Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава 29. СУБЪЕКТ ПРАВА

1. Понятие субъекта права. Правосубъектность.

2. Правосубъектность в МПР. Правовой статус.

3. Виды правосубъектности.

4. Правосубъектность, правоспособность, дееспособность. Деликтоспособность.

5. Виды субъектов права.

6. Некоторые особенности конкретных видов субъектов советского права.

 

1. Понятие субъекта права. Правосубъектность.

Для субъекта права характерны следующие два основных признака.

Во-первых – это лицо, участник общественных отношений (индивиды, организации), которое по своим осо-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.138

бенностям фактически может быть носителем субъективных юридических прав и обязанностей. Для этого оно должно обладать определенными качествами, которые связаны со свободой воли человека, коллектива людей и к числу которых относятся:

(а) внешняя обособленность;

(б) персонификация (выступление вовне в виде единого лица – персоны);

(в) способность вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю.

Во-вторых – это лицо, которое реально способно участвовать в правоотношениях, приобрело свойства субъекта права в силу юридических норм. Иными словами, юридические нормы образуют обязательную основу выступления индивидов, организаций, общественных образований как субъектов права.

Если социальной предпосылкой правосубъектности служит свобода воли человека, то ее содержание, т.е. содержание особого свойства, сообщаемого юридическими нормами участникам общественных отношений, состоит в том, что лица обладают способностью быть носителями юридических прав и обязанностей[1]. Эта способность (свойство) и называется правосубъектностью.

Категории "субъект права" и "Правосубъектность" по своему основному содержанию совпадают.

 Правосубъектность включает два основных структурных элемента: во-первых, способность обладания правами и несения обязанностей (правоспособность), во-вторых, способность к самостоятельному осуществлению прав и обязанностей (дееспособность). Поэтому иногда правосубъектность называется праводееспособностью.

Правосубъектность является общественно-юридическим свойством, которое нормы права придают лицам в соответствии с требованиями экономического базиса, потребностями общественного развития.

В то же время правосубъектность является именно свойством лица – таким его общественно-юридическим состоянием, которое по своей природе неотъемлемо от лица. Юридические нормы, выражая потребность общественного развития, могут сузить или расширить круг

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.139

субъектов права, могут сузить или расширить объем правосубъектности. Но коль скоро те или иные лица признаны в силу юридических норм субъекта-ми права, правосубъектность этих лиц является неотъемлемым их свойством. Вот почему в нормативные акты социалистического государства, где специально регламентируются вопросы правосубъектности, введены нормативные положения, предусматривающие неотчуждаемость правосубъектности, недопустимость отказа от нее (ст. 8 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик).

"Субъект права" ("правосубъектность") – понятие широкое, в какой-то мере отличное от понятия "субъект (участник) правоотношения"[2]. Субъект права – это лицо, обладающее правосубъектностыо, т.е. лицо, потенциально (вообще) способное быть участником правоотношений. А субъект правоотношения – это реальный участник данных правовых отношений[3].

2. Правосубъектность в МПР. Правовой статус.

Правосубъектность принадлежит к той подсистеме М|ПР, которая охватывает юридические явления, концентрируемые вокруг правоотношения.

По своей роли, специфическим функциям в механизме правосубъектность выступает в качестве средства фиксирования (закрепления) круга субъектов – лиц, обладающих способностью быть носителями субъективных юридических прав и обязанностей.

Наделение лиц правосубъектностью представляет собой первую ступень в процессе воплощения юридических норм в социальную жизнь. Уже здесь нормы права в какой-то мере реализуются: реально определяется круг лиц, которые могут быть субъектами прав и обязанностей.

