Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 26. ГАРМОНИЗАЦИЯ ПРАВОВЫХ АКТОВ

 

1. Понятие правовой гармонизации.

2. Условия, обеспечивающие гармонизацию правовых актов.

3. Способы гармонизации актов внутри правовой системы.

4. Гармонизация актов национального и международного права.

 

1. Понятие правовой гармонизации.

Правовые акты и реализация их всегда служат индикаторами юридических конфликтов. Некоторые конфликты порождаются правовыми актами низкого качества, принятыми несвоевременно, противоречивыми. В столкновении этих актов конфликты находят многообразные проявления. Примечательно, что именно с принятием и реализацией законов, указов, постановлений и иных актов связано преодоление различных конфликтов, в том числе юридических: Здесь роль этих актов весьма значительна, особенно в случае очевидных или скрытых противоречий между ними. Сбалансированные между собой, правовые акты как бы «гасят» одну из причин юридических конфликтов и тем самым вносят свой «нормативный вклад» в процесс устранения конфликтов и их последствий.

Исследователи допускают разрешение конфликта как самими участниками, так и путем вмешательства третьей стороны, делая акцент на достижение согласия между его участниками в виде совпадения мнений, предопределенных законодательной волей внешней среды или навязанным извне соглашением. Поддержи-

250

вая эту классификацию, добавим к ней своего рода «нормативное упорядочение» как проявление частной или общей гармонизации правовых актов. Словари поясняют: гармония – это связь, созвучие, соразмерность, это стройная согласованность частей одного целого. Гармонизация есть процесс обеспечения такой согласованности, применительно к правовым актам – соразмерности объему полномочий принявших их субъектов, согласованности между собой, достижения целей, заданных государственными институтами. Причем это не гладкий эволюционный путь, а путь движения со своими этапами, «приливами» и «отливами», со своими противоречиями.

Правовые акты лишь внешне выступают как обезличенные явления. За ними всегда стоят политические силы, социальные слои, лидеры, государственные органы. Акты служат как бы «нормативными куклами», появляющимися и действующими по воле и в интересах тех, кто стоит как на политической сцене, так и за кулисами, под их прикрытием. И в то же время акты обладают громадным созидательным потенциалом, выражая меру согласованности интересов и общепризнанный нормативный стандарт и одновременно, программу поведения.

Гармонизация же позволяет добиться функционального равновесия правовых актов, обеспечить ту степень их сбалансированности между собой, которая в конечном итоге позволяет правовой системе функционировать и развиваться в заданных» направлениях. Стало быть, гарантируется устойчивый статус всех субъектов права, преодолеваются отклонения в их действиях от нормативной модели. Государственные институты и институты гражданского общества действуют в конституционном русле. Именно поэтому в Договоре об общественном согласии большое место уделено принятию законов, их устойчивости и последовательной реализации.

Объектом гармонизации могут быть отдельные правовые акты или даже их части, суммы актов одного или нескольких органов, конфликтующих между собой, наконец, правовые институты и даже отрасли законодательства. Гармонизация позволяет устранить юридические противоречия и обеспечить то соотношение правовых актов, которое производно от статуса принявших их органов и предопределяется конституционными основами правовой системы. Точнее говоря, может быть восстановлено прежнее, ранее нарушенное соотношение актов между собой (например, конституции и закона, закона и указа), легальный статус органа, если были допущены отступления от него и вмешательство в сферу другого органа.

Гармонизация сопровождается и жесткими правовыми средствами – отменой актов, их оспариванием, признанием недействительными и т. д, и мягкими – приведением актов в соответствие с конституционными установлениями, согласованностью правовых программ и действий и т.п. Сближение правовых позиций конфликтующих сторон ведет к уменьшению и снятию напряженности

251

в их отношениях и способствует снижению общей остроты противоречий в государстве.

2. Условия, обеспечивающие гармонизацию правовых актов.

Острота юридических противоречий, обнаруживаемая в российской действительности, столкновения актов отражают как обычные, повторяющиеся, так и возникающие конфликтные ситуации. Их видоизменение и преобразование в нормально-юридическое состояние требуют значительных усилий как законодателей, так и всех правоприменителей, как политических партий и общественных объединений, так и средств массовой информации и других институтов гражданского общества. Затрагиваемые усилия направлены на формирование условий, благоприятствующих правовой гармонизации.

