Предыдущий | Оглавление | Следующий

 

Психологические реакции на диктатуру. 1

3.5. Радикализм, экстремизм и конфликты в политическом процессе. 2

Политический радикализм.. 2

Психологические предпосылки появления и проявления радикализма. 3

Политический экстремизм.. 3

Типология конфликтов. 4

Структура и основные функции политического конфликта. 6

Основные методы управлении политическими конфликтами. 6

Вопросы для самостоятельной работы.. 9

 

Психологические реакции на диктатуру

Объективно жизнь в условиях тоталитарной дик­татуры жестко регламентирована. Государство контро­лирует все стороны функционирования общества и его членов. Оно лишает граждан личного пространства. Гражданин тоталитарного государства не распоряжа­ется даже собственной жизнью. В разных странах, оказавшихся во власти тоталитарных диктатур, миллио­ны людей были арестованы и убиты по вздорным обви­нениям или просто без всяких обвинений. Человек может быть убит и по каким-то понятным либо ему самому, либо репрессивному аппарату основаниям — инакомыслие, нежелательная этническая или религи­озная принадлежность, неправильное социальное про­исхождение — и просто случайно, потому, что органы безопасности хотели продемонстрировать рвение и усердие в работе. Тоталитаризм — это сюрреалистиче­ский мир, где человек лишен многого, и защиты от все-проникновения государства практически нет.

Есть три варианта реагирования на такую жизнь.

Первый вариант реакции человека на тоталитар­ное государство — сопротивление, восстание. Это путь немногих героев. История диктаторских режимов хранит свидетельства героического поведения тех наших сограждан, которые надеялись сокрушить систему или для которых чувство собственного достоинства и стрем­ление к свободе были дороже жизни. Почти все они, разумеется, погибли. Государство, кстати, придумывая фиктивных террористов и шпионов в количествах, пре­восходящих всякое воображение, тщательно скрывало от своих подданных реальные случаи сопротивления. Понимая, что власть их стоит не только на силе, но и на своего рода психологических воздействиях, вожди боялись, что пример отдельных смельчаков может раз­рушить основы власти.

Второй вариант реакции человека на тоталитар­ное государство — непротивление, которое не тре­бует самопожертвования. Человек может осознать преступность режима, полную непредсказуемость собственной судьбы и невозможность повлиять на нее, но, понимая безнадежность борьбы, ничего не делать, принимая мир таким, каков он есть.

Мы все знаем как трудно человеку принять даже естественные моменты человеческого бытия — неиз­бежность собственной смерти, непредсказуемость и негарантированность развития отношений с близки­ми людьми. Но во много раз труднее примириться с бессмысленной жестокостью диктатуры. Для того что­бы, все понимая и принимая как неизбежность, про­должать жить, работать, воспитывать детей, требова­лось мужество, не меньшее, чем для бунта, нужен был уровень личностного развития, доступный лишь не­многим избранным.

Наиболее естественным для человека, а значит, и наиболее распространенным является третий вари­ант реакции на реалии тоталитарного государства — определенные искажения в восприятии мира с тем, чтобы сделать его менее пугающим и более благопо­лучным.

Необходимые искажения в восприятии мира легче осуществить не на когнитивном уровне, отрицая ка­кие-то аспекты реальности или придумывая то, чего нет, а на аффективном, меняя не столько свое вос­приятие, сколько свое отношение к действительно­сти. Такое мироощущение позволяет сохранить уве­ренность в завтрашнем дне хоть на палубе тонущего корабля.

Люди хотят жить в уютном и спокойном мире, в котором им ничто не грозит. Активисты экологических движений знают, как эффективно наши современни­ки отторгают любую неблагоприятную информацию о состояния природы, как трудно привлечь их внима­ние к катастрофическим последствиям их собствен­ной деятельности. Заядлые курильщики отвергают данные о вреде никотина, зато с радостью читают сообщения о долгожителях, которые якобы чуть ли не с рождения не выпускали трубку изо рта.

Аналогичным образом люди, живущие при дикта­туре, будучи не в силах ни изменить реальность, ни примириться с ней, строят для себя иллюзорный мир. У разных людей, переживших диктатуру, уровень пси­хической деформации различен. Это зависит от лич­ностных особенностей человека и от его семейных обстоятельств. На индивидуальном уровне последствия психической травмы могут давать о себе знать долгие годы. Переживание трехлетнего возраста делает ино­гда человека больным на всю жизнь. Травмы, пережи­тые целыми народами, будут ощущаться еще не одно поколение.

3.5. Радикализм, экстремизм и конфликты в политическом процессе

Понятие «радикализм» (от лат. radixкорень) в современной политической психологии имеет не­сколько значений, а именно — как психологический механизм качественного преобразования политиче­ских процессов, предполагающий решительные и бескомпромиссные действия для достижения цели; политическое движение, придерживающееся крайних средств достижения цели; социокультурная традиция, обусловленная соответствующим типом личности и национально-цивилизационными особенностями об­щества и государства.

В основе радикализма лежит, во-первых, негатив­ное отношение к сложившемуся политическому фено­мену, а во-вторых, признание одного из возможных способов выхода из реальной ситуации как единствен­но возможного. В то же время радикализм нельзя отне­сти к каким-либо определенным политическим позици­ям. Радикализм может проявляться в различных формах нигилизма, экстремизма, терроризма, революционаризма. Однако принято говорить и о «радикальном центре», то есть политической позиции, радикально отвергающей крайности и требующей решительно проводить сбалан­сированную политику. Как показывает история, доста­точно часто государство само создает ситуации, порож­дающие радикализацию политических субъектов.

Как способ деятельности, тяготеющий к крайно­стям, радикализм, как правило, играет в обществе дестабилизирующую роль, способствует конфронтации политических сил, провоцирует углубление конфлик­тов, разбалансирование системы управления. Но в определенных социально-политических условиях ра­дикализм может способствовать критическому пере­смотру правительством своего политического курса, препятствовать накоплению негативной энергии внут­ри общества.

