимых в нормативный акт, не перестраивать каждый раз нумерацию, а менять редакцию статей; новые же нормативные положения вносить в качестве дополнительных статей (с добавлением букв или цифр к основной нумерации);

3) обеспечение необходимых удобств в пользовании нормативными документами. В тексте нормативных документов следует избегать примечаний к статьям. Наоборот, дополнения и приложения постатейно-система-тизированного материала к кодифицированным актам в ряде случаев оказываются необходимыми. Облегчают

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.280

пользование кодифицированными нормативными документами алфавитно-предметные указатели.

Достижением кодификационной техники последнего времени является снабжение заголовками не только разделов и глав, но и статей кодифицированных актов. Заголовки в нормативном акте имеют не только техническое значение, но и являются своего рода официальным резюме о содержании нормативного акта, его части или статьи. Облегчая правильное понимание содержания нормативного акта, заголовки содействуют точному применению его нормативных положений.

В кодифицированных актах целесообразно обозначать (номерами, помещенными в скобках, или буквами) части статей. Такой прием кодификационной техники использован, например, в ГК Эстонской ССР.

6. Технико-юридические приемы.

Если средства юридической техники – это инструментарий юридического выражения и внешнего изложения воли законодателя, то технико-юридические приемы (юридическая технология) представляют собой порядок, способы рационального использования указанных средств.

Вполне понятно поэтому, что данная выше краткая характеристика средств юридической техники в известной мере содержала и упоминание о соответствующих технико-юридических приемах (таких, например, как использование сплошной нумерации статей в тексте акта, обозначение номерами частей статей кодифицированного акта). В конечном счете последовательная цепочка элементов юридической техники такова: средства техники – технико-юридические приемы – правила техники.

Технико-юридические приемы, относящиеся к обеим разновидностям юридической техники, – и приемы юридического выражения и приемы внешнего изложения воли законодателя – во многом совпадают: все они связаны с терминологией, так или иначе затрагивают внешнюю документальную форму нормативного акта, его текст и в то же время нередко касаются нормативного построения воли законодателя, юридических конструкций, системного изложения правовых предписаний.

В большинстве случаев приемы юридической техники, отражая накопленный опыт правотворчества и уровень юридической культуры, способствуют полному,

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.281

точному, экономному, строго юридическому изложению содержания нормативных предписаний, их четкой словесной фиксации в нормативном документе.

Среди основных приемов юридической техники следует выделить те, которые характеризуют степень обобщения конкретных показателей нормы и способ изложения ее элементов.

По степени обобщения конкретных показателей различаются два приема: абстрактный и казуистический.

Абстрактный (обобщающий) – это такой прием формулирования юридических норм, при котором фактические данные охватываются обобщающей формулировкой, т.е. родовыми признаками. Например, в нормативном положении "лицо освобождается от ответственности при отсутствии в его действиях вины" слова "отсутствие вины" являются обобщающей формулировкой, которая охватывает все случаи, когда лицо не предвидело и по обстоятельствам данного дела не могло предвидеть противоправные результаты своего поведения.

Казуистический – это такой прием формулирования юридических норм, когда фактические данные указываются и при помощи индивидуальных признаков, в том числе путем перечисления конкретных, индивидуальных фактов, обстоятельств. Например, в Уставе железных дорог СССР основания освобождения от ответственности сформулированы следующим образом:

"Грузоотправитель освобождается от уплаты штрафа за невыполнение плана перевозок: а) по причине явлений стихийного характера... б) при запрещении и прекращении или ограничении погрузки грузов..." и т.д. Этот перечень, включающий несколько пунктов, прямо и конкретно указывает на фактические обстоятельства, освобождающие лицо от юридической ответственности.