К числу таких условий можно отнести прежде всего упорядочение, совершенствование и развитие общественных отношений в разных сферах общественной жизни – в политической, экономической, социальной и др. Ведь истоки многих юридических конфликтов кроются вне правовой сферы, и их преодоление требует правильного государственного курса, обоснованных программ преобразований и последовательности действий.

Собственно юридические условия гармонизации правовых актов можно выразить следующим образом. Во-первых, на преодоление юридических конфликтов благоприятным образом влияет упорядочение правовой системы и поддержание ее равновесия. Она слагается из таких действий, как установление строгой классификации правовых актов и соблюдение ее в процессе правотворчества. Тогда удается избегать и преодолевать многочисленные случаи смешения правовых актов по предмету, содержанию и методам регулирования, по форме, процедуре принятия и вступления в силу, строго придерживаться нормативных соотношений между актами и системных связей и зависимостей. Решить эти задачи можно благодаря строгому следованию конституционным принципам правовой системы, а также путем принятия Закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», который давно подготовлен Институтом законодательства и сравнительного правоведения и «задерживается» в парламентских коридорах. Пока же много случаев, когда противоречия между актами усложняют дело. Так, есть немало отступлений от федеральной Конституции в конституциях республик и уставах краев, областей. Недооценка противоречий Конституции Чеченской республики Конституции России положила начало острейшему конфликту.

Правовой гармонизации несомненно поможет полная законодательная регламентация статуса органов государства, местного самоуправления и общественных объединений. Однако она всегда отстает от запросов практики. К тому же статутные законы часто «обходят», нарушают в более подвижных тематических законах и иных актах. Нужно ликвидировать такое противоречие. И тогда удается обеспечить строгое соблюдение статуса всех субъектов

252

права и предупредить произвольные «выходы» за его пределы, вторжения в компетенцию других органов и т.п. «Баланс компетенции» послужит важным условием сбалансированности правовых актов.

Особое значение приобретает методология сравнительного правоведения, которая позволяет анализировать и сопоставлять разные акты как внутри Федерации, так и в межгосударственном масштабе. От. е.е верного использования во многом зависит понимание общего и особенного, оценка «меры разнообразия», временной или постоянной, и выработка корректных рекомендаций. Поверхностное сопоставление актов, в частности по их некоторым внешним признакам, дает отрицательные результаты, поскольку мешает обнаружить глубинные причины появления актов и их динамики, ведет к упрощенным и даже ошибочным решениям, например при механическом перенесении институтов, актов иностранного права на почву российского правового развития.

Придавая большое значение технологии сравнительно-правового анализа, Институт законодательства и сравнительного правоведения подготовил «Методику сравнительного анализа законодательства республик в составе Российской Федерации, а также государств – участников СНГ».

Объем объектов сравнительного изучения должен быть максимально исчерпывающим и включать все нормативно-правовые акты, их части, относящиеся к изучаемой сфере правового регулирования. Изучению подлежат в первую очередь действующие нормативно-правовые акты и нормы. В число объектов изучения могут включаться также отмененные и фактически утратившие значение акты, проекты актов по соответствующему вопросу.

Работа по сравнительному анализу законодательства проводится с использованием автоматизированных информационно-поисковых систем по законодательству либо справочной картотеки нормативно-правовых актов. При необходимости используются также другие источники правовой информации.

Полезно руководствоваться критериями оценки актов. Какими же?

Следует учитывать прежде всего, что правовые институты и нормы считаются сравнимыми, если они решают один и тот же вопрос, хотя его решение может быть различным или даже противоположным. Причем решение одного и того же вопроса в различных системах законодательства может достигаться комбинацией различных правовых средств; одни и те же юридические термины могут иметь неодинаковое значение в различных системах законодательства, и наоборот, различные термины имеют одинаковое значение. Поэтому сравнительному исследованию подлежат главным образом средства и способы решения одной и той же либо близких по содержанию правовых задач.

Оценка нормативных источников, являющихся объектом сравнительного исследования, осуществляется как по формально-юридическим, так и по юридико-содержательным критериям.