Политический радикализм

Политические процессы в России свидетельству­ют о том, что политический радикализм был и остается их неотъемлемым компонентом, существенно влияю­щим на характер и динамику развития общества. На­ряду с консерватизмом, политический радикализм яв­ляется важнейшей политико-культурной традицией. Будучи обусловлен историческими, географическими, политическими, социальными, психологическими осо­бенностями развития страны, радикализм в свою оче­редь и сегодня оказывает воздействие на характер функционирования всех сфер общества, менталитет, чувства, настроения, привычки индивидов и социума, на модели поведения, формы политического участия и взаимодействия россиян. Он проявляется на уровне социальных слоев, элиты и контрэлиты, властвующих и оппозиционных групп, обусловливая осевую линию политического поведения политических лидеров и про­стых граждан.

Фронтальная и структурная перестройка существен­ных компонентов общественного организма актуализи­рует задачу нейтрализации последствий проявлений крайностей радикализма, ограничения его воздействия на политическую жизнь. В переломные исторические периоды, когда подвергаются существенной трансфор­мации основы жизнеустройства людей, идеалы, цен­ностные установки, особенно необходимо взвешенное отношение к этому феномену. Политический радика- „.„ лизм — это реальность, с которой следует считаться.

В трудах М.И. Басманова, Э.Я. Баталова, В.Э. Боль­шакова, А.И. Борисова, А.А. Веселицкого. С.И. Великовского, В.В. Витюка, К.В. Гусева, Ю.Н. Давыдова, Ю.А. Замошкина, Г.С. Филатова, А.А. Франкина и др. достаточно обстоятельно проанализированы причины появления, социально-классовые основания, идеоло­гия политического радикализма, а также эволюция, тактико-стратегическая деятельность, его проявления в различных террористических, экстремистских, фа­шистских и других организациях.

Отличительные аспекты политического радикализ­ма фрагментарно затрагиваются в публикациях Г.В. Во-долазова, А.В. Логинова, посвященных русской ментальности, политической культуре, лидерству, большевизму, тоталитаризму. При анализе религиозных истоков по­литического радикализма, кроме работ русских фило­софов, интересные результаты анализа этой проблемы содержатся у исследователей религиоведческой облас­ти в трудах Н.П. Андрианова, Ф.Ю. Борункова, В.И. Доб-ренькова, П.К. Курочкина, А.А. Радугина, И.С. Свенцицкой, И.Н. Яблокова и др. Использовались также в работах деятелей церкви игуменов Иоанна Экономцева, Вениамина (Новика), протоирея Митрофана Зноско-Боровского и др.

Проблемы духовных процессов, политической куль­туры стали предметом внимания С.С. АверинЦева, В.Н. Амелина, А.С. Ахиезера, Э.Я. Баталова, В.В. Журав­лева, Ю.А. Левады, А.И. Соловьева, Ю.В. Согомонова и др. Работы В.В. Ильина, В.Б. Пастухова, А.С. Панарина, А.И. Соловьева, A.M. Ушакова, В.А. Щегорцова и др. расширяют методологическую основу изучения поли­тического радикализма в цивилизационном и социокультурном контекстах. Полезным являются труды ученых психологического и социально-психологического на­правления Г. Тарда, А.А. Бодалева, Д.В. Ольшанского, B.C. Рахманина и др.

Таким образом, можно утверждать, что в отечест­венной и зарубежной науке создана определенная база для дальнейшего углубленного исследования проблемы радикализма. Совокупность методологических подходов, учитывающих антропо-социо-цивилизационно-куль-турологические аспекты, адекватна анализируемому феномену и позволяет выявить его социокультурные ис­токи, сущность, национально-цивилизационные особен­ности, объяснить воспроизводимость, большую распро­страненность на российской почве.

С этих позиций политический радикализм раскры­вается как социокультурный феномен, обусловленный особенностями исторического, религиозного развития страны, проявляющийся в ценностных ориентациях, устойчивых формах политического поведения субъек­тов, нацеленных на оппозиционность, изменения, то­тальный, быстрый темп перемен, примат силовых методов в реализации политических целей.

Радикализм выполняет следующие функции в политическом процессе: сигнально-информационная о степени неблагополучия общественно-политической среды; разрядки социальной напряженности путем выхода накопившегося недовольства; давления на политические институты, подготовку, принятие и про­ведение политических решений; корректировки по­литического курса; стимулирования коренных поли­тических изменений, инноваций.

Сравнительный анализ западноевропейского и русского национальных характеров и радикалистского проявления позволил показать существенные линии их расхождений, отражающие особенности социально-политического развития страны, национально-цивили-зационные черты россиян сквозь призму политическо­го, ценностного отношения к явлениям и институтам власти.

Противоположность функционального воздействия религии на политический процесс на Западе и в Рос­сии позволяет сделать вывод о русском православии как религии, адекватно отразившей и усилившей те черты характера, которые в комплексе с географиче­скими, экономическими, социально-политическими факторами способствовали превращению радикализ­ма в России в одну из ведущих политико-культурных традиций. При этом она привносит в него гуманисти­ческий характер.

Как идейно-политическое течение, система убеж­дений определенной группы людей, метод решения локальных экономических и социально-политических задач радикализм является необходимым компонентом политической жизни. В устойчивых социальных систе­мах консервативные, либеральные, радикальные ком­поненты находятся в сбалансированном взаимодейст­вии. В переходных системах расширяются объективные и субъективные причины, стимулирующие радикалистское поведение. Масштабы распространенности, степень остроты проявлений радикалистских ценностных ориентации политических субъектов будут уменьшаться с экономической и политической стаби­лизацией в стране. Ценности невозможно отменить, общество должно их исчерпать, пережить. Политиче­ские власти могут ослабить воздействие радикализма на политическую жизнь, нейтрализовать последствия его проявлений.

Психологические предпосылки появления и проявления радикализма

Радикализм мысли предполагает, что любые со­циальные построения (анархия, социализм, индиви­дуализм и т. д.) могут быть лишь выводами, а не ак­сиомами. Он предполагает такие действия, которые на практике ведут к реализации базовых ценностей. Смысл сидения на трубах, воспитания детей и писа­ния статей определяется не актуальностью каждого из этих занятий, а тем, в какой мере оно способству­ет расширению сферы свободы и солидарности мак­симального числа людей.