Еще в большей степени конкретизирующая роль правосубъектности проявляется в отраслях советского права. Отраслевая правосубъектность (гражданская, трудовая, административная и т.п.) определяет область законодательства, действующую применительно к лицу, и, следовательно, конкретизирует круг правоотношений, в которых лицо может участвовать.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.140

Именно таким путем (т.е. путем наделения отраслевой правосубъектностью) фиксируется общее юридическое положение лиц. Уже в силу своей правосубъектности лица ставятся в то или иное положение по отношению друг к другу. Отсюда – та роль, которую играет правосубъектность 'при характеристике отраслевых правовых режимов. Определяя общее юридическое положение участников общественных отношений, правосубъектность выступает в качестве главной черты соответствующего метода регулирования.

Следовательно, правосубъектность на уровне отраслей права, конкретизируя круг реальных субъектов, является вместе с тем такой первичной ступенью конкретизации правовых норм, на которой определяется общее юридическое положение субъектов: субъекты ставятся в то или иное отношение друг к другу.

Правосубъектность представляет собой особое субъективное право, входящее в состав общих правоотношений. Ведь способность-это и есть возможность, которая неотъемлемо принадлежит данному лицу и проявляется в его деятельности. Если же вспомнить, что правосубъектность – не естественное, а общественно-юридическое свойство, то значит – перед нами юридическая возможность. Юридические же возможности суть не что иное, как субъективные права[4].

Правосубъектности как субъективному праву корреспондируют определенные юридические обязанности. Поскольку лицо наделено правосубъектностью и тем самым ставится в специфическое отношение ко всем иным субъектам, постольку этому лицу принадлежит правомочие требовать известного поведения от других лиц, а именно: признания его субъектом права, воздержания от любых действий, которые могут нарушить правовое положение лица, умалить или нарушить его. Государственные органы обязаны обеспечить беспрепятственное и полное осуществление правосубъектности.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.141

Правосубъектность обладает определенным конкретным содержанием[5]. Лишь по своим исходным элементам она может быть охарактеризована как возможность данного лица быть субъектом права вообще. В советском законодательстве наряду с нормами о правосубъектности как таковой существует значительное число норм, регламентирующих содержание правосубъектности, конкретизирующих общее правовое положение субъектов. Этой цели служат, в частности, государственно-правовые нормы, устанавливающие основные конституционные, т.е. общие, права и обязанности граждан.

Таким образом, между правосубъектностыю и другими общими правами и обязанностями, характеризующими правовое положение субъектов, существует глубокое диалектическое единство, двусторонняя зависимость. Общие права и обязанности, складываясь и осуществляясь на основе правосубъектности и оставаясь самостоятельными явлениями, в свою очередь характеризуют и раскрывают содержание правосубъектности. Например, право на труд в социалистическом обществе является особым, самостоятельным субъективным правом, но одновременно оно характеризует содержание правосубъектности советских граждан, отличающееся широкими и гарантированными возможностями в области трудовых отношений.

Правосубъектность в единстве с другими общими правами и обязанностями охватывается понятием правового статуса. В него включаются, следовательно, не все, а лишь конституционные (общие) права и обязанности, определяющие содержание правосубъектности и неотъемлемые от личности[6].

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.142

Взятый КПСС курс на всемерное развитие прав и свобод советских граждан означает в первую очередь развитие тех субъективных прав, которые образуют правовой статус. Путем расширения субъективных прав, характеризующих содержание правосубъектности, а также иных общих субъективных прав и происходит дальнейшее упрочение правового положения личности в социалистическом обществе. Значительный шаг в этом направлении сделан в Конституции СССР 1977 года, которая как раз характеризуется ярко выраженной направленностью на дальнейшее развитие и обогащение правового статуса граждан.

Нет ли противоречия в широко распространенном и в принципе справедливом положении о том, что Правосубъектность и примыкающие к ней конституционные права и обязанности являются общей предпосылкой конкретных прав и обязанностей и в то же время представляют собой особые субъективные права? Нет, противоречие здесь отсутствует. Нужно только учитывать особенности отраслей советского права и прежде всего государственного права.

