Предыдущий | Оглавление | Следующий

Глава XII. О ДОГОВОРАХ

I. Деление человеческих действий, полезных другим людям, во-первых, на простые и сложные.

II. Деление простых действий на чисто благотворительные и взаимно обязывающие.

III. И на обменные, которые иногда разъединяют интересы.

IV. Иногда способствуют общности интересов.

V. Сложные действия могут быть сложными по существу.

VI. Или по привходящим обстоятельствам.

VII. Какие акты называются договорами?

VIII. Требуется равенство в договорах; во-первых, относительно предварительных действий.

I.. В отношении осведомленности.

.. В отношении свободы воли.

.I. Во-вторых, в самом действии, если оно является актом обменным.

.II. В-третьих, в предмете сделки; что разъясняется.

.III. Какое равенство имеет место в действиях чисто или отчасти благотворительных?

.IV. Каким образом следует определять стоимость вещи при продаже и по каким причинам она справедливо возрастает или снижается?

.V. При каких условиях продажа совершена в соответствии с природой и когда совершается переход собственности?

XVI. Какие монополии противны естественному праву или же закону благотворительности.

XVII. Каким образом деньги служат средством обращения?

XVIII О том, что наемная плата отнюдь не должна снижаться по причине бездоходности или чего-либо подобного; какое решение правильно, если первый съемщик лишен возможности воспользоваться вещью, поскольку вещь будет сдана в наем другому?

XIX. Каким образом справедливая цена возрастает или снижается?

XX. В силу какого права воспрещены проценты?

XXI. Какие доходы не подходят под название процентов?

XXII. Какова сила действия внутригосударственных законов относительно этого предмета?

XXIII. Как производить оценку в договорах о предотвращении опасности, или страховании?

XXIV. Как — в, договоре товарищества; где изъясняются многие виды его.

XXV. О корабельном товариществе.

XXVI. О том, что по праву народов неравенство допустимо относительно внешних действий; в каком смысле это считается сообразным с естественным правом.

Деление человеческих действий, полезных другим людям, во-первых, на простые и сложные

I. Человеческие действия, которые имеют в виду пользу других людей, — одни просты, другие сложны.

342             Книга вторая

 

Деление простых действий на чисто благотворительные и взаимно обязывающие

II. Простые действия — одни благотворительные, другие возмездные [обменные, permutatorii) [1]. Благотворительные действия бывают или чисто безвозмездные, или взаимно обязывающие. По чисто благотворительным действиям расчет производится или в настоящем, или в будущем. В настоящем совершается полезное действие; и о нем нет необходимости распространяться, именно когда оно приносит кому-либо выгоду, но не создает никакого юридического последствия. Такой характер имеет дарение, коим переносится собственность, о чем мы толковали выше, когда речь шла о способах приобретения собственности. К будущему направлены обещания как передать, так и совершить что-нибудь, о чем мы потолковали уже достаточно. Благотворительные акты, влекущие взаимные обязательства, составляют или распоряжение вещью без отчуждения, или совершение действий, имеющих то или иное следствие. Сюда относятся уступка пользования вещью, называемая ссудой; исполнение связанного с расходами или вытекающего из обязательства действия, называемое поручением, видом которого является прием на хранение, то есть исполнение действия, состоящего в охране вещи. Сходны с этими действиями обещания действий, поскольку это, как мы сказали, относится к будущему, что, однакоже, следует понимать также о действиях, которые подлежат объяснению далее.

И на обменные, которые иногда разъединяют интересы

III. 1. Акты обменные или разъединяют стороны, или способствуют их объединению. Акты разъединяющие римские юристы правильно делят на виды: даю, чтобы получить; делаю, чтобы получить действие; делаю, чтобы получить вещь. Об этих видах можно посмотреть у юриста Павла в комментарии на L. Naturalls, D. Praeceptie verbis.

2. Но римляне из этой классификации исключают некоторые договоры, которые они сами называют поименованными [nominates], не столько потому, что такие договоры имеют собственные названия (ибо такое название имеет и договор мены, который исключается из числа поименованных), сколько потому, что всдедствие частого применения они приобрели такую силу и свойство [2], что даже без особых объяснений понятны из самого названия. Поэтому были также выведены определенные формулы исков по этим договорам, тогда как в прочих договорах, реже встречающихся, содержится лишь то, что в них прямо оговорено, и оттого возможна не некая общая и общеупотребительная формула, но лишь приспособленная к данной сделке и выражаемая в предписанных словах. По причине же более частого применения поименованных соглашений, если имеются налицо те или иные необходимые условия, как, например, если соглашение о цене в договоре купли-продажи достигнуто сразу же [3], то есть до того, как одна из сторон предоставит что-либо, то немедленно же следует необходимость исполнения; тогда как в прочих, более редких договорах, пока дело не улажено, представляется полная свобода целиком отступиться от сделки, то есть — безнаказанность, ибо внутригосударственный закон не сообщил этим соглашениям принудительную силу и они опираются на одно только взаимное доверие договаривающихся сторон.

3. Но естественное право не знает таких различий; так называемые безымянные договоры ничуть не менее свойственны естественному праву и не менее древни; напротив, мена, причисляемая к безымянным договорам, и проще, и древнее

Глава XII   343

купли-продажи [4]. И Евстафий в комментарии на X песнь «Илиады», где повествуется о публичном состязании, которое увенчивается наградой, что называется у Гомера «добиться награды», толкует это каи «получить в обмен», добавляя, что «зто и тому подобное есть некоторого рода договор»; и действительно, это есть вид договора: делаю, чтобы получить вещь. Мы же, следуя природе и оставляя в стороне различие поименованных от безымянных договоров, сводим все разделяющие договоры к трем упомянутым уже видам.

4. Скажем, что при передаче ради получения вещи имеет место непосредственный обмен вещи на вещь, что, в частности, называется меной и есть, несомненно, древнейший вид оборота (Аристотель, «Этика», кн. V, гл. 8; «Политика», I, 9; D. de cont-rahen. emt. L. I); обмен денег на деньги [5], что греки называют «деньгообменом», а ныне же торговцы называют разменом; или обмен вещи на деньги, как в купле-продаже; или пользование вещью за вещь; или пользование вещью за пользование вещью же; или пользование вещью за деньги, что впоследствии названо наймом.

