Предыдущий | Оглавление | Следующий

Михаил Александрович Бакунин родился 18 (30) мая 1814 г. в име­нии своего отца Прямухино, которое находилось в Новоторжском уезде Тверской губернии. Отец Бакунина — Александр Михайлович — свою молодость провел за границей, куда был отправлен еще ребенком в се­мью своего родственника, русского полномочного министра в Италии. В свою очередь и А. М. Бакунин стал исполнять обязанности атташе русской миссии во Флоренции. По возвращении в Россию ему не понра­вилась придворная жизнь, он ушел в отставку и поселился в тверском имении. О свободомыслии А. М. Бакунина, объяснявшемся, по-видимо­му, обычной для XVIII — начала XIX в. аристократической оппозицией самодержавию, свидетельствует тот факт, что ряд лет он был связан с декабристами, поддерживая линию главы «Союза спасения» Н. М. Му­равьева, а также и то, что он пытался освободить своих крестьян. По воспоминаниям М. А. Бакунина, детей отец воспитывал скорее в евро­пейском, чем в русском духе, и хотя после восстания декабристов напу­ганный А. М. Бакунин резко переменил свое отношение к воспитанию детей и стал насаждать верноподданнический дух, однако свободомыс­лие уже успело увлечь юного Михаила, который во время декабрьских событий был двенадцатилетним подростком.

Жизненный опыт М. А. Бакунина значительно умножился во вре­мя учебы в Петербургском артиллерийском училище (1828 — 1832) и службы в армии (1832 — 1834). Это были годы, по определению самого Бакунина, «новой действительности или, вернее, старой, но реставриро­ванной, обновленной и укрепленной железной рукой императора», го­ды, когда состоялось его первое знакомство с русской действительно­стью[1].

В 1834 г., выйдя в отставку, Бакунин поселился в Москве. Здесь он познакомился с Н. В. Станкевичем и В. Г. Белинским. В «Станкевически-белинсковском кружке», членом которого он стал, ярко проявился

В. Ф. Пустарнакое

философский склад ума будущего социального мыслителя и деятеля. Н. В. Станкевич высоко ценил его «истинно спекулятивный талант», А. И. Герцен — великолепную способность развивать самые абстракт­ные понятия с ясностью, делавшей их доступными каждому. Когда в «Отечественных записках» в 1840 г. вышла статья Бакунина «О философии», автор был осыпан похвалами: В. Г. Белинский назвал статью «прекрасной», а редактор «Отечественных записок» А. А. Краевский расценил ее как образец философских статей на русском языке.

В 1840 г. Бакунин уехал за границу, сначала в Германию, где некото­рое время учился в Берлинском университете у К. Вердера и Ф. Шел­линга; вскоре его захватила общественно-политическая деятельность, он установил контакты с А. Руге, В. Вейтлингом, П. Прудоном, К. Мар­ксом и Ф. Энгельсом. В 40-х гг. Бакунин занимал позиции революцион­ного демократизма просветительского толка, имевшего левогегельянскую основу; однако постепенно «практицизм» взял верх, и Бакунин порвал со всякой философской «метафизикой», а фактически — со вся­кой теорией и философией.

За деятельное участие в революции 1848 — 1849 гг. он был дважды (судами Саксонии и Австрии) приговорен к смертной казни. В 1851 г. Бакунин был выдан Австрией правительству Николая I и после длительного заключения сослан в 1857 г. в Сибирь на поселение. В 1861 г., бежав из ссылки, он вновь включился в западноевропейское революционное движение.

К середине 60-х гг. взгляды Бакунина развились в более или менее целостное, анархическое по сути мировоззрение. Написанное в 1867 г. сочинение «Федерализм, социализм и антитеологизм» расценивалось им самим как работа, в которой он изложил все свои идеи — философские, социально-политические и практические.

После разного рода попыток найти способ, которым можно было бы воплотить анархистские идеалы, Бакунин вступил в 1864 г. в Между­народное товарищество рабочих (I Интернационал), где вскоре развер­нул против К. Маркса и его единомышленников ожесточенную борьбу, пытаясь направить работу Интернационала в русло анархизма, особен­но — используя основанный им в 1868 г. тайный «Международный альянс социалистической демократии». В 1872 г. Гаагский конгресс ис­ключил Бакунина из рядов Интернационала.