Государственное право – ведущая, основополагающая отрасль советского права, которая в значительной степени предопределяет содержание других отраслей. А Правосубъектность и примыкающие к ней конституционные права и обязанности – это субъективные права и обязанности, относящиеся к государственному праву. Будучи таковыми, они одновременно являются общей предпосылкой конкретных правоотношений, устанавливаемых на основе норм других отраслей – административного, гражданского, трудового права. В этом как раз и состоит ведущее значение государственного права по отношению к другим отраслям.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.143

В советской юридической литературе все большее число авторов склоняется к тому, что правосубъектность (правоспособность) является своеобразным субъективным правом ("правом на право"). Правоспособность, писал еще в 1950 году С. Н. Братусь,-это право быть субъектом прав и обязанностей[7]. "Правоспособность,- отмечает А. В. Мицкевич,- заключается в том, что субъект права обладает некоторыми общими правами, неотделимыми от него и означающими возможность иметь определенный круг конкретных нрав и обязанностей, предусмотренных нормами советского права для участников данного вида правоотношений"[8].

3. Виды правосубъектности.

Различается правосубъектность:

а) общая;

б) отраслевая;

в) специальная.

Общая правосубъектность – это способность лица в рамках данной политической и правовой системы быть субъектом права вообще. Вопрос об общей правосубъектности представляет собой социально-политический вопрос, признает ли право данных индивидов, организации, общественные образования субъектами права или нет. В социалистическом обществе все люди с момента рождения обладают общей правосубъектностью.

Отраслевая правосубъектность – это способность лица быть участником правоотношений той или иной отрасли права. Различаются, в частности, правосубъектности: политическая (государственно-правовая), гражданская, трудовая, семейная, процессуальная и т.д.

Специальная правосубъектность – это способность лица быть участником лишь определенного круга правоотношений в рамках данной отрасли права. Специальной правосубъектностью, например, обладают юридические лица в советском гражданском праве, органы государственного управления и должностные лица – в пределах административных правоотношений.

Специфические разновидности имеет специальная правосубъектность в отраслях права, регулирующих властеотношения (это касается прежде всего административного права). Здесь нужно различать: а) активную правосубъектность, т.е. правосубъектность, которой наделены субъекты власти – органы государственной власти и государственного управления, и б) пассивную правосубъектность, т.е. правосубъектность, которой наде-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.144

лены субъекты подчинения[9]. Если пассивная правосубъектность в данном круге отношений одинакова и равна для всех субъектов подчинения, то активная правосубъектность, .именуемая компетенцией, неодинакова для различных органов власти и управления, а главное всегда конкретизирована по содержанию.

Особенности правосубъектности в отраслях советского права еще недостаточно изучены. Многие авторы, рассматривая правосубъектность в административном, трудовом, колхозном, процессуальном праве, строят ее по такому же образцу, как и гражданскую правосубъектность, т.е. как общую, абстрактную предпосылку правообладания и несения юридических обязанностей.

Между тем гражданская правосубъектпость (правоспособность) представляет собой специфическое правовое явление, выражающее своеобразие юридического режима гражданско-правового регулирования. В соответствии с требованиями товарного производства и обращения гражданская правосубъектность не только по исходным элементам, но и в целом имеет общий абстрактный характер, а конкретизирующие ее общие права и обязанности выражают общую, принципиально равную возможность тех или иных лиц быть субъектами имущественных отношений, которые складываются на основе товарного производства и обращения.

В других отраслях права правосубъектность является общей, равной для всех предпосылкой правообладания лишь по своим исходным элементам, где правосубъектность представляет собой бланкетную возможность быть субъектом соответствующего круга правоотношений (административных, трудовых и т.п.). По другим же своим- элементам правосубъектность в упомянутых отраслях права выражает различие в правовом положении субъектов.