Здесь же под названием пользования вещью понимается как пользование простое, так и такое пользование, которое соединено с извлечением доходов и может быть временным или личным, или наследственным, или может быть описано как-нибудь иначе; примером может служить пользование у евреев, продолжавшееся до юбилейного года.

Вещь передается в качестве ссуды с тем, чтобы по прошествии некоторого промежутка времени получить вещь такого же рода и одинаковой ценности; это применимо к тем вещам, которые допускают определение весом, числом и мерой, — равно как к деньгам, так и к иным вещам.

5. Обмен действий на действия может иметь бесчисленные виды вследствие разнообразия действий. То же следует сказать об обмене действий на что-либо. В одном случае я действую ради получения денег; это также в действиях повседневной выгоды носит название найма, в актах по обеспечению возмещения на случай непредвиденной опасности это обычно именуется страхованием, то есть договором, почти неизвестным в древности, ныне же являющимся одним из наиболее распространенных. В других случаях я действую ради получения вещи или пользования вещью.

Иногда способствуют общности интересов

IV. Актами, способствующими общности интересов, осуществляется участие в деятельности или в пользовании вещами так, что это направлено к общей выгоде; все такие акты подходят под название товарищества. Под этим названием понимаются и объединения в военных целях, у нас нередко — отряды частных кораблей, снаряжаемые против морских разбойников или иных грабителей и называемые обычно теперь адмиральской эскадрой; у греков же это называлось «плаванием вместе» или «совместным плаванием».

Сложные действия могут быть сложными по существу

V. Акты же сложные — таковы или по существу или же в силу привходящих других действий. Так, если я покупаю вещь заведомо дороже ее стоимости и даю продавцу излишек стоимости, то эта сделка будет частью дарением, частью же куплей. Если я, например, обещаю золотых дел мастеру заплатить деньги за то, что он сделает* мне кольца из своего золота, то такая сделка есть частью купля, частью наем. И в договоре това-

344             Книга вторая

рищества бывает, что один вносит работу и деньги, а другой — только деньги.

В феодальном договоре уступка феода есть милость, соглашение же о военной службе за предоставление покровительства есть договор обмена действия на действия. А если сверх того на лицо возлагается обязанность платить подати, то тогда происходит соединение с арендой. Ссуда вещей в море также представляет сложный договор, состоящий из ссуды и страхования.

Или по привходящим обстоятельствам

VI. Сложность акта обусловливается присоединением одной сделки к другой, как, например, при поручительстве или залоге. Ибо поручительство, если иметь в виду сделку между поручителями и основным должником, в большинстве случаев составляет поручение; если же иметь в виду сделку между кредитором и поручителем, который ничего не получает, то такая сделка имеет, по-видимому, чисто безвозмездный характер, но так как она сопутствует возмездным договорам, то следует полагать, что она составляет их часть. Вручение залога само по себе является безвозмездным актом, в силу которого сообщается владение вещью; но это заимствует свою сущность из договора, которому служит обеспечением.

Какие акты называются договорами?

VII. Все акты, доставляющие пользу другим, кроме чисто благотворительных, носят название договоров (L. Labeo. D. de verb, signif.).

Требуется равенство в договорах; во-первых: относительно предварительных действий

VIII. Природа договоров предписывает соблюдение равенства сторон, и именно так, чтобы из неравенства возникало право в пользу лица, извлекшего из сделки меньшую выгоду. Такое равенство требуется как в действиях, так и в предмете заключаемой сделки; в предварительных действиях наравне с основными.

В отношении осведомленности

IX. 1. К предварительным действиям относится обязанность договаривающегося с кем-либо предупредить об известных ему недостатках вещи [6], о которой ведутся переговоры; что не только обычно предусмотрено внутригосударственными законами, но согласно и с природой актов (L. I. D. de act. emt. et vendlti). Ибо между договаривающимися существует некоторое более тесное общение, нежели вообще между людьми. И таким образом дается ответ на то, о чем толковал Диоген Вавилонский, обсуждая вопрос о том, что не все скрывается, о чем умалчивается, и что мне нет необходимости сообщать обо всем, что другому полезно слышать, как, например, о небесных явлениях (Цицерон, «Об обязанностях», кн. III). Природа договора, введенного ради взаимной пользы людей, требует чего-либо более близкого к его предмету [7]. Удачно сказано у Амвросия («Об обязанностях», кн. II, гл. 10): «При заключении договоров недостатки того, что идет на продажу, должны быть объявлены; и если продавец не сделает этого, то хотя проданная вещь и переходит к покупателю, тем не менее возможен иск о признании договора недействительным вследствие обмана». У Лактанция (кн. V) сказано: «Кто не указывает на ошибку продавца, чтобы купить золото по низкой цене, или если продавец не сознается, что продает беглого раба или что продает зараженный дом, преследуя свой барыш и выгоду, — то такой человек не мудр, как склонен был полагать Карнрад. но хитер и лукав».

Глава XII   345

2. Но нельзя сказать того же относительно тех обстоятельств, которые непосредственно не касаются вещи, составляющей предмет договора, как, например, если кому-нибудь известно, что несколько кораблей находятся в плавании с грузом зерна. Ибо объявить такое обстоятельство обязательно и похвально, так что даже зачастую невозможно этого избегнуть, не нарушая правила взаимной приязни; но тем не менее умолчание об этом не есть нарушение справедливости, то есть не противоречит праву того, с кем заключается сделка (Фома Аквинский, II, II, 78, ст. 3; Бальд, на L. I. de ad, ed; Коваррувиас, на С. peccatum, p. 2, § 4, № 6).

Здесь, стало быть, уместно привести то, что тот же самый Диоген, цитируемый Цицероном (указ. место), весьма кстати говорил: «Я привез и выставил товар; я продаю свое не дороже, чем другие, пожалуй, даже дешевле, так как у меня запас больше. Кому же это в убыток?».

Не обязательно, очевидно, во всем следовать Цицерону, называющему укрывательством случай, когда ради собственной выгоды не хотят, чтобы нечто известное кому-либо было доведено до сведения тех, кто в этом заинтересован. Подобное утверждение применимо лишь к случаю, когда дело касается существенных недостатков вещи самой по себе, например, если дом заражен или существует приказ начальства о его разрушении, о чем можно посмотреть там же у Цицерона.

3. Сообщать же о недостатках, которые известны тому, с кем ведешь переговоры, как, например, о сервитуте на здание, которое М. Марий Гратидиан перепродавал К. Сергию Орату, ранее приобретя их у него, — нет никакой надобности, ибо равная осведомленность обеих сторон создает равенство договаривающихся [8] (D. L. D. De contr. emt. In fine).

