Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава II

Установим прежде всего, что понятие силы, как бы оно ни определялось, лежит всегда в реальном ряду, имеет всегда онтологическое значение, тогда как понятие права может и не находиться в реальном ряду, может не иметь в числе своих предикатов[1] признака бытия (так или иначе конструированного).

Итак, понятие силы имеет всегда онтологическое значение.

Если оно рассматривается с наивно-реалистической или, в частности, с обычной натуралистической точки зрения, то под силой разумеют обыкновенно некоторое свойство, точнее, способность предметов и вещей, обладающих конкретной реальностью. В таком случае сила является реальной (безразлично – действующей или не действующей) способностью эмпирически реальных вещей.

Если же к понятию силы подходят с точки зрения метафизической, то сила может получить троякое значение: сила или составит сущность самой субстанции (так было у Лейбница[2]), или она явится атрибутом субстанции (так было у Спинозы)[3], или же она получит значение самостоятельного в своей сущности атрибута, свободного

12

от принадлежности субстанциальному субстрату (так было у Фихте Старшего[4]). Во всех этих трех случаях сила имеет (безразлично – самостоятельную или не самостоятельную) метафизическую реальность.

Наконец, если понятие силы берется с точки зрения критической теории познания, то оно получает значение понятия, применяемого к данности чувственных созерцаний (т.е. к явлениям и только к явлениям) рассудком, создающим опыт как совокупность научно-достоверных утверждений; это есть понятие, служащее для объяснения чувственно-реальных феноменов. В этом случае сила сама не есть нечто реальное, но является понятием, применимым только к тому, что само чувственно-реально.

Так было, напр., у Канта[5].

Эти три различные точки зрения на «силу» могут еще, сливаясь и сплетаясь, образовывать новые, более сложные учения, сращивающие, напр., оттенки эмпиристический с метафизическим (так было у Ницше[6]), или критический с метафизическим (Шопенгауэр[7]) и т.д.

Одно обще всем учениям о силе: это – помещение ее в реальный ряд. Сила или сама реальна – эмпирически или метафизически, во времени или вне времени, самостоятельно или зависимо,– или же есть принцип для познания реального. Вот почему мы сказали, что понятие силы имеет всегда онтологическое значение. Если при этом реальность, в ряду которой живет и движется представление о силе, построяется вне данности, из понятия, то мы будем говорить о метафизической реальности силы; если же эта реальность построяется из данности, из созерцаний и восприятий, то она будет неизбежно мыслиться во временном ряду и получит значение эмпиристической. Поэтому мы можем условиться, что все, что мыслится во времени, напр., как возникающее, развивающееся, как имеющее свою причину в прошлом, как «обусловленное» предшествующим или сосуществующим,– мыслится как эмпирически-реальное. Поэтому мы можем сказать, что все, что помещается в тот познавательный ряд, в котором живет представление о силе, помещается с методологической точки зрения в ряд реальный: получает само значение реального, метафизически-реального или эмпиристически-временно-реального. Это уясняется еще более из следующих соображений.

13

Именно, мы можем установить и еще нечто, как общее всем пониманиям силы и вскрывающее по существу познавательную роль этого понятия. Под «силой» всегда разумеется способность реального к действованию.

Сила есть всегда способность, составляет ли она самую сущность вещи, или только свойство ее, или играет роль рассудочной категории: с понятием силы всегда связывается представление о некоторой способности, или остающейся в чисто потенциальном состоянии, или уже осуществляющейся. Способность эта может носить далее характер физический или психический (истолковываемый с точки зрения метафизики или эмпирии), или проявляться в дальнейших подвидах этих видов, но она всегда мыслится как способность.

При этом она обыкновенно связывается с представлением о каком-нибудь носителе, который сам является членом реального ряда: элементом внешнего мира или элементом психической жизни.

Наконец, это есть способность к действованию в самом неопределенном и общем смысле этого слова, будет ли это действование проявляться в самоподдержании, как у Спинозы, или в саморазвитии, как у Фихте, или в причинном определении других элементов реального ряда, как у Канта и эмпириков. И поскольку мы будем иметь в виду именно эмпиристический ряд, постольку мы будем говорить именно о причинном значении силы, о силе как способности быть причинно-определяющим моментом в сфере физической или психической.