В юридической литературе на своеобразие правового положения субъектов в ряде отраслей права обратила внимание Е.А. Флейшиц. Она убедительно показала, что в такой, например, отрасли, как административное право, правоспособность не может быть определена как общая абстрактная предпосылка правообладания[10]. По из этого верного положения был сделан вывод, что "в административном праве правоспособности вообще не существует, ибо правоспособность всегда абстрактна и должна быть абстрактной возможностью правообладания и несения обязанностей"[11]. Но почему? Не будет ли правильнее сделать другой вывод: поскольку в административном праве правосубъектность (правоспособность) не ис-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.145

черпывается бланкетной возможностью (такая возможность, разумеется, есть и в административном праве), постольку, очевидно, в нем и ряде других отраслей права необходимо по-иному понимать эту правовую категорию.

Так, даже в такой близкой к гражданскому праву отрасли, как трудовое право, правоспособность граждан не может быть исчерпана возможностью вступить в трудовой договор. Трудовая правоспособность – это более емкая категория, конкретное содержание которой зависит от целого ряда факторов, выражающих осуществление лицом конституционной обязанности трудиться, в частности от трудового стажа, квалификации[12].

4. Правосубъектность, правоспособность, дееспособность. Деликтоспособность.

Общая Правосубъектность, а также Правосубъектность в ряде отраслей советского права существует как единая праводееспособность, одновременно охватывающая два момента: 1) возможность обладания правами и обязанностями и 2) возможность их самостоятельного осуществления.

Такой характер имеют, за определенными исключениями, трудовая, колхозная, брачно-семейная право-субъектности. Правосубъектные организации, а также иные общественные образования во всех случаях одновременно обладают возможностями иметь и осуществлять субъективные права и обязанности. В некоторых же других отраслях права (прежде всего в гражданском праве) Правосубъектность как бы разъединяется, включает относительно обособленные структурные элементы[13]: правоспособность и дееспособность.

Правоспособность – это способность лица иметь субъективные права и юридические обязанности; дееспособность-самостоятельно, своими личными, осознанными действиями их осуществлять (см. ст. 8 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик). Гражданское законодательство признает субъектами права не только лиц, которые одновременно обладают правоспособностью и дееспособностью, но и лиц, наделенных лишь правоспособностью (т.е. малолетних детей и душевнобольных).

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.146

Разъединение правоспособности и дееспособности объясняется природой гражданских и некоторых иных имущественных субъективных прав. Процесс осуществления имущественных прав не имеет столь тесной непосредственной связи с носителем права, как это свойственно другим видам субъективных прав (политическим, брачно-семейным и т.п.).

Дети и душевнобольные являются субъектами права, так как гражданское законодательство признает достаточным для этого одной правоспособности.

Но и в гражданском праве правоспособность как бы стремится воссоединиться с дееспособностью с тем, чтобы был ликвидирован разрыв. Как правильно отмечено в литературе, право не терпит отсутствия юридически значимой воли у субъекта[14]. Вот почему недееспособность детей и душевнобольных восполняется в гражданском праве при помощи дееспособности других лиц- опекунов, попечителей или родителей.

Наряду с правоспособностью и дееспособностью в некоторых случаях обособляется еще одно проявление правосубъектности – деликтоспособность.

Деликтоспособность – это способность лица нести юридическую ответственность за совершенные правонарушения (деликты).

В отношении большинства субъектов права нет необходимости специально выделять деликтоспособность. Если данное лицо обладает правосубъектностью, то оно тем самым и деликтоспособно. Здесь деликтоспособность представляет собой, в сущности, одну из сторон дееспособности, выражающую возможность самостоятельного исполнения юридических обязанностей.

Но в некоторых случаях возникает необходимость обособления деликтоспособности. В гражданском праве лица в возрасте от 15 до 18 лет деликтоспособны (хотя они еще не приобрели полную дееспособность). Категория деликтоспособности имеет самостоятельное значение в уголовном праве.

5. Виды субъектов права.