Гораций говорит:

Тот назначил цену, отнюдь не страшась наказания

Ты же удачно купил, зная изъяны товара.

Такое указание имеется также у Платона в одиннадцатой книге диалога «Законы».

В отношении свободы воли

X. Но необходимо соблюдение некоторого равенства не только в знании вещей, но и в изъявлении воли у договаривающихся сторон. Так, если совершению сделки предшествует законное применение угрозы, то нельзя требовать ее устранения, ибо подобная угроза не касается существа сделки; но недопустимо, чтобы применялось незаконно устрашение в целях принуждения к заключению сделки или чтобы устрашение применялось для склонения к уступке. Ввиду этого лакедемоняне расторгли договор продажи земли, к которому элейцы принудили владельцев угрозой, «полагая, что ничуть не преступно вымогать у слабейших вещь силой под видом покупки», по словам Ксенофонта («Греческая история», III). Какое, однаноже, изъятие из правила допускается правом народов, мы увидим в своем месте.

Во-вторых, в самом действии, если оно является актом обменным

XI. 1. В самом главном действии договора необходимо равенство, чтобы ничего не истребовалось свыше справедливого. Это равенство в безвозмездных договорах формально почти не может иметь места. Ибо если кто-нибудь потребует себе какое ни на есть вознагражденьице за выданную ссуду, за труд по исполнению поручения или за хранение вверенного имущества,

346             Книга вторая

то тот не совершит правонарушения, но осложнит договор, то есть превратит безвозмездный договор в полуобменный (Inst de mandate. § ult. L. I. §Si quis servum. D deposit!).

Но во всех обменных договорах следует тщательно соблюдать указанное правило. И никто не назовет дарением излишек, обещанный одной стороной. Ибо не таково обычное намерение вступающих в такой договор, и подобное намерение не должно предполагаться, если только оно не обнаружится. Ведь, давая обещание, стороны уверены, что обещают или дают ровно столько же, сколько надеются получить, как сл'едует им в силу их равноправия.

2. Иоанн Златоуст пишет: «Ведь когда при каждом заключении договора, при каждой покупке или уплате мы стремимся и всячески стараемся дать цену поменьше, разве в такого рода образе действий не заключается некоторое воровство?». Автор жизнеописания Исидора у Фотия сообщает, что когдз вещь, которую Гермий намеревался купить, оказывалась дешевле справедливой цены, то он прибавлял разницу до справедливой цены, так как он считал, что обратный образ действий составляет вид правонарушения, хотя и скрытого и свойственного большинству. И в этом смысле евреи толкуют закон, приведенный в книге Левит (XXV, 4, 7) [9].

В третьих, в предмете сделки; что разъясняется

XII. 1. Остается равенство в самом предмете сделки, состоящее в том, что хотя бы не было скрыто ничего из того, что следует сказать, и не было потребовано больше, чем полагается с должника, тем не менее, если, однакоже, обнаруживается неравенство в сделке, даже возникшее не по вине сторон, например, когда имеется скрытый недостаток в вещи или допускается ошибка относительно цены, то такое неравенство должно быть исправлено, и у получившего излишек следует отнять его и передать потерпевшему ущерб; ибо в договоре с обеих сторон или предполагается, или должно предполагаться, что каждый получает столько же, сколько другой.

2. Римский закон установил это правило по отношению не ко всякому неравенству; ибо ведь не взыскивается ничтожный излишек в целях предотвращения умножения судебных тяжб, но взыскивается лишь достаточно значительный, как, например, в размере свыше половины справедливой цены.

По словам Цицерона (указ, место), законы, конечно, предотвращают неравенство, поскольку это в силах человеческих; философы же борются с несправедливостью, поскольку она доступна рассудку и разумению. Те лица, которые не подчинены внутригосударственным законам, должны следовать правилу, предписываемому самим правым разумом; а те, которые, напротив, подчинены законам, должны соблюдать его всякий раз, как дело касается справедливости и доброй совести, если даже законы не предоставляют и не отнимают прав, но только лишь отказывают в своем содействии праву в силу определенных оснований.

Какое равенство имеет место в действиях чисто или отчасти благотворительных

XIII. 1. Необходимо, однакоже, указать, что следует соблюдать равенство также в благотворительных [безвозмездных] соглашениях, пожалуй, не столь всесторонне, как в договорах обменных, но в соответствии с предполагаемым предметом сделки, так чтобы избежать ущерба от благодеяния. В связи с этим представитель должен получить возмещение произведенных им расходов и убытка, который его постигнет вслед-

Глава XII   347

ствие принятого поручения (Сильвестр, на слово «война», ч. I, № 7); и ссудополучатель обязан возместить стоимость ссуженной ему вещи, если она погибнет, потому что он ответственен перед собственником не только за самую вещь, то есть в силу собственности, которая налагает ответственность на владельца, как мы доказали выше, но сообразно полученному благодеянию. Это справедливо, поскольку самая вещь не погибла бы неизбежно у самого собственника [10] (Фома Аквинский, II, II, вопр. LXII, ст, 6). Ибо в таком случае вследствие ссуды собственник ничего не лишается. Напротив, тот, кому вещь отдана на хранение, несет ответственность только за добросовестное хранение; оттого, если вещь погибнет, он не отвечает ни по причине обладания вещью, которая уже не существует, ни под предлогом обогащения, которое не имеет места, ни на основании принятия на хранение вещи, потому что, принимая вещь, он ничего не получает, но оказывает благодеяние. При залоге, как и при найме, необходимо следовать среднему пути, так что тот, кто получает вещь, не отвечает за любой случайный ущерб как ссудополучатель, но должен тем не менее приложить большее внимание, нежели принявший вещь на хранение, потому что, хотя получение залога и совершается безвозмездно, оно обычно привходит к возмездному договору.

2. Все это действительно соответствует римским законам, но исходит изначально не от них, а от естественной справедливости, потому что то же можно найти также у других народов. Так, между прочим, подобные правила можно найти у еврея Моисея Маймонида в «Руководителе сомневающихся» (кн. III, гл. 42) [11]. То же имел в виду Сенека («О благодеяниях», VII, 19), говоря, что «одним нужно доверие, другим — опека». По этой же форме следует судить также о прочих договорах.