Конечно, в настоящее время казуистический прием изложения не встречается в чистом виде (например, в таком, в каком он применялся в древних системах права). Нормативное изложение, каким бы оно ни было конкретным и индивидуализированным, всегда содержит определенные обобщения. Однако и сейчас нормативные положения, в которых достигнута максимально широкая в данных условиях степень обобщения, существенно отличаются от нормативных положений, в

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.282

которых вместо обобщенной формулы, а иногда и наряду с ней приводится перечень конкретных фактов, обстоятельств и т.д. В последнем случае и можно говорить о казуистическом приеме.

Абстрактный прием изложения нормативного материла соответствует более высокому уровню юридической культуры и развития юридической науки. Он позволяет в кратких формулировках охватить все факты данного рода. Однако не все фактические данные могут быть во всех случаях изложены в обобщающих формулировках; иногда необходимо прямо и конкретно указать на индивидуальные обстоятельства, факты, конкретных лиц, т.е. использовать казуистический прием. Кроме того, казуистический прием в какой-то мере удобен на практике, а главное, соответствует формальной определенности права. Он позволяет без особых трудностей применять юридические нормы к фактическим обстоятельствам (например, значительно легче решить вопрос об освобождении от ответственности на основании конкретного перечня, чем на основе обобщающей формулировки). Но все это не может устранить существенного недостатка казуистического приема: каким бы ни был совершенным перечень конкретных фактов, он не может охватить всех фактов данного рода.

По способу изложения элементов юридической нормы различаются три приема: прямой, ссылочный и бланкетный. В зависимости от этого выделяются и соответствующие разновидности юридических норм, в том числе прямые, ссылочные и бланкетные.

При прямом изложении все элементы нормы прямо формулируются в данной статье нормативного акта.

При ссылочном изложении отдельные элементы нормы не формулируются в данной статье; в ней делается отсылка к другой норме, где содержатся нужные предписания. Этот прием изложения применяется для установления связи между частями нормативного материала и для избежания повторений.

При бланкетном изложении отдельные элементы норм тоже прямо не формулируются, но недостающие элементы восполняются не какой-либо точно указанной нормой, а правилами определенного вида, которые со временем могут изменяться. Иными словами, здесь как бы дается "открытый бланк", ссылка на вид пра-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.283

вил. Например, ст. 213 УК РСФСР предусматривает определенную меру наказания за "нарушение действующих на транспорте правил об охране порядка и безопасности движения, если это повлекло гибель людей или иные тяжкие последствия". Бланкетное изложение позволяет не только устранить ненужные повторения, но и обеспечить стабильность правового регулирования при изменении текущего законодательства (правил).

Применение ссылочного, а тем более бланкетного приемов изложения во многих случаях вполне оправданно. Однако обилие отсылок, в особенности отсылок к нормам других нормативных актов, может создать определенные трудности при пользовании нормативным материалом. Кроме того, обилие ссылочных норм нередко свидетельствует о структурном несовершенстве акта, о недостатках в расположении нормативного материала.

7. Законодательная стилистика.

Это – система приемов наиболее целесообразного использования языковых средств в нормативных документах.

В стиле правовых актов концентрируется воедино и использование юридической терминологии, других средств юридической техники (юридических конструкций), и применение в области права требований современного литературного языка, требований к языку официальных документов.

Главное, что определяет стиль нормативных (а также индивидуальных) актов в социалистическом обществе, состоит в том, чтобы обеспечить сочетание, с одной стороны, доступности и убедительности нормативных документов, а с другой – их точности, определенности и высокой юридической культуры.

Доступность и убедительность правовых актов. М.И. Калинин говорил: "Наша задача, чтобы то, что мы говорим, было воспринято; восприятие же в значительной степени зависит от формы, в которую мы облекаем наши выступления"[18]. Для обеспечения беспрепятственного восприятия содержания нормативных актов необходимо "особенно обратить внимание на то,

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.284

чтобы законы .излагались понятным для широких трудящихся масс языком"[19].