253

К формально-юридическим критериям относятся:

а) количество нормативно-правовых актов, в которых решается тот или иной вопрос (в том числе и по соответствующим видам актов: Основы законодательства, кодексы и т.п.);

б) обоснованность выбора уровня нормативного регулирования, вида акта для решения конкретной задачи исходя из содержания вопроса и компетенции соответствующего органа;

в) использование таких правовых форм, «как соглашения, договоры и т.п.;

г) использование правил законодательной техники;

д) использование специальных правовых средств, обеспечивающих исполнение актов (меры ответственности, поощрения, контроля, порядок разрешения споров и т.д.);

е) действие сравниваемых актов во времени, в пространстве и по кругу лиц;

ж) системная связь с другими нормативно-правовыми актами;

з) множественность актов по одному вопросу, уровень их квалифицированности.

3. Способы гармонизации актов внутри правовой системы.

Как уже отмечалось, в рамках правовой системы возникают диспропорции и острые юридически конфликты. То отстает процесс принятия актов одного вида, развитие отдельных отраслей и подотраслей законодательства, то допускается нарушение компетенции субъектов одного уровня актами субъектов другого уровня, то появляются акты, содержащие разные решения по одному и тому же вопросу, то рвется «правовая цепь», ковда признание верховенства конституции и законов не сопровождается изданием актов «во исполнение» закона. Преодолению названных юридических конфликтов могут служить следующие способы.

К первой группе мер относятся общие способы стабилизации ситуации и преодоления конфликтов. Таковы, например, экономические, социальные и иные программы реформ – больших и малых. Сюда же следует отнести Меморандум о согласии, принятый Государственной Думой 23 февраля 1994 г., и Договор об общественном согласии, подписанный в апреле – мае 1994 г. В них взяты своего рода добровольные правовые обязательства, точнее говоря, «самообязательства», которые ориентируют субъекты права на согласованные действия, на последовательную реализацию положений Конституции и законов, на недопущение действий и актов, могущих подорвать конституционный строй и ослабить правопорядок. Программы принятия законов служат основой связанного с ним правотворчества по линии правительств, ведомств, регионов. Теперь нужны реальные шаги в данном направлении.

Любой юридический конфликт порождается тем или иным правопониманием – ложным, ошибочным, двусмысленным и т.п. Как исток конфликта правопонимание его участников должно быть изменено или преобразовано. Иначе развязывание узла юридических противоречий внешними средствами – отменой акта и т.п. – может не повлиять реально на правосознание и правовое

254

поведение людей. Опять будут появляться акты, сталкивающиеся между собой из-за различия интересов их разработчиков и инициаторов.

На формирование правопонимания, способствующего гармонизации актов, влияют общие или согласованные научные концепции законотворчества – правотворчества вообще. Опыт планирования законопроектных работ в парламенте Российской Федерации, в Администрации Президента и в Правительстве в 1992— 1994 гг. был поучителен своими отрицательными свойствами, когда поспешно намечаемые и принимаемые акты готовились без серьезных научных обоснований, расчетов и прогнозов. И сегодня по-прежнему плохо согласовываются планы законопроектной деятельности этих структур, акты оцениваются не для решения задач, «рвется» единство отраслей законодательства. Некоторый сдвиг произошел тут по линии научных институтов, которые расширили сферу подготовки научных концепций, хотя их не всегда учитывают.

Столь же полезны научно-практические обсуждения программ законодательной деятельности, проблем отдельных отраслей законодательства, наконец, реализации законов. Обмен мнениями позволяет вырабатывать общие подходы и согласованные позиции, снимать или уменьшать возможные юридические противоречия. Акты чаще готовятся в той последовательности, которая обусловлена не субъективными взглядами представителей властей, а логикой законодательного развития. Примерами таких обсуждений могут служить проведенные зимой и весной 1994 г. конференции по проблемам Конституции, федерализма, гражданского права, «круглые столы» по вопросам развития законодательства в социально-культурной сфере и др.

Серьезного внимания требует сближение и согласованное использование в нормативных актах понятийного аппарата. Пока эта задача решается не вполне удовлетворительно, что вызывает различные толкования актов, их коллизии и многочисленные ошибки в правоприменении.

Весьма неоднозначны, например, нормативные понятия «органы исполнительной власти», «органы государственного управления», «местное управление», «местное самоуправление». Противоречивы понятия и термины, обозначающие виды собственности и их режимы. Так, в ст. 8 Конституции Российской Федерации говорится о частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. В Конституции Татарстана выделяется частная собственность, собственность общественных объединений, государственная собственность, коммунальная собственность, и здесь заметны различия. В Законе «О собственности в Карельской АССР» субъектами государственной собственности являются центральные и местные органы, причем муниципальная собственность не выделяется как самостоятельная.