Но закончив общее изложение в той мере, как это достаточно для наших целей, произведем беглый обзор некоторых специальных вопросов, касающихся договоров.

Каким образом следует определять стоимость вещи при продаже и по каким причинам она справедливо возрастает или снижается?

XIV. 1. Меру естественной стоимости каждой вещи составляет потребность в ней, как правильно показал Аристотель («Этика Никомаха», кн. V, 8). Это соблюдается преимущественно при обмене вещей у варварских народов. Тем не менее такая мера не бывает единственной. Ибо воля человеческая, господствуя над вещами, оказывает предпочтение многим вещам перед необходимыми. «Ценность жемчуга, — по словам Плиния, — была создана стремлением к роскоши» [12]. И Цицерон в речи «Против Верреса» (IX, 35) говорит о статуях: «Мера стоимости этих вещей та же, что и мера вожделения к ним».

И, наоборот, случается, что веши, наиболее необходимые, имеют меньшую стоимость по причине их изобилия. Это Сенека доказывает многими примерами в книге «О благодеяниях» (кн. VI, гл. 15); там же он добавляет следующее: «Каждая вещь имеет временную ценность; сколько ни восхвалять что-нибудь, стоимость этого не превысит покупной цены». Юрист Павел пишет: «Цены вещей не определяются ни чувствами и ни пользой отдельных людей, но оценкой общества» [13], то есть, как он объясняет в другом месте, тем, «насколько вещи имеют ценность для всех»(L. Pretia. D. ad L. Falc. L. Si servum. D. ad legem Aquil.).

Отсюда получается так, что вещь имеет стоимость в зависимости от того, сколько за нее обычно принято предлагать или давать в обмен в общежитии [communiter]; но не так, чтобы

348             Книга вторая

не имелось простора для колебаний, в пределах которых возможно давать или требовать больше или меньше, если только закон не установил твердую цену «на неподвижной точке», по словам Аристотеля.

2. Для определения же общей цены основанием служат обычно затраты труда и средств, производимые торговцами [14]. Цена, как правило, сразу же меняется в зависимости от изобилия или недостатка покупателей, денег и товаров. Впрочем, существуют и некоторые привходящие условия, влияющие на стоимость вещи; вследствие чего вещи возможно покупать и продавать выше или ниже обычной цены, например, ввиду возможного последующего ущерба, ускользающей выгоды, особого значения вещи, а также если вещь непродажная и неио-купная продается ради удовольствия другого. Эти самые привходящие обстоятельства должны быть сообщены тому, с кем ведутся переговоры; убыток же или ускользнувшая выгода, возникшие вследствие отсрочки или ускорения уплаты, могут быть учтены.

При каких условиях продажа совершена в соответствии с природой и когда совершается переход собственности

XV. 1. Следует также заметить, что собственность при купле и продаже может переходить без передачи вещи в момент заключения самого договора, и таков простейший способ. Так, для Сенеки [15] продажа «есть отчуждение вещи и передача другому своей вещи и своего права»; ибо так бывает и при обмене. Если же в договоре предусмотрено, чтобы имущество переходило не тотчас же, то продавец обязуется передать собственность, в промежутке пользуется вещью и несет ответственность за ее гибель.

В связи с этим правило, что купля-продажа состоит в предоставлении вещи, так что может последовать истребование, и что риск несет покупатель и плоды должны принадлежать ему до перехода собственности, является постановлением внутригосударственного права, соблюдаемого отнюдь не всюду. Напротив, большинство законодателей предпочло, чтобы до передачи вещи выгоды от вещи и риск нес продавец, как заметил Феофраст в одном месте, приведенном у Стобея [16], где можно найти также много других постановлений об обрядах при продаже, о задатке и о расторжении договоров, значительно отличных от римского права. Так, у родосцев совершались обычная продажа и некоторые другие договоры путем внесения в акты, как указал Дион Прусийский в «Родосской речи».

2. Следует также иметь в виду и то, что если вещь продана дважды, то из двух продаж должна иметь силу та, которая включает непосредственный переход собственности путем передачи или иначе. Таким путем ведь нравственная способность переходит от продавца в самую вещь, что не имеет места при простом обещании.

Какие монополии противны естественному праву или же закону благотворительности

XVI. Не все монополии противоречат естественному праву [17], ибо иногда они могут быть разрешены верховной властью по справедливой причине и для торговли по установленной цене (Аристотель, «Политика», кн. I, гл. 7), блестящим примером чего нам служит история Иосифа, когда он был правителем вместо египетского царя. Также под римским владычеством александрийцы вели всю торговлю с Индией и Эфиопией, что Страбон называет [18] «монополией».

Монополия может быть учреждена и частными лицами, но только при условии извлечения справедливой прибыли. А те,

Глава XII   349

кто, подобно торговцам оливковым маслом на Велабро [19], действует путем оговора, чтобы продавать товар по одной цене свыше той, которая в момент продажи является наивысшей, а также силой или обманом препятствует увеличению запасов посредством подвоза или же скупает товар с тем, чтобы продавать его по цене несправедливой ко времени продажи, совершают правонарушение и обязаны его искупить. Если же они иным способом препятствуют подвозу товаров или скупают их для перепродажи по более высокой цене, однакоже по цене не несправедливой в зависимости от условий времени, то все же они поступают вопреки правилу человеколюбия, что многим доказал Амвросий в книге третьей «Об обязанностях» (гл. VI). Но такие лица, собственно говоря, права других не нарушают.

Каким образом деньги служат средством обращения

XVII. О деньгах надлежит знать, что их естественное назначение не зависит ни от одного только материала, ни от особого наименования или формы, но преимущественно оно зависит от их общего характера [20], позволяющего сравнивать их с товарами, всеми в целом или с наиболее необходимыми. Оценка товаров, если не предусмотрено иначе в договорном порядке, должна производиться во время и в месте уплаты. Михаил Эфеоский в комментарии на пятую книгу «Этики Ни-номаха» Аристотеля пишет. «То, что происходит в нужде, наблюдается и в деньгах. Ибо подобно тому как нужда не остается всегда одной и той же и не всегда мы имеем равную нужду в чужих вещах, так и деньги не всегда имеют одну и ту же стоимость, но меняют ее и, хотя ранее стоили больше, впоследствии стоят или меньше, или не стоят ничего; но деньги дольше сохраняют свою цену [21]. Мы имеем обыкновение пользоваться ими как мерилом для сравнения других вещей».