Справедливости ради нужно признать, что и ра­дикализм формы мог в условиях общественных потря­сений приводить к крупномасштабным последствиям. Только они, как правило, реакционны. Попытка под­толкнуть прогресс, дергать росток, чтобы быстрее рос, — все это приводит к разрушению культуры, накапливаемой эволюционно.

Но для радикала формы это очень сложно и про­тиворечит самой основе его мировоззрения — простоте решения. Разрушение без созидания, к которому склон­ны радикалы формы — это воспроизводство более примитивных общественных форм. Революция — ре­зультат неумения правящей элиты выйти из кризиса — создает сотни возможностей, из которых лишь две-три (и не самые радикальные по форме) ведут к успеху дела свободы и солидарности.

Вероятность прихода к власти радикалистских сил весьма высока, притом в недалеком будущем. Тем не менее, этому не придается должного значения, подход к этой угрозе нередко кажется удивительно легковес­ным. Необходимо постоянно иметь в виду предпосыл­ки возможной победы политического радикализма, факторы, делающие ее вероятной или даже неизбеж­ной.

Политический экстремизм

Приверженность в идеях и политике крайним взглядам и действиям. Экстремизм порождают со­циально-экономические кризисы, деформации поли­тических институтов, резкое падение жизненного уровня, ухудшение социальных перспектив значи­тельной части населения, доминирование в общест­ве чувств, настроений хандры, пассивности, со­циальной и личной нереализованности, неполноты бытия, страх перед будущим, подавление властями оппозиции, инакомыслия. Он также определяет бло­кирование легитимной самодеятельности человека, национальный гнет, амбиции лидеров политических партий, ориентации лидеров и акторов политического процесса на экстремальные средства политической деятельности.

Социальную базу экстремизма составляют мар­гинальные слои, представители националистических, религиозных движений, недовольные существующей политической реальностью интеллигенция, молодежь, студенчество, военные.

Экстремизм не является четким и единым фено­меном. По направленности выделяется экстремизм экономический, политический, националистический, религиозный, экологический, духовный и др. Эконо­мический экстремизм направлен на уничтожение многообразия и установления какой-либо одной фор­мы собственности, единых методов ведения хозяйст­ва, полный отказ от принципов государственного ре­гулирования экономической сферы, резкое сокращение социальных расходов, наступление на социальные завоевания трудящихся, устранение конкуренции в предпринимательской деятельности и др.

Националистический экстремизм отвергает ин­тересы, права другой нации. Он органически связан с сепаратизмом, направлен на развал многонацио­нальных государств, утверждения господства корен­ной нации. Религиозный экстремизм проявляется в нетерпимости к представителям других конфессий или жестком противоборстве в рамках одной конфес­сии (мусульманских и христианских общин в Ливане и Судане, мусульманский фундаментализм). Эколо­гические экстремисты выступают не только против эффективной природоохранительной политики, но и против научно-технического прогресса вообще, счи­тая, что ликвидация неблагоприятных в экологическом отношении производств — единственно возможный путь улучшения качества окружающей среды. Духов­ный экстремизм ориентирован на изоляционизм, отвер­гает опыт, движение другой культуры, навязывает в качестве официальной идеологии определенные соци­альные, религиозные, этнические стандарты. Целью политического экстремизма является дестабилизация, разрушение политической системы, государственных структур и установление режима правого или левого толка. В политической практике в чистом виде эти типы экстремизма практически не встречаются. Национали­стический экстремизм во многих странах сплетается с религиозным, духовным, политический — с экономиче­ским, религиозным и др. По критерию масштабности действий политический экстремизм может быть внут­ри- и межгосударственным.

По численности и организованности участников экстремистские действия сообществ, групп (сект, ор­ганизаций); организованных или спонтанных групп; одиночек (обычно лиц с психическими заболеваниями или иными аномалиями).

По отношению к властным структурам, различают экстремизм государственный и оппозиционный. Государ­ственный экстремизм осуществляется властными струк­турами, его основным оружием является демагогия, ре­прессии. Оппозиционный экстремизм осуществляется антирежимными группировками, главным образом с помощью террористических актов. К государственному экстремизму чаще прибегают нестабильные режимы с низким уровнем легитимности власти.

Выделяют так же левый и правый экстремизм. Левый экстремизм заимствует идеи революционариз-ма, анархизма, объявляет себя наиболее последователь­ным выразителем и защитником трудящихся масс, всех обездоленных, неимущих. Объектами их критики яв­ляется социальное неравенство, подавление личности, эксплуатация, бюрократизация в обществе, устранить которые они готовы любыми средствами, вплоть до вооруженных выступлений. Часть левых экстремист­ских организаций находится на нелегальном положе­нии, ведет партизанскую войну, совершает террори­стические акты, захват заложников.

Правые экстремисты (фашистские, неофашистские, ультраправые, националистические, расистские движения, организации, партии, такие, как «Русское национальное единство» в России) критикуют совре­менное общество за «отсутствие порядка», «господ­ство плутократии», «упадок нравов», эгоизм, потре­бительство и др. Ультраправые экстремисты часто используются для борьбы с прогрессивными обще­ствами организациями и политическими деятелями.

Разновидностям экстремизма присущи общие чер­ты: насилие или его угроза, обычно вооруженного; одномерность, однобокость в восприятии общественных проблем, поиски путей, их решния, фанатизм, одержи­мость в стремлении навязать свои принципы, взгляды оппонентам; бездумное, беспрекословное выполнение всех приказов, инструкций; опора на чувства, инстинк­ты, предрассудки, а не на разум; неспособность к толе­рантности, компромиссам, либо игнорирование их. Экстремизм смыкается с крайним радикализмом, тер­роризмом, нигилизмом, революционностью, вождизмом.