Во время франко-прусской войны 1870 — 1871 гг. Бакунин пришел к выводу, что единственным выходом из создавшейся угрозы победы Пруссии, за которой, по его мнению, могло последовать укрепление об­щеевропейской реакции, является социалистический переворот. В сентя-

М. А. Бакунин

бре 1870 г. он — в рядах восставших рабочих Лиона. Провозглашение Парижской коммуны вызвало у Бакунина всплеск революционного эн­тузиазма: он горячо приветствовал дело парижских коммунаров, впро­чем, истолковывая смысл и задачи Коммуны по-анархистски.

В 1873 г. вышла книга Бакунина «Государственность и анархия», ко­торая слыла многие годы главным трудом его жизни, хотя это произве­дение скорее литературно-публицистическое, нежели теоретическое, а содержащиеся в нем идеи в той или иной форме находили отражение и в более ранних работах. Но так или иначе «Государственность и анар­хия» вызвала оживленные отклики.

В работах К. Маркса и Ф. Энгельса «Мнимые расколы в Интер­национале», «Альянс социалистической демократии в Международ­ное товарищество рабочих», в работе К. Маркса «Конспект книги Бакунина "Государственность и анархия"», работах Ф. Энгельса «Бакунисты за работой» и «Эмигрантская литература» подвергнута кри­тике деятельность Бакунина в западноевропейском рабочем движении, узость и сектантство его программы, центральный элемент бакунинского анархизма — его антиэтатизм, который они квалифицировали как «фанфаронады» о немедленной отмене государства и установлении анархии. Бакунинское мировоззрение, согласно Марксу и Энгельсу, —  смесь прудонизма с коммунизмом, «фантастический социализм»; глав­ным злом, которое следовало устранить, Бакунин считал государство как таковое.

Узловой элемент бакунинского мировоззрения — концепция законо­мерностей возникновения государства, его роли в жизни общества и пу­тей к его «разрушению» и установлению безгосударственного общест­венного самоуправления. Определенной исторической роли государства Бакунин не отрицал. В его глазах государство — зло, но зло исторически оправданное, в прошлом необходимое; общество и государство не то­ждественны, а государство не вечно, оно лишь временная общественная форма, которая должна полностью и коренным образом перестроиться, исчезнуть, раствориться, стать простой «канцелярией» общества, «цен­тральной конторой».

Антиэтатист Бакунин мечтал о «безгосударственных» формах поли­тической и экономической организации жизни общества. Его иде­ал — не общество, организованное в государство, а общество, организо­ванное на социально-политических началах самоуправления, автономии и свободной федерации индивидов, общин, провинций и наций и на на­чалах социализма: свободы, равенства, справедливости для трудящихся, освобожденных от всякой эксплуатации. Бакунинский принцип: свобода

6          В. Ф. Пустарнаков

без социализма — это несправедливость, а социализм без свободы — это рабство.

В критике Бакуниным феодально-крепостнического и буржуазного государства много верного и справедливого, много верного и в критике европейских утопическо-социалистических концепций «государственно­го социализма» от Луи Блана до Лассаля. Однако русский анархист за­блуждался, когда думал, что идеал безгосударсгвенного общества можно осуществить немедленно после социальной революции. В этой связи нелишне напомнить мысль В. И. Ленина: «Мы вовсе не расходим­ся с анархистами по вопросу об отмене государства как цели. Мы утверждаем, что для достижения этой цели необходимо временное ис­пользование орудий, средств, приемов государственной власти против эксплуататоров, как для уничтожения классов необходима временная диктатура угнетенного класса»[2].

Одно из важнейших направлений эволюции мировоззрения М. А. Бакунина в анархистский период — его разрыв с прежним «рево­люционным панславянизмом». Бакунин сумел подняться над локальны­ми, узконациональными задачами российского освободительного движе­ния. Ему принадлежат слова: «У нас нет отечества. Наше отече­ство —  всемирная революция». Своему другу Н. П. Огареву он писал в 1870 г.: «Ты только русский, а я интернационал». Горячо желая блага своей родине, Бакунин был беспощаден, бичуя недостатки российского общества. Поистине его патриотизм был взыскующим, критическим, ре­волюционным. Бакунин, не колеблясь, писал о патриархальности и не­подвижности русского быта, лжи, алчном лицемерии, холопском рабст­ве в семейной и общественной жизни.