Есть немало противоречивых конституционных понятий о соб-

255

ственности в Конституциях Республики Саха-Якутия, Республики Тува и др. на фоне соответствующих положений федеральной Конституции.

Поэтому в рамках концепций и программ законодательной деятельности желательно отрабатывать систему используемых понятий, терминов, пользоваться ими последовательно во всех однородных нормативных актах.

Преодолению юридического хаоса способствует и усиление программных начал в правотворчестве. Три вида планов, программ особенно важны: планы правового обеспечения (в рамках программ реформ для предприятий, регионов и т.д.), программы законодательной и иной правотворческой деятельности, планы приведения актов в соответствие с Конституцией, законами. К сожалению, они пока составляются поверхностно и плохо реализуются, не оказывая заметного влияния на правотворчество и слабо сдерживая «отклонения по ситуациям».

Кодификация законодательства – отраслевая и общая – находится в ряду способов его гармонизации.

Для устранения противоречий между актами на федеральном уровне – между ветвями власти, между органами Федерации и ее субъектов – по-прежнему применяются парламентские обсуждения, переговоры и методы достижения компромиссов и договоренностей. О чем? Об отмене изменения актов, об их согласованности, о недопущении издания актов, о временном приостановлении действий, вторгающихся в сферу действия иных актов. Не всегда, правда, подобные договоренности реализуются, в немалой степени из-за слабости согласительных процедур. При эйфорическом признании их полезности налицо и отсутствие регламентов таких процедур, неумение вести «юридические переговоры». Этот вакуум надо заполнить как можно скорее.

Следует в полной мере ввести в действие такой новый инструмент гармонизации актов федеральных органов и органов республик, областей и других субъектов, как коллизионное право. Это бесспорное конституционное новшество: коллизионное право отнесено « исключительной компетенции Федерации. Оно позволяет, во-первых, вводить «зоны приоритетов» актов Федерации и ее субъектов, во-вторых, допускать временное правовое регулирование субъектами Федерации вопросов совместного ведения до принятия федеральных законов, в-третьих, легализовать применение законодательства одной республики на территории другой.

И нужно реализовать эти средства устранения юридических коллизий. Еще раз напомним о полезности нормативных стандартов, образцов, модельных актов, которые помогают сторонам следовать эталонам права. В США, например, около ста лет действует национальная конференция представителей штатов по сближению и унификации законодательства. Есть модельные (уголовный и тортовый) кодексы, Закон о предпринимательстве, и в

256

качестве «текстового образца» ими можно воспользоваться в том или ином объеме.

Отрадно, что в российском парламенте и в регионах получает признание идея модельных актов. Схему модельного акта разработали в Институте законодательства и сравнительного правоведения. А исследования в Тверской области в июне – июле 1994 г. проблем взаимоотношений органов Федерации и ее субъектов позволили рекомендовать ряд модельных актов – о местном самоуправлении, регламентов взаимодействия исполнительных органов, «Правил решений» и др.

Конфликты в федеральных отношениях – острая «российская болезнь». И федеративное государство должно предотвращать коллизии и использовать процедуры рассмотрения споров, применять санкции. В Канаде, например, с этой целью регулярно проводятся переговоры федеральных и провинциальных властей, конференции, в частности конституционные, принимаются специальные соглашения.

И в нашем законодательстве, в договорах и соглашениях предусматриваются права и обязанности, обязательства федеральных и республиканских, краевых, областных органов, городских (городов федерального значения) органов. Однако коллизии, споры и конфликты в связи с федеративными отношениями не уменьшаются, напротив, их удельный вес увеличивается. Это обусловлено как пренебрежением к имеющимся правовым средствам разрешения коллизий, так и недостатком четких процедур их рассмотрения.

Гармонизация правовых актов далеко не всегда достигается с помощью обеспечивающих средств, концептуальных подходов, общих программ деятельности и согласований. Острота юридических конфликтов вынуждает применять жесткие средства: приостановление акта, отмену акта, оспаривание акта в суде, признание акта недействительным, изменение акта (в последнем случае – добровольно или по предписанию). И для этого есть твердые предписания и некоторые процедуры.

