Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 10. МОДЕЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТА

 

1. Постановка проблемы.

Схема 1. Развитие конфликта

Схема 2. Установки противоборствующих сторон

3. Структуры взаимодействия индивидов – участников конфликта в юридической сфере.

4. Формальный, содержательный и оценочный классификаторы факторов, влияющих на деятельность сторон в конфликтной ситуации.

5. Выявление причин возникновения и продолжения конфликта, недостижения целей противоборствующих сторон.

 

1. Постановка проблемы.

Противоборствующие стороны и правоохранительные органы порой не в состоянии разрешить конфликт традиционными юридическими методами. На помощь могут прийти системный анализ конфликта как средство преодоления сложностей и компьютерное моделирование, так как на моделях можно ставить любые эксперименты, проверять самые разные варианты решений, не причиняя людям никакого вреда.

На данном уровне знаний конфликтология располагает в основном теоретико-игровыми моделями взаимодействия сторон. Теория антагонистических игр использует принцип минимакса фон-Неймана, т.е. принцип получения, максимума из минимума, который оставляет тебе противник. При этом сумма выигрышей одной стороны равна сумме проигрышей другой. Принцип минимакса описывает предельно осторожные стратегии поведения сторон с абсолютным интеллектом[1].

Юридическую конфлнктологию интересуют и сложные конфликты со множеством участников, например борьба представителей законодательной и исполнительной власти, межнациональные конфликты и т.д. В таких случаях важно добиться не столько «победы», сколько перевода конфликта из диких, стихийных в цивилизованные, правовые формы и достичь компромисса, согласия сторон Тогда применимы принципы теории неантагонистических игр – принцип эффективности Парето и принцип устойчивости Нэша.

К сожалению, как правило, крайне трудно описать возможные стратегии. Чаще всего они скрываются противниками. Но главный недостаток теоретико-игровых моделей – их ориентация на осторожный статистический выбор. В экстремальных ситуациях такой выбор приводит к проигрышу. Принцип поведения в конфликте —

77

максимум эффективности при допустимом риске. Такой принцип применяется в весьма перспективной, на наш взгляд, гомеостатической модели конфликта (гомеостаз – свойство системы поддерживать устойчивое внутреннее состояние, несмотря на внешние воздействия, а конфликт – нарушение гомеостаза).

В юридической сфере конфликт можно рассматривать как нарушение правового статуса или юридического состояния сторон (либо одной из них). Представляется, что этот подход и связанный с ним мощный математический аппарат (тензоры Крона) могут быть взяты на вооружение юридической конфликтологией[2].

Весьма перспективны, на наш взгляд, модели теории распознавания образов и некоторые другие подходы к изучению конфликта[3].

Почти все авторы монографий по конфликтологии считают, что главная трудность при моделировании конфликта состоит в отображении реальных жизненных конфликтов в математической схеме, в построении концепций и кристаллизации понятий, в адекватном описании сознания и поведения участников конфликта[4]. В сложных случаях конфликт моделируется для каждой стороны порознь, а затем строится модель взаимодействия результатов решений[5].

2. Формальная структура конфликта организационных систем. Рассмотрим схему 1. На ней изображена формальная структура противоборства сторон (оргсистем, юридических лиц) в юридической сфере на семи уровнях анализа.

На первом уровне анализа (вверху рисунка) изображена проблемная (конфликтная) ситуация ПС как с точки зрения права (метасистемы), так и с точки зрения одной из противоборствующих сторон (для определенности – с точки зрения оргсистемы 1HC). Стороны (противники) помечены индексами «1» и «2». Буквами И, Н, и Р с индексом «п» соответственно обозначены: идеальная модель деятельности 1ИС в конфликте (с точки зрения права); нормативная модель деятельности 1ИС (закрепленная в законе); реальная модель деятельности 1ИС в конфликте (описание экспертов-юристов и социологов).

Проблемная ситуация ПС с точки зрения права определяется как совокупность разрывов между идеальным, должным и сущим. Это разрывы, помеченные на схеме 1 кружками в клетках матрицы ПС выше ее главной диагонали. Буквами И, Н и Р с индексом «с» соответственно обозначены: идеальная модель деятельности

78

Схема 1. Развитие конфликта

в конфликте (образ потребного будущего) с точки зрения самой оргснстемы 1HC; нормативная модель ее деятельности в конфликте (нормы, которые она признает на практике, в том числе и неформальные); реальная модель ее деятельности в конфликте (описание хода конфликта с точки зрения 1HC). Проблемная ситуация для 1HC, с ее собственной точки зрения, определяется как совокупность разрывов между Ис, Нс и Рс (помеченных крестиками в клетках матрицы ПС ниже главной диагонали).