Эти обстоятельства следует иметь в виду, встречаясь в бакунинских работах с рядом весьма жестких высказываний и эпитетов, которые на поверхности выглядят просто как германофобские, юдофобские и др. При ближайшем рассмотрении оказывается, что эти высказывания в сво­ем большинстве представляют собой критические характеристики соци­ально-политического порядка, и не больше того. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь: выведенный из равновесия не столько собст­венно теоретической критикой в свой адрес, сколько грязными намека­ми и прямыми оскорблениями, Бакунин не раз давал волю чувст­ву раздражения и даже озлобленности С величайшим возмуще­нием он писал: «Мне нужно доказывать, что я не вор», и, «доказы­вая», он терял иногда голову и говаривал слова, которые никак

М. А. Бакунин

не вписывались в его в целом интернационалистическое мировоз­зрение.

Будучи в последний, анархистский период своей жизни в первую очередь участником западноевропейского революционного движения, Бакунин мечтал о том, чтобы подключить к нему Россию. В конце 60-х гг. он предпринял шаги к активизации контактов с революционны­ми кругами в России, подготовив ряд прокламаций и обращений к рус­ской революционно настроенной молодежи. Однако, введенный в за­блуждение С. Г. Нечаевым, Бакунин некоторое время ориентировался на фактически не существовавшую в России революционную орга­низацию.

Особым влиянием в России пользовались приложения к работе «Го­сударственность и анархия», в которых, в частности, изложена програм­ма российского революционного движения. Эти приложения оказали воздействие на русское народничество; сформировалось «бакунинское направление», носившее революционно-демократический характер и на определенном этапе выражавшее интересы широких трудящихся, осо­бенно крестьянских масс. Из народнической группы «Черный передел», строившей свою программу на основе бакунинских идей и на заимствованных Бакуниным у Маркса элементах материалистического понима­ния истории, со временем вышли первые российские социал-демократы во главе с Г. В. Плехановым.

В 60-е гг. Бакунин вновь обращается к философии. Хотя в анар­хистский период своей деятельности Бакунин недооценивал теорию, на­уку, отводя им роль лишь «верстового столба» на пути преобразуемой общественной жизни, «антитеологические», «антиметафизические» философские принципы он неизменно включал в свои программные документы. Будущая всемирная революция мыслилась им не только как политическая, экономическая и социальная, но также и как фило­софская.

М. А. Бакунин скончался 1 июля 1876 г. в швейцарском городе Берне.

До сих пор продолжаются споры о месте Бакунина в истории запад­ноевропейского и российского революционного движения. Анархисты рисовали портрет «революционного гиганта», находились публи­цисты, которые называли его «мощной личностью», «гигантом духа». Противники же Бакунина, наоборот, подчеркивали его ошибки и недостатки, зачастую пренебрегая мерой. Еще при жизни Бакунину пришлось пережить не только справедливую критику, но и жестокие обиды и оскорбления, когда его публично называли «правительствен-

В. Ф. Пустарнаков

ным агентом», «старым интриганом», мечтающим установить «деспоти­ческую диктатуру в русском духе», зачисляли в «панславистский сброд» и т. п.

Мифы о Бакунине оказались удивительно устойчивыми, и — что скрывать? — до сих пор некоторые из них преобладают, заменяя действительное знание о его идеях и деятельности. Бакунин много сделал для развития русской философской культуры 30-х гг. XIX в. Его антиэтатистские воззрения также во многом сохраняют свое значение, напри­мер, аргументы против «государственного социализма», авторитарных, бюрократических методов управления, его размышления об обществен­ном самоуправлении и многие другие. Что касается его места в истории социальной философии, то его нам еще придется определить, возмож­но, более точно, чем это делалось ранее.

В. Ф. Пустарнаков

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Бакунин М. А. Собр. соч. и писем. М., 1934. Т. 1. С. 36.

[2] Ленин В.И. Полн. собр соч. Т. 33. С. 60.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.