Чтобы покончить с этим, по необходимости схематическим, анализом понятия о силе, добавим еще следующее. Возможность истолковать силу как совершенно «идеальное» начало, вроде идеи «Духа» у Гегеля или вроде освобожденной от психологического и антропологического аспектов, чисто-трансцендентальной, кантианской категории,– нисколько не опровергает нашего тезиса о «реальном» значении этого понятия. То понимание «идеального», которое в этом случае поглощает представление о силе, или само является новым, может быть, утонченным видом реального или определяется в своей сущности и в своем значении как логическое орудие для установления или обоснования суждения о реальном. И в этом случае сила, хотя и «идеально» истолкованная, является или чем-то

14

сущим и свойством сущего, или же предикатом, приложимым только к сущему. Так, «Дух» Гегеля реален высшей реальностью; трансцендентальная категория применима только к «временному» и потому к реальному. Итак, с познавательной точки зрения сила причастна всегда реальному ряду потому, что или к ней приложим предикат «бытия», или она сама является предикатом «сущего», или же, наконец, и то и другое вместе.

Отсюда ясно, что для того, чтобы понятие права сближалось с понятием силы или тем более поглощалось им, необходимо, чтобы оно само переносилось в онтологический ряд, чтобы право так или иначе само становилось членом реального ряда, получало значение чего-то реального. Вне этого понятия силы и права не могут сближаться, и если мы видим, что эти понятия попадают в том или ином учении в такое соотношение, при котором понятие права определяется через понятие силы (т.е. сила является родовым понятием, а право видовым), или же признаки понятия права и признаки понятия силы соединяются в третьем понятии, как бы в их логическом детище, то мы можем быть уверены, что право так или иначе стало членом реального ряда, получило реальное значение. В таком случае мы можем уверенно сказать: эта доктрина мыслит право как нечто реальное. При этом (не входя еще в методологический анализ права), если сила мыслится как метафизическая сущность, то право получает значение метафизической реальности, если же сила мыслится в эмпиристическом духе, то право получает значение эмпиристической реальности, т.е. право мыслится как реальное, существующее во времени.

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Предикат (от лат. praedicatum – сказанное) – в узком смысле то же, что свойство отдельного предмета; в широком смысле – отношение, т.е. свойство нескольких предметов.

[2] Лейбниц Готфрид Вильгельм (1646–1716) – немецкий философ, математик, физик, юрист, историк, языковед. «Смотри: Leibniz. Die philosophische Schritten. Ausg. Gerhardt B. 4, S. 472. Leibnitii Opera Philosophica. Ed. Erdmann. Pars Prisz. p. 146, 158, 191. Monadologia» (III Iw. BRM, S. 70).

[3] Можно принять это обозначение условно из сопоставления Spinoza «Ethica». Pars I. Def. IV и ibid., prop. XXXIV, не входя в рассмотрение его учения об атрибутах. Понимание «атрибута» Спинозы как первоначальной силы отстаивает Куно Фишер [Фишер Куно (1824–1907) – немецкий историк философии, гегельянец. Автор «Истории новой философии» (Т. 1–6. Мюнхен, 1852– 1877; Т. 1–8. Спб., 1901–1909). И. А. Ильин ссылается на его работу: Geschichte der neueren Philosophic.– Bd. 2. Descarts Schule. Spinoza Leben. Werke und Lehre.– Heidelberg-C. Winter, 1898.]. «Gesch der neueren Phil.» В. II, s. 235, 383–395 u. a.

[4] Фихте Иоган Готлиб (1762–1814) – немецкий философ, представитель немецкой классической философии. «Это можно считать условным в том смысле, как его обозначил Виндельбанд в своей «Истории новейшей философии», т. 2, с. 211, однако при этом должно не выпускать из виду места на стр. 41, 45, 393, 439 и ряд других его «Наукоучений» 1794 г.» (Iw. BRM, S. 70.)

[5] Кант Иммануил (1724–1804) –немецкий философ, родоначальник немецкой классической философии. «Смотри, например, Kant. Kritik der reinen Vernunft. Ausg. Erdmann. S. 108». (Iw. BRM, S. 70).

[6] Ницше Фридрих (1844–1900) – немецкий философ, представитель иррационализма и волюнтаризма, развивший учение о бытии как стихии, о присущей всему живому «воле к власти».

[7] Шопенгауэр Артур (1788–1860) – немецкий философ, создатель пессимистического учения, рассматривавшего мир как проявление слепой, стихийной «воли к жизни».










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.