Смысл этого места таков: чем-нибудь пользуются в качестве мерила других вещей, а потому оно должно обладать такими свойствами, чтобы испытывать наименьшие колебания, а таковы различного рода ценные предметы, как-то: золото серебро, медь, которые сами по себе почти повсюду и всегда сохраняют ту же самую стоимость. Но подобно тому как прочие вещи, в которых люди нуждаются, имеются в изобилии или составляют редкость, так точно те же самые деньги, сделанные из одного и того же материала и того же веса, стоят то больше, то меньше, имеют то большую, то меньшую стоимость.

О том, что наемная плата отнюдь не должна снижаться по причине бездоходности или чего-либо подобного; какое решение правильно, если первый съем щик лишен возможности воспользоваться вещью, поскольку вещь будет сдана в наем другому.

XVIII. Наем, как верно сказано у Гая, ближе всего к купле-продаже и подчиняется тем же самым правилам (L. II. D. Locati). Ибо ведь цена соответствует наемной плате, а собственность — возможности пользоваться вещью. Оттого подобно тому как риск в случае гибели вещи несет собственник, так естественно неурожай и иные случайные свойства, препятствующие пользованию, влекут за собой убыток съемщика. Тем не менее сдающий в наем имеет право на обещанную плату, потому что сам он передал возможность пользования, которая в то время имела определенную стоимость, хотя как законами, так и соглашениями это может быть изменено. Если, однакоже, собственник имущества в случае, когда первый съемщик не в состоянии воспользоваться вещью, сдает ее другому, то все, что бы собственник ни получил вследствие этого, он уплачивает первому съемщику, дабы не обогащаться за чужой счет.

350             Книга вторая

 

Каким образом справедливая цена возрастает или снимается?

XIX. Мы сказали выше о возможности продажи по высокой и покупки по низкой цене, если продажа или покупка производятся в виде одолжения другой стороне и когда вещь при других обстоятельствах не была бы продана или куплена. Это же правило следует иметь в виду при найме имущества и услуг. Если одна и та же услуга может быть полезна многим, как, например, для организации путешествия, и если обязавшийся свяжет себя по отношению к нескольким нанимателям, то он имеет право с каждого потребовать такую плату, которую он получал бы с одного, поскольку этому не воспрепятствует закон. Дело в том, что предоставление услуг второму лицу есть внешнее обстоятельство для договора с первым лицом и не грозит никаким ущербом ему.

В силу какого права воспрещены проценты?

XX. 1. Относительно займа обычно возникает вопрос о том, в силу какого права воспрещены проценты. Хотя преобладает мнение, что проценты воспрещены по естественному праву, тем не менее Абулензис держится противоположного мнения («На евангелие от Матфея», XXV, вопр. 171 и 172). Ибо ведь не является доводом, благоприятствующим мнению другой стороны, такое соображение, что тут имеет место взыскание обусловленного. Ведь то, что может быть сказано о безвозмездности залога [22], в такой же мере может относиться и к ссуде. Хотя и не воспрещено требовать плату за пользование вещью, однако таким путем договор превращается в иную сделку. Не препятствует и тот довод, что по своей природе деньги бесплодны. Ибо и дома, и прочие вещи, по природе бесплодные [23], человеческим трудом превращаются в плодоносные. Убедительнее другой довод, согласно которому тут вещь передается взамен другой; пользование же вещью не может быть отделено от самой вещи, так как состоит в использовании ее, и оттого за это не следует ничего требовать.

2. Но нужно заметить, что хотя пользование вещью и извлечение доходов из вещей, потребляемых при пользовании ими или переходящих в собственность другого лица, которому они уступлены, как известно, введено сенатским решением [сенатусконсультом] (L. II, D. de ueufructu ear. rer. quae usu consum.), тем не менее — не с тем, чтобы создать узуфрукт в собственном смысле; но поскольку речь идет о слове «узуфрукт», оно, конечно, по своему значению не совпадает с таким законом. Однако отсюда не следует еще, чтобы соответствующее право было ничтожно или не подлежало бы оценке, так как, напротив, несомненно, что если кто-нибудь уступит такое право собственнику, то может требовать денежного вознаграждения в силу этого права. Так же точно и право вернуть ссуду деньгами или вином не иначе как по истечении определенного срока представляет собой некоторую ценность, ибо платит меньше тот, кто платит позднее (L. I. § Si ususfructus, D. ad le-gem Falc.). И оттого при «взаимном пользовании» [24] денежная ссуда возмещается плодами с имения.

Соображения же, высказанные Катоном, Цицероном, Плу-гархом и другими [25] против процентов, касаются не столько их внутренней сущности, сколько того, что по большей части привходит и следует за ней.

3. Однако, какого бы мнения ни угодно было держаться об этом предмете, для нас достаточно закона, данного богом евреям, запрещающего евреям давать деньги евреям же в рост. Содержание этого закона, хотя и не является обязательным.

Глава XII   351

тем не менее отличается нравственным достоинством [26], вследствие чего к прочим нравственным предписаниям причисляется и псалом, который у евреев числится пятнадцатым, а у латинян — четырнадцатым [27], а также восьмая глава книги пророка Иезекииля.

Соответствующие заповеди обязательны и для христиан в качестве так называемых величайших образцов добродетелей, которые хотя и предписывают обязанности каждому еврею или иному обрезанному (ибо обрезанные считаются наравне с евреями), но ныне должны соблюдаться каждым человеком, так как евангелием уничтожены все различия между людьми [28] и понятие ближнего получило распространителвное толкование. Это, наконец, подтверждает замечательная притча Христа о самарянине (евангелие от Луки, X, 29). В свою очередь Лак-танций, толкуя об обязанностях христианина («Божественные наставления», гл. 2), говорит: «Он не даст деньги в рост, ибо это есть извлечение выгоды из чужого бедствия». Амвросий («Об обязанностях», кн. III, гл. 2) пишет: «Помогать нуждающимся есть дело человеколюбия, бессердечие же состоит в исторжении большего, нежели дано» [29]. Сам Цезарь Август упоминает о некоторых, кто, получив взаймы деньги под небольшие проценты, отдавал их под большие проценты (Светоний, гл. XXXIX).

Какие доходы не подходят под название процентов?

