Предыдущий | Оглавление | Следующий

Р. А. Черкасов

   студент 4 курса ВГУ

 Проблемы международного сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью

 Во второй половине ХХ в. наблюдался быстрый рост организованной преступности в мире. Национальные организованные преступные группы, расширяя сферу своей деятельности, выходят за пределы одного государства, становясь транснациональными. Как отмечает В.С. Овчинский, «организованная преступность становится интернациональной в том случае, когда в одной стране или в какой-то части мира имеется спрос на продукт, который есть или производится в другой стране»[1].

   Преступные транснациональные организации эффективно используют сложившуюся международную обстановку. В результате преступность не только расширяется, но и становиться более доходной, появились мировые рынки сбыта как законной, так и не законной продукции. Самый яркий пример мирового нелегального рынка – появление во многих странах незаконного оборота наркотиков[2].

   В настоящее время организованная преступность затрагивает все сферы жизни человека и представляет угрозу не только обществу, но и государственному устройству многих стран мира. Параллельно с легальной существует «теневая» экономика, где организованная преступность является полноправным властителем. Она имеет свои органы управления, финансовые органы, органы и структуры, обеспечивающие ее безопасность, свой бюджет. Организованная преступность обладает высокой степенью жизнеспособности; по большому счету полностью ликвидировать ее не возможно, как бы это пессимистично не звучало, ее можно только ограничить, поставить под контроль государства. В отличие от государственных органов, в том числе и правоохранительных, организованная преступность быстрее налаживает связи за рубежом, быстрее реагирует на все изменения происходящие в мире.

   Наихудшим является положение, при котором происходит взаимопроникновение правительственных чиновников и преступных организаций, устанавливаются симбиотические связи или вступают в сговор. В этих условиях роль правительства практически сводится к укрывательству преступной деятельности, причем в то же время оно становится заложником преступной организации[3].

   Многие политические партии не в состоянии покрыть все расходы, связанные с проведением избирательной кампании. Таким образом, путем финансирования избирательной кампании организованной преступности удается проникнуть в законодательные (представительные) органы всех уровней власти. Выборы выигрывают те, кто владеет средствами массовой информации. Именно через СМИ организованная престуность пропагандирует свои собственные «антиценности», подрывая тем самым основополагающие ценности как правового, так и политического характера. Опасность организованной преступности заключается еще и в том, что к участию в своей деятельности она привлекает законопослушных граждан, которые подчас и не подозревают того, что участвуют в ее деятельности. В ее ряды активно вербуются юристы, экономисты, специалисты других отраслей знаний, вовлекается интеллигенция, организованная преступность становится высокоинтеллектуальной.

 В сложившейся ситуации необходимо усиливать сотрудничество между государствами, в одиночку ни одно государство не в состоянии справиться с ней, особенно при всевозрастающей ее мощи. Несмотря на международное сотрудничество в рамках ООН, которое ведется, начиная с пятого Конгресса (Женева, 1975 г.)[4] и активизацию в последние годы сотрудничества на двустороннем и многостороннем уровне, остается еще ряд не решенных проблем. К ним относятся:

 1) Проблема правового характера. Существование в государствах различных правовых систем уголовной законодательства, строящихся на различных принципах, в результате чего неодинаково оцениваются одни и те же преступные деяния.

   Так, например в 1982 г. в УК Италии введена ст. 416-bis, которая гласит: «Всякий, кто участвует в объединении мафиозного типа, состоящем из трех или более лиц, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 6 лет. Все те, кто создают, руководят или организуют объединение, наказываются лишением свободы на срок от 4 до 9 лет».

   В Германии под созданием преступных объединений понимается «основание объединения, цели которого направлены на совершение преступлений, или участие в подобном объединении или его поддержка» (ст. 129 УК Германии).

   Уголовное законодательство Испании предусматривает уголовную ответственность за членство в организации, имеющей целью осуществление производства, распределения, торговли наркотиками (ст. 371 УК Испании).

   В новом уголовном кодексе Франции дается понятие такой формы преступного сообщества, как объединение преступников, устанавливается ответственность за участие в нем. Его в соответствии со ст. 450-1 УК Франции образует объединение преступников любая сформированная группа или сговор с целью подготовки, характеризующейся одним или несколькими фактами, одного или нескольких преступлений или одного или нескольких проступков. Французское уголовное законодательство предусматривает условия освобождения от наказания лица, принявшего участие в таком объединении (группе) или сговоре: если оно, до привлечения к ответственности, раскроет эту группу или этот сговор компетентным властям и позволит установить других участников (ст. 450-2).[5] Данные различия в уголовных законодательствах не способствуют налаживанию и укреплению сотрудничества между государствами. Для решения этой проблемы необходимо активизировать усилия в области согласования и сближения национальных законодательств.

 2) Проблема внешнеполитического характера. Сотрудничество в борьбе с организованной преступностью зависит от того, какую внешнюю политику ведут государства, какие взаимоотношения сложились между ними. Чем более напряженные эти отношения, тем более затруднено сотрудничество, особенно в тех случаях, когда сталкиваются разные идеологии.

 3) Экономическая проблема. Многие государства в силу своего уровня экономического развития не в состоянии обеспечить полноценного сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью.

 4) Внутренние политические проблемы. Правительства некоторых государств не в состоянии контролировать политическую ситуацию в своих государствах (некоторые страны СНГ – Грузия, Таджикистан, Азии – Афганистан, Латинской Америки, Африки), что способствует бесконтрольности преступности на их территории, в том числе и организованной.

 5) Проблема коррумпированности правительств некоторых государств. Правительства отдельных государств не заинтересованы в налаживании сотрудничества в области борьбы с организованной преступностью, особенно когда высшие эшелоны власти этих государств погрязли в коррупции, а международное сотрудничество может подорвать позиции коррумпированных должностных лиц или даже правительства в целом. Такое происходит и когда речь идет о сотрудничестве с государством-«отстойником преступных сообществ».