Главная цель деятельности 1HC в конфликте определяется как всемерное сокращение разрывов между идеальным, должным и сущим (как с точки зрения права, так и с точки зрения самой 1HC).

На втором уровне анализа составляется классификатор и фиксируется правовой статус взаимодействующих оргсистем как со стороны 1HC, так и со стороны ее противника 2HC. Имеются в виду те и только те оргсистемы, которые могут помочь или помешать достижению главной цели конфликта в терминах конечного результата (например, это может быть борьба за власть или влияние, за рынок сбыта и т.д.). Составляется дерево целей взаимодействующих и противоборствующих систем: на вертикальном уровне (ВС – системы вышестоящие, ИС – исследуемые системы, НС – системы нижестоящие, они же подсистемы 1HC) и на горизонтальном уровне (СС – системы существенной среды, например поставщики и потребители; 1HC – исследуемая система). Имеются в виду открытые, официально декларируемые цели противоборствующих сторон. Далее аналогично строится дерево интересов – так мы будем обозначать в данном случае подлинные, скрытые, теневые цели противников[6].

На третьем уровне анализа конкретизируются требования сторон к конечному результату конфликта (например, число и характер должностей в органах представительной и исполнительной властей; желательная прибыль и характеристики рынков сбыта; уничтожение или понижение правового статуса противника и т.д.).

На четвертом уровне анализа фиксируются действия сторон на основных стадиях «жизненного цикла» конечного результата конфликта. А именно: на стадии ВП – выявление потребностей в конечном результате; С – создание конечного результата (борьба за конечный результат); Р – реализация конечного результата (использование достигнутых результатов конфликта); контр – это контроль за реализацией конечного результата конфликта. Контроль может выявить необходимость в продолжении конфликта, и тогда цикл повторяется.

На пятом уровне анализа фиксируются: качественные и количественные характеристики кадров противоборствующих сторон (К) – их руководителей и функционеров (их установки и ориен-

80

тацип; правовая, профессиональная и общая культура; активность в конфликте и т.д.); средства деятельности (борьбы) – законные и незаконные (СД); предмет деятельности (ПД) – информационные, финансовые, энергетические, иные аспекты противоборства. Здесь же фиксируются правовые отношения, соглашения сторон, распределение компетенции и ролей индивидов – участников конфликта (К) и технологические процессы, связанные с конфликтом (информационные, аналитические, а то и военно-промышленные технологии, используемые участниками конфликта (К), – пунктирные стрелки).

На шестом уровне анализа учитываются материальные (М), энергетические (Э), финансовые (Ф), информационные (Инф), интеллектуальные (Инт) (аналитические и прогностические), людские (Л), временные ресурсы (В) (запасы, возможности) противоборствующих сторон.

Седьмой уровень анализа предполагает анализ и прогноз действий сторон в чрезвычайных ситуациях (социальный взрыв, авария, стихийное бедствие и т.д.).

Каждому из семи уровней анализа на левой стороне схемы 1 соответствуют буквы 1HC (идеальная с точки зрения теории права модель для уровня i (i=l-e-7) – модель деятельности, состава или структуры) ; hiнормативная модель деятельности (система правовых норм, требований закона). Так, для уровня 1 это нормы-принципы, нормы-цели; для уровня 2 – нормы, определяющие правовой статус сторон; для уровня 3 – нормы-требования к конечному результату конфликта (например, конституционные ограничения возможностей органов власти и управления в случае, если конфликт – это борьба сторон за государственную власть); для уровня 4 – это регулятивные нормы (предписания, дозволения, запреты); для уровня 5 – это нормы, определяющие правовые отношения между кадрами, средствами деятельности, предметами деятельности в ходе конфликта; для уровня 6 – нормы на ресурсы деятельности оргсистем; для уровня 7 – чрезвычайное законодательство.

Буквой Mi (i=l-f-7) обозначены механизмы действия правовых норм на каждом уровне (нормативные акты; правоприменительные акты; субъекты, осуществляющие их создание и реализацию во исполнение норм).

С правой стороны этим уровням соответствуют: у1управленческие решения; Ф1жизненные циклы управленческих решений, соответствующие жизненному циклу КР (выявление потребностей в решении, его принятие, реализация и контроль за реализацией решения); B1 – управленческие воздействия (стимулы – поощрения, санкции – наказания: эталоны поведения – личный пример либо образцы, взятые, скажем, из опыта развитых демократий).

Таким образом, мы описали формальную структуру конфликта с точки зрения права и с точки зрения одной из сторон (1HC). Теперь повторяем описание с точки зрения противника 1HC), у

81

которого может быть свой образ потребного будущего (Ис), своя нормативная модель поведения (Нс) и своя реальная модель поведения (Рс) (описание хода конфликта с точки зрения 2ИС).