Все субъекты права могут быть подразделены на три основные группы:

а) индивидуальные субъекты;

б) коллективные субъекты;

в) общественные образования.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.147

Индивидуальные субъекты именуются гражданами. В СССР советские граждане образуют основную разновидность индивидуальных субъектов. Вместе с тем в соответствии с действующим законодательством субъектами советского права признаются (с необходимыми частичными ограничениями в содержании правосубъектности) также иностранцы, которые именуются в законе "иностранные граждане". Кроме того, предусмотрено, что законодательные положения об иностранных гражданах "распространяются на лиц без гражданства в СССР, если иное не вытекает из законодательства Союза ССР" (ст. 32 Закона о правовом положении иностранных граждан в СССР)[15].

Своеобразное "двойное" положение занимают лица, которые в данных правоотношениях являются субъектами права потому, что выступают в качестве представителей организаций, .выполняющих властные функции, – должностных лиц. Как лица, обладающие активной правосубъектностью, они являются подразделением той или иной организации. Должностное лицо продолжает выступать в правоотношении и после того, как на соответствующей должности один индивид заменит другого. Свои должностные полномочия оно получает от той или иной организации, они вытекают из ее правового статуса[16]. В то же время должностное лицо может выступать как индивидуальный субъект, как лицо, обладающее пассивной правосубъектностью (на него персонально могут быть наложены штрафы и начеты за административные правонарушения).

В каждой национальной правовой системе есть типичные субъекты, состав и специфические черты которых выражают особенности данного социального строя.

В социалистическом обществе – это граждане (среди индивидуальных субъектов), социалистические организации, социалистическое государство. Нетипичными субъектами в социалистическом обществе являются церковные организации и иностранные фирмы. И те и другие пользуются специальной и ограниченной правосубъектностью в строго установленных законом пределах (а иностранные фирмы еще с учетом международных сог-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.148

лашений и коллизионных норм международного частного права)

В советской юридической литературе широко распространено деление субъектов права на две основные группы: 1) индивидуальные субъекты – граждане и 2) коллективные субъекты – организации. Такое деление следует признать стройным. Однако, думается, что "логика жизни" сильнее. Она требует обособления в особую рубрику таких специфических социальных образований, как государство, административно-территориальные единицы, избирательные округа и др.[17] Конечно, и государство является организацией политической власти. Но применительно к государству, охватывающему все население страны, слово "организация" употребляется в ином смысле, нежели применительно к коллективам граждан (общественным организациям) и даже к организационно-обособленным подразделениям государства (государственным организациям). Вот почему, если отойти от чисто формальных критериев и обратиться к сущностным признакам, то трехчленное деление субъектов права не только возможно, но и полностью адекватно реальному положению участников правовых отношений в социалистическом обществе.

В литературе по советскому колхозному и земельному праву в качестве особого субъекта права рассматривается колхозный двор. Действительно, в некоторых земельных и финансовых правоотношениях субъектами являются не индивиды, а известное их единство – колхозный двор. Однако колхозный двор не имеет такой степени организационного единства, которая необходима для организации как субъекта права. Поэтому правильнее говорить не о том, что колхозный двор является субъектом права, а о том, что Он обладает некоторыми (незавершенными) элементами правосубъектности. В остальном же колхозный двор представляет собой группу лиц – носителей общей совместной собственности.

К особым субъектам права некоторые авторы относят не только персонифицированные социальные образования, но и социальные общности людей в целом. Так, В.Я. Бойцов предпринял попытку развернутого обоснования того, что субъектами советского государственного права являются такие социальные общности, как народ, нация[18]. Мысль о том, что народ, нация как таковые могут быть субъектами права, высказывалась и ранее[19].

Стремление осмыслить место и роль главных социальных общностей людей (народа, классов, наций) в политической жизни, конечно же, заслуживает поддержки. Народ, классы, нации являются основными субъектами социально-политических отношений. Это помимо всего иного отражается в содержании многих государст-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.149

венно-правовых норм, и прежде всего в содержании конституционных положений[20].