 6) Проблема обеспечения суверенитета в ходе сотрудничества. Правительства некоторых государств рассматривают некоторые формы сотрудничества как вмешательство во внутренние дела этого государства. Так, например некоторые правительства считают, что граждане, нарушившие нормы права, должны подвергаться уголовному преследованию в своих государствах и не должны подпадать под иностранную юрисдикцию, государства, поэтому часто неохотно осуществляют экстрадицию собственных граждан даже при наличии весьма веских доказательств их вины. Довольно часто в экстрадиции не заинтересованы и сами выдаваемые лица, это объясняется различием санкций за совершение одного и того же преступления, которые предусмотрены уголовными законодательствами разных государств.

   7) Проблема обеспечения секретности. Неуверенностью в сохранении конфиденциальности оперативной информации, правоохранительные органы взаимодействующих стран не всегда охотно идут на обмен имеющейся у них информацией, особенно, когда есть серьезные опасения утечки этой информации, что эта утечка не только снизит эффективность указанных операций, но и поставит под угрозу жизнь оперативных работников. Особенно неохотно идут на сотрудничество с правоохранительными органами того государства, правительство которого погрязло в коррупции.

 8) Отсутствие единого координирующего международного органа. Несомненно, одной из проблем международного сотрудничества, в противодействии организованной преступности, является отсутствие единого центра, по управлению и координации всех операций и действий, направленных на борьбу с организованной преступностью. При проведении совместных операций, двумя или несколькими правоохранительными органами, двух или нескольких государств, во исполнение международных договоров, неизбежно «перетягивание одеяла на себя». Нельзя преуменьшать роль Интерпола, но ситуация такова, что функций, которыми он наделен, уже не хватает для плодотворного обеспечения сотрудничества в борьбе с организованной преступностью. Необходимо расширить полномочия Интерпола или создать самостоятельный международный орган, который обеспечивал бы управление и координацию по проведению операций направленных на нейтрализацию транснациональных организованных преступных групп.

 Меры борьбы должны постоянно совершенствоваться и носить характер, упреждающий развитие организованной преступности. Необходимо вести борьбу не только с организованной преступностью, но и со всеми сопутствующими ей проявлениями (коррупцией, преступностью в правоохранительных органах, в сферах власти и управления), а также необходимо бороться с иными преступными проявлениями организованной преступности (например, незаконный оборот наркотиков, торговля оружием, легализация (отмывание) доходов полученных преступным путем и др.).

   Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности была принята 12-15 декабря 2000 г.[6] Распоряжением Президента Российской Федерации от 9 декабря 2000 года было дано указание относительно подписания от имени Российской Федерации Конвенции ООН и дополняющих ее Протоколов[7].

   Конвенция ООН представляет собой международно-правовой документ, включающий конкретные меры по борьбе с участием в организованной преступной группе, с отмыванием денежных средств, против коррупции. Подробно изложены процедуры передачи уголовного производства, конфискации и ареста доходов от преступлений, выдачи лиц, причастных к организованной преступной деятельности, защиты свидетелей то вероятной мести или запугивания со стороны преступников, помощь потерпевшим и их защита.

 Совершенно новым для международно-правовой практики является закрепление в Конвенции мер по предупреждению транснациональной организованной преступности. Такие меры предусматривают предупреждение злоупотреблений со стороны организованных групп процедурами торгов, проводимых публичными органами, и субсидиями и лицензиями, выдаваемыми публичными органами для осуществления коммерческой деятельности. Конвенция обязывает государства создавать публичные реестры юридических и физических лиц, участвующих в учреждении юридических лиц, лишенных права занимать должности руководителей юридических лиц.

 Одновременно с Конвенцией были подписаны два протокола: о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми; против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху. В дальнейшем планируется подписать еще один протокол - по проблеме незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями.

 Большое внимание уделено развитию сотрудничества между правоохранительными органами государств – участников, в частности проведению совместных расследований. Впервые закреплены в едином комплексе такие специальные методы расследования, как электронное наблюдение, контролируемые постановки и агентурные операции. Регламентируется сбор и анализ информации о характере организованной преступности и обмен такой информацией, подготовка кадров и техническая помощь.

 Кроме того, государства рассматривают возможность расширения аналитических знаний относительно организованной преступной деятельности и обмена ими между собой и через посредство международных и региональных организаций. С этой целью в надлежащих случаях должны разрабатываться и использоваться общие определения, стандарты и методология[8].

 В Конвенции под «организованной преступной группой» понимается структурно оформленная группа в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду. Причем, в этой статье, также дается определение, что следует понимать под: «серьезным преступлением», «структурно оформленной группой», определены понятия: «имущество», «доходы от преступления», «арест» или «выемка», «конфискация», «основное правонарушение», «контролируемая поставка», «региональная организация экономической интеграции». В других статьях определены понятия: «отмывание доходов от преступлений», «уголовно наказуемой коррупции».

   Вместе с тем, подписание Конвенции автоматически не приведет ее в действие. Требуются процедуры ратификации и имплементационные меры.

 

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. М., 1999. С. 395.

[2] Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. М., 2002. С. 39.

[3] Криминология. С. 392.

[4] Гришко Е.А. Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно-правовой и криминологический аспекты. М., 2001. С. 40.

[5] Гришко Е.А. Указ. соч. С. 42-49.

[6] См.: Овчинский В.С. ХХI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М, 2001. С. 51 – 105.

[7] СЗ РФ. 2000. № 50. Ст. 4894.

[8] Овчинский В.С. Указ. соч. С. 35.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.