XXI. Необходимо, однакоже, иметь в виду, что бывает некоторое подобие процентов [30], признаваемое в народе за проценты, хотя это и относится к договорам иного рода, как, например, соглашение о возмещении убытка, который терпит дающий деньги взаймы, будучи долго лишен денег или вследствие ускользнувшей выгоды по причине дачи взаймы, конечно, за вычетом некоторой суммы за неуверенность в ее получении и понесенные лишения. Также если тот, кто дает многим взаймы и для этого держит деньги наготове, требует плату в возмещение расходов или за риск потери капитала, поскольку не дано достаточное обеспечение, то это на самом деле не есть требование процентов. Демосфен в речи «Против Пантенета» отрицает злостный характер ростовщичества в прибыли от торговли или иного честного занятия в виде умеренного дохода [31] как для собственной выгоды, так и для вознаграждения другого.

Какова сила действия внутригосударственных законов относительно этого предмета?

XXII. Имеются человеческие законы, разрешающие формально обещать что-нибудь за пользование деньгами или вещью другого. Так, у голландцев издавна было разрешено требовать другим восемь процентов [32], торговцам же — двенадцать за годовое пользование. Так как эти деньги на самом деле служат возмещением отсутствующей суммы или могущей отсутствовать, то потому соответствующие правила не противоречат ни естественному, ни божескому праву; при превышении же указанного размера допускается безнаказанность [33], но не порождается право взыскания.

Как производить оценку в договорах о предотвращении опасности, или страховании?

XXIII. Договор в целях предотвращения опасности, так называемый договор страхования, будет совершенно ничтожен, если одной из договаривающихся сторон известно, что вещь, о которой ведутся переговоры, прибыла в неприкосновенности к месту назначения или же погибла. Такое правило устанавливается не только в силу равенства положения сторон, требуемого природой меновых отношений, но и потому, что самый

352             Книга вторая

предмет [materia] этого рода договоров составляет вероятная опасность потерпеть убыток. Цена же страхования против опасности должна взиматься согласно общей оценке.

Как — в до говоре товарищества, где изъясняются многие виды его

XXIV. 1. В торговом товариществе [34], при котором соединяются денежные взносы, когда такие взносы равны, должно быть также равенство участия в издержках и в прибылях. Если же взносы неравны, то и участие в прибылях должно быть соразмерно со взносами. Об этом Аристотель в конце восьмой книги «Этики Никомаха» говорит следующим образом: «В торговом товариществе получают больше те, кто делает большие взносы».

То же самое имеет место в случаях, когда вносятся равные или неравные трудовые паи. Но может также с одной стороны вноситься труд, а с другой — деньги или с одной стороны — труд, а о другой — деньги и труд, как обычно говорится:

Равный равному взнос есть замена денег работой.

2. Подобная складчина производится не только одним способом, ибо или труд приравнивается использованию денежного взноса — в таком случае затрата денег падает на их вкладчика, а если же денежный пай остается в неприкосновенности, то сохраняется для их вкладчика; или же трудовой взнос приравнивается самой собственности на деньги — в таком случае тот, кто вкладывает свой труд, становится пайщиком в капитале товарищества (Наварра, XVII, № 250; Коваррувиас, Variae, III, гл. 2; Лессий, кн. II, 2, 25, спорн. вопр. 3). В первом случае труд соответствует не денежному взносу, а риску утраты взноса и вероятной ожидаемой прибыли. Во втором же случае стоимость труда составляет как бы дополнение к денежному взносу, и тот, кто вносит трудовой пай, имеет долю участия в размере стоимости труда. Сказанное нами о трудовом пае должно распространяться также на работу и риск в мореплавании и тому подобное.

3. Но чтобы кто-либо из членов товарищества участвовал в прибыли без несения издержек, это противно природе товарищества. Тем не менее возможно договориться об этом, не нарушая справедливости. Здесь следует заключить смешанный договор товарищества и страхования, в котором равенство должно соблюдаться» таким образом, что большую прибыль по сравнению с другими получит тот, кто принимает на себя издержки. Невозможно же допустить, чтобы кто-нибудь нес издержки без прибыли, ибо товариществу настолько свойственно участие его членов в выгодах, что без этого товарищество «ак таковое не может состояться (Ангел, на слово «товарищество», I, § 7; Сильвестр, на слово «товарищество», I, вопр. 2; Наварра, XVII, № 224; Коваррувиас и Лессий, там же).

Что же касается суждения одного юриста (L. Si non. D. pro Socio) о том, что когда размер паев заранее не предусмотрен, тогда их следует считать равными, то это можно признать правильным лишь постольку, поскольку самые взносы равны. В полном товариществе, объединяющем все имущества участников, следует сообразоваться не с тем, какую прибыль приносит тот или иной пай, а с тем, чего может ожидать каждый пайщик с достаточной вероятностью.

О корабельном товариществе

XXV. В корабельном товариществе для борьбы против морских разбойников общую цель составляет самая оборона, а иногда и добыча (Тит Ливии, кн. XXXIX; Аристотель, «По-

Глава XII 353

литика», кн. III, гл. 6). Обычно здесь производится оценка как самих кораблей, так и корабельного груза и на основании полученной суммы следует, чтобы могущий произойти убыток, куда относятся также расходы на содержание раненых, несли собственники корабля и грузов соразмерно доле их участия в указанной сумме [35].

Все изложенное выше сообразно также с самим правом природы.

О то ч, что по праву народов неравенство допустимо относительно внешних действий, в каком смысле это считается сообразным с естественным правом

XXVI. 1. Нельзя сказать, чтобы право народов, устанавливаемое волей человека, что-либо изменяло в изложенном порядке, за исключением только того, что если не вмешается ни обман, ни умолчание о том, о чем следовало предупредить, то неравенство условий во внешних действиях признается за равенство; поэтому подобно тому как согласно внутригосударственному праву, до постановления императора Диоклетиана, не существовало никакого судебного иска против подобного неравенства, так и между теми, кто объединяется в товарищество исключительно согласно праву народов, невозможно здесь ни взыскание, ни понуждение [exactio aut coactlo]. Об этом именно говорится у Помлония (L. In causae cognitlone. D. de minorlb. L. Item si pretio. D. locati), когда отмечается, что в переговорах о цене при купле-продаже по праву природы дозволено взаимно обманывать друг друга, но дозволенное тут еще не составляет морального права, а означает лишь то, что против обмана нет никакого правового средства борьбы, если обманувший предпочтет в свою защиту сослаться на договор.