Но именно потому, что главные социальные общности людей выступают в качестве решающих институтов политической жизни, выражающих ее глубинные связи, они не обладают и не могут обладать свойствами внешне обособленного, институционного, формально персонифицированного порядка, которые позволили бы им быть субъектами правовых отношений. Социальные общности выступают в сфере правовых отношений не непосредственно, а опосредствованно – через персонифицированные социальные образования (государство, избирательный округ и др.) и разнообразные организации, в том числе партии, профессиональные союзы, кооперативы и т.д.[21]

6. Некоторые особенности конкретных видов субъектов советского права.

А) Граждане. Это – основная, абсолютно преобладающая разновидность индивидуальных субъектов.

Правовое положение граждан в социалистическом обществе характеризуется правовым статусом, отличающимся широтой прав и свобод, их реальностью, материальной обеспеченностью и высоким уровнем государственной защиты.

Демократизм правового статуса граждан выражается и в том, что их правосубъектность по своим исходным, начальным элементам во всех случаях является, безусловно, равной, совершенно одинаковой для всех граждан, без какого бы то ни было исключения. Все граждане наделены равными возможностями обладания юридическими правами и несения юридических обязанностей независимо от происхождения, социального и имуществен-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.150

ного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств (см. ст. 34 Конституции СССР).

После достижения совершеннолетия на объем право-субъектности (индивидуальный статус) влияет выполнение гражданином конституционных обязанностей, в частности конституционной обязанности трудиться. Так, граждане, честно выполняющие свой трудовой долг, и граждане, уклоняющиеся от общественно полезного труда, имеют неодинаковые возможности в области пенсионного обеспечения, приусадебного землепользования, налоговых отношений. Коммунистическая партия ставит задачу обеспечить максимум прав гражданам, честно выполняющим свой долг перед обществом.

Правосубъектность граждан может быть ограничена только по решению специально уполномоченных на то государственных органов и в случаях, особо предусмотренных в законе (например, применение в качестве меры уголовного наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью). Наше законодательство не допускает каких-либо ограничений правосубъектности граждан по соглашению лиц или же по распоряжению не уполномоченных на то организаций. В частности, гражданское законодательство признает недействительными сделки, клонящиеся к ограничению правоспособности или дееспособности (ст. 8 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик).

Б) Организации. Обязательной предпосылкой правосубъектности организаций является их персонификацяя, выраженная в организационном единстве данного коллектива индивидов. Все организации – государственные и общественные – имеют внутреннюю структуру; их внутренние подразделения слиты в нераздельное целое. Вот это нераздельное целое, т.е. организация как таковая, и наделяется правосубъектностью.

Государственные и общественные организации выступают в двух основных качествах. Они могут быть:

а) субъектами властных функций руководства (таковы органы государственной власти и управления, организации общественности, наделенные властной компетенцией);

б) субъектами оперативно-хозяйственной и социально-культурной деятельности (к ним, в частности, отно-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.151

сятся государственные, промышленные и торговые предприятия, колхозы, организации потребительской кооперации)[22].

Правосубъектность органов, выполняющих властные функции государственного руководства, обозначается в юридической науке, законодательстве и на практике специальной категорией – "компетенция".

Компетенция выражает активную административную Правосубъектность. Своеобразие компетенции в отличие от гражданской правосубъектности состоит в том, что, во-первых, права и обязанности, составляющие компетенцию, распределяются между подразделениями государственного органа и должностными лицами; во-вторых, в компетенции властные права тесно связаны с обязанностями.

С юридической стороны главное в компетенции составляют властные права государственных органов- права на активные юридически значимые действия. Они заключаются в предоставленной государственному органу возможности своими односторонними действиями (актами) порождать, изменять или прекращать конкретные правоотношения.

Правосубъектность организаций, осуществляющих оперативно-хозяйственную и социально-культурную деятельность, обозначается в юридической науке, законодательстве и на практике специальной категорией – "юридическое лицо".