Особенностями современного экстремизма явля­ются рост масштабности, сопутствующий наращива­нию потенциала и превращение экстремистских груп­пировок во влиятельные структуры жизни; усиление жестокости и безоглядности действий экстремистов; многообразие форм деятельности, использование но­вейших технических достижений, средств массового поражения (компоненты химического, бактериологи­ческого оружия, похищения радиоактивных материа­лов); стремление добиться общественного резонанса, устрашения населения. Расширяется информационная, тактико-стратегическая, финансовая, идеологическая, психологическая, ресурсная взаимосвязанность экс­тремистских сообществ и групп в отдельных странах и международном масштабе.

В последние годы экстремизм получил широкое распространение в странах Восточной Европы и Рос­сии. На территории бывшего СССР особенно активи­зировались националистический (УНА-УНСО, Белорус­ский народный фронт, радикалы в Прибалтике) и религиозный экстремизм («Нахдат» и «Джамаат и Ис­лам» в Дагестане, «Исламский путь» в Чечне). В про­пагандистской и практической деятельности национа­листическими организациями активно используются проблемы территориальных споров на постсовеском пространстве. В России это прежде всего северо-кав­казский регион. В отношениях между бывшими со­ветскими республиками — территориальные вопросы  между Россией и Украиной, странами Прибалтики. Казахстаном, Таджикистана и др.

Деструктивные силы правой, левой, националисти­ческой, религиозной ориентации используют ошибки и просчеты в деятельности государственных органов, разжигают конфликты, провоцируют столкновения, игнорируя политические, экономические, социальные, духовные последствия своих ультрарадикальных дей­ствий. Это дестабилизирует политический процесс в России, стимулирует перерастание латентных проти­воречий в стадию их силового, нередко вооруженного, разрешения, угрожает безопасности страны, ухудша­ет межгосударственные отношения, ведет к снижению международного престижа России.

Государственная эффективная политика защиты личности, общества от экстремизма должна включать: концептуальное осмысление этого феномена, его раз­новидностей, перспектив развития; всестороннюю го­товность системы безопасности страны к противодей­ствию экстремизму, адекватность ответных действий с учетом его разновидностей, различий в масштабах, содержании, мотивации проявлений; профессиональ­ную экспертную оценку принимаемых решений на ан­тиэкстремистский эффект; разработку соответствующих законов, своевременное реагирование на предусмотрен­ное уголовным законом деяние; усиление информаци­онного обмена, согласование статистической отчетности об экстремистской деятельности и ее участниках; ра­боту с населением по формированию бдительности в отношении лиц и предметов, которые могут представ­лять опасность; своевременную и полную информацию о конкретных действиях экстремистов и судебном при­говоре; целенаправленную правовую, морально-психо­логическую и боевую подготовку специальных отрядов антитеррористической деятельности; единство дейст­вий в международном, межгосударственном и государ­ственном аспектах и др. Принципами антиэкстреми­стской стратегии являются превентивный характер действий участников антиэкстремистских операций; комплексность (организационная, информационная, правовая, психологические базы); активность, закон­ность. Кроме того, должна действовать развитая систе­ма профилактики экстремистской активности и конкрет­ных действий.

В связи с активным проявлением радикализма и экстремизма в политической и других сферах социальной практики необходима разработка действенных мер нейтрализации нарастающей опасности их дест­руктивного проявления в обществе. Одной из таких мер, обычно упускаемой из виду аналитиками, явля­ется налаживание разрегулированных конфликтных механизмов, характерных для переходных периодов, когда значительная часть этих механизмов приобре­тает «дикий» характер, а с другой стороны, продол­жают сохраняться ряд конфликтных механизмов прошлого, которые накладывают отпечаток на соци­ально-политическую и социально-психологическую ситуацию.

В этой связи нужно заметить, что специфика функ­ционирования конфликтных механизмов в радикалистских системах характеризуется подавлением и мас­кировкой многих из этих механизмов, что приводит к тому, что они утрачивают функции принципа саморе­гулирования, самокоррекции и стимулирования соци­ально-политической системы, и гипетрофированием мифологизированных конфликтов, приводящим к по­вышенной конфликтности в отношении внешних и внутренних «врагов», к превращению режима в зло­вещее «пугало», в «империю зла». Чтобы механизмы перестали быть таковыми, необходимо, как показыва­ет опыт ряда стран, либо естественное разложение системы, либо ее принудительная «дерадикализация».

Последняя оказывается тем более действенной, чем больше она связана с социально-психологическим очищением, с массовым чувством вины и раскаяния за прошлые преступления режима, что способствует освобождению массового сознания от непримиримо­сти, воинственности, повышенной конфронтационности.

В исходе глобального противостояния демокра­тии и тоталитаризма, этого основного социально-по­литического конфликта нашего века, его конечный результат в России будет иметь исключительное зна­чение. Тоталитарная реставрация здесь может повес­ти к катастрофическим последствиям не только для самой России, но и для всего мира. В связи с этим важно понимать, что область политики является областью не только постоянной, но и повышенной, по сравнению со многими другими сферами общественной жизни, конфликтности. Ее источник кроется в самой природе политических отношений власти, т. е. господства од­них и подчинения других, отношений, основанных на преобладании одних людей и интересов над другими, что чревато столкновением и противоборством.

Следует подчеркнуть, что сталкиваться и проти­воборствовать могут и совпадающие и противополож­ные по своему конкретному содержанию интересы. Это особенно важно при обращении к рассмотрению по­литических конфликтов. Здесь сталкиваются противо­положные интересы властвующих и подчиняющихся, но стремящихся к одному и тому же — к власти.

Что же такое конфликт? В психологии конфликт определяется как «столкновение противоположно на­правленных, несовместимых друг с другом тенден­ций, отдельно взятого эпизода в сознании, в меж­личностных взаимодействиях или межличностных отношениях индивидов или групп людей, связанное с отрицательными эмоциональными переживаниями» [8, с. 193].

Отсюда можно предположить, что политический конфликт — это столкновение противоположных сил, взглядов, в основе которых лежат несовместимые ин­тересы и цели, субъектами которых могут быть госу­дарства, этносы, классы, социальные группы, полити­ческие партии.