2. Естественным же в этом месте, как иногда и в других, обозначается то, что составляет принятый повсеместно обычай [36]. По словам апостола Павла (посл. I к коринфянам, XI, 14), сама природа учит, что неприлично мужчине отращивать волосы, хотя это ничуть не противно природе и в обычае у многих народов. Так, автор «Книги Премудрости» (кн. XIII, 1) называет людей, имея в виду идолопоклонников, «ничтожными по природе», а тот же апостол Павел (посл. к ефесеям, II, 3) упоминает о «детях гнева по природе», высказывая это не от своего лица, но от лица римлян, среди которых он в то время проживал. Древний поэт Эвен пишет:

Что обдумано долго, то прочно будет, о других

И, полагаю, природой становится смертных.

Тот же смысл имеет древнее изречение, приведенное у Галена (кн. III): «Привычка — вторая природа». У Фукидида сказано опять-таки в том же смысле: «Человеческая природа — победительница законов». Так, греки называют «природными» как добродетели, так и пороки, пустившие глубокие корни. У Диодора Сицилийского читаем: «... когда необходимость, то есть сила духа, победит природу». Юрист Помпоний, указывая, что римское право не допускает, чтобы тот же самый гражданин, не будучи военным, скончался, одновременно оставив завещание и не оставив его (L. ius nostrum, D. de R I), при этом добавляет, что то и другое естественно между собой находятся в противоречии, хотя все это вытекало только из римских обычаев и не встречалось у других народов, и даже у самих римлян не применялось по отношению к воинскому завещанию [37].

3. Польза введения упомянутых правил очевидна в целях пресечения бесконечных споров, а также ввиду неустранимой неопределенности цен товаров между теми, кто явно не

354             Книга вторая

имеет общих судей, чего невозможно избегнуть, если было бы разрешено отступаться от договоров вследствие неравенства условий. «Такова сущность купли-продажи, — говорят императоры (L. si voluntate. С. de rescind, vend), обозначая словом «сущность» обычную практику, — что к этому договору прибегают покупатель с намерением приобрести подешевле, а продавец — продать подороже; и лишь с трудом и после продолжительного торга [38], когда продавец немного уступит с запрошенной цены, а покупатель прибавит к первоначально предложенной, оба соглашаются на определенной цене». Сенека («О благодеяниях», кн. VI, гл. 15) говорит об этой сделке следующее: «Какое значение имеет стоимость товара, когда покупатель и продавец о цене договорятся? Тот, кто покупает по хорошей цене, ничего не остается должен продавцу». Андроник Родосский рассуждает в том же смысле: «Прибыль, полученная по воле договаривающихся сторон, законна и не нуждается в снижении. Ибо закон дал разрешение на продажу самой вещи» (комм, на кн. V, 5, «Этими Никомаха»).

4. Упомянутый несколько раньше автор жизнеописания Исидора называет покупку ниже справедливой цены и продажу выше ее «правонарушением, дозволенным законом [39], но извращающим справедливость в самом существе».

Предыдущий | Оглавление | Следующий



[1] Аристотель одни охватывает именем «дара», другие — именем «продажи».

[2] Смотри Васкес, «Спорные вопросы», глава X, конец.

[3] У евреев продажа не считалась совершенной до действительной или условной передачи.

[4] Это ясно из приводимых ниже стихов Гомера; L. I. D. de contrahenda emptione. Тацит о германцах говорит: «Живущие внутри страны finteriores] пользуются более простым и древним способом мены». Сервий в комментарии на эклогу IV к выражению «обменивали товары» дает пояснение: «... потому что древние обменивали вещь на вещь». Также на следующее место «Георгин» (III): «. .. меняют шерсть», пишет: «Обменивают на большую цену. Ибо У предков всякая торговля производилась путем обмена, что подтвердил и Гай примером, заимствованным у Гомера». Плиний (кн. XXXIII, 2) говорит: «Насколько счастливее был дед, когда сами вещи обменивались между собой, как, если верить Гомеру, происходило во времена троянцев». У него же сказано о китайцах (кн. VI, 22): «Разложенные на противоположном берегу товары, выставленные на продажу, берут те, кому подходит мена». Мела о них же говорит: «Китайцы, народ исполненный честности в торговых оборотах, предпочитают, чтобы торговля производилась в их отсутствие, путем оставления товаров в уединенном месте». Опять-таки о китайцах Аммиан Марцеллин (кн. XXIII) пишет: «Когда пришельцы перешли реку для покупки ниток или чего-либо иного, стоимость определялась без посредства слов, исключительно только взглядами». Мела сообщает о сарматах: «Торговлю производят путем обмена вещей». О колхах смотри у Бусбекия в «Послании об экзотиках» (III). О лапландцах — у Олафа Магнуса в книге IV, главе 5.

[5] Об этом смотри «Тайную историю» Прокопия. Монета, некогда привезенная из Иллирика, в Италии обращалась в качестве товара (Плиний, кн. XXXIII, гл. 3).

[6] Смотри у схолиаста к следующему стиху Горация:

К спору наклонный хозяин ум

У меня затмил.

[7] Валерий Максим (кн. VIII, гл. II. 1): «Добросовестного продавца не должна ни соблазнять надежда на прибыль, ни смущать предвидение убытков». Здесь речь идет о зданиях, обреченных на снос авгурами, что продавец скрывал от покупателя.

[8] «Эдикт Теодориха», глава 141.

[9] Смотри Моисей де Котци. «Обязательные предписания», LXXXII.

[10] «Закон вестготов», книга V, раздел V, главы 1, 2, 3.

[11] Согласно с книгой Исход (гл. XXII, 6, 10, 11. 12, 13); Моисей де Котци, «Обязательные предписания» (LXXXVIII и LXXXIX).

[12] Он же (кн. XXXVII) говорит о драгоценных камнях: «Страсть отдельных лиц и в особенности царей определяла стоимость для каждого в отдельности». А также (кн. XXXII): «Какую стоимость у нас имеют индийские жемчуга, такую же у индусов имеют кораллы: та и другая определяются мнением народов», у Августина («О граде божием», кн. XI. гл. 16) сказано: «Но что удивительного, если даже при оценке самих людей, природе которых свойственно столь большое достоинство, гораздо выше ценится лошадь, нежели раб, драгоценный камень, нежели рабыня? Благодаря свободе суждения предпочтение оценивающего весьма далеко от потребности, потому что такая свобода взвешивает все само по себе по степеням вещей, потребность же ценит вещь, поскольку ожидает чего-либо от нее; первой открывается что-либо истинное светом ума, страсть же стремится к чему-либо приятному, что ласкает телесные чувства».