Особенности товарного производства и обращения требуют того, чтобы организации, наделенные обособленным имуществом, действовали как юридические лица, т.е. выступали в гражданском обороте от своего имени и несли самостоятельную имущественную ответственность. Хотя объем правосубъектности организаций, участвующих в гражданском обороте, может быть неодинаков, все они по отношению друг к другу, а также к индивпдуаль-. ным субъектам занимают юридически равное, юридически однопорядковое положение. И это существенным образом отличает их от организаций, наделенных компетенцией.

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.152

Категория юридического лица, сложившаяся в гражданском праве, в определенной мере используется и в некоторых других отраслях права[23]. Она применяется, например, в трудовом и колхозном праве для характеристики нравосубъсктности государственных и общественных организаций в области трудовых отношений. Юридическими лицами являются также организации-субъекты финансовых и земельных правоотношений. Словом, юридическое лицо выражает в настоящее время Правосубъектность организаций в сфере их оперативно-хозяйственной деятельности[24].

В) Общественные образования. Это – персонифицированные подразделения общества в целом. В отличие от организаций они представляют собой не коллективы людей, а внешнее, организационно-юридическое выражение социальных общностей в целом. В общественных образованиях – качественно иная (более высокая), нежели в организациях, общность людей. Именно это .позволяет социальным образованиям выступать от имени социальной общности в целом – народа, нации, народности. В социалистическом обществе к социальным образованиям – субъектам права относятся социалистические государства (Союз ССР, союзные и автономные республики), автономно-государственные образования (автономные области и автономные округа), административно-территориальные единицы, избирательные округа.

Специфическая черта, характеризующая Правосубъектность государства, состоит в том, что оно всегда остается субъектом политической системы общества. Вот почему даже в гражданских правоотношениях государство как особый субъект права может проявить свои властные политические функции (например, произвести конверсию займов).

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т, Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1981. С.153

Среди отношений, в которых социалистическое государство выступает как таковое (межгосударственные отношения, некоторые имущественные и др.), необходимо выделить отношения, непосредственно выражающие начала государственного суверенитета. Это – отношения государственной социалистической собственности, гражданства, уголовно-правовые охранительные отношения и др.

Вместе с тем, оставаясь во всех случаях субъектом политической власти, социалистическое государство как субъект права выражает волю и интересы народа, действует на основе и в пределах конституции, закона.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Н.В. Витрук отмечает, что относительно свободная воля в области права "выступает не сама по себе, так сказать, в "чистом виде", а через соответствующий эквивалент в праве, как необходимое правовое свойство (качество.) личности" (Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе, с. 81).

[2] См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении, с. 115-116.

[3] См.: Бойцов В.Я. Система субъектов советского государственного права. Уфа, 1972, с. 32-36.

[4] Как отмечает И.В. Витрук, "право субъекта и правоспособность есть возможности, но возможности разного порядка" (Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе, с. 103). И эта "разность" порядка состоит не в том, что правосубъектность нельзя рассматривать в качестве субъективного права, а в том, что она является субъективным правом в плоскости государственно-правового регулирования.

[5] Б.В. Пхаладзе правильно обращает внимание на то, что право участия в общественных отношениях (правоспособность) обеспечивается путем предварительного закрепления за всеми гражданами основных прав и обязанностей, характеризующих исходную позицию граждан в урегулированных правом общественных отношениях (см.: Пхаладзе Б.В. Юридические формы положения личности в советском обществе. Тбилиси, 1968, с. 18).

[6] См.: Ямпольская Ц.А. О субъективных правах советских граждан и их гарантиях. – В сб.: Вопросы советского государственного права. М., 1959, с. 162; Общая теория советского права, с. 286; Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности, с. 156 и след.