Конфликты происходят между личностями отдель­ных политиков, за лидерство в регионе, политической партии, законодательном или исполнительном органе; между различными ветвями власти — законодатель­ной, исполнительной и судебной; между различными уровнями власти — федеральным и региональным, городским и краевым и др.

Неразрешенные жизненные проблемы не такая уж безобидная вещь. Постоянное ущемление потребно­стей и интересов людей может привести к эскалации напряженности, которая в свою очередь указывает путь к национальной катастрофе. Во всяком случае некоторые конфликтологи прокладывают такой мар­шрут развития конфронтации: норма — проблема — конфликт — кризис — катастрофа.

Типология конфликтов

Известно немало разнообразных классификаций конфликтов, разработанных общественными науками, исследующими данный феномен: социологией, психологией, политологией. В основу классификаций кладутся различные критерии: состав участников, цель, способы проявления, уровни и др.

В психологии существует многовариантная типо­логия конфликта в зависимости от тех критериев, которые берутся за основу. Так, например, конфликт может быть внутриличностным (между родственными симпатиями и чувством служебного долга руководи­теля), межличностным (между руководителем и его заместителем по поводу должности, премии между сотрудниками); между личностью и организацией, в которую она входит; между организациями или груп­пами одного или различного статуса.

Американский исследователь Л. Козер в основу своей классификации кладет борьбу за достижение определенных целей. В соответствии с этим он де­лит все конфликты на реалистичные и нереалистич­ные. Нереалистичные конфликты движутся только врачебными чувствами их участников, стремящихся к нереалистичным целям. По Л. Козеру, это «социальный конфликт марксистского типа». Если рабочие борют­ся с управляющими за достижение конкретного ре­зультата (более высокий статус, экономическую вы­году, сокращение рабочего времени) — это конфликт реалистичный. Если же их целью является нагнета­ние вражды как несовместимости классовых инте­ресов, этот конфликт нереалистичен. Нереалистич­ные конфликты возникают, когда вражда и ненависть захватывают людей и эти чувства берут верх над «рационализмом» и «рассудочностью». В нереали­стичном конфликте большую роль играет идеоло­гия [151].

Широко распространенной является типология конфликта К. Боулдинга, за основу которой взят такой критерий, как уровни организации общества. В соот­ветствии с ним он делит все конфликты как протекаю­щие:

а) на уровне индивидуума;

б) на уровне межличностных отношений;

в) на уровне социальных групп;

г) на уровне крупных систем и подсистем;

д) на уровне всего данного общества;

е) на региональном или глобальном уровне.

Автор доказывает, что любой из типов названных конфликтов имеет политический характер. Так конфликт на уровне отдельной личности не всегда можно зачислять в разряд психологических или социально-психологических. Часто он возникает как результат столкновений, социальных ценностей [151].

Американский политолог А. Рапопорт по спосо­бам проявления делит конфликты на три группы: сра­жение, игра, дебаты. В сражениях (схватках) целью соперничающих сторон, является причинение наи­большего вреда своему сопернику. Часто этот импе­ратив настолько силен, что участник конфликта не останавливается ни перед каким ущербом, лишь бы насолить врагу.

Для игры свойственна рациональная модель пове­дения ее участников: они рассчитывают свои ходы, тщательно взвешивают свои потери, а самое главное — принимают общие правила игры. Но в ходе игры цен­ности и предпочтения остаются неизменными, поэто­му разрешить конфликты подобного типа практически невозможно.

Дебаты — это поиск общих оснований в системе ценностей. Здесь нужна совершенно иная стратегия поведения. Надо не только уметь рассчитать усилия и затраты, владеть правилами игры, но и уметь ана­лизировать их, находить компромисс. Следовательно, консенсус, достигнутый в ходе дебатов,— это резуль­тат трудоемкой, длительной работы. Но вместе с тем, это и способ достойного выхода из конфликтной си­туации.

Конфликты различают также по способу их раз­решения. Различают конструктивные и деструктив­ные конфликты. Для конструктивных конфликтов характерны разногласия, которые затрагивают прин­ципиальные стороны, проблемы жизнедеятельности членов общества и разрешение которых выводит об­щество на новый, более высокий и эффективный, уровень развития. Деструктивные конфликты приво­дят к негативным, часто разрушительным действиям, которые иногда перерастают в склоку и другие нега­тивные явления.

Немецкий психолог Вернер Зигерт выделяет три группы конфликтов:

1) конфликт двух (или более) целей, альтернатив, каждая из которых интересна и привлека­тельна;

2) конфликт выбора наименьшего зла. Мучитель­ный конфликт здесь состоит в выборе между двумя или более вариантами, каждый из кото­рых нежелателен;

3) конфликт противоположного восприятия одной и той же ситуации [164].

Допустима классификация также по характеру вызвавших конфликт причин. Причины, вызывающие конфликты, так же разнообразны, как и сами конфлик­ты. Следует различать объективные причины и их восприятие индивидами.

Объективные причины в достаточной степени условно можно представить в виде нескольких укруп­ненных групп:

• ограниченность ресурсов, подлежащих распре­делению;

• различие в целях, ценностях, методах поведе­ния, уровне квалификации, образования;

• взаимозависимость заданий, неправильное рас­пределение ответственности;

• плохая психологическая коммуникация.

Вместе с тем, объективные причины только то­гда явятся причинами конфликта, когда сделают не­возможным личности или группе реализовать свои потребности, заденут личные и/или групповые инте­ресы. Реакция индивида во многом определяется со­циальной зрелостью личности, допустимыми для нее формами поведения, принятыми в коллективе соци­альными нормами и правилами. Кроме того, участие индивида в конфликте определяется значимостью для него поставленных целей и тем, насколько возникшее препятствие мешает их реализовать. Чем более важ­ная цель стоит перед субъектом, чем больше усилий он прилагает, чтобы ее достичь, тем сильнее будет сопротивление и жестче конфликтное взаимодействие с теми, кто этому мешает.