Получаем три описания формальной структуры конфликта: 1) с точки зрения права и закона; 2) с точки зрения 1ИС; 3) с точки зрения 2ИС.

В сущности, мы построили формальную структуру общественных отношений, в которых задействованы обе конфликтующие стороны, т.е. проведена операционализация понятия «общественные отношения» для нужд юридической конфликтологии.

Схема 2. Установки противоборствующих сторон

 

3. Структуры взаимодействия индивидов – участников конфликта в юридической сфере.

Следуя Марксу, определившему личность как «совокупность общественных отношений», можно эту же схему применить для анализа противоборства индивидов и их объединений (социальных групп) в юридической сфере. Однако, на наш взгляд, этот подход необходимо дополнить концептуальной моделью социально-психологической регуляции поведения индивидов – участников конфликта[7].

Рассмотрим установки противоборствующих сторон (схема 2).

На схеме 2 приняты следующие обозначения: П – потребности участников конфликта; КС – конфликтная ситуация; У – установки противоборствующих сторон; Р – их поведение; К.Р – конечный результат конфликта. Эта схема – развитие схемы Узнадзе, хорошо зарекомендовавшей себя в ряде исследований. Дело, на наш взгляд, в том, что для анализа сложнейших систем надежными оказываются лишь наиболее общие понятия,

инвариантные для широких классов задач. Так, потребности представляют внутренний мир индивида, ситуации – внешний мир, установки – направленность на конечный результат, а эти понятия всегда так или иначе присутствуют в реальных конфликтах. К основаниям классификации, представленным на схеме 2, следует добавить; а) компоненты установок: эмоционально-образные, логико-нормативные, принципиально-волевые; б) характеристики установок по их генезису: фанатические (отвечающие только потребностям индивида, без учета ситуаций), ситуативные (в конфликте— конформные), рефлексивные (в конфликте – сбалансированные с учетом поведения противника); в) характеристики установок и поведения с точки зрения права: правовые, антиправовые, юридически нейтральные.

82

Разницу между словом и делом (между информационной и энергетической сторонами конфликта) можно объяснить преобладанием, актуализацией установок разного уровня включенности индивида в конфликт. Имеются в виду следующие уровни сознания и поведения: общечеловеческий (отношение к общечеловеческим ценностям, принципам и нормам международного права); политико-государственный (ориентации и установки в области политики и государственного права; отношение к органам власти, управления, в том числе к правоохранительным органам; к разным формам собственности и государственного устройства; к политическим элитам и партиям и т.д.); национальный уровень; классово-слоевой уровень; социально-групповой уровень (группы по возрасту, полу, интересам) ; уровень сферы деятельности; уровень сферы общения; витальный уровень (потребности в пище, тепле и т.д.).

В межнациональных конфликтах, например, национальные установки могут взять верх над общечеловеческими и т.д.

Кроме системы установок и ориентации, определяющей направленность действий индивидов при конфликте в юридической сфере, поведение могут определить опыт предыдущих конфликтов и мотивация поведения индивида в юридической сфере[8] на каждом из перечисленных выше уровней.

Бессознательные проявления психики поддаются моделированию не только с помощью психологических тестов (на агрессивность и т.д.), но и с помощью обычных анкет. Таковы подходы (модели) В. А. Лефевра[9]. Безотчетный выбор индивидом тех или иных вариантов поведения в конфликтных ситуациях позволяет перейти от уровня подсознания (модели рефлексии) к уровню сверхсознания. Так, Лефевру удалось доказать наличие разных этических систем (например, у большинства русских и американцев), а эти системы во многом определяют поведение индивидов в конфликтных ситуациях.

Без учета коллективного бессознательного трудно понять иррациональность, например, межнациональных конфликтов и недостаточность одних только правовых методов для их цивилизованного разрешения.

4. Формальный, содержательный и оценочный классификаторы факторов, влияющих на деятельность сторон в конфликтной ситуации.

Формальная структура деятельности оргсистемы в конфликте, приведенная на схеме 1, является основой для формального классификатора факторов, определяющих деятельность противоборствующих сторон. В самом общем виде это проблемные (конфликтные) ситуации, цели, функции, структуры и ресурсы противоборствующих и взаимодействующих систем. Элементы (помечены на схеме 1 буквами), связи (помечены на схеме 1 стрелками) с учетом интегральных свойств конфликта как надсистемы

83

(таких, как острота, напряженность, устойчивость и т.д.) дают возможность получить весьма полный, хотя и абстрактный набор факторов, влияющих на поведение сторон.