В литературе были высказаны соображения о том, что все субъективные права и обязанности, все правовые связи входят в правовой статус (см.; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении, с. 123; Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе, с. 27, 31, 115-116). Думается, последний из указанных авторов ближе к истине, когда обосновывает идею о существовании субъективных прав в виде общего состояния (с. 105). Именно субъективные права (и обязанности), существующие в виде общего состояния, определяют основу правового положения личности – то стабильное, основополагающее в правовом положении субъекта, что в полной мере соответствует смыслу понятия "статус". Конкретные же права и обязанности – это, скорее, вопрос факта в юридической области, специфики в реальном положении лица, нежели основы его общего правового положения в данной правовой системе.

Интересные положения о содержании компонентов, из которых складывается правовое положение лица, его статус, с использованием понятия "модус", сформулированы В.А. Патюлиным (см.: Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. Правовые аспекты взаимоотношений. М., 1974).

[7] См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права, с. 6.

[8] Общая теория советского права, с. 284. Автор замечает там же: "В настоящее время уже трудно отрицать, что между правоспособностью и субъективными правами имеются не только различия, но и сходные черты".

[9] Это разграничение, как показал Б.К. Бегичев, имеет существенное значение и для правосубъектности в трудовом праве (см.: Бегичев Б.К. Особенности правового положения служащих как субъектов трудового права.- Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 4. Свердловск, 1964, с. 161).

[10] См.: Флейшиц Е.А. Соотношение правоспособности и субъективного права.-В сб.: Вопросы общей теории советского права. М., 1960, с. 281-282.

[11] См.: Флейшиц Е.А. Соотношение правоспособности и субъективного права.-В сб.: Вопросы общей теории советского права. М., 1960, с. 281-282.

[12] Развернутый анализ трудовой правосубъектности дан в работах Б.К. Бегичева (см., в частности: Сборники ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 1-4, 6, а также Бегичев Б.К. Трудовая Правосубъектность советских граждан. М., 1972).

[13] См.: Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе, с. 89.

[14] См.: Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности, с. 34.

[15] Ведомости Верховного Совета СССР, 1981, № 26, ст. 836.

[16] См.: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М., 1962, с. 37. См. также: Общая теория советского права, с. 290.

[17] Такую категорию субъектов, как социальные образования, обособляет В.Я. Бойцов (см.: Бойцов В.Я. Система субъектов советского государственного права. Уфа, 1972, с. 77 и след.).

[18] См.: Бойцов В.Я. Система субъектов советского государственного права, с. 76, 89 и след.

[19] См., например: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе, с. 92.

[20] В юридической литературе были высказаны верные соображения о том, что народ, нации, социальные группы – субъекты не права, а политики (см.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права, с. 42), что народ-источник и носитель политической власти (см.: Основин В.С. Советские государственно-правовые отношения. М., 1965, с. 38-39). От такого подхода, надо полагать, не отличается взгляд, признающий социальные общности субъектом преюдициальных правоотношений (см.: Губенко Р.Г. Советский народ – субъект конституционных правоотношений. – Сов. государство и право, 1980, № 10, с. 4l4-115). То, что условно может быть названо преюдициальными правоотношениями, представляет собой явления доюридического характера, принадлежащие к области непосредственно-социальных прав.

[21] См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Вып. 1. Саратов, 1967, с. 60; Кабышев В.Т., Миронов О.О. Категория "народ" в советском конституционном законодательстве – Правоведение, 1969, №4, с. 40-41.

[22] См.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М., 1948, с. 621-654; Мицкевич А. В. Субъекты советского права, с. 38-39, 109; Халфина Р. О-. Общее учение о правоотношении, с. 137, 171 и след.

[23] См.; Венедиктов А.В. О субъектах социалистических правоотношений.-Сов. государство и право, 1955, № 6, с. 23- 25.

[24] По вопросу о правосубъектности организаций, в частности о содержании понятия "компетенция", в юридической литературе высказаны и другие соображения. Так, сторонники концепции хозяйственного права (В.В. Лаптев, В.К. Мамутов и др.) охватывают этим понятием всю Правосубъектность участников хозяйственной деятельности, в том числе их Правосубъектность как юридических лиц.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.