Выбор способа преодоления препятствий будет в свою очередь зависеть от эмоциональной устойчиво­сти личности, располагаемых средств защиты своих интересов, объема располагаемой власти и многих других факторов. Рассмотренные конфликты могут выполнять самые разные функции, как позитивные, так и негативные (см. табл. 2).

Таблица 2

 

Функции политического конфликта

Позитивные

 

Негативные

 

разрядка напряженности между конфликтующими сторонами

 

большие эмоциональные, материальные затраты на участие в конфликте

 

получение новой информации об оппоненте

 

снижение дисциплины, ухудшение социально-психологического климата в обществе

 

сплочение общества при противоборстве с внешним врагом

 

представление о побежденных группах, как о врагах

 

стимулирование к изменениям и развитию

 

чрезмерное увлечение процессом конфликтного взаимодействия в ущерб работе

 

снятие синдрома покорности у подчиненных

 

после завершения конфликта -уменьшение степени сотрудничества между частью сотрудников

 

диагностика возможностей оппонентов

 

сложное восстановление отношений («шлейф конфликта»)

 

Структура и основные функции политического конфликта

Кроме того, каждый конфликт имеет также более или менее четко выраженную структуру. В любом конфликте присутствует объект конфликтной ситуации, связанный либо с технологическими и организацион­ными трудностями, особенностями оплаты труда, либо со спецификой деловых и личных отношений конфлик­тующих сторон.

Вторым элементом конфликта выступают цели, субъективные мотивы его участников, обусловленные их взглядами и убеждениями, материальными и духов­ными интересами.

Далее, конфликт предполагает наличие оппонен­тов, конкретных лиц, являющихся его участниками.

И, наконец, в любом конфликте важно отличать непосредственный повод столкновения от подлинных его причин, зачастую скрываемых.

Пока существуют все перечисленные элементы структуры конфликта (кроме повода), он неустраним. Попытка прекратить конфликтную ситуацию силовым давлением либо уговорами приводит к нарастанию, расширению его за счет привлечения новых лиц, групп

или организаций. Следовательно, необходимо устра­нить хотя бы один из существующих элементов струк­туры конфликта.

Конфликты, несмотря на свою специфику и мно­гообразие имеют в целом общие стадии протекания:

• стадию потенциального формирования проти­воречивых интересов, ценностей, норм;

• стадию перехода потенциального конфликта в реальный, или стадию осознания участниками конфликта своих верно, или ложно понятых ин­тересов;

• стадию конфликтных действий;

• стадию снятия или разрешения конфликта.

Основные методы управлении политическими конфликтами

Решение конфликта представляет собой устране­ние полностью или частично причин, породивших кон­фликт, либо изменение целей участников конфликта.

Управление конфликтами — это целенаправлен­ное воздействие по устранению (минимизация) при­чин, породивших конфликт, или на коррекцию пове­дения участников конфликта.

Существует достаточно много методов управления конфликтом. Укрупненно их можно представить в виде нескольких групп, каждая из которых имеет свою область применения:

• внутриличностные, т. е. методы воздействия на отдельную личность;

• структурные, т. е. методы по устранению орга­низационных конфликтов;

• межличностные методы или стили поведения в конфликте;

• переговоры;

• ответные агрессивные действия. Эту группу ме­тодов применяют в крайних случаях, когда исчерпаны возможности всех предыдущих групп.

Внутриличностные методы заключаются в умении правильно организовать свое собственное поведение, высказать свою точку зрения, не вызывая защитной реакции со стороны другого человека. Некоторые ав­торы предлагают использовать способ «я-высказывание», т. е. способ передачи другому лицу вашего отношения к определенному предмету, без обвинений и требований, но так, чтобы другой человек изменил свое отношение.

Этот способ помогает человеку удержать позицию, не превращая другого в своего врага. «Я-высказыва­ние» может быть полезно в любой обстановке, но оно особенно эффективно, когда человек рассержен, раз­дражен, недоволен. Следует сразу оговориться, что применение данного подхода требует практики и на­выков, но это бывает оправданным в дальнейшем. «Я-высказывание» построено так, чтобы позволить выска­зать личности свое мнение о создавшейся ситуации, выразить свои пожелания. Оно особенно полезно, когда человек хочет передать что-то другому, но не хочет, чтобы тот воспринял это негативно и перешел в атаку.

Например, придя утром на работу, вы обнаружи­ваете, что кто-то передвинул все на вашем столе. Вы хотите, чтобы больше этого не повторялось, но и пор­тить отношения с сотрудниками нежелательно. Вы заявляете: «Когда мои бумаги передвигают на моем столе, меня это раздражает. Мне хотелось бы в буду­щем находить все, как я оставляю перед уходом».

Компоновка заявлений от «я» состоит из события, реакций индивида, предпочитаемого исхода для лич­ности.

Событие. Создавшаяся ситуация с учетом приме­няемого метода требует краткого объективного описа­ния без использования субъективных и эмоционально окрашенных выражений. Можно так начать фразу: «Когда на меня кричат...», «Когда на моем столе раз­брасывают мои вещи...», «Когда мне не говорят, что я был вызван к начальнику...».

Реакция индивида. Четкое высказывание, почему вас раздражают именно такие поступки окружающих, помогает им понять вас, а когда вы говорите от «я», не нападая на них, но такая реакция может подтолкнуть окружающих на изменение своего поведения. Реак­ция может быть эмоциональной: «я обижен на вас...», «я буду считать, что меня вы не понимаете...», «я ре­шаю все делать сам...».

Предпочитаемый исход события. Когда индивид высказывает свои желания об исходе конфликта, же­лательно предложить несколько вариантов. Правиль­но составленное «я-высказывание», в котором поже­лания индивида не сводятся к тому, чтобы партнер сделал только выгодное для него, подразумевает воз­можность открытия новых вариантов решений.

Структурные методы, т. е. методы воздействия преимущественно на организационные конфликты, возникающие из-за неправильного распределения полномочий, организации труда, принятой системы стимулирования и т. д. К таким методам относятся разъяснение требований к работе, координационные и интеграционные механизмы, общеорганизационные цели, использование систем вознаграждения.