Так, согласно ч. 2 ст. 85 Конституции, Президент Российской Федерации вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Федерации. Четко установлены четыре основания для приостановления. Окончательное решение принимает суд. Статья 115 Конституции (представляет Президенту право отменять постановления и распоряжения федерального Правительства в случае их противоречия Конституции, законам и нормативным указам.

Приведем и другие иллюстрации. Например, ст. 89 Конституции Республики Саха-Якутия предоставляет право гражданам обжаловать в судебном порядке решения и действия органов местного самоуправления и их должностных лиц. Статьи 92 и 94 дают право местным советам и администрации отменять акты нижестоящих органов местного самоуправления, а администрации – отменять решения и распоряжения нижестоящей администрации.

257

В первом случае основанием является несоответствие актов законодательству, во втором – превышение полномочий.

И все же отмеченные средства применяются редко, что невольно укрепляет ощущение «правовой амнистии». А это очень вредно.

4. Гармонизация актов национального и международного права.

Расширение сотрудничества государств и усиливающиеся инте-гративные процессы предъявляют повышенные требования к совместимости их правовых актов. От периода их противостояния наблюдается переход к сближению. Приведем его императив, имеющий конституционный смысл.

Первое. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, ратифицированные в установленном порядке, являются составной частью ее правовой системы и защищаются наравне с законом.

Второе. Если международный договор Российской Федерации содержит положения, противоречащие Конституции Российской Федерации, его ратификация возможна только после внесения соответствующих изменений в Конституцию Российской Федерации.

Третье. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора.

Регламентация подготовки, заключения и выполнения международных договоров содержится в Законе «О международных договорах Российской Федерации». В нем устанавливается, что международные договоры заключаются, исполняются и прекращаются в соответствии с Конституцией, настоящим Законом, а также с общепризнанными принципами и нормами международного права.

После заключения договора Президент и Правительство принимают меры, направленные на обеспечение исполнения международных договоров. Копии договоров рассылаются соответствующим министерствам, комитетам и ведомствам, которые обеспечивают выполнение обязательств российской стороны и осуществление ее прав. И еще раз подчеркнем: при всей простоте формулы о применении правил международного договора в случае противоречия им норм национального законодательства остаются неясными некоторые вопросы. Кто обнаруживает, фиксирует и удостоверяет такие противоречия? Ведь неизбежен «ведомственно-локальный» субъективизм. Видимо, нужно официально и по определенной процедуре удостоверить несоответствие норм российского законодательства и правил международного договора, с этого момента последние действуют как бы в силу «презумпции приоритета».

Пока же приходится констатировать «повисание в воздухе» немалого числа международных соглашений, договоров по двум причинам: вследствие непринятия мер соответствующими государственными органами по их реализации и из-за неустановленного противоречия их нормам законодательства, которые продолжают

258

действовать без изменений, в полном объеме. Подобное бездействие усугубляет юридические коллизии, увеличивая объем «правового вакуума» и разрыв между однородными нормами международного и национального права. Поэтому важно уже на этапе подготовки международных договоров постараться предотвратить возможные юридические коллизии.

Актуальное значение приобретает решение проблемы общего и особенного в законодательстве государств – участников СНГ. За прошедшие годы в независимых государствах – бывших союзных республиках СССР динамично развивалось законодательство. С его помощью суверенные государства стремятся сформировать прочную юридическую базу для экономических, политических и иных преобразований, оформить государственные институты. Изменения и новшества характерны, по сути дела, для многих отраслей национальных законодательств. В среднем принято от 100 до 400 законов. Многие законодательные акты по характеру содержащихся в них юридических решений довольно схожи, что объясняется как историческими причинами, так и аналогичной ситуацией.

В ряде законов нетрудно обнаружить специфические моменты, отражающие особенности социально-экономического развития государств, культуры, традиции. Эти моменты обогащают общую правовую доктрину и практику. И в то же время в законах государств СНГ есть и те различия, которые в известной мере затрудняют согласованное решение вопросов, в особенности правовое регулирование общего экономического пространства государств – участников СНГ.

Следует иметь в виду, что в наследство от прежнего единого государства с унитарной правовой системой нам достались обширная общая инфраструктура, единые системы жизнеобеспечения и многочисленные межрегиональные экономические связи. Их нарушения в последние годы – одна из важнейших причин охватившего эти страны экономического кризиса. Конкретными же причинами этого распада помимо причин чисто политического характера выступают и дробление некогда единого законодательства, и возникновение в этом законодательстве пробелов и противоречий. У партнеров отсутствует достаточная информация о новых правовых актах и новой правовой ситуации в каждой из стран.