Требование доступности предполагает, чтобы язык правовых документов был прост, ясен и понятен для каждого, к кому документ обращен. Фразы правового документа должны быть несложной конструкции, без перегрузки их придаточными предложениями. Большое значение имеет также правильное употребление различных соединительных или разъединительных союзов, знаков препинания, сравнений, образных выражений. При составлении текста правового акта нужно избегать употребления узкоспециальных терминов или терминов, употребляемых только в определенной местности[20].

Стиль нормативных актов обеспечивает предельную убедительность содержащихся в нем предписаний. В ряде случаев в нормативные акты включаются преамбулы и пояснения, но, главное, сами формулировки юридических норм должны обладать и обладают большой силой убеждения. Четкие, энергичные формулировки •нормативных актов призваны донести до всех лиц глубокую убежденность законодателя в необходимости и целесообразности проводимых мероприятий. Таким образом, совершенная языковая форма нормативных актов является одним из средств, обеспечивающих идеологическое воздействие норм права.

Точность, определенность, высокая юридическая культура стиля правовых актов. Правовой акт – это не обычное выступление, речь, статья. Язык закона, писал академик Л.В. Щерба, требует прежде всего точности и невозможности каких-либо кривотолков; быстрота понимания не является уже в таком случае исключительно важной, так как заинтересованный человек без всякого понукания прочтет всякую статью закона и два, и три раза[21]. Иными словами, доступность и убедительность не являются в нормативных ак-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.285

тах самоцелью, это – доступность и убедительность в выражении воли законодателя[22].

Стиль нормативных актов должен обеспечить функционирование права как властного регулятора, и в частности точность и полноту выражения воли законодателя. Нужно, чтобы нормативные акты по возможности содержали в себе исчерпывающие ответы на все могущие быть выдвинутыми жизнью, практикой вопросы, связанные с их применением[23].

Важнейшие требования стиля правовых актов – строгая определенность фраз, выражений, терминов. Каждая фраза, каждое выражение, каждый термин должны пониматься только в одном значении. Недопустимы какая-либо двусмысленность, расплывчатость формулировок, позволяющих истолковывать смысл нормативных актов по-разному. Как правильно подчеркивается а литературе, "едва ли возможно назвать какую-нибудь иную область общественной деятельности, где неверно или неуместно употребленное слово, ошибочно построенная фраза, разрыв между мыслью и ее текстуальным выражением влекут за собой такие серьезные, а иногда и тяжелые последствия, как в области правотворчества"[24].

Достоинством стиля нормативных актов являются краткие формулировки. Максимальная краткость, разумеется, не самоцель: она позволяет сочетать доступность и точность юридических текстов с необходимым уровнем нормативных обобщений. Краткие и ясные юридические формулировки, выражающие с исчерпывающей полнотой мысль законодателя, становятся характерной особенностью современного стиля правовых актов[25].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.286

Можно ли говорить об особом языке права (законодательства)? Конечно, противопоставлять язык права общелитературному языку было бы неправильно. Вместе с тем надо видеть, что законодательство с языково-стилистической стороны имеет своеобразный, самостоятельный стиль литературной речи. Его особенности обусловлены назначением права – быть властным регулятором общественных отношений, а также единством регулятивно-волевой и интеллектуальной сторон содержания нормативных предписаний, необходимостью технико-юридического выражения воли законодателя.

Выражение "язык права" имеет еще один смысловой оттенок. Язык права – это язык, концентрирующий особенности и достоинства стиля правовых актов как духовной ценности; это чеканные, ясные и строгие формулировки, в которых доступно и кратко, в обобщенной форме выражен смысл определенных положений.[26] В указанном смысле язык права является одним из элементов высокой духовной культуры. И ему как ценности, как явлению культуры большое значение придавал В.И. Ленин.

Вопросы законодательной стилистики получили весьма основательную разработку в советской юридической науке (Д.А. Керимов, А.С. Пиголкин, А.А. Ушаков)[27].

Вместе с тем ряд проблем, поставленных в науке, нуждается в дальнейшем обсуждении, а некоторые выводы требуют проверки.