[13] Плиний (кн. XVIII, гл. 31): «Отцу семейства свойственно назначать цену на зерно каждый год».

[14] Этого не порицает Августин (толк, на псалом LXX): «Но сам торговец говорит. «Я принес мои товары издалека»; «Я требую платы за мой труд, которым живу»; «Работающий заслужил свою плату». Речь идет об обмане и нарушении клятвы, а не о сделке».

[15] «О благодеяниях», V, 10.

[16] В разделе «О законах».

[17] Известно свидетельство Фалеса о производстве оливкового масла. Об учреждении Пифоклом предприятия по скупке тирского свинца, давшего прибыль афинскому народу, сообщается у Аристотеля в сочинении «О хозяйстве» (кн. II). О монополии на дикую смоковницу для сообщения блеска тканям смотри у Плиния (VIII, 37). О шелковой монополии смотри у Прокопия «Тайную историю».

[18] В книге XVII; смотри также Кассиодор, II. 4 и 26.

[19] Имеются справедливый и мудрый закон С. De monopollls и замечательное место у Лисия против продавцов продовольствия, вздувающих цены ложными слухами. Сюда же — Кассиодор, IX, 5 и С. quicunque. causa XIV. quaestione IV.

[20] Не столько по существу, сколько по количеству (L. I. D. de contrah. emtione). Здесь следует иметь в виду не тела, но количества (L. SI is cui. § I. D. de solutionlbus).

[21] Всеобщая и постоянная стоимость (D. L. I. D. de contempt.).

[22] Весьма родственны ссуда и заем, также как наем и заем под проценты; в L. unia. С. Theod. предмет постановления составляет «денежная ссуда». Юстиниан употребил выражение: «дает взаймы». Деньги, полученные, по словам Горация («Сатиры». I, 2). в виде процентов, составляют наемную плату, где схолиаст замечает: «плата, рост».

[23] Деньги не должны оставаться бесплодными. L. quid ergo. § Usuras. D. de contr. tutela. L. debitor D. de Usuris.

[24] L. cum debitor. D. in quibus causis pignus. L. ea pactione. C. de Usuris.

[25] Как у Аппиана («Гражданская война»).

[26] Евреи под одним словом подразумевают процент на денежную сумму, под другим — на что-нибудь иное. Иероним в толковании на книгу пророка Иезекииля (XVII) пишет: «Думают, что процент может состоять только в деньгах; предвидя это. священное писание относит сюда всякий излишек имущества, дабы не брать более того, что дано».

[27] И псалом СII: «Добрый человек милует и взаймы дает».

[28] Арнобий (кн. IV) называет христиан «сообщниками в деле со всеми, кого сплачивает братское единение», и в другом месте добавляет: «они любят всех людей, как братьев».

[29] Киприан («О заблуждениях»), перечисляя тяжкие прегрешения, добавляет: «... умножением процентов увеличивать ростовщическую прибыль». Златоуст в слове «О постах» (V) говорит: «Если постишься, смотри — не отдавай свои деньги в рост. Ты хочешь поститься, расторгни обеспечение тяжелых договоров». Он же в толковании «На послание I к коринфянам» говорит, что если деньги, полученные в виде процентов, приносятся в качестве милостыни. они не более угодны богу, чем если бы то было приношение от вознаграждения за разврат. Августин (посл. LIV) пишет: «Что сказать о процентах, которые даже самые законы и судьи повелевают выплачивать? Разве более грешен тот. кто похищает тайно или открыто у богатого, нежели тот, кто убивает бедняка ростовщическим процентом?». Максим в слове третьем «На четыредесятницу»: «Правильно будешь посещать церковь, если не опутает твои шаги смертными сетями алчность и не свяжет узами ростовщичества». Сюда же относятся слова Василия Великого в толковании «На нагорную проповедь господа» и собрание правил соборов и извлечений из святых отцов у Грациана (causa XIV, quaest. Ill и IV).

[30] А если мы предпочтем говорить заодно с римскими юристами, то ростовщический процент есть ненавистное слово, просто процент — нет. «Процент взимается так не ради выгоды могущественных, но по причине отсрочки уплаты долга» (L. cum quidam. D. de Usuris). Куяций в разделе Nautlco foenore говорит: «Ростовщический процент есть то, что привходит сверх основной суммы долга ради выгоды; процент — то, что привходят в возмещение убытка кредитора». Так как большинство злоупотребляет также словом «проценты», то и оно стало приобретать неблаговидный смысл: я же восстановил благовидный смысл этого слова, что весьма важно.

[31] Прокопий в «Готском походе» (III) в похвалу Германа, родственника Юстиниана, говорит: «Всем нуждающимся в деньгах он давал в пользование в большом количестве, процентов же, которые заслуживали бы такого названия, никогда не требовал от них».

[32] Такое же постановление имеется в империи.

[33] Оттого Юстиниан счел своим долгом привести к определенной мере дозволенные ранее проценты (Новеллы, XXXII, XXXIII и XXXIV).

[34] Пример товарищества, согласно Плинию, можно наблюдать у дельфинов (кн. IX, гл. 8), а также у морского пера и страже морского пера [вид раковин! (IX, гл. 40); о том же упоминает Цицерон в книге «О границах добра и зла».

[35] Смотри сходные постановления в «Законе вестготов» (кн. V, разд. V, гл 5).

[36] так, Авл Геллий (кн. IX, гл. 10) о супружеских отношениях говорит: «Это — вещь, скрываемая по закону природы».

[37] Нередко и в завещаниях лиц, не состоящих на военной службе, когда предусмотрена жалоба на неправильность завещания (L. mater. L. nam etsl. L. circa. D. de inoff.Testamento, L. cum duobus C. eodem titulo).

[38] Фест говорит: «Condones, невидимому, происходит от cunctacione [промедления], потому что при покупке и продаже товаров не сразу приходят к соглашению о справедливой цене; у древних первый слог начинался с буквы V». Квинтилиан в наставлениях об ораторском искусстве пишет: «... он долго торговался».

[39] Андроник Родосский в комментарии на «Этику Никомаха» (кн V, гл 5, в конце) пишет: «Закон дал на это разрешение».










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.