Структура поведения конфликтующих индивидов в юридической сфере может дополнить вышеназванный формальный классификатор, но может использоваться и самостоятельно. В таком случае также выделяются идеальные (международно-правовые), нормативные (соответствующие действующему законодательству страны) и реальные характеристики сознания и поведения противоборствующих индивидов на всех восьми уровнях конфликта. В конкретном исследовании главными становятся установки определенного (например, политико-государственного) уровня, а остальные ориентации и установки выступают как факторы, способствующие или препятствующие разрешению конфликта индивидов в юридической сфере.

В ряде случаев ддя полноты анализа применяется содержательный классификатор факторов. Дадим укрупненно один из его вариантов.

Факторы делятся на объективные и субъективные, основные и обеспечивающие. К основным объективным относятся: экономический, экологический, демографический, географический, исторический и пр. (космический и т.д.); к основным субъективным – мировоззренческий (в том числе идеологический, религиозный и т.д.), политический, правовой, морально-этический, социально-психологический, национальный, духовно-культурный и пр. (международный и т.д.); к обеспечивающим объективным – организационный, информационный, коммуникационный, научно-методический, программирующий (планирование и прогнозирование) и пр.; к обеспечивающим субъективным – общая, политическая, правовая и профессиональная культура кадров, авторитет лидеров (руководителей), атмосфера в коллективе и т.д.

Каждый фактор содержательного классификатора может быть развернут по всему формальному классификатору, структура которого изображена на схеме 1.

Далее строится оценочный классификатор действия факторов: знак (+ или –); направленность (в пользу или против ИС); сила (большая, средняя, слабая, нулевая); активность (высокая, средняя, низкая, никакая); интенсивность (часто, редко, никогда).

После этого полнота описания, как правило, становится достаточной для того, чтобы утверждать, что целевые функции противоборствующих сторон будут учитывать действие совокупности важнейших факторов, влияющих на конфликт.

5. Выявление причин возникновения и продолжения конфликта, недостижения целей противоборствующих сторон.

Эти причины делятся на три группы:

а) причины, связанные с элементами формальных структур взаимодействия сторон (см. схемы 1 и 2); элементы помечены буквами, квадратами и кругами. В самом общем виде это следующие

84

причины: al) недостаток элементов; а2) избыток элементов; аЗ) несовершенство (низкое качество) элементов;

б) причины, относящиеся к связям между элементами взаимодействующих систем. Это: 61) недостаток связей; 62) избыток связей; 63) несовершенство (низкое качество) связей; 64) неверное направление связей (на схемах 1 и 2 связи обозначены стрелками) ;

в) причины, связанные с интегральными, целостными свойствами конфликта как надсистемы (они не сводятся ни к элементам, ни к связям). Это такие причины, как законность, правопорядок, ритм, стиль, атмосфера, моральный дух участников конфликта и т.д.

Последовательное приложение этих групп причин к схемам взаимодействия сторон (схемы 1 и 2) с учетом содержательного и оценочного классификатора факторов дает на выходе достаточно полный, хотя и весьма абстрактный перечень причин возникновения и хода конфликта (с учетом его генезиса, функционирования и развития). Соответственно перечню причин, взвешенному экспертами, строится перечень рекомендаций по достижению целей сторон; по разрешению конфликта; по переводу его в другие формы взаимодействия (если он не кончается гибелью одной из сторон). Эти рекомендации следуют из взвешенного перечня причин и выглядят как восполнение недостатков элементов и связей взаимодействующих систем, а также как позитивное преобразование целостных свойств конфликта.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] См.: Нейман Дж. фон. Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение М, 1970.

[2] См.: Дружинин В. В., Которое Д. С, Которое М. Д. Введение в теорию конфликта. М , 1989.

[3] См.: Леванский В. А. Моделирование в социально-правовых исследованиях. М., 1986. С. 103—150; Чумиков А. Н. Социально-политический конфликт: теоретические и прикладные аспекты. М., 1993. С. 125—162.

[4] См.: Волгин Л. Н. Принцип согласованного оптимума. М, 1977. С 17 (принцип Парето); Саати Т Л. Математические модели конфликтных ситуаций. М., 1977. С. 110—111 (принцип Нэша); Дружинин В. В., Канторов Д С, Кон-торов М. Д. Указ. соч. С. 14; Паповян С. С. Математические методы в социальной психологии. М., 1983. С. 324—325.

[5] См.: Дружинин В. В., Канторов Д. С., Канторов М Д. Указ. соч. С. 75.

[6] О построении дерева целей см.: Основы системного подхода Томск, 1973, Черняк Ю.И. Простота сложного. М., 1975. С. 98, 102. Схема 1 – синтез подхода автора и названных подходов.

[7] Подр. см.: Леванский В. А. Указ. соч. С. 103—147.

[8] Подр. см.: Моделирование структуры правосознания методом самообучения ЭВМ//Леванский В. А. Указ. соч. С. 114—123.

[9] См.: Вопр. философии. 1990. № 7. С. 32—57.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.