Так, А.А. Ушаков рассматривает законодательную стилистику (стилистику законодательной речи) в качестве теории, одновременно относящейся и к юридической науке, и к лингвистической науке, к литературоведению[28]. Действительно, на стыках наук воз-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.287

никают специфические научные дисциплины. Однако это не должно приводить к смешению научных аспектов в теоретическом анализе. Ведь дисциплины, возникающие на стыках наук, имеют комплексный характер: в их рамках строго различаются науковедческие ракурсы (планы). А каждая наука имеет свою систему понятий, свой категориальный аппарат, при помощи которого теоретически осваиваются факты действительности.

Когда А.А. Ушаков утверждает, что нормативные документы можно рассматривать в качестве литературы sui genezis и исследовать их при помощи категорий "тема", "идея", "проблема", "композиция", "сюжет", то не следует упускать из виду, что подобный анализ возможен не в рамках юридической науки (а именно так ставит вопрос А.А. Ушаков), а только в рамках литературоведения.

В пределах же юридической науки (учений о юридической технике законодательной стилистике) требуется использование специфических правовых категорий. Такие категории выработаны и продолжают вырабатываться: "предмет", "цель", "логика", "структура" и др. Распространение понятий, сложившихся применительно к анализу художественных произведений, на правоведение может не только исказить природу нормативных актов, но и привести к тому, что специальные правовые категории окажутся неразработанными, вытесненными из юридической науки и, следовательно, будет устранен юридический аспект при исследовании нормативных документов. Да и сама возможность использования в юридической науке литературоведческих категорий (приспособленных, надо повторить, для анализа художественных произведений) вызывает серьезные сомнения. Интеллектуальный момент в содержании права носит подчиненный характер по отношению к волевой стороне, и поэтому, думается, здесь нужен специфический подход, принципиально отличающийся от подхода к литературным художественным произведениям.

При рассмотрении вопросов законодательной стилистики возможно лишь такое применение категорий общей стилистики, лингвистики, литературоведения, которые совместимы, однопорядковы с правовыми категориями, составляют с ними единое целое и только в той мере, в какой это необходимо для более глубокого понимания нормативных юридических документов. Но и здесь надо отчетливо различать, что в том или ином случае относится к понятийному аппарату юридической науки, а что – к общей стилистике, лингвистике, литературоведению.

8. Техника индивидуальных актов.

Техника индивидуальных актов, в том числе правоприменительных (судебных, прокурорских и др.), договоров и т.д., по своей основе и по многим характеристикам едина с законодательной техникой.

В том и другом случаях перед нами юридические акты-документы. К тому же немало индивидуальных актов, включая договоры, выполняет индивидуально-регулятивную функцию, причем велик удельный вес актов (правоприменительных), имеющих государственно-властную природу.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.288

В соответствии с этим при принятии правоприменительных актов-документов, договоров и т.д. могут быть использованы многие средства, приемы и правила техники, выработанные в отношении нормативных актов. Более того, некоторые из них следует признать для техники индивидуальных актов обязательными. Так, обязательное значение при выработке индивидуальных актов имеет общепринятая юридическая терминология, причем именно та, которая используется прежде всего в законах, иных нормативных актах. Индивидуальные акты (например, гражданско-правовые договоры) строятся с помощью юридических конструкций законов. Примечательно, однако, что некоторые юридические конструкции, такие, как договор услуг в гражданском праве, выработаны в индивидуальных актах, и это служит толчком к их исследованию в науке и к последующей постановке вопроса о включении соответствующих институтов в законодательство.

Могут быть использованы при составлении индивидуальных актов-документов и некоторые средства и приемы законодательной техники, относящиеся к внешнему, словесно-документальному изложению (подразделение содержания документов на части, статьи, сплошная нумерация статей и др.).