Возникает необходимость в налаживании взаимной информированности стран СНГ о правовых изменениях (некоторые решения на этот счет приняты, но выполняются плохо), о взаимных проблемах и интересах в этой области. Помогает организация творческого общения специалистов стран СНГ и обсуждение ими этих проблем как на экспертном, так и на должностном уровнях. Результаты взаимных договоренностей тю законодательной линии полезно завершать созданием взаимных планов ликвидации необоснованного правового разнобоя под эгидой Межпарламентской

259

ассамблеи, а подзаконных актов – под эгидой Совета глав государств, Совета глав правительств, иных структур.

Конечно, речь не идет о сближении всего законодательства стран СНГ, речь идет лишь о ликвидации противоречий в той части, которая касается общей инфраструктуры, общих систем жизнеобеспечения и межрегиональных поставок В общих чертах круг этих интересов достаточно очерчен «Основными направлениями сближения национальных законодательств государств – участников СНГ», одобренными Межпарламентской ассамблеей 16 сентября 1992 г. и являющимися хорошей основой для указанной работы на ближайшие годы

Первый крупный комплекс вопросов, нуждающихся в одинаковом решении, – это вопросы, касающиеся статусов и общих условий деятельности предприятий, иных хозяйствующих субъектов, а также связанных с этим условий межгосударственного движения товаров, финансовых средств и общего порядка взаимных расчетов. Одним из путей этого решения является обновление гражданских кодексов независимых государств, приспособление их к новым условиям рынка. В первом полугодии 1994 г. в этих целях был обсужден вопрос о способах путей сближения этих кодексов на основе модельного акта.

Модельные законодательные акты – новшество теории и практики нормотворчества. Это рекомендательные акты, дающие нормативную ориентацию государствам – членам МПА в развитии соответствующего законодательства[1]. Уже приняты модельные законы о согласованных принципах регулирования гражданства, информационных отношений, экологической безопасности, об иностранных инвестициях, о едином таможенном деле. Готовятся другие акты. Но, к сожалению, пока их реальное влияние невелико, редко они рассматриваются национальными парламентами и служат образцами для их законов

Помогают двусторонние и многосторонние договоры об оказании правовой помощи, но почти нет соглашений об устранении коллизий.

Мешает дублирование модельных актов и схожих тематических соглашений в рамках СНГ. Консультации и переговоры помогают устранению юридических противоречий.

Существенную помощь оказывает комиссия Европейского Сообщества, подготовившая для ряда государств СНГ программу «Формирование правовых основ рыночной экономики», в которой намечено составление толкового словаря важнейших понятий гражданского и торгового права с последующим изданием двуязычных юридических словарей, создание системы депозитных библиотек законодательства, компьютерной информационной системы для распространения законодательства и международных договоров, консультирование и экспертиза проектов и т. п. К сожалению, и здесь достигнутые договоренности реализуются мед-

260

ленно, что отражает неустойчивость курсов действий в рамках СНГ.

Инструментом преодоления коллизий между законодательствами различных государств служат коллизионные нормы, которые пока чаще всего применяются в международном частном праве. Возможны разные классификации коллизионных норм, помогающих их применению, – односторонние (определяют пределы применения своего права), двусторонние (определяют пределы применения своего и иностранного права), альтернативные, допускающие привязку к праву разных стран[2].

Важное значение имеет унификация коллизионных норм. Ее цель – создать единообразные нормы для конкретных случаев, когда возникает вопрос, нормы какого национального законодательства применимы к отношениям с «иностранным элементом». Унификация норм осуществляется преимущественно путем заключения двусторонних и многосторонних международных конвенций. Богатый опыт международно-правового регулирования дает множество тому примеров[3].

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См. подр.: Проблемы законотворчества Российской Федерации. С. 42—50

[2] См. подр.: Садиков О.Н. Коллизионные нормы в современном международном частном праве//Сов. ежегодник международного права. 1982. М., 1983.

[3] См., напр., законодательство зарубежных государств. Международная унификация коллизионных норм семейного права. М., 1993; Доронина Н.Г. Унификация права как средство экономической интеграции стран Латинской Америки Матепиалы по иностранному законодательству и междунаоодночу частному праву. М., 1993 С. 3—15.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.