Разъяснение требований к работе является одним из эффективных методов управления и предотвраще­ния конфликтов. Каждый специалист должен четко представлять, какие результаты от него требуются, в чем состоят его обязанности, ответственность, преде­лы полномочий, этапы работы. Метод реализуется в виде составления соответствующих должностных ин­струкций (описаний должности), распределения прав и ответственности по уровням управления.

Координационные механизмы представляют собой использование структурных подразделений в органи­зации, которые в случае необходимости могут вмешать­ся и разрешить спорные вопросы.

Общеорганизационные цели. Данный метод пред­полагает разработку или уточнение общеорганизаци­онных целей с тем, чтобы усилия всех сотрудников были объединены и направлены на их достижение.

Система вознаграждений. Стимулирование может быть использовано как метод управления конфликтной ситуацией. Важно, чтобы система вознаграждения не поощряла неконструктивное поведение отдельных лиц или групп. Например, если вознаграждать руководите­лей отделов сбыта только за увеличение объема про­даж, то это может привести к противоречию с наме­ченным уровнем получения прибыли. Руководители этих отделов могут увеличить объемы сбыта, предлагая большие скидки и тем самым снижая уровень средней прибыли компании.

Межличностные методы подразумевают, что при создании конфликтной ситуации или начале развер­тывания самого конфликта его участникам необходи­мо выбрать форму, стиль, стратегию своего дальней­шего поведения с тем, чтобы это в наименьшей степени отразилось на их интересах.

Существует комплекс стратегий, который можно было бы назвать «птичьим». Он включает в себя «стратегию страуса», «стратегию голубя» и «стратегию ястреба».

«Стратегию страуса» характеризует стремление ее последователей уйти от конфликта. Они предпочита­ют не замечать даже предельно острые столкновения интересов противоборствующих сторон, призывают не драматизировать ситуацию, полагая, что их призывы к мирному решению проблем могут решить спорные во­просы полюбовно. Самое большое, на что способны «страусы», это признать существование конфликта, но это видимое признание для них не является основанием для реальных действий, изменения своего поведения, статуса и, соответственно, смены стратегии, превраще­ния в другую «птицу», более склонную к полетам.

Суть «стратегии голубя» состоит в стремлении завершить конфликт любыми средствами, даже ценой односторонних уступок и значительных потерь. «Голубь» легко подчиняется воле соперника и под его влиянием склонен отказываться от собственных интересов, опре­деляющих его позицию. «Стратегия голубя» часто ис­пользуется в предвидении поражения и, как правило, бывает вынужденной, продиктованной неблагоприятно складывающимися обстоятельствами. Не удивительно, что завершившийся конфликт при изменении ситуации часто вспыхивает вновь, разгорается с новой силой.

«Стратегия ястреба» заключается в окончатель­ном разгроме противника, безусловной победе над ним. «Ястреб» твердо придерживается своей позиции и по­стоянно требует от противоположной стороны уступок и удовлетворения его требований. Для него характерны использование насильственных методов разрешения конфликтов, он часто прибегает к таким средствам, как угроза и давление. Психологически «ястреб» не доверя­ет своим противникам, он исключает сотрудничество с ними, более того, он склонен вводить их в заблуждение относительно своих подлинных намерений. Единствен­но приемлемый для «ястреба» вариант разрешения кон­фликта — это его собственный.

Переговоры представляют широкий аспект обще­ния, охватывающий многие сферы деятельности ин­дивида. Как метод решения конфликтов переговоры представляют собой набор тактических приемов, на­правленных на поиск взаимоприемлемых решений для конфликтующих сторон.

Для того чтобы переговоры стали возможными, необходимо выполнение определенных условий:

• существование взаимозависимости сторон, уча­ствующих в конфликте;

• отсутствие значительного различия в возмож­ностях (силе) субъектов конфликта;

• соответствие стадии развития конфликта воз­можностям переговоров;

• участие в переговорах сторон, которые реаль­но могут принимать решения в сложившейся ситуации.

Каждый конфликт в своем развитии проходит несколько этапов (см. табл. 3).

Таблица 3

Этапы развития политического конфликта

Этапы развития конфликта

 

Возможности переговоров

 

напряженность, несогласие

 

Доконфликтные переговоры

 

соперничество, враждебность

 

Переговоры рациональны

 

Агрессивность

 

переговоры с участием третьей стороны

 

Насилие

Переговоры невозможны, целесообразны ответные агрессивные действия

На некоторых из них переговоры могут быть не приняты, так как еще рано, а на других будет уже поздно их начинать, и тогда возможны только ответ­ные агрессивные действия. Считается, что перегово­ры целесообразно вести только с теми силами, кото­рые имеют власть в сложившейся ситуации и могут повлиять на исход события. Можно выделить несколько групп, чьи интересы затрагиваются в конфликте:

• первичные группы — затронуты их личные ин­тересы, они сами участвуют в конфликте, но не всегда от этих групп зависит возможность ус­пешного ведения переговоров;

• вторичные группы — затронуты их интересы, но эти силы не стремятся к открытому прояв­лению своей заинтересованности, их действия скрыты до определенного времени.

Могут существовать еще и третьи силы, также заинтересованные в конфликте, но еще более скрытые. Примером существования множества сил за внеш­ним проявлением одного конфликта является «югослав­ский кризис».

Правильно организованные переговоры проходят последовательно несколько стадий:

• подготовка к началу переговоров (до открытия переговоров);

• предварительный отбор позиции (первоначаль­ные заявления участников об их позиции в дан­ных переговорах);

• поиск взаимоприемлемого решения (психоло­гическая борьба, установление реальной пози­ции оппонентов);

• завершение (выход из возникшего кризиса или переговорного тупика).

Перед началом любых переговоров крайне важно хорошо к ним подготовиться: провести диагностику состояния дел, определить сильные и слабые стороны участников конфликта, спрогнозировать расстановку сил, выяснить, кто будет вести переговоры и интере­сы какой из групп представлять.