Вместе с тем техника индивидуальных актов нуждается в особом подходе. Технико-юридические средства и приемы не сопряжены здесь с нормативным регулированием и имеют свои аспекты, связанные с многообразием актов, с необходимостью постоянного, повторяющегося их совершения в практической жизни и с вытекающей отсюда потребностью обеспечить их законность, обоснованность и эффективность.

С этим связано, в частности, применение при выработке индивидуальных актов такого специфического технико-юридического средства, как типизация, получающего выражение в формулярах (образцах) актов-документов, которые создаются практикой, наукой, а в ряде случаев закрепляются в нормативных актах в виде типовых формуляров и конструктивных схем.

Подобного рода формуляры, составленные в соответствии с требованиями юридических норм, отражают накопленный опыт документального оформления актов применения права, договорных соглашений и т.д. Они значительно облегчают работу по составлению соответ-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.289

ствующих актов-документов, вносят в практику применения закона необходимое единообразие, обеспечивают с документальной стороны соответствие актов требованиям юридических норм.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] По мнению А. Нашиц, законодательная техника выступает как комплекс, методов и приемов, призванных придавать соответствующую форму содержанию правовых норм (см.: Нашиц А. Правотворчество. М., 1974, с. 144).

[2] Правотворчество и применение юридических норм в настоящее время все более связываются также с достижениями материальной, "вещественной" техники (криминалистическая техника, ЭВМ и т.п.). Но это уже не юридическая техника в указанном выше значении.

[3] В законодательной технике, пишет А.С. Пиголкин, как и в любых других технических приемах, сочетаются элементы науки, мастерства, искусства, опыта (см.: Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР.-Автореф. докт. дисс., с. 17).

[4] См.: Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права.-Ученые труды Свердловского юридического института. Т. VI. Серия "Гражданское право". Свердловск, 1961, с. 121; Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов (Организация и методика). М., 1968, с. 7.

[5] См., например: Керимов Д. А. Кодификация и законодательная техника, с. 47; Шебанов А.Ф. Вопросы теории нормативных актов в советском праве.-Автореф. докт. дисс., М., 1965, с. 41; Законодательная техника. Под ред. Д.А. Керимова. Л., 1965, с. 5.

[6] См., например: Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов, с. 10.

[7] См.: Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права, с. 121. Вместе с тем автор, как представляется, неоправданно исключил из арсенала юридической техники приемы составления и формулирования юридических норм, их изложения в нормативных актах (юридическую терминологию). См. также: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972, с. 249 и след.

[8] По мнению М.К. Юкова, в юридическую технику включаются средства и операции (см.: Юков М.К. Место юридической техники в правотворчестве.-Правоведение, 1979, № 5, с. 46 и след.).

[9] См.: Ковачев Д.А. О понятии законодательной техники.-Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 18. М., 1969, с. 31-39.

[10] См.: Ковачев Д.А. О понятии законодательной техники, с. 31-34. В литературе юридическую технику иногда подразделяют на "внешнюю" и "внутреннюю" (см.: Ушаков А.А. О понятии юридической техники и ее основных проблемах.-Ученые записки Пермского университета. Т. 19. Вып. 5. Пермь, 1961, с. 81- 82). Следует, однако, заметить, что правила и приемы, причисляемые.к "внешней" технике (порядок внесения и учета предложений по законодательству, составления и редактирования законопроектов, получения виз и др.), относятся, скорее, к самому содержанию правового регулирования.

[11] О других требованиях к юридической терминологии см.: Пиголкин А.С. Юридическая терминология и пути ее совершенствования.-Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 24. М., 1971, с. 23-29.

[12] О.А. Красавчиков к средствам юридической техники причисляет: 1) терминологию; 2) юридические конструкции; 3) презумпции и фикции; 4) систематизацию (см.: Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права, с. 124-132). Отмечая плодотворный характер самого подхода автора к вопросам юридической техники, следует указать, что его позиция нуждается в дополнениях и уточнениях. Наряду с иным, вытекающим из последующего изложения, надо видеть, что систематизация есть правотворческая по своей основе, юридически содержательная деятельность и с этой точки зрения она не может быть поставлена в один ряд с терминологией и юридическими конструкциями. В то же время, если связывать юридическую технику со структурой права (а это крайне существенно), необходимо среди технико-юридических средств выделить нормативное и системное построение воли законодателя, а также отраслевую типизацию норм (к тому же, как уже говорилось, юридическая техника включает приемы построения нормативного материала).

[13] А.А. Ушаков пишет, что самым важным творением юридической техники является сама правовая норма (см.: Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Пермь, 1967, с. 15).

[14] Характеристику юридических конструкций как модели см.: Черданцев А.Ф. Юридические конструкции, их роль в науке и практике.-Правоведение, 1972, № 3, с. 12 и след.

[15] Наряду с приведенными средствами юридической техники, имеющими общее значение для нормативных актов, следует- указать на особые средства, используемые в некоторых областях права главным образом для обеспечения формальной определенности права – презумпции и юридические фикции. Известные особенности имеют средства изложения воли в индивидуальных актах (11.37.7.).

[16] Идея о принципиальном соответствии статьи и нормы дает четкое представление о юридической норме, показывает разнообразие ее содержания, облегчает анализ законодательства (см.: Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР.-Автореф. докт. дисс., с. 23).

[17] Это обстоятельство не учитывают авторы, которые утверждают, что норма права и статья нормативного акта не совпадают и что многие нормы раздроблены на ряд статей (11.24.2). Они не замечают того, что статья, которые, по их мнению, содержат часть нормы, на самом деле закрепляют самостоятельные нормативные обобщения.

[18] Калинин М.И. Избранные произведения. В четырех томах. Т. 2. М.,1960, с. 132.

[19] СУ РСФСР, 1929, № 60, ст. 600.

[20] См.: Ковалев М.И. О технике уголовного законодательства.-Правоведение, 1962, №3; Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики.

[21] См.: Щерба Л.В. Современный русский литературный язык.-Русский язык и школа, 1939, № 4, с. 20-21. См. также: Ушаков А. А. О понятии юридической техники и ее основных проблемах.-Ученые записки .Пермского университета. Т. 19, с. 75.

[22] Как подчеркивает А.А. Ушаков, доходчивость и простота советских законов зависят не только от простоты словесных выражений, но и от того, насколько слово точно отражает законодательную мысль. Обращая внимание на единство между законодательной мыслью и словом, необходимо подчеркнуть приоритет законодательной мысли. Главное-это раскрытие юридических понятий (см.: Ушаков А.А. Указ. статья, с. 75).

[23] См.: Васьков П.Т., Волков Ю.Е. О точности и определенности формулирования правовых норм.- В сб.: Вопросы кодификации советского законодательства. Свердловск, 1957, с. 23-24.

[24] Керимов Д.А. Кодификация и законодательная техника, с. 91.

[25] Ряд других особенностей языка законодательства как самостоятельного стиля литературной речи освещен А.С. Пиголкиным.

[26] Особенностями языка законодательства, по его мнению, являются: его официальный характер, логичность, законченность и последовательность изложения; намеренная сдержанность; отсутствие эмоциональной окрашенности; максимальная точность изложения; формализация языка; ясность и простота формулирования юридического предписания; экономичность, лаконичность выражения мысли законодателя; отсутствие резко выраженной индивидуализации стиля (см.: Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворчества в СССР.-Автореф. докт. дисс., с. 29-30).

[27] А.А. Ушаков указал на ряд аспектов использования категорий "форма" и "содержание" для решения проблем правотворчества. Автором поставлен вопрос о необходимости формирования специальной юридической науки-законографии (см.: Ушаков А.А. Содержание и форма в праве и советское правотворчество.-Автореф. докт. дисс. Свердловск, 1970). По мнению А.С. Пиголкина, особой наукой должна быть юридическая техника.

[28] См.: Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики, с. 13 и след.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.