Кроме сбора информации, на этой стадии необхо­димо четко сформулировать свою цель участия в пе­реговорах. В этой связи следует ответить на такие во­просы:

• в чем состоит основная цель проведения пере­говоров (см. табл. 3);

• какие есть в распоряжении альтернативы (ре­ально переговоры проводятся для достижения результатов, которые были бы наиболее жела­тельными и допустимыми);

• если соглашение не будет достигнуто, как это отразится на интересах обеих сторон;

• в чем состоит взаимозависимость оппонентов и как это выражается внешне.

Также прорабатываются процедурные вопросы: где лучше проводить переговоры, какая атмосфера ожи­дается на переговорах, важны ли в будущем хорошие отношения с оппонентом?

Опытные переговорщики считают, что от данной стадии, если она правильно организована, на 50% зависит успех всей дальнейшей деятельности.

Вторая стадия переговоров — первоначальный отбор позиции (официальные заявления участников переговоров). Эта стадия позволяет реализовать две цели участников переговорного процесса: показать оппонентам, что их интересы вам известны и вы их учитываете; определить поле для маневра и попытать­ся оставить на нем как можно больше места для себя.

Обычно переговоры начинаются с заявления обе­их сторон об их желаниях и интересах. При помощи фактов и принципиальной аргументации (например, «задачи кампании», «общий интерес») стороны пыта­ются укрепить свои позиции.

Если переговоры проходят с участием посредника (ведущего, переговорщика), то он должен каждой сторо­не дать возможность высказаться и сделать все от него зависящее, чтобы оппоненты не перебивали друг друга.

Кроме того, ведущий определяет факторы сдер­живания сторон и управляет ими: допустимое время на обсуждаемые вопросы, последствия от невозмож­ности прийти к компромиссу. Предлагает способы принятия решений: простое большинство, консенсус. Определяет процедурные вопросы.

Третий этап переговоров состоит в поиске взаи­моприемлемого решения, психологической борьбе. На этом этапе стороны определяют возможности друг друга, насколько реальны требования каждой из сто­рон и как их выполнение может отразиться на инте­ресах другого участника. Оппоненты представляют факты, выгодные только им, заявляют о наличии у них всевозможных альтернатив. Здесь же возможны раз­личные манипуляции и психологическое давление на ведущего, захват инициативы всеми возможными спо­собами. Цель каждого из участников — добиться рав­новесия или небольшого доминирования.

Задача посредника на данном этапе — увидеть и привести в действие возможные комбинации интере­сов участников, способствовать внесению большого количества вариантов решений, направить перегово­ры в русло поиска конкретных предложений. В слу­чае, если переговоры начинают приобретать резкий характер, задевающий одну из сторон, ведущий дол­жен найти выход из создавшегося положения.

Четвертый этап — завершение переговоров или выход из тупика. К этому этапу уже существует зна­чительное количество различных вариантов и предло­жений, но соглашение по ним еще не достигнуто. Время начинает поджимать, увеличивается напряжен­ность, требуется принятие какого-то решения. Несколь­ко последних уступок, сделанных обеими сторонами, могут спасти дело. Но здесь для конфликтующих сто­рон важно четко помнить, какие уступки не влияют на достижение их основной цели, а какие сводят на нет всю предыдущую работу.

Председательствующий, используя данную ему власть, регулирует последние разногласия и приво­дит стороны к компромиссу.

Анализ различных сторон политического конфлик­та позволяет сделать следующие выводы, которые сво­дятся к выработке рекомендаций по их решению, а именно.

Признать существование конфликта, т. е. при­знать наличие противоположных целей, методов у оппонентов, определить самих этих участников. Прак­тически эти вопросы не так просто решить, бывает достаточно сложно сознаться и заявить вслух, что ты находишься в состоянии конфликта с сотрудником по какому-то вопросу.

Определить возможность переговоров. После при­знания наличия конфликта и невозможности его решить «с ходу» целесообразно договориться о возможности проведения переговоров и уточнить, каких именно переговоров: с посредником или без него и кто может быть посредником, равно устраивающим обе стороны.

Согласовать процедуру переговоров. Определить, где, когда и как начнутся переговоры, т. е. оговорить сроки, место, процедуру ведения переговоров, время начала совместной деятельности.

Выявить круг вопросов, составляющих предмет конфликта. Основная проблема состоит в том, чтобы определить в совместно используемых терминах, что является предметом конфликта, а что нет. Уже на этом этапе вырабатываются совместные подходы к пробле­ме, выявляются позиции сторон, определяются точки наибольшего разногласия и точки возможного сбли­жения позиций.

Разработать варианты решений. Стороны при совместной работе предлагают несколько вариантов решений с расчетом затрат по каждому из них, с уче­том возможных последствий.

Принять согласованное решение. После рассмот­рения ряда возможных вариантов, при взаимном об­суждении и при условии, что стороны приходят к соглашению, целесообразно это общее решение представить в письменном виде: коммюнике, резо­люции, договоре о сотрудничестве и т. д. В особо сложных или ответственных случаях письменные документы составляются после каждого этапа пере­говоров.

Реализовать принятое решение на практике Если процесс совместных действий заканчивается только принятием проработанного и согласованного решения, а дальше ничего не происходит и не меняется, то такое положение может явиться детонатором других, более сильных и продолжительных конфликтов. Причины, вызвавшие первый конфликт, не исчезли, а только уси­лились невыполненными обещаниями Повторные пе­реговоры проводить будет намного сложнее.

Вопросы для самостоятельной работы

1. Раскройте психологические закономерности, меха­низмы и условия политической активности масс в обществе.

2. Охарактеризуйте основные психологические сторо­ны политических процессов.

3. Дайте характеристику мотивации политической власти.

4. В чем проявляется психологический фактор в созна­нии, культуре и технологиях политических действий.

5. Определите социально-психологические основы и условия продуктивной деятельности и лидерства в сфере политики.

6. Выделите психологические признаки политической борьбы и насилия.

7. Обоснуйте содержание и методику применения кри­териев, показателей и уровней эффективности по­литического лидерства.

8. Проведите психологический анализ политического настроения и поведения.

9. Раскройте организационные основы психологической диагностики деятельности политического лидера

Предыдущий | Оглавление